uzluga.ru
добавить свой файл
СКАЗКИ

НАРОДОВ

СЕВЕРА


СКАЗКИ НАРОДОВ СЕВЕРА


ХРЕСТОМАТИЯ


2009

АТХИЛЯХ


АЛЕУТСКАЯ СКАЗКА


Ого-го-го, как давно это было. Еще люди в юртах да землянках жили, еще на промысел зверя в океан на ут­лых байдарах ходили, еще постоянными спутниками ка­ждой семьи были холод да голод.

Ого-го-го, как давно это было. С той поры и юрт, и землянок уж и в помине не осталось, дома в поселке краси­вые стоят, в каждом солнце свое под потолком светит. На промысел алеуты теперь на судах больших с мотором хо­дят, всегда с хорошей добычей возвращаются. Давно уж в каждом доме счастье поселилось. О нужде и горе люди и думать забыли. А сказку эту до сих пор помнят: от старо­го к малому, от деда к внуку, из уст в уста она передается.

Жил себе бедный алеут-охотник. Жена его рано умер­ла, оставив кучу маленьких детей. Голод да нужда надол­го поселились в семье бедняка. Дети росли хилыми, час­то болели.

Пошел однажды охотник к океану в поисках какой-либо добычи, но сколько ни ходил по берегу, ничего не мог раздобыть.

Возвращается домой с пустыми руками, думы горь­кие не дают покоя: опять детей накормить нечем. И вдруг видит: две рыбины на берегу лежат, однако, морем выброшены. Подошел

ближе, так и есть, атхилях на пе­ске, живые еще, хвостами шевелят, Обрадовался охот­ник, схватил рыбин и бегом домой. Одну рыбину, что побольше, на вешала подвесил, а другую детям понес. Вошел в дом, а дети все мертвые на нарах лежат - не дождались отца, с голоду померли. Один только, самый маленький сын, живой остался. Не снес такого горя старый охотник, упал на нары и вскоре тоже помер. Плачет малыш-сирота о помершем отце и братьях, но слезами горю не поможешь. Похоронил он отца и братьев, стал один жить.

Быстро бегут дни, много раз оттаивала и снова замерзала тундра. Подрос мальчик, сильным, стройным, как молодой олень, стал. И вспомнил он о другой, оставлен­ной отцом рыбине атхилях, посмотрел, а там одна шкура осталась — не то высохла рыба, не то песец съел.

«Что же мне делать с этой шкурой?» — подумал юноша и решил шлюпку сшить. Пошел он в село и спрашивает у женщин:

— Покажите, как вы байдары из шкур шьете.

— Зачем тебе, глупый, все равно ведь шкуры у тебя нет.

— А я из шкуры атхилях сошью, - говорит юноша.

Засмеялись женщины, но показали, как шьется бай­дара. А одна из них, самая молодая девушка, вызвалась помочь парню.

Взяли они тресковую шкуру и сшили небольшую шлюпку, из костей шпангоуты сделали, а из куллаха, са­мой большой волшебной кости, планку для мачты сма­стерили, из хвостовой кости руль приладили. Поблаго­дарил юноша девушку, на прощанье улыбнулся ей, взял старое отцовское копье и поплыл в океан счастья искать, зверя морского добывать.

Долго плыл по волнам океана юноша, три раза опускалась ночь над ним, но ни зверя, ни рыбешки никакой ему так и не попалось. Упал он в отчаянии на дно лодки и вымолвил в горе:

— Атхилях, атхилях, неужели ты не поможешь мне хо­тя бы нерпушку небольшую добыть?

Только он это вымолвил, чувствует, как под ним куллах, волшебная кость, зашевелилась и как бы направле­ние в море указывает, мачту с парусом поворачивает. Послушался юноша и поплыл дальше в море. Весь день плыл, а к вечеру увидал вдалеке, в море, фонтаны из воды поднимаются, стая китов резвится. Обрадовался моло­дой охотник, стал осторожно к китам приближаться, увидал большого кита и метнул в него отцовское копье, а конец веревки крепко к шлюпке привязал.

