uzluga.ru
добавить свой файл
Колхоз, который не умер.

В селе Чалтырь под Ростовом-на-Дону расположен колхоз, на который в принципе должны были стать похожими все наши колхозы. Если бы, конечно, не развалились. Но они развалились, а этот торжествует.

Именно сюда два с лишним века назад по указу Екатерины Великой были переселены из Крыма армяне. Они основали четыре села, и самым крупным из них стало село Чалтырь.

Армяне сегодня составляют и в селе, и в Мясниковском районе, центром которого оно является, и в местном колхозе имени С. Г. Шаумяна примерно 65 процентов населения. Но это к нашей теме имеет косвенное отношение. Иначе может сложиться ощущение, что колхоз здесь сохранился, потому что армяне живут.

Конечно, нет. Колхозы везде бы сохранились, живи там грамотные, справедливые и, главное, некорыстолюбивые люди.

Хачатур Поркшеян был избран председателем правления колхоза имени С.Г. Шаумяна 6 февраля 1999 года. Выборы происходили на альтернативной основе, и тогда в своей агитационной речи он сказал:

- Я не верю, что время коллективных хозяйств ушло в прошлое!

Многие колхозники тоже так считали. Поэтому ему поверили.

Он, правда, тут же в качестве главной формулы колхозной жизни предложил не очень современный лозунг: «Не сачковать и не воровать!». Но и на это колхозники согласились. Как он сам говорит, они поняли, что без этого развиваться нельзя.

И это, представьте, сработало! Тогда, 13 лет назад, средняя зарплата по колхозу была 250 рублей. Сейчас - 26 тысяч 300 рублей. То есть, увеличилась в 100 раз. Что там говорить, когда доярки получают по 40, а то и больше тысяч рублей. Чистая прибыль в прошлом году составила 55 млн рублей. Это при том, что колхоз не сбросил с баланса социальные объекты - 2 детских садика, спорткомплекс и летний детский лагерь.

Нварт Бабиян, заведующая детским садом «Буратино», рассказала, что колхозу содержание одного ребенка обходится в 200 - 250 рублей в день. Но колхозники при этом платят 10 рублей в день за посещение ребенка. Если бабушки-дедушки имеют или имели отношение к колхозу, а дети - нет, то они платят 50 рублей в день. Сторонние, которые к колхозу точно отношения не имеют, но живут в селе, платят 150 рублей в день за ребенка. Такой порядок разработало правление с благословения общего собрания. Всех он устраивает.

Вообще на все социальные программы, включая содержание соцобъектов, колхоз имени С. Г.Шаумяна тратит примерно 15 млн рублей в год. Но главный вопрос, конечно, в том, есть ли перспективы у предприятия, которое намеренно содержит социалку?

Классическая теория капитализма учит: если не освободиться от балласта, то есть от непроизводственных активов, экономика предприятия рухнет. Ну, или будет год от года хиреть. А тут получается, что колхозная экономика и есть самая правильная?

- Получается, что так, - отвечает на этот неоднозначный вопрос председатель колхоза Хачатур Поркшеян. - Раз мы никому ни копейки не должны, раз мы ежегодно вкладываем до 40 млн в обновление основных средств. Раз у нас фонд оплаты труда превысил 118 млн рублей. Мы можем себе это позволить.

Вообще колхоз много чего себе может позволить. Например, строить дома за свой счет для самых дефицитных специалистов – зоотехников и ветврачей. Пять домов построили, в двух – уже живут. Каждый обошелся колхозу почти в миллион рублей.

- Нехватка специалистов животноводства – это большая проблема, в том числе и психологическая, - говорит председатель колхоза Хачатур Поркшеян. – Поскольку животноводство в обыденном сознании перестало считаться перспективной отраслью, то и родители не готовили детей к тому, что они станут зоотехниками или ветврачами. И сами дети считали, что, конечно же, найдут более престижную профессию. Поэтому животноводство сегодня «просело», и специалистов приходится удерживать в хозяйстве методами, которые либеральными вряд ли можно назвать.

