uzluga.ru
добавить свой файл
Ю.В. Шурубор1

Пермский технический университет

ИЗУЧЕНИЕ БОЛЬШЕКОЛЧИМСКОЙ ПАЧКИ И ЯЗЬВИНСКОЙ СВИТЫ - КРАТЧАЙШИЙ ПУТЬ К ВЫЯСНЕНИЮ ПРИРОДЫ ПОЛЮДОВСКИХ ПЕРВОИСТОЧНИКОВ АЛМАЗА

В 1964 г., когда на Полюдовом Кряже было открыто первое уральское водораздельное алмазное месторождение, считалось, что в пределах месторождения развиты сильно дислоцированные терригенные и глинистые докембрийские породы (кочешорская свита), слабее смятые в складки доломиты лландоверийской колчимской свиты и песчаники, гравелиты, конгломераты такатинской свиты (эмсский ярус?). Как видно из материалов Второго Всесоюзного совещания по геологии алмазных месторождений [2], открывшим месторождение А.Д. Ишковым оно трактовалось как ископаемая россыпь в низах такатинской свиты; Ю.В. Шурубором и И.А. Темниковым - как приуроченные к наклонному контакту такатинской и колчимской свит глыбово-песчано-глинистые мезозойские и палеогеновые линейные коры выветривания, развитые преимущественно по такатинским породам и обладающие четкими геохимическими признаками их непосредственной связи с магматическими породами – первоисточниками алмаза; И.С. Степановым - как отложения поверхности снижения карстового типа - мезо-кайнозойского “уловителя” материала, многие компоненты которого, включая алмаз, привнесены на Полюдов Кряж с Русской платформы.

В ходе геологической разведки рассматриваемого месторождения дополнительно идентифицированы: “пачка песчаников и седиментационных брекчий” (местами имеющая облик своеобразного “глыбового горизонта”), которая считалась залегающей в основании колчимской свиты; верхнесилурийские отложения, представленные пестроцветной карбонатно-глинистой большеколчимской пачкой и (на значительном удалении от алмазного месторождения) содержащими лудловскую фауну карбонатными породами язьвинской свиты. В последнее время “пачка песчаников и седиментационных брекчий” на одном из участков ее развития интерпретируется как довольно крупное (площадь порядка 1,6 кв.км, мощность до 40 м) почти горизонтально залегающее пластообразное тело глинизированных “туффизитов” ультраосновного щелочно-базальтоидного состава, непосредственно подстилающее разрабатываемые на алмазы заведомо послепалеозойские рыхлые отложения (включая предположительно доолигоценовые коры выветривания и постолигоценовые делювиально-пролювиальные шлейфы) и скопления продуктов дезинтеграции (зачастую весьма неполной) пород такатинской свиты [1].

По меньшей мере, один из крупных вдающихся вниз “раздувов” тела глинизированных “туффизитов” кажется “заместившим” породы колчимской и кочешорской свит по обе стороны от разделяющей их поверхности стратиграфического несогласия и размыва, теперь нередко имеющей значительный угол наклона. По отношению к “раздуву” вышележащая часть “туффизитового пласта”, взятая вместе со сменяющими ее в латеральных направлениях и вверх по разрезу скоплениями продуктов дезинтеграции пород такатинской свиты, доолигоценовыми корами выветривания и постолигоценовыми делювиально-пролювиальными отложениями, выглядит как обширная “шляпка гриба” (“ножка” - сам “раздув”). В своих нижних частях “шляпка” находится на уровне колчимской свиты. Здесь “туффизитовый” материал как бы “обтекает” блоки и глыбы колчимских доломитов сверху и с боков, при “боковом обтекании” иногда вдали от доломитов примыкая к содержащим прожилки и импрегнации изверженного материала породам кочешорской свиты. Более характерны такого рода “примыкания” для “туффизитов”, слагающих “ножку”.