Выбросил раненый кит огромный фонтан воды над головой, взмахнул мощным хвостом, так что волны в разные стороны пошли, и потащил в океан шлюпку с охотником. День плавает кит, другой, а оторваться от лодки не может. На третий день кит выбился из сил и испустил дух. Тут молодой охотник поставил парус и направил свою лодку к родным островам.

Через три дня приплыл он к своему селу, где его считали давно погибшим, и только девушка одна, та, что шлюп­ку ему шить помогала, каждый день на берег ходила и по­долгу в море смотрела. Верила, что вернется юноша.

Обрадовались все жители села, принялись поздрав­лять юношу с удачной охотой и большой добычей, а ста­рики признали его лучшим охотником среди всех але­утов и имя ему почетное дали — Атхилях.

Вскоре и свадьбу молодые отпраздновали. Атхиляха предводителем рода выбрали, и с тех пор уже больше не знали нужды в пище и одежде его сородичи, им всегда со­путствовала удача в охоте и промысле.


СТАРИК РЫБАК И ВОРОН


ДОЛГАНСКАЯ СКАЗКА


Жили на берегу реки старик со старухой. У старика была лодка, сделанная из пяти досок, да сеть с пятью камнями-грузилами. Каждый день старик ловил рыбу этой сетью и каждый раз вытаскивал из реки только две рыбки. Этим они со старухой и питались.

Но однажды пропала и эта рыба. Три дня подряд закидывал старик сеть, но в неё ничего не по­падало. Есть стало нечего. Старик плачет от горя, предчувствуя голодную смерть. Старуха ходит по тайге, собирает ягоды, чтобы хоть ими утолить голод.

Поняли старики, что обидели они духа земли и огня, поэтому и лишились рыбы, которой пита­лись. Надо было задобрить огонь — покормить его салом. Когда-то у стариков была корова, от неё осталось засушенное нутряное сало, Вот им и покормили старики свой очаг. После этого старик пошёл к реке и вскоре вернулся, сказав, что половину сети отсекло, а вторую половину он один не может вытащить из реки. Там что-то тяжёлое.

Стали они вдвоём вытаскивать сеть. Ста­рик видит: что-то чёрное в сети, никак к берегу не подходит. Вдруг это чёрное заговорило человечьим голосом:

— Не убивай меня, старик. Если не смогу сделать для тебя много добрых дел, то уж од­но-то дело сделаю обязательно! Возьми меня к себе.

Видит старик: это ворон. Сунул он его за пазуху, принёс домой, и стали они жить втроём.

Ловит старик рыбу, а в сеть к нему те­перь попадается по три рыбины. Так и жи­вут — старик со старухой да ворон.

Прошло с тех пор много дней. Однажды ворон говорит:

— Вы меня приютили, от смерти спасли. За это я расскажу вам о себе. В верхнем мире живут три царицы, я их младший брат. Зовут меня Ютюргэн-богатырь в серебряной одеж­де. Когда-то я воевал со злым духом нижнего мира. За это меня прокляли, и с тех пор я стал вороном, а злой дух Ексёкю превратился в пти­цу. Теперь я стал сильным и буду вас кормить.

Так и повелось. Ворон летал по небу, видел далеко внизу и добывал то, что хотели есть старик со старухой. Стали они с тех пор жить безбедно. Потом старуха умерла и завещала старику не обижать ворона.

Когда старуху похоронили, ворон ска­зал:

— Настало время полететь нам с тобой к моим сестрам. Я сделаю тебя богатым!

Они оставили свой дом и полетели в верх­ний мир.

Долго летели, но вот внизу показался го­род-дом. Ворон говорит старику:

— Сейчас мы приземлимся. Ты зайдёшь вон в тот дом. Там в углу сидит и плачет пожи­лая женщина. Это моя старшая сестра. Спроси у неё, почему она плачет. Если она скажет, что плачет по младшему брату, попроси у неё деревянную шкатулку в обмен за рассказ обо мне.

Как ворон велел, так старик и сделал. Женщина ответила ему:

— Расскажи мне о моём младшем брате, но шкатулка пускай останется со мной!

