uzluga.ru
добавить свой файл
Юрий Ларичев
Луис Ортега – современный маг

(фрагмент...)
Интервью академика Луиса Ортега (февраль 2003)

Участники интервью:
Диоханди (Diohandi, Греция, США) – профессор медицины,
Эмилио Торребланко (Emilio Torreblanco, Италия) – философ, культуролог,
Гийом Менар (Guillaume Menard, Канада) – культуролог,
Евгений Панов (Eugenio Panov, Россия) – журналист,
Феликс Сальвадор Бетанкур (Felix Salvador Betancourt, Италия) – философ.

***

ЛУИС ОРТЕГА: Господа, я отвечу почти на все вопросы. Кое-что, конечно, не подлежит разглашению, вы знаете. И есть вещи неизвестные. Одни неизвестны сегодня, но будут известны завтра. Другие, особой природы, неизвестны сегодня и, предположительно, недоступны человечеству дефинитивно: надолго или навсегда.
Интракультуре известны беды цивилизации:
1. Современный мир слабее собственных проблем.
2. Угрозы опережают разум науки.
3. Фасад эпохи выкрашен фальшивыми красками.
4. Научная истина в мире заблуждений может звучать жестоко.

ТОРРЕБЛАНКО. Супертехнологии – это публичное название новых онтологических технологий, появившихся в научных центрах независимых международных организаций. Они нетрадиционны, не нуждаются в электрических, компьютерных или любых других системах современного технократизма. В то же время им доступны закрытые для современной науки сферы исследований, а по точности, философской обоснованности и быстродействию операций они значительно опережают все суперкомпьютеры. Но как называют новые технологии сами создатели и ученые в научных центрах?

-Я могу сказать это вам. Но обнародовать внутренние термины в настоящее время мы не можем.

МЕНАР: Можно ли полагать, что мнение мирового научного сообщества сегодня едино? Является ли так называемое «научно признанное мнение» безукоризненным?

- Вражда школ и расколотость сообщества общеизвестны. Возможно, это способствует продвижению вперед, как думают участники сцены. Новым является следующее: анализ Теиксидора показал, что границы науки в различных странах не совпадают. Даже атмосфера в академиях наук слишком различна. На фоне академий греко-латинской группы стран (Франция, Бельгия, Испания, Италия, Португалия, Греция, Люксембург) преувеличенно позитивистские страны (Великобритания, США, Германия, Россия) оказываются странами с резко суженными научными границами и доминированием технократизма и потребительства.
Это суждение подтверждает и качество энциклопедий: научные кодексы первой группы стран значительно культурнее, глубже и разностороннее. По богатству содержания ведущее место в мире принадлежит Италии, затем Франции и Испании. Масштабные исследования богатства языков также близки к этой концепции. Богатейшим современным языком остается греческий. За ним следуют китайский, французский, испанский, сирийский арабский и итальянский.
Курьезы науки вам известны: один научно доказал, что летательные аппараты невозможны, а другой построил самолет, имея «ненаучное» мнение.
Вот тут я могу возразить Мастеру: всё-таки богатейшим и величайшим языком является русский. И именно он дал возможность появлению необычных «онтологических» супертехнологий, основанных на использовании знания так называемого полевого генома.

ДИОХАНДИ: Будет ли опубликован Ваш фундаментальный труд «Информационный резонанс»? Или Вы согласитесь с осторожным мнением Ваших коллег и учеников о нежелательности публикации?

- Многие считают эти исследования слишком откровенными. Мировая традиция разумна: свободный доступ к некоторым ключевым технологическим решениям недопустим. Возможно, я издам краткую версию, но не непременно. Мы часто пренебрегаем публичностью. Серьезные занятия избегают тщеславия ради глубинных истин.

БЕТАНКУР: С Вашей точки зрения – жизнь ученого самодостаточна, или ей недостает поэзии?