Верхние части “шляпки” в чисто геометрическом смысле занимают в геологическом профиле водораздельного алмазного месторождения как раз то место, где “должны бы” находиться верхнесилурийские породы большеколчимской пачки и язьвинской свиты. Справедливость последнего тезиса подтверждается многими наблюдениями. Насколько нам известно, еще никогда отложения большеколчимской пачки или язьвинской свиты не фиксировались на вертикали, пересекающей четко выраженную продуктивную по алмазам “шляпку”. Похоже на то, что ни одна богатая четвертичная аллювиальная алмазная россыпь Полюдова Кряжа не начинается на участке, где под четвертичный покров или под такатинскую свиту выходят отложения язьвинской свиты. Ни одна из документировавшихся автором канав, пройденных в зоне контакта такатинской и колчимской свит и вскрывавших пестроцветные глинисто-карбонатные породы большеколчимской пачки, алмазов не дала. Никто из геологов, отмечавших “инъекционные соотношения туффизитов” не только с такатинской свитой, но и с более молодыми палеозойскими и даже мезо-кайнозойскими породами, не может привести примеров “внедрения туффизитов” в язьвинскую свиту или в большеколчимскую пачку (хотя в последней немало явно вторичных жилообразных выделений глин, чаще всего имеющих галлуазитовый состав, и есть обычные для “шляпки” мелкие бурожелезняковые конкреции).

С учетом описанных особенностей залегания “тела туффизитов”, используя термин, введенный в работе [3], его можно трактовать в качестве “пачки латерального смыкания разновозрастных свит” (ПЛСРС): кочешорской, колчимской и такатинской. В составе этой ПЛСРС, по-видимому, присутствуют и перенасыщенные ксеновключениями осадочных горных пород “туффизиты”, и отложения, отвечающие низам такатинской свиты, сильно зараженным продуктами разрушения “туффизитов”, и предтакатинские, добольшеколчимские, предъязьвинские, а также мезо-кайнозойские коры выветривания, развившиеся по “туффизитам”, вмещающим их силурийским (и девонским?) породам и по такатинским песчаникам, гравелитам и конгломератам. Все эти образования на многих участках содержат значительные концентрации алмаза.

Вероятно, что формирование ПЛСРС началось в конце раннего-начале позднего силура как процесс внедрения в тогдашние приповерхностные зоны земной коры, сложенные породами колчимской и кочешорской свит, многочисленных мелких, часто субмикроскопических и микроскопических прожилков и импрегнаций содержащего алмазы изверженного материала. Будем именовать такое проявление магматизма “пульверацией”; прожилки и импрегнации назовем “пульвами”. Тогда о породах, содержащих значительное количество пульв, можно говорить, что они образуют “эпигоризонт алмазопродуктивной пульверации” (“эпи”, поскольку в данном случае “стратиграфический контроль” носит необычный характер – близость к некогда существовавшей поверхности размыва). Блоки с особенно интенсивным развитием пульв разумно рассматривать в качестве специфических геологических тел-“пульверов” (таковым является упоминавшаяся выше “ножка гриба”). Наиболее подходящим наименованием пород, слагающих пульверы, мы считаем термин “пульверит” (как замена термину “туффизит”).

Есть основания полагать, что концентрации алмаза в зонах пульверации и даже в пульверах чаще всего оказываются довольно низкими, а промышленные алмазные залежи формируются лишь в корах выветривания зон пульверации и пульверов, зачастую не без их переработки и недалекого переноса временными потоками. В нашем случае решающую роль, надо полагать, играют предтакатинские коры выветривания, особенно те, которые приурочены к местам, где ранее накапливался материал предъязьвинских и предбольшеколчимских кор выветривания. Поэтому наиболее простой путь к решению широкого круга вопросов генезиса водораздельного алмазного месторождения и уточнению представлений о природе полюдовских первоисточников алмаза проходит через детальное исследование большеколчимской пачки и язьвинской свиты, направленное, в первую очередь, на уяснение их соотношений с породами ПЛСРС. Требуют дополнительного изучения также уже отчасти выясненные соотношения пород ПЛСРС, прежде всего пульверитов, с такатинской, колчимской и кочешорской свитами.

Библиографический список

  1. Палеоструктурные особенности Вишерского Урала в связи с его алмазоносностью/ О.А. Щербаков, М.В. Щербакова, В.А. Кириллов и др. Пермь. Перм. техн. ун-т., 1997. 101 с.

  2. Совещание по геологии алмазных месторождений (тезисы докладов). Пермь. Мингео СССР, 1966. 78 с.

  3. Шурубор Ю.В. К обоснованию модели мозаичной алмазоносной толщи с проявлениями дислокационного диапиризма и грязевого вулканизма // Геология Западного Урала на пороге XXI века: Мат-лы регион. научн. конф. / Перм. ун-т. Пермь, 1999. С. 40-43.




1 Ю.В. Шурубор, 2000