Старик ничего ей не рассказал, и полетели они с вороном дальше. Опять увидели внизу город-дом. В нём жила средняя сестра ворона. Старик и ей повторил те же слова, только вместо деревянной шкатулки попросил сереб­ряный платок. Но женщина ответила:

— Рассказывай скорее о моём младшем брате, но серебряный платок пускай со мной останется!

Поняли тут старик и ворон, что забыла средняя сестра своего младшего брата. Поле­тели они дальше. Летели, летели и снова долетели, до города-дома.

Ворон говорит старику:

— Здесь живёт моя младшая сестра. Ска­жи ей те же слова, но в обмен за свой рас­сказ обо мне попроси серебряный сундук.

Пришёл старик к девушке, повторил ей сло­во в слово, что велел ему ворон. Девушка воскликнула:

— Дедушка! Бери мой серебряный сун­дук, только расскажи скорее о моём младшем брате! Жив ли он?

Рассказал ей старик о вороне и привёл его. Девушка и ворон обрадовались друг другу и решили устроить большой праздник.

Во время праздника ворон позвал к себе старика и сказал:

— Я женю тебя на своей младшей сестре. Прокуси основание моего правого крыла — там есть живая вода. Выпей её — станешь мо­лодым. Конечно, другим богатырям не по­нравится, что ты женишься на моей сестре. Они будут подходить к тебе и спрашивать, кто ты и откуда. Ты говори им, что ты богатырь и богатый человек, и при этом двигай руками в стороны. Твои мускулы будут потрескивать от напряжения, и все будут тебя бояться. После свадьбы ударь по серебряному сундуку — по­явится дворец, в котором вы будете жить.

Старик всё сделал так, как велел ворон. Выпил он живой воды, и одежда на нём запре­щала по швам: старик превратился в молодого богатыря. И стали они жить с женой во дворце.

Долго они прожили. Дождались внука-бо­гатыря. И когда внук вырос, он победил злого Ексёкю и ворон снова превратился в человека.

Вот и вся сказка.


КУТХ У ЖИТЕЛЕЙ

МОРСКОГО ЦАРСТВА

ИТЕЛЬМЕНСКАЯ СКАЗКА


Увидел однажды ворон Кутх на морском песке спящего краба. Подошёл к нему, стал будить:

— Эй, краб, проснись! Пока­тай меня!

Краб отвечает:

— Не мешай мне спать!
А Кутх не отходит:

— Довольно спать! Вставай!
Краб приподнял голову, рас­правил клешни и сказал:

— Ладно уж, садись! Пока­таю тебя!

Взобрался Кутх на краба и поехал на нём по дну морскому. А краб как помчится — Кутх чуть не свалился с него, закричал:

— Остановись, а то упаду!

Краб остановился, Кутх слез с него и пошёл по морскому дну. А кругом огромные водоросли извиваются и великое множество морских рыб вертится.

Шёл, шёл Кутх и подошёл к селению нер­пичьего народа. Подбежали к нему нерпёныши на коротеньких ножках-ластах, спра­шивают:

  • Кто ты? Откуда идёшь?

  • Я Кутх, который может жить на зем­ле, в воздухе и под водой! — отвечает Кутх. — Отведите меня вон в тот большой дом!

Отвели его детёныши в дом старейшины. Дом большой, светлый, стены из тонкого льда. Посредине подвешен светильник, по бокам нары. В углу на ледяном кресле сидит усатый хозяин — передние ласты похожи на короткие руки, задние — на короткие ноги.

Спрашивает он:

  • Зачем пришёл, Кутыхэй?

  • Посмотреть, как живёт твой нерпичий народ, — отвечает Кутх.

  • Раньше мы лучше жили, — говорит ста­рейшина. — Теперь верхние жители сетями да неводами всю рыбу выловили. Нам есть не­чего. Да и нас добывают — едва успеваем вы­растать.

Угостили женщины-нерпы Кутха самой лучшей едой — свежей рыбой, разными рач­ками и морскими водорослями.

Сытно я поел, — говорит Кутх. — А о ваших нерпичьих бедах я расскажу людям. Пусть они поберегут рыбу и для вас.

Постелили женщины