uzluga.ru
добавить свой файл
КОГНИТИВНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ СМЫСЛОПОРОЖДЕНИЯ НА БАЗЕ АНГЛИЙСКИХ ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ1


Александрова Т.Н.


ABSTRACT

The paper considers cognitive modeling of the generation of new meanings on the basis of English borrowings in the Russian language. In the focus of the paper there is cognitive interpretation of the semantic structures of denominal adjectives and abstract nouns derived on the basis of English borrowings. The aim of the paper is to prove that derivation activity of English borrowings is rooted in their ability to denote significant zones in the Russian language and mental space. English borrowings create new cognitive structures that in the process of adaptation to the Russian language and culture may differ from the cognitive structures of the source language lexemes.


ВВЕДЕНИЕ

В результате межкультурной коммуникации в русское лингвокультурное пространство проникают инокультурные реалии, вследствие чего у представителей русскоязычной культуры формируется новый опыт взаимодействия с окружающим миром. Знания, полученные в результате освоения нового опыта, закрепляются в когнитивных структурах, объективируемых английскими заимствованиями и производными на их базе лексическими единицами. В настоящей статье предполагается проанализировать смыслопорождающий потенциал английских заимствований, т.е. их способность объективировать актуальные смысловые участки русского языкового пространства. В частности, планируется рассмотреть, как представлен новый опыт в когнитивных структурах, объективируемых прилагательными и отвлечёнными существительными, образованными на базе английских заимствованных имён существительных.

Основная часть работы состоит из следующих разделов: в Разделе 2 рассматриваются теоретические предпосылки проводимого исследования; в Разделе 3 рассматривается вопрос о взаимодействии когнитивных и языковых структур в актах деривации отымённых прилагательных; в Разделе 4 рассматривается вопрос о взаимодействии когнитивных и языковых структур в актах деривации отвлечённых существительных; Раздел 5 посвящён вопросу о динамике становления когнитивных структур в процессах деривации прилагательных и отвлечённых существительных на базе английских заимствований; в Разделе 6 обобщаются результаты проведённого исследования.


РАЗДЕЛ 2 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ МОДЕЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССОВ СМЫСЛОПОРОЖДЕНИЯ НА БАЗЕ АНГЛИЙСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

Словопроизводство на базе английских заимствований является одной из наиболее продуктивных форм порождения новых смыслов в современном русском языке. В языке источнике заимствуемая единица объективирует когнитивную структуру, в которой обобщён опыт практической жизни представителей иноязычной культуры. Вопрос об освоении чужого опыта, «импортированного» в русское лингвокультурное пространство в форме иноязычных слов, его адаптация и ассимиляция на почве заимствующей культуры неоднократно обсуждался в современной лингвистической литературе (Володарская (2002), Карасик (2002), Маринова (2008), Привалова (2005) и др.). Исследователи, занимающиеся проблемами языковой экологии, противопоставляют в процессах заимствования две тенденции – плодотворную тенденцию концептуально-языкового интегрирования в интернациональное пространство и тенденцию разрушения языковой этнической самобытности (Привалова (2005)). Анализ языкового материала показывает, что осуществление последней из названных тенденций едва ли возможно, поскольку заимствованные единицы адаптируются к концептуальной и оценивающей картине мира русского языка (Александрова (2008)). В этой связи Е.В. Маринова отмечает, что «в языке «срабатывает» своего рода защитный механизм – чужой материал язык относительно быстро делает своим» (Маринова (2008)).

В основе проводимого исследования лежит тезис о когнитивном структурировании области знаний, объективируемой в заимствованном имени. Этот процесс включает следующие этапы:

1) новое имя приносит в заимствующий язык новое знание – новую когнитивную структуру, причём заимствующий язык принимает только те «импортные» слова, в которых заключена информация, актуальная для современного состояния общественно-культурной жизни российского общества;

2) новая информация, объективированная в заимствуемом имени, попадает в этноспецифический контекст заимствующей культуры;

3) заимствованное слово используется в заимствующей культуре для обозначения нового опыта, который может быть аналогичным опыту исходной культуры или значительно отличаться от него;

4) в случае несовпадения опыта исходной и опыта заимствующей культуры имеет место переструктурирование области знаний, лежащей в основе когнитивной структуры, объективируемой заимствованным именем;

5) заимствованное слово начинает проявлять деривационную активность в случае, если новый опыт оказывается актуальным, детально разработанным и освоенным языковым сознанием носителей заимствующей культуры.