- Наименее самодостаточна наука. Полнота свойственна пересечению философии, искусства и знания. Духовному пути необходимы картины. Жизнь невыразительна, если спиритуальное восхождение не украшено иллюминацией. Термин вам знаком.
Я чувствую присутствие того, кто сам невидим, но рад созданию видимого. Но вы ошиблись, если подумали о церковном Боге. Грандиозность Мегакосмоса намного сложнее.
Для бестолковой жизни человечества вполне довольно простых религий. Но они недостаточны для философа, художника и ученого. Жизнь прекрасна – и ужасна, но ее не удалось сделать иной.

ТОРРЕБЛАНКО: Какова история создания Супертехнологий? Как удалось без ресурсов страны, без ее лабораторий и ее дотаций создать удивительные технологии интракультуры, далеко превосходящие старые технологии и компьютерные системы? Английская энциклопедия называет компьютеры высшим достижением человеческого гения, хотя великие достижения искусства всегда выше технологических шедевров. Но англичане тогда еще не знали о Супертехнологиях!

- Пожалуй, об этом можно рассказать элементарно просто.
У меня есть удачный пример - история философского ордена ARDEA, которым руководит мой друг Эктор.
Франция с начала XX века была впереди других стран по изучению взаимодействия энергий и поля. В 1952 году в Париже ученый, скрывший свое имя под псевдонимом N.L., открыл четыре вида энергии, неизвестных науке. А лет 30 назад двое французов занимались необычными исследованиями поля в маленьком городке к северу от Парижа. Они полагали, что имитация природных волн в оригинальном энергетическом устройстве может открыть доступ к новым уровням информации. Затем к ним присоединился инженер-электронщик, увлеченный их идеями.
Добившись успеха в экспериментах по распознаванию дисбаланса систем, чтению мыслей на расстоянии и сделав открытие, определявшее иерархию событий, Эктор и его друзья опубликовали статью и предложили сотрудничество Миттерану, надеясь на понимание и финансовую поддержку. Они доказывали, что могущество Франции и ее лидерство достижимы с помощью новых технологий. Однако их окружало полное равнодушие. Это не самое худшее: испанского ученого Гадиали преследовали, его аппараты были конфискованы, а лаборатория сожжена.
Применив свои новации в медицине, группа добилась успеха в лечении безнадежных больных, что обеспечило ей финансовую независимость. Не дождавшись признания от французских властей, ученые навсегда покинули Францию и учредили независимый философский орден OFAR, объединивший более 20 исследователей. Франция лишилась могучего научного центра из числа мировых лидеров, лаборатории которого сегодня стоят полтора триллиона евро, а исследования превосходят все научные исследования Франции. А ведь Франция - великая страна. Напомню, что из 5 постоянных членов Совета Безопасности ООН только Франция имеет положительную репутацию в мире.
Философский орден ARDEA независим, придерживается безупречной морали, не сотрудничает с правительствами, занимается интракультурным знанием, не нуждается в компьютерах. Орден также не нуждается в признании со стороны межправительственных международных организаций или научных центров Запада, поскольку самодостаточен и признан интракультурой. Орден не злоупотребляет своими знаниями в ущерб людям или странам.
Вы, конечно, спросите о возможностях ордена. Они значительно превосходят возможности большинства стран. Например, при поиске преступников, оружия или наркотиков собаки ошибаются в среднем 12 раз из ста, а технология AR только один раз из ста, действуя непосредственно на месте или на расстоянии в тысячи километров. Последний метод, конечно, спецслужбам недоступен. Сателлиты США обнаруживают на Земле объекты размером 652 миллиметра, а сателлит AR - 50 мм.

ТОРРЕБЛАНКО: А Меллограф?

- Это не профиль Меллографа (Смеется). Он различает объекты в 1 миллиметр и более. Профиль Меллографа - определить все свойства этих объектов.

