uzluga.ru
добавить свой файл

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ, ПРЕДМЕТ И ИСТОРИЯ




1.1. Базовые понятия


Во второй половине XX в. развитие земной цивилизации достигло такого уровня, когда для решения глобальных и региональных эколо­гических проблем, для устойчивого развития и сохранения био- и ландшафтного разнообразия на нашей планете понадобилась разра­ботка принципиально новых подходов и формирование государствен­ного и международного статуса экологического проектирования. Это связано с категори­ей ограничения, на что человечество вынуждено идти сознательно, правда с разными темпами, убежденностью и пониманием у разных этносов, поскольку главное — это нравственная сущность ограниче­ния, за которой следуют экономическая и культурная.

  • Проектирование (от лат. projectus, буквально — брошенный впе­ред) — процесс создания проекта: прототипа, прообраза, модели предполагаемого или возможного объекта, материала, схемы охраны природы и т.д. Многообразие видов хозяйственной и иной деятельно­сти человека рождает многообразие видов проектирования. Традици­онные виды проектирования — архитектурно-строительное, маши­ностроительное, гидротехническое. Сравнительно новый вид — при­родоохранное проектирование.

Термин проект имеет значение не только как создание модели предполагаемого объекта. Другое его значение — предварительный текст какого-либо документа, плана, замысла. Общеприняты понятия как проект решения ученого совета, учебного плана или проект плана дипломной работы и т.д.

  • Экологическое проектирование — процесс обоснования и объектов, либо специально предназначенных для измене­ния неблагоприятных свойств среды обитания человека (природных и антропогенных ландшафтов), либо объектов, имеющих прямое приро­доохранное значение. Примерами первых выступают проекты полиго­нов захоронения твердых бытовых и промышленных отходов, устройств депонирования осадков сточных вод и т.д. Примерами вторых — проек­ты создания заповедников, национальных парков, заказников.

  • Геоэкологическое проектирование — особый вид (но широко распространенный) экологического. Проектирование различных гео­технических систем — объектов физико-географической размерности в рамках ландшафтной сферы Земли составляет сущность геоэкологического проектирования.

Итак, экологическое обоснование проекта — этап проектирова­ния, в ходе которого на основе экспериментальных и прогнозных построений доказывается, что неблагоприятные экологические по­следствия при реализации проектов не превысят существующих эко­логических норм или что проект соответствует экологическим требо­ваниям, узаконенным в нормативных государственных документах.

  • Геоэкологические принципы проектирования — это указания и рекомендации, ориентирующие проектные организации на действия, призванные обеспечить наиболее рациональное использование при­родных ресурсов, оптимальное средообразование и сохранение среды обитания человека. Поэтому суперпринцип экологического проектиро­вания — соблюдение соответствия геоэкологических принципов и норм проектирования современным требованиям (нор­мам) состояния природной среды, которые выступают главными кри­териями оценки проекта.

  • Природный географический ландшафт — относительно одно­родная территория, региональная геосистема, сформировавшаяся на единой морфоструктуре в условиях одного местного климата и режи­ма увлажнения, характеризующаяся однотипными сочетаниями почв и биоценозов, следовательно, это геосистема периодически повторя­ющихся сочетаний генетически и функционально взаимосвязанных более мелких природно-территориальных комплексов.

  • Природно-антропогенный ландшафт — ландшафт, измененный человеком, частично управляемый.

  • Антропогенный ландшафт — полностью измененный человеком ландшафт.

  • Норма (от лат. поrта — руководящее начало, правило, образец) — узаконенное установление, признанный обязательный порядок, установленная мера, средняя величина. Нормирование в области ох­раны окружающей среды заключается в установлении нормативов ее качества, нормативов допустимого воздействия на ОС при осуществ­лении хозяйственной и иной деятельности, государственных стандар­тов в области охраны окружающей среды. В целях предотвращения негативного воздействия на окружающую природную среду хозяйствен­ной деятельности устанавливаются следующие нормативы: предельно допустимые выбросы (ПДВ) и сбросы вещества (ПДС), предельно допустимые нормы концентрации веществ (ПДК), нормативы обра­зования отходов производства и потребления и лимиты на их разме­щение; нормативы допустимых физических воздействий (количество тепла, уровни шумов, вибрации, ионизирующего излучения и т.д.).