В качестве теоретической базы когнитивного моделирования процессов деривации и смыслопорождения на основе английских заимствований используются работы по формально-семантическому (Кадькалова (2007), и др.) и когнитивному моделированию процессов словопроизводства (Кубрякова (2006), Крючкова (2008), Осадчий (2007) и др.), положения когнитивной семантики отечественных (Кубрякова (2002), Баранов, Добровольский (1997), Алефиренко (2006) и др.) и зарубежных (Lakoff (2006), Fillmore (2006) и др.) лингвистов, положения теории межкультурной коммуникации и этнопсихолингвистики (Гудков (2003), Красных (2002) и др.).


РАЗДЕЛ 3 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КОГНИТИВНЫХ И ЯЗЫКОВЫХ СТРУКТУР В АКТАХ ДЕРИВАЦИИ ОТЫМЁННЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

Для более глубокого понимания «рычагов», запускающих механизм деривации отымённых прилагательных на базе английских заимствований, покажем, как взаимодействуют когнитивные и языковые структуры в актах деривации.

Мы исходим из того, что прилагательные указанной категории обладают неким общим значением отношения и потому всегда могут быть описаны формулой  — “имеющий отношение к тому, что названо мотивирующим существительным”, например, спонсорский  — ‘имеющий отношение к спонсору’. Можно также отметить, что для прилагательных указанной категории характерны многообразные конкретизации выражаемого в них общего значения отношения к предмету. Конкретизации эти выявляются, как правило, контекстуально, в сочетании прилагательных с разными определяемыми существительными.

Открытым остаётся вопрос о факторах, предопределяющих развитие различных конкретизаций общего значения отношения в семантике отсубстантивных прилагательных, и, следовательно, возможных пределах их семантического варьирования.

Ключ к ответу на поставленный вопрос даёт обращение к когнитивному моделированию процессов словопроизводства, в основу которого положена идея о пропозиционной основе семантики отымённых прилагательных. Действительно, основу смысловой структуры производных прилагательных составляет мотивирующее суждение с тем или иным типом пропозиции (или схемы элементарной ситуации).

Ср.:

1) Пропозиция принадлежности: олигархическая собственностьсобственность, которая принадлежит олигархам.

2) Пропозиция цели, предназначения: имиджмейкерская работа → работа, предназначенная для иммиджмейкера.

3) Пропозиция свойственности: бизнесменский вид → вид такой, как у бизнесмена.

4) Пропозиция подобия: аристократичный человек → человек, похожий на аристократа.

Стоит заметить, что пропозиция является формой хранения прототипичных культурных знаний (или ситуаций), которые могут существенно различаться в конкретных языках, а в случае деривации прилагательных на базе заимствований можно говорить о становлении прототипичных знаний, их закреплении в языковом сознании носителей языка с опорой на вновь приобретённый опыт. Например, в сочетании бизнесменская жилка актуализируется одна из прототипичных ситуаций, связываемых в сознании носителей языка с именем бизнесмен. В данном сочетании актуализированы такие качества бизнесмена, как сноровка, смекалка, умение зарабатывать и т.д.

Пропозиция как форма хранения прототипичных ситуаций является основной структурной единицей когнитивной модели деривации, которая представляет собой тот участок языкового сознания, который связан с деривационными единицами языка. Набор возможных типов пропозиций, характерных для суждений, мотивирующих производное прилагательное, варьируется в пределах отдельно взятой когнитивной модели.

Важным показателем моделируемой категории является референциальный статус имени в структуре мотивирующего суждения. Это может быть определённая (индивидуальная) референция и неопределённая (генерализованная) референция.

Индивидуальная референция характерна для пропозиционного отношения принадлежности. Ср.: диджейская футболка → футболка диджея.

Генерализованная референция характерна для пропозиционных отношений свойственности, цели и подобия.

Ср.:

1) Отношения цели: виповский билет билет, предназначенный для вип персон).

2) Отношения свойственности: имиджмейкерский запал → запал, свойственный имиджмейкерам).

3) Отношения подобия: вороватый народишко → народишка с качествами, характерными для воров.

Поскольку при генерализованной референции референтом имени является класс, то в фокусе внимания оказывается экстенсионал его значения (или, в другой терминологии, прототипический сигнификат, или стереотипный образ имени, или базовая часть концептуальной структуры имени), и на уровне текста происходит актуализация тех или иных его концептуальных признаков (атрибутов). На уровне когнитивных структур в данном случае происходит профилирование «высвечивание» признаков из области источника.

Можно выделить различные виды концептуальных признаков (атрибутов) стереотипного образа имени, актуализируемых в актах деривации.

1) Признаки, характеризующие свойства натуры. Ср.: менеджерские ухищрения (ухищрения – концептуальный признак стереотипного образа имени менеджер).

2) Признаки, характеризующие внешность. Ср.: бизнесменский вид.

3) Признаки, характеризующие интеллектуальные способности. Ср.: дизайнерское мастерство (мастерство – концептуальный признак стереотипного образа имени дизайнер).

