uzluga.ru
добавить свой файл
МИТЬКА-ПРЕСС И

32.08 ЛТД

ПРЕДСТАВЛЯЮТ




НОВЫЕ МИТЬКИ




РАСШИРЕННОЕ ИЗДАНИЕ


КАПИТАЛЬНОГО ТРУДА

МИТЬКИ И БРАК




А. О’КАРПОВ

Москвушечка. 1999




Серёге Шаповалову посвящается
ГЛАВА ПЕРВАЯ



НОВЫЕ МИТЬКИ?



Пусть не смущает искушённого читателя ни одна из строк, написанных выше! Но если ты, браток мой, или сестрица родная, имеешь хоть маломальское представление о том, кто такие митьки, то, конечно, ты вправе потребовать разъяснений. Что это за новые митьки такие? Почему именно – «митьки и брак»? Кто он сам такой, этот Карпов и т.д.? Терпение, мои родные, терпение!..

Карпов, О’Карпов или Ш.. Карпов, как значится на обложке первой редакции трактата, это, собственно, я. И поскольку, о себе мне иногда бывает удобнее писать в третьем лице, то я буду скромно именовать себя автором. А что до того, какое отношение имею я к митькам?..

…На дворе был 1998 год. Первые веяния и ощутимые (хотя бы не на вкус, но уже на ощупь) плоды перестройки с гласностью. Автор, в то время студент второго курса, собирался писать гораздо более идиотский, и что обидно, абсолютно серьёзный капитальный труд – курсовую работу по психологии. Отчасти, от желания поразить всех преподавателей нестандартностью темы, а больше – от незнания предмета, свою работу автор посвятил неформальным молодёжным объединениям. Речь, в общем-то, не о ней, ничего оригинального написать не удалось. Но как-то раз, один из моих сокурсников по дороге домой спросил меня, собираюсь ли я упоминать в своей курсовой неких митьков. Я, разумеется, сказал, что нет, поскольку и не слыхал о таких. На что в ответ тот прочитал мне небольшую лекцию, из которой я почерпнул, что митьки, это грязные неопрятные личности, отвергающие всё иностранное и считающие, что русский человек должен ходить при бороде, в телогрейке, валенках и, обязательно, тельняшке! Кроме того, митьки большинство своих мыслей выражают странной фразой «Дык, ёлы-палы!» и больше почти ничего не говорят.

Через пару дней я встретил в магазине «Детский Мир» пьяненького детину, который бородат не был, зато носил тельник с надетыми поверх него тремя или четырьмя рубашками. Персонаж этот слушал музыку в отделе грампластинок, распространяя вокруг себя жуткие запахи человека, года два не знавшего бани. Позже, упомянув о нём своему знакомому, я получил от последнего подтверждение того, что вот это-то и был самый настоящий митёк! Я брезгливо поморщился и решил не упоминать в своей работе об этих малосимпатичных людях.

С тех пор прошли годы, и сегодня о митьках не слышал разве что ленивый. Не желая, впрочем, обидеть несведущего читателя, скажу, что не располагаю сейчас возможностью пускаться в длинные россказни о том, что прекрасно было сделано до меня. А если вы действительно о митьках знаете мало, поспрашивайте в магазинах или у знакомых книгу В. Шинкарёва. К тому же, лицам, не читавшим эту книгу, бессмысленно вообще читать дальше: они, увы, поймут немного и, не дай Бог, получат о митьках превратное представление, как это некогда случилось со мной.


Кто же тогда эти «Новые митьки»? Никакого отношения ко всяким «новым русским, украинцам или тунгусам» они не имеют. С филологической точки зрения это понятие ближе к названию деревушки, раскинувшейся в непосредственной близи от своей прародительницы, и вобравшей в себя всё от неё, не то, чтобы лучшее, но характерное. Традиции, связи, устои – всё общее, но есть и что-то своё, неповторимое. Так и митьки. Есть сами изначальные митьки – художники, есть митьки, произведённые на свет отцами-основателями. А за последние годы появились они и в других городах. Среди некоторых патриотов славного Питера бытует ошибочное мнение, будто бы митьки не могут существовать за пределами Северной Столицы. Увы им, они не правы. Митьки есть везде! Разве что в других населённых пунктах они менее заметны. Но именно о небольшой части московских митьков я и собираюсь поведать вам.

Как водится, митьки люди скромные. По крайней мере, они стараются таковыми быть. Долгое время большинство известных мне столичных митьков стеснялось признавать самих себя за себя самих (извините за словоблудие!). При этом, все, почему-то величали братками и сестрёнками друг друга. В какой-то момент, видимо наступило прозрение, и каждый из них рассудил, что если все вокруг него – митьки, то почему бы и ему не оказаться таковым! Однако я не могу писать за всех и вынужден просить прощения у тех московских митьков, о деятельности которых я ничего не знаю. Напротив, в своём труде я собираюсь упомянуть людей, о которых, быть может и вы не слыхали, но люди эти достойны упоминания. Также, я не имею права писать о тех своих знакомых, чьё митьковство бесспорно, но о которых уже сам я знаю не слишком много. Но так уж случилось, что братки, которым адресовывалось первое издание трактата «Митьки и брак», митьками были мало знаменитыми. Да и теперь я слышу о них не слишком часто. Однако посвящение остаётся посвящением, и раз уж вам интересно читать дальше, остаётся только надеяться, что вы простите мне некоторые частности.

Трактат «Митьки и брак» возник не случайно. У автора в голове давно уже бродили различные идейки по этому поводу. Толчком к изложению их на бумагу послужило действительное бракосочетание одного из его близких знакомых. Теряясь в догадках по поводу возможных подарков, автор заставил себя сесть перед детским альбомом для рисования и заполнить его капитальным трудом, рождаемым прямо по ходу его написания, сопровождая текст лаконичными иллюстрациями. Вот так и появилось на свет первое издание трактата, которое и предстанет сейчас перед вами в слегка переработанном и дополненном виде. Дык!


Автор