  • Устойчивость ландшафта, геосистем — способность поддержи­вать значение структурных и функциональных характеристик в преде­лах, не превышающих критических величин, в пределах нормы со­стояния при внешних воздействиях.

  • Восстанавливаемость геосистем — способность геосистем воз­вращаться в исходное состояние после внешнего воздействия. Время восстановления рассматривается некоторыми географами как мера ус­тойчивости, что противоречит здравому смыслу.

  • Геотехническая система — образование физико-географичес­кой размерности, у которой природные (как специально созданные человеком, так и естественные, но непреднамеренно измененные в процессе действия техники) и технические части настолько тесно вза­имосвязаны, что функционируют в составе единого целого. Техноло­гия производства предопределяет их целостность, которая достигает­ся вещественно-энергетическими и информационными потоками (свя­зями). Наиболее яркими примерами выступают оросительные и осушительные системы, гидроэлектростанции (ГЭС) на реках. Дли­тельность и устойчивость функционирования ГТС зависят от возмож­ностей управления и контроля.

  • Природно-хозяйственные системы — территориальная взаимо­связанная совокупность природных ресурсов, производительных сил, производственных отношений и соответствующих организационно-экономических форм и учреждений. В основе ПХС лежат разнообраз­ные виды деятельности населения — промышленная, сельско-, лесо-, водохозяйственная, рекреационная, селитебная и т.д.

  • Экологический риск — вероятность возникновения неблагопри­ятных для человека и природной среды последствий после осуществ­ления хозяйственной деятельности.

  • Экологические геоинформационные системы (ЭГИС) — автома­тизированные аппаратно-профаммные системы, осуществляющие сбор, хранение, обработку, преобразование, отображение и распростране­ние территориально координированных данных. Основная функция ЭГИС — информационно-картофафическое обеспечение управленчес­ких решений. Основу ЭГИС составляют базы цифровых экологических данных и автоматические картографические системы с подсистемами ввода, логико-математической обработки и вывода данных.



1.2. Из истории становления и развития экологического проектирования



Первые гидротехнические сооружения были созданы в Древнем Египте более 3 тыс. лет до н.э. При фараоне Менесе была сооружена плотина Кошиш длиной 450 и высотой 15 м. Было необходимо изменить русло Нила, поскольку рядом строилась столица г. Мемфис. Примерно в 2800-2500 гг. до н.э. в 30 км южнее Каира была возведена плотина Садд-Кафара на р. Вади-Гарави высотой 12 и длиной 108 м, которая вскоре после строительства была размыта из-за отсутствия водослива. Эти фак­ты подтверждают, что элементы проектирования уходят вглубь тысяче­летий. И думается, градостроительству и гидротехническим сооружени­ям принадлежит пальма первенства в проектировании.

Примером последнего в Средневековье выступало создание польдеров в Нидерландах, которые десять столетий назад стали ос­новным способом приращения суши. Польдеры характеризовались двумя признаками: находились ниже высокого уровня моря (прили­вов или нагонов) и имели оградительные дамбы на приморских рав­нинах. Безусловно, создание польдеров имело экологическую состав­ляющую проектирования.

Массовое строительство железных дорог в мире не могло обойтись без инженерно-геологических изысканий, что наполняло проектиро­вание, в том числе экологическое, новым содержанием. Первый опыт рекультивации нарушенных промышленностью ландшафтов относит­ся к середине XIX в. (Германия). Этот вид проектирования также мо­жет рассматриваться как экологический с позиций сегодняшнего дня. В начале XX в. в Англии, США, Канаде, ФРГ, Польше, Чехии и других странах получила широкое развитие лесная рекультивация — озеленение терриконов угольных шахт и карьеров по добыче строи­тельных материалов. Огромным естественным полигоном по разработ­ке теоретических и практических вопросов рекультивации стали Рур­ский и Рейнский угольные бассейны. Тем самым совершенствовалось экологическое проектирование и ландшафтное планирование.

В России в 1875 г. В. В. Докучаев в статье «По вопросу об осушении болот вообще и в частности об осушении Полесья» поставил задачу изучения физико-географических (экологических) последствий водных мелиорации.