Чем больше типичных признаков, устойчивых ассоциаций, связываемых носителями языка с тем или иным именем, тем ярче стереотипный образ этого имени и, соответственно, больше возможностей для сочетаемости и семантического варьирования прилагательного, мотивированного этим именем.


РАЗДЕЛ 4 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КОГНИТИВНЫХ И ЯЗЫКОВЫХ СТРУКТУР В АКТАХ ДЕРИВАЦИИ ОТВЛЕЧЁННЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

В предыдущем разделе было показано, что качественная семантика отымённого прилагательного формируется на базе признаков стереотипного образа мотивирующего имени. Эти признаки актуализируются на уровне текста и закрепляются в сознании носителей языка. Таким образом, процесс окачествления прилагательных это первый этап генерации новых смыслов в языке.

Второй этап смыслопорождения связан с образованием на базе этих признаков новых концептов. Этот процесс осуществляется в актах деривации отвлечённых существительных на базе отымённых прилагательных. Так, на базе прилагательных клиповый, офисный, пиарный образуются такие прилагательные, как клиповость, офисность, пиарность. По сути в этих случаях имеет место обобщение нового опыта, включение его в концептосферу русского языкового сознания. Так, например, выражение клиповость сознания обозначает новый тип мышления, который формируется в результате влияния массовой культуры на сознание людей. А в выражении офисность поведения подчёркивается новый стиль поведения, связанный с офисной культурой – новым феноменом общественной жизни носителей русского языка.

В других случаях отвлечённое существительное может обозначать новое явление общественно-политической или социально-экономической жизни. Ср.: хакерство, имиджмейкерство, байкерство, телекиллерство, тьюторство и др. Причём концептуализируются в форме отвлечённых имён лишь те явления, которые оказываются наиболее актуальными для представителей русскоязычной культуры. Значимость создания абстрактной лексики для фиксации имён для наиболее релевантных и значимых концептов в картине мира отмечает Е.С. Кубрякова, подчёркивая что «абстрактная лексика обеспечивает описание мира самой высокой степени сложности» (Кубрякова (2006)).

Таким образом, новые концепты модифицируют концептуальное поле русского языка – в них отражён опыт освоения новых явлений жизни.


РАЗДЕЛ 5 ДИНАМИКА СТАНОВЛЕНИЯ КОГНИТИВНЫХ СТРУКТУР В ПРОЦЕССАХ ДЕРИВАЦИИ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ И ОТВЛЕЧЁННЫХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ НА БАЗЕ АНГЛИЙСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

В предыдущем разделе мы показали, что смыслопорождающая активность имени обусловлена его востребованностью для обозначения новых фрагментов опыта, закрепляемых в сознании носителей языка в виде стереотипных образов с тем или иным набором атрибутов, актуализируемых в речи. В настоящем разделе рассмотрим возможные пути становления и закрепления в сознании носителей языка когнитивных структур, объективированных прилагательными, образованными на базе английских заимствований.

Анализ исследуемого материала показывает, что деривация качественных прилагательных и отвлечённых существительных на базе английских заимствований сопровождается «высвечиванием» (профилированием) тех или иных признаков (атрибутов) стереотипного образа исходного имени. Можно выделить различные случаи профилирования признаков.

1) Признаки, оказавшиеся в фокусе смыслопорождающий модели заимствующего языка, коррелируют с признаками, актуализированными в исходном языке. Например, в английском языке слово manager имеет значение ‘someone whose job is to manage part or all of a company or other organization’ (словарные данные). Общим значением производного на его базе прилагательного managerial является значение ‘relating to the job of a manager’. Анализ сочетаемости этого прилагательного позволяет выделить такие атрибуты стереотипного образа имени manager, как ‘responsibility’, ‘accountability’, ‘challenge’, ‘skill’ (словарные данные), ‘prowess (great skill of doing smth)’, ‘experience’, ‘self-control’, ‘masterstroke’, ‘resourcefulness’, ‘maneuver’ (текстовые данные) и др. Анализ функционирования в речи английского заимствования менеджерский показывает, что лишь отдельные из перечисленных признаков актуализируются на уровне текста в русском языке. Ср.: менеджерский склад ума, талант руководителя, способности, ухищрения, задатки, дарования и др. Контрастивный анализ полученных данных позволяет сделать вывод, что стереотипный образ имени manager в английском языковом сознании богаче, чем в русском. В русском языковом сознании актуализирована лишь часть концептуальных признаков этого имени, что свидетельствует о становлении стереотипного образа – языковой портрет ещё не завершён, выполняется его набросок, эскиз.