Специалисты, которые живут в этих домах, ежемесячно уплачивают колхозу в пределах 4 - 5 тысяч рублей. Эти деньги засчитываются в счет оплаты за дом, а через 15 лет дом перейдет в собственность без дополнительной оплаты. Желающих оказалось много. И есть из кого выбирать.

Местные сами строятся. Для них колхоз выкупил у района 38 гектаров земли, заказал проект нового микрорайона на 280 участков, подвел воду, газ, электричество. Микрорайон, который народ тут же прозвал Шаумяновкой, понемногу обживается. В основном молодыми. За их становлением следят ревностно.

Подарок от колхоза к свадьбе, говорит председатель колхоза

Хачатур Поркшеян, это две путевки в санаторий Южного федерального округа. Летом - это Черное море, зимой – район Кавказских минеральных вод.

Да, собственно, если любой колхозник (не только молодой) захотел отдохнуть в санатории, правление не откажет в путевке. Причем, всего за 20 процентов реальной цены. В отпуск на море и доярки ездят. Вообще поощрять людей колхоз начинает со школы.

- Если ребенок пошел в школу и учится на отлично, - говорит председатель колхоза, - то со второго класса он получает стипендию 500 рублей в месяц.

Есть еще масса способов получить премии от колхоза за хорошую работу, особые заслуги, за учебу, спортивные достижения. Но колхоз их сначала должен заработать.

На чем?

Исключительно на молоке, которое колхоз сдает высшим сортом на молокозавод. Свою переработку принципиально не строят, потому что, как говорит председатель Хачатур Поркшеян, каждый должен заниматься своим делом. Правда, интересы колхозников при этом – снова на первом месте.

- Мы не считаем прибыль своей основной задачей, - говорит председатель колхоза Хачатур Поркшеян. - У нас основная задача – это прибыль каждого работника, потому что это коллективное хозяйство. Мы и когда решение принимали, какое оборудование купить для животноводства, остановились на линейной дойке, чтобы сохранить рабочие места для наших колхозников. Когда закупали оборудование, в том числе танки-охладители, ориентировались на прежние, скромные удои. Но они выросли. Пришлось ставить в коровники дополнительные емкости.

Вот тут обратите внимание: какой изумительный найден баланс интересов: и люди при деле, и производственные показатели – дай Бог каждому! 7 тысяч 300 тонн дает сегодня ферма колхоза имени Шаумяна. И это не предел.

Правда, роль личности, то есть, председателя колхоза Поркшеяна, никто в истории не отменял.

По мнению заместителя губернатора Ростовской области Вячеслава Василенко, Поркшеян смог всех консолидировать вокруг себя. А если руководитель думает о людях, то форма собственности значения не имеет. Колхоз в данном случае доказал и ежедневно продолжает доказывать свою жизнеспособность.

Да, еще одна немаловажная деталь. Правление не разрешает никому из колхозников иметь больше одного пая. Так что уходит человек из колхоза (такое случается, но очень редко) – колхоз выкупает у него пай. Так шаумяновцы защитились и от рейдерства, и от несправедливости.

Года два назад, когда в колхозе имени Шаумяна открывали новое здание колхозного торгово-офисного центра, решили заложить в капсулу письмо потомкам. К письму приложили список учредителей колхоза, ведомости по зарплате, в общем, свидетельства времени. Открыть капсулу попросили в 2060 году.

Письмо начинается так: «Уважаемые шаумяновцы, мы обращаемся к вам так потому, что уверены, что и через 50 лет наш колхоз будет существовать…».

Они верят. Да и у нас, сторонних наблюдателей, нет никакого резона не верить в эту светлую перспективу.

А вы говорите: колхоз – это вчерашний день. Да он еще агрохолдинги переживет!


 Михаил Петров «Крестьянские ведомости»