В Советском Союзе экологическая составляющая проектирования обозначилась после принятия VIII съездом Советов плана ГОЭЛРО. В числе первых началось проектирование Волховской ГЭС. В 1921 г. была поставлена задача определения оптимальной высоты плотины ГЭС, при которой не произошло бы падения продуктивности лугов. Руководил исследованиями академик Л. И. Прасолов. В 30-е годы были осуществлены комплексные почвенно-ботанические исследования в зоне влияния проектируемых Рыбинского и Камского водохранилищ (Е. А. Айсберг, А. А. Роде, А. А. Лютин). Однако до подлинной комплекс­ности было далеко. В 40-50-е годы в проектах гидротехнического стро­ительства основное внимание уделялось прогнозу гидрологического режима реки, гидрогеологическому прогнозу (подпору и фильтрации вод) и переработке берегов.

В начале 50-х годов XX в. был принят сталинский план преобразова­ния природы, нацеленный на изменение неблагоприятных свойств при­родных условий, прежде всего, европейской части страны. В его основе лежала идея проведения фито- и гидромелиорации с целью повышения уровня сельскохозяйственной продуктивности земель. Экологически (физико-географически) план в научном отношении не был обеспечен. Не случайно поэтому книга Д. Л. Арманда «Физико-географические ос­новы проектирования сети полезащитных лесных полос» появилась толь­ко в 1961 г., когда «План» уже вышел из политической моды.

Новый импульс экологическому проектированию был дан в начале 60-х годов XX в., в связи проектами территориального перераспределе­ния стока северных рек на юг и создания Нижнеобской ГЭС. В Инсти­туте географии АН СССР по инициативе И. П. Герасимова и С. Л. Вендрова были поставлены комплексные исследования по оценке воздей­ствия крупных равнинных водохранилищ на ландшафты окружающей территории и по разработке методов прогнозирования проектируемых водохранилищ ГЭС. Несколько позже были проведены исследования по влиянию Каракумского канала на прилегающую территорию и др.

Наиболее результативными оказались вопросы географического и экологического обоснования создания гидротехнических систем на равнинных реках и мелиоративных систем, теплоэнергетики и цвет­ной металлургии. Данные проблемы освещены в работах С. Л. Вендрова и К. Н. Дьяконова «Водохранилища и окружающая природная среда» (1976), А. В. Дончевой «Ландшафт в зоне воздействия промышленнос­ти» (1978), «Природа Срединного региона (в связи с проблемой пере­распределения речного стока)» (1980), Б. С. Маслова и И. В. Минаева «Мелиорация и охрана природы» (1985).

В явном виде экологическое проектирование было представлено в проектах рекультивации земель. В 70-е годы появились первые обоб­щающие работы по рекультивации ландшафтов в СССР, тогда же вышли правительственные и государственные документы, регламен­тирующие проектирование и осуществление рекультивации.

В СССР первым юридически оформленным шагом к экологичес­кой экспертизе стало Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 декабря 1978 г., в котором было рекомендовано внедрение в практику народно-хозяйственного планирования территориальных комплексных схем охраны природы (ТерКСОП).

К сожалению, ТерКСОПы в условиях жесткой плановой системы и монополии министерств не стали эффективным инструментом эко­логического проектирования и экспертизы.

Советская система принятия решений позволяла осуществлять контроль проектов на стадии планирования. Контроль принятия решений на проектных стадиях осуществлялся с помощью ведомствен­ных экспертиз, проверявших более 50 видов проектной и предпроектной документации принятым нормам и правилам, без положительного заключения которых деятельность формально не могла начинаться. Но систематического, комплексного и открытого рассмотрения последствий планируемой хозяйственной деятельности для окружающей среды и здоровья населения не проводилось. В 1985 г. Госстроем СССР были при­няты строительные нормы и правила (СНиП), по которым впервые от проектировщиков требовалась оценка состояния окружающей среды и экосистем в регионе предполагаемого строительства, а также прогноз воздействия на них со стороны проекта.

Методологические, методические проблемы и конкретный практи­ческий опыт этого периода обобщены и отражены в коллективных ра­ботах «Природа, техника, геотехнические системы» (1978), «Географи­ческое обоснование экологических экспертиз» (1995), «Геоэкологичес­кие принципы проектирования природно-технических геосистем» (1987), «Основы эколого-геогеографической экспертизы» (1992), «Ландшафт­ная индикация загрязнения природной среды» (1992).