2) В исходной культуре и языковом сознании за именем не закреплён стереотипный образ, а в заимствующей культуре схема образа находится в стадии становления, т.к. на уровне текста актуализируются те или иные признаки этого образа. Например, прилагательное офисный развивает в русском языке качественную семантику в таких сочетаниях, как офисный клерк, офисные интриги, офисный раб и др. Подобным образом качественная семантика развивается в таких прилагательных, как клиповый (фильм, клиповое сознание), брендовый (спектакль, продукт), бутиковый (вкус ‘дорогого качества’), попкорновый (фильм, формат, блокбастер) ‘низкого качества’ и т.д. Во всех перечисленных случаях качественная семантика формируется за счёт актуальных, вычленяемых русским языковым сознанием признаков нового явления. В исходном языке перечисленные лексемы не развивают качественную семантику, поскольку признаки обозначаемых ими явлений не попадают в фокус внимания представителей англоязычной культуры.

3) Новые концепты, объективируемые отвлечёнными существительными, образованными на базе английских заимствований, формируются в заимствующей культуре и отсутствуют в исходной культуре (ср. клиповость, офисность и др).


ВЫВОДЫ

Представленный подход к анализу смыслопорождающих моделей на базе английских заимствований даёт возможность изучить суть глубинных процессов, происходящих в сознании носителей русского языка в условиях активного взаимодействия различных культурных типов. Мы живём в эпоху изменений в общественно-политической, социально-экономической, культурно-нравственной сферах жизни. Следствием этих изменений являются изменения в языковом сознании носителей русского языка, которые отражаются в когнитивных структурах, объективируемых английскими заимствованиями и образованными на их базе производными словами. Процессы освоения чужого опыта могут иметь различные результаты. В одних случаях имеет место «слепое подражание» чужому опыту, в других – переосмысление, переоценка этого опыта. Когнитивный анализ языкового материала помогает в постижении и осмыслении этих процессов.


БИБЛИОГРАФИЯ

Александрова, Т.Н. (2008). Адаптация англоязычных заимствованных концептов к русской оценивающей картине мира. Язык. Культура. Коммуникация: материалы Международной научной конференции, г. Волгоград, 14-15 мая 2008 г.: в 2 ч. Ч. 1, 66-71. Волгоград: Волгоградское научное издательство.

Алефиренко, Н.Ф. (2006). Когнитивная семантика: миф или реальность? Вестник Томского государственного педагогического университета, Вып. 5 (56), Серия: Гуманитарные науки (Филология), 43-48. Томск: Томский государственный педагогический университет.

Баранов, А.Н., Добровольский, О.Д. (1997). Постулаты когнитивной семантики. Известия АН. Серия Литературы и языка, Т. 56, № 1, 13-20.

Володарская, Э.Ф. (2002). Заимствование как отражение русско-английских контактов. Вопросы языкознания, № 4, 96-118.

Гудков, Д.Б. (2003). Теория и практика межкультурной коммуникации. Москва: ИТДГК «Гнозис».

Кадькалова, Э.П. К изучению законов словопроизводства: Агентивные глаголы в русском языке. Саратов, 2007.

Карасик, В.И. (2002). Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена.

Красных, В.В. (2002). Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций. Москва: ИТДГК «Гнозис».

Крючкова, О.Ю. (2006). Коммуникативная обусловленность словообразовательных процессов. Вестник Томского государственного педагогического университета, Вып. 5 (56), Серия: Гуманитарные науки (Филология), 17-21. Томск: Томский государственный педагогический университет.

Кубрякова, Е.С. (2006) Образы мира в сознании человека и словообразовательные категории как их составляющие. Известия РАН. Серия литературы и языка. Том 65, №2, 3-13.

Кубрякова, Е.С. (2002). Когнитивная лингвистика. Известия АН. Серия литературы и языка. Том 61,№1, 17-24.

Lakoff, G. (2006). Conceptual Metaphor. In D. Geeraerts (Ed.), Cognitive Linguistics; Basic readings, 185-239. Berlin: Mouton de Gruyter.

Маринова, Е.В. (2008). Иноязычные слова в русской речи конца XX— начала XXI в.: проблемы освоения и функционирования. Москва: ООО «Издательство ЭЛПИС».

Осадчий, М.А. (2007) Комплексное моделирование словообразовательной системы когнитивными методами (фрейм и пропозиция в применении к словообразовательному типу и гнезду). Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка, 224. Москва: МАКС Пресс.

Привалова, И.В. (2005). Интеркультура и вербальный знак (лингвокогнитивные основы межкультурной коммуникации). Москва: «Гнозис».

Fillmore, Ch.J. (2006). Frame Semantics. In D. Geeraerts (Ed.), Cognitive Linguistics; Basic readings, 373-401. Berlin: Mouton de Gruyter.



1 Выполнено при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских учёных МК-1958.2008.6