ДИОХАНДИ: Я присутствовала в Академии наук Болгарии в 1976 году во время Вашего доклада. Вы впервые сформулировали отличие символа от знака. Это очень приятные воспоминания. Вы тогда сказали: "Символ содержит превосходство Целого над суммой частей и невозможность замены Красоты ее оттенками". Как Меллограф выполняет программу целостности?
Здесь я поясню читателю, о чём речь, цитатой из статьи «Магия и политические технологии»: «Это оберегаемая тысячелетиями тайна. Гераклит когда-то точно обозначил различия букв — «говорящие (т.е. обычные), обозначающие (арканы, иероглифы) и оккультные (а это уже руны)». Руны всегда были самой трудной для понимания тайной из тайн, тот порог, когда за ошибку искатель может поплатиться…»

- Грасьяс, Сеньора. У меня тоже приятное воспоминание: после десяти лекций в этой трусливой красной зоне шеф безопасности потребовал моей высылки. Вы помните мои слова - я тронут.
Теперь мы знаем, что знаковая система соответствует Реальности только на 8 процентов. Условный формализованный организм обречен на угасание. Красная империя была знаковой системой.
Поговорим о Меллографе.
Онтологическая программа для Меллографа содержит три системы: философскую, информационную и частно-научную. Формула исследования называется Лемма (как видите, это греческое слово). Лемма должна быть философски обоснована. Здесь выбрана Онтологическая система категорий. Информация представлена меллоновой системой, единой для микро-, макро- и мегамиров. Здесь информация модальна, подобно времени и пространству. Модальная информация принципиально отлична от теории сигналов или передачи знаков. Наконец, частная наука представлена в программе на уровне экспертов мирового класса.
Меллограф предоставляет информацию в логических символах или цифровых кодах аксиоматики.
Нам нравится наука, если она дает точные результаты. К сожалению, это случается очень редко. Почти все современные науки вписаны в стереотипы знаковых систем. Вместо женщины они видят маникюр. Наука предлагает свой маникюр человечеству, а трудные проблемы, которых много, - объявляет нерешаемыми. А человечество не может отбросить эти проблемы, и оно решает их вслепую.
ТОРРЕБЛАНКО: Каждое знание может быть точной наукой, таков неоспоримый вывод философии науки. Создается впечатление, что математика сильно отстает от современных наук, таких как триалектика, холизм, синергетика, герменевтика. Может быть, я ошибаюсь?

- У математики нет метода исследования большинства систем Вселенной по причине их нелинейной природы, которая, к великому удивлению ученых, обнаружилась только в середине XX века. Считая себя самой точной наукой, математика объявила все сложные, нелинейные процессы неопределенными или субъективными. Удивительно, как долго держался миф о точности математического доказательства. Гедель превосходно показал его невозможность еще 70 лет назад, но даже это не слишком убедило методологию науки. В «Рай-Мундо» на биологических экспериментах показана средняя истинность математического доказательства: 84 процента.
Качество великих вин определяется по 99 параметрам. Математика не может определить качество вина, но это могут сделать пять экспертов, Стало быть, возможна иная математика, способная очертить очень сложные качества. Такая математика уже появилась - математика сложных систем. Гораздо раньше в Индии возникла особая математика, сходная со структурой И-Цзин. Философские ордена сегодня развивают трансцедентальную математику и математику аксиоматической информации.
Итак, научный вывод звучит просто: математика достоверна в среднем на 84 процента, а достоверность доказательств начинается с 93-х процентов. Возможны доказательства значительно более достоверные, чем математические.

ТОРРЕБЛАНКО: Информация оказалась совсем не тем, что предполагали Шеннон и Винер. Мне очень интересны Ваши взгляды на информацию и новую науку о классах и структуре информации - просфатологию. Если возможно, скажите, какие уровни информации открыты для Меллон-технологий?

- Благодарю. Гипотезу пятого фундаментального взаимодействия — информационного наука выдвинула довольно поздно. Информация рассматривается как модальность мироздания, а не служебная система измерений или способ передачи сообщения. Модальная информация принята в философской Традиции давно. Но если наука научилась измерять время и пространство, то проблема измерения информации и сама природа информации ей не ясны. Если информация модальна, то она содержится во всех структурах Вселенной, включая другие модальности, и имеет собственную единицу измерения.
Сведения о просфатологии, вероятно, появятся после завершения программы.
Меллографии доступны 95 процентов информации. Домеллоновым технологиям - 17 процентов. Преимущество здесь не арифметическое, но онтологическое: в 220 раз!

