uzluga.ru
добавить свой файл
В нам в руки попал интересный документ из будущего. Передали, так сказать, по случаю. Кое-что нам показалось в нем знакомым и интересным.


**************


- Решил писать дневник. Зачем? Чтобы получше запомнить буквы и слова. Вот пишу.

- Работаю вышибалой в кабаке. Работа прямо по мне. Столько лет не знал, чем заняться и вот нашел. Всеж таки начальник. Могу в рыло дать, могу не пустить. Круто. Вечером, когда кабак закрывается, мне поесть приносят. Вкусно. Директор говорит, что для меня отдельно готовят. Не работа, а булка. Пил водку.

- Сегодня случайно увидел, как официанты со столов объедки собирают в тарелку. Думал, в помойку, а они мне принесли. Так вот, оказывается, как они мне готовят. Орал. Но все-таки поел. Запил водкой для дезинфекции.

- Выгнали. Не надо было орать. Дурак я, конечно, но и они тоже хороши. Что делать то теперь? Пил водку с горьким чувством.

- Ничего не делаю. Пью водку.

- Аналогично.

- Аналогично.

- Встретился с клевыми ребятами. Называются нацболы. Привели меня в свой подвал. Слушал их старшего. Приглашали к себе. Спросил, можно ли у них пить водку? Сказали, что без нее у них нельзя. Запретили не пить. Все, я теперь нацбол. Пил водку за партию.

- Дали читать «Лимонку» и сказали выучить слова. Учу. «Фюрер», «партайгеноссе», «бункер», «хайль». Чувствуется уровень. Пил водку со значением.

- Сегодня приехал и выступал фюрер. Зовут Лимонов. Зажег не по детски. Все, он мой кумир. Наконец то я встретил человека моей мечты. Купил все его книги. Начал читать. Вечером пил водку за фюрера.

- Прочел фюрера. Все, как говорит фюрер, я фашист. Фюрер гений. Лучший писатель в миреи вселенной. Ни до ни после никто так не писали писать не будет. Бредит тюрягой. Все время о ней говорит. Надо бы посидеть в тюрьме, чтобы понять фюрера. Пил водку за тюрьму.

- Решил сесть в тюрьму. Собрал котомку, положил чаю, сахару, табаку. Пошел. Украл в дорогом супермаркете бутылку водки. Поймали. Ждал, когда посадят. Но просто трахнули в морду и выкинули на дорогу. Обидно. Водку не пил – отняли, гады.

- Фюрер сказал, что старики и старухи не есть нация, а овощи. Сказал, что они нам мешают и мы спляшем на их гробах. Верррно. Уррааа. Пил водку за то, чтобы они подохли.

- Купил гроб и вчера весь день плясал на нем. Устал, как собака. Тяжела ты, все-таки, нацбольская пилотка. К вечеру проломилась крышка и чуть ноги себе не переломал. Лечился водкой внутренне.

- Починил гроб и опять плясал. С забинтованной ногой не очень удобно, но что делать? Когда предсказание фюрера исполнится, гробов будут тысячи и на всех надо плясать. А нас не так много. Так что придется напрячься. Фюрер не зря готовит нас к трудностям. Доплясать не дали уроды-соседи – вызвали из дурки машину. Меня уволокли. Сказал, что я художник, это перформанс, готовлюсь к выставке у Гельмана. Отпустили. Универсальная отмазка. Теперь всегда так буду делать. Вечером пил водку, нагревал и лил в ботинки.

- Помогал «Единой России» с газетой. Дали денег. Взял деньги. Фюрер обиделся и пять минут со мной не разговаривал. Потом вдруг сказал, что если бы ему «Единая Россия» дала денег, то он бы тоже обязательно взял. Ибо таким способом можно эффективно уменьшать у врагов количество денег, которые «все равно украдут». Пил водку за то, чтобы «Единая Россия» отдала нам все деньги.

- Сделал свою газету. Название украл у Геббельса. «Народный наблюдатель». Он не обидится, а потом это кумир фюрера. Фюрер похвалил – назвал меня Айзеншписом. Потом поправился, что ошибся и хотел назвать Герингом, но почему то вышло вот так. Но все равно похоже на фашистскую фамилию. Смеялись. Пил водку за ласковый смех фюрера.

- Фюрер назначил меня писателем и приказал написать рассказ. Яволь. Написал. Фюреру понравилось. Приказано продолжать. Пил водку за литературу.

- Продолжаю писать. Читал в подвале. Ржут, уроды. Но фюреру нравится, а это главное. Исписал все, что можно в доме. Я теперь писатель. Пил водку, как настоящий писатель.

- Фюрер договорился с газетками. Хвалят. Я и правда писатель. Вот прикол. А еще фюрер договорился и мне дадут премию. Буду писатель с премией. Жду. От волнения не мог пить водку и всю ночь умирал от жажды.

- Дали премию. Пил…

- Пил…

- Хорошая премия. Сколько водки. Надо писать еще. Наняли в газету. Издается сто лет уже, а почему то называется «Новая». Платят ничего. Пишу как писатель. Даже печатают. Умереть не встать. Пил водку и все.

- Много, много премий. Все дают, не знаешь, от кого брать. Пишу все подряд. Печатают. Во прикол. Хвалят. Офигеть. Пью и пью и пью…

- Вчера приходили ко мне черти. Хотели записаться в нацболы. Я приказал им выучить «Это я – Эдичка» наизусть и сшить флаг. Поболтали, посмеялись. Один даже рожками меня боднул вот так… шутя… Классные они ребята. Надо принять. Наливал им водку.

- Странно. Такое чувство, что не я пью водку, а она меня. Сегодня днем во время разговора фюрер превратился в божью коровку и убежал, а пол обидно скрипел. Я ему сказал, все что думал и плюнул на него. Вот. Вечером ко мне пришел забор от дома и просил на нем написать чего-нибудь, а то ему скучно и зелено. Предложил ему водки, но он испугался, свернулся ковриком и уполз в розетку, а оттуда на улицу. Я погнался за ним. Какие-то люди в белом меня хватали. Я запел им марш кубинской народной милиции и сказал, что они колибри, раз так поступают. Грозился им фюрером, а они…


На этом рукопись обрывается.


Данная рукопись была найдена в вещах недавно скончавшегося пациента, известного под кличкой «Писатель». Настоящие имя и фамилия, к сожалению, утрачены. Рукопись охватывает события с 2000 по 2015 год и подготовлена к печати сотрудниками лечебно-трудового профилактория № 14 г. Нижний Новгород и опубликована в седьмом «Сборнике материалов творчества лиц, страдающих delirium tremens» (Нижний Новгород., 2015). Автор выхода сборника не дождался, поскольку болезнь была очень запущена. Рукопись прошла тщательную дезинфекцию и редакторскую правку, поскольку автор писал печатными буквами и с большим количеством ошибок. В частности, одна из фраз дневника в оригинале выглядит следующим образом: «Купил гроп и вчира весь ден плисал на нем. Устал, как сабак. Тижила ты, фсе-тки, нацболская пелотка. К вечеру праламилас крышка и чут нагу сибе не пириламал. Пил вотку».