uzluga.ru
добавить свой файл
z_start

былое

По речному льду на такси, или Гоночные машины таксомоторного парка

n205_feitelberg_car-taxi_riga_1907.jpgАвтомобиль «Фейтельберг». Рига, 1907.

110 лет назад, в октябре 1901 года, в Риге была сделана первая попытка создать новый вид общественного транспорта: такси. Ныне дореволюционные такси вызывают удивление: они смело ездили по льду Даугавы, словно автобусы перевозили пассажиров по определенным маршрутам и даже... участвовали в автогонках.

Александр ГУРИН

Итак, 24 октября 1901 года газета «Рижский вестник» сообщила: «Рижский купец Мигасевич ходатайствовал о сообщении между городом и предместьями автомобилей». Причем купец собирался выпустить на рижские улицы такси маршрутные: предполагалось, что из центра пассажиры станут ездить на Юглу, в Торнякалнс, на Саркандаугаву, а автобаза разместится в Засулауксе. Планов у Мигасевича было громадье: в перспективе он предполагал организовать автомобильные маршруты Рига — Двинск и даже Рига — Санкт-Петербург. Мол, есть желающие съездить в Питер на такси? Эх, прокачу!

Рижская дума, впрочем, лицензию купцу Мигасевичу не выдала. По совершенно абсурдной с нынешней точки зрения, но весьма веской причине: в Риге в то время не существовали правила уличного движения!

А ведь с автомобилями рижане уже были знакомы. Еще в 1896 году в городе появилась первая импортная машина, в 1899 году на рижской фабрике «Россия» был собран первый автомобиль местного производства. Но «самодвижущихся экипажей» было очень мало. И рижская горуправа не спешила разрабатывать правила дорожного движения.

Появились такие правила только в 1903 году. Вскоре был подан новый проект создания маршрутных такси. И вновь дума его отвергла: проектом копировались трамвайные маршруты, что, по мнению экспертов, могло осложнить движение по городу трамваев. Собственно, сама идея вывести на рижские улицы такси была в то время чистой воды авантюрой, ведь общественного транспорта в Риге в то время было видимо-невидимо. Уже ходили электрические трамваи, для любителей старины предлагались 11-местные омнибусы с красными занавесками на окнах и салонами, освещенными фонарем, запряженные быстрыми лошадьми. Через Даугаву летом перевозили лодочники, а зимой — специальные рикши. Из центра в Милгравис и Пардаугаву ходили пароходы. Любитель пошиковать мог арендовать настоящую карету. Главное же, еще в конце XIX столетия в Риге работали 1500 легковых извозчиков (в среднем по одному на несколько десятков семей). И не стоит думать, что автомобили ездили быстрее.

По правилам Рижской думы извозчик-лихач должен был возить пассажиров со скоростью как минимум 12 верст в час (чуть менее 13 километров), причем по просьбе клиента он мог гнать лошадей даже быстрее. А автомобиль по правилам Рижской думы во избежание ДТП не имел права превышать скорость 15 верст в час. Так что разница в скорости была очень невелика, а вот различие в цене поездки оказывалось существенным. И это никого не удивляло, ведь импортные машины стоили очень дорого, почти 10 тысяч рублей. (Сопоставим: бутылка хорошего пива стоила 5 копеек, одноквартирный дом без удобств на окраине Риги — 600—700 рублей, за 50 копеек можно было пообедать в ресторане.)

Машина рассматривалась скорее как роскошь, чем как средство передвижения.

В общем, быть Риге без такси, если бы Евгений Фейтельберг не собрал первый в Риге таксопарк своими собственными руками. Человек он был удивительный: владелец первых такси, первый в Латвии авиапассажир. Последнее произошло так. Автору этих строк уже приходилось писать в «Часе» о гастролях в Лифляндии в 1911 году знаменитого российского летчика Сергея Уточкина. Напомним, авиатор проводил показательные полеты, за плату поднимал пассажиров в небо. Так вот организатором этого авиашоу был Фейтельберг. Он же стал первым пассажиром Уточкина, а также участником коллективного путешествия на аэроплане и автомобиле из столицы одной российской губернии в другую. Проведя гастроли в главном городе Курляндии Митаве, Уточкин полетел на своем аэроплане в Ригу. За ним на большой скорости, ничуть не отставая, гнал на машине «импрессарио» Фейтельберг: вдруг пилоту что-нибудь понадобится. Евгений как в воду глядел: в вышине было холодно, у Уточкина мерзли руки, он приземлился на дороге и спросил, нет ли у Фейтельберга перчаток. И они в июньский вечер нашлись у запасливого организатора полетов.

Развивать технический прогресс в Риге Фейтельберг начал еще в 1904 году, открыв торговый дом, продававший импортные автомобили. Они были слишком дороги, чтобы Фейтельберг мог позволить себе купить десяток и создать таксомоторную фирму. Евгений нашел нестандартное решение: в 1907 году своими руками собрал несколько машин из импортных деталей. С этого и началась история рижских такси.

Стоянка такси находилась неподалеку от оперного театра. Можно сказать, что клиенты таксомоторной фирмы Фейтельберга ездили на гоночных автомобилях: машины были столь хороши, что одну из них владелец, не боясь позора, выставил на автогонки.

Не исключено, что горожане в то время считали шиком использовать новейшие достижения научно-технического прогресса.

Как бы там ни было, такси, несмотря на высокий тариф, пользовались спросом, и очень скоро у Фейтельберга появились конкуренты.

Г. Талберг организовал в 1908 году весьма необычное зимнее маршрутное такси: рейс начинался в Старой Риге, автомобиль ехал по льду через Даугаву в направлении Агенскалнса, где в то время размещались крупный судостроительный завод и санная трасса для любителей спорта. И никто не боялся, что лед на Даугаве может не выдержать — о глобальном потеплении в Риге в то время еще не слышали.

В 1909 году существовал уже целый ряд маршрутов. К примеру, от Домской площади машины ехали к Рижскому порту, от Александровского моста (Воздушный мост у ВЭФа) — в Межапарк.

Что примечательно, желающий работать таксистом должен был сдать в полиции целых два экзамена: один — по вождению, а другой — на знание рижских улиц. Так что водитель не мог оправдаться, мол, долго возил по Риге иностранца исключительно из-за того, что выбрал неоптимальный маршрут. Кстати, контроль был таким, какой сейчас никому и не снился! Если пассажир сомневался, правильную ли сумму за проезд назвал таксист, он мог потребовать чек, и финансовая инспекция потом проверяла «не химичит» ли водитель: Рига дорожила своей репутацией и не желала, чтобы клиент оставался недовольным.