БЕТАНКУР: По моим ощущениям, наука, столетиями пытаясь доказать отсутствие Божества и Абсолюта, додумалась до формулы "человек-машина", "вселенная-механизм", отождествила несформулированный термин "мировой разум" с мировым компьютером. А затем квантовая механика, теория неопределенности и синергетическая самоорганизация окончательно лишили ясности главную проблему Бытия: мир случаен или разумен? Разум — продукт случая, невыясненной "самоорганизации" или Высшей Силы?

-В Лондоне живет маленький мальчик Роберт, сын моего друга. Он сказал родителям: сегодня учитель открыл нам секрет - Санта Клаус не существует. Теперь я знаю: если Санта Клауса нет, то и Бога не существует. Вам, как Роберту, необходимо самому сделать выбор. Зрелость сознания трудно предвосхитить, интеллектуал встречает ответ на острие победы.

БЕТАНКУР: Вы шутите. Но я продолжу. Я исследователь, мне нужен научный вывод. Религиозные версии я отклоняю. Мне нужны знания, а не рабская вера. Меня мало интересует предопределенность, судьба. Интересен главный вывод: жизнь самоорганизуется или получает импульс извне?

- Я понимаю ваше замешательство.
Гомес де Вега, создатель триалектики, указывает на телеологический характер не всей триады: построение систем самоорганизации все-таки приводит его к наивному и честному выводу – первоначальный самоорганизующий принцип ему неизвестен. Хакен понимает ограниченность и «недосказанность» синергетики. Пригожин, напротив, старается обойти молчанием причину самоорганизации, хотя ему пришлось однажды принести клятву позитивизму. Клятва клятвой, а проблема не решена.
Ценность синергетики в изучении систем несомненна, однако ее пантеистическая платформа не выходи за пределы противоречивой философской неудачи.
В «Рай-Мундо» изучены достоинства и ограничения синергетики. Однако нам незачем разрабатывать новую фазу этой науки. (Смеется.) Нам нет до нее дела. Кстати, термин «самоорганизация» не принадлежит синергетике. Впервые он встречается у Канта.

БЕТАНКУР: Как? Вам безразличен прогресс? Вы не хотите применить к актуальной теории замечательные Супертехнологии Фонда?

ТОРРЕБЛАНКО: Могу ли я попросить Вас дать более точные характеристики синергетике?

- Концепция динамики синергетических структур достоверна на 85 процентов, это почти удовлетворительный результат. Но концепция первопричин в синергетике очень слаба, ее достоверность всего лишь 11 процентов. Та же концепция в теории Сант-Яго достоверна на 59 процентов. Это не предел. Мне хотелось бы сформулировать важное отличие.
Философская доктрина Меллоновых Систем радикально отлична от философии современных наук. Наша концепция прогресса не совпадает с наивными представлениями современной культуры.
Синергетика - часть научного процесса в рамках хаотической культуры. А мы работаем за пределами науки, в пространстве интракультуры, мировой магистрали ценностей. Наука действует методом проб, ошибок, выдвижения теорий и борьбы враждебных школ. Наука резко отстает от проблем современности, что естественно для хаотической культуры. Но наука обязана быть адекватной проблемам своего времени. Это требование наука выполняет только на одну треть! В интракультуре инструментарий исследования - иной. Интракультура не нуждается в сенсациях вчерашнего дня, возбуждающих темперамент спорщиков, которым "ничто человеческое не чуждо". Наука - это базар идей, а не философский орден. У науки хронический гносеологический кашель. Интракультура обладает стойким онтологическим здоровьем.

МЕНАР: С какими образами Вы сравнили бы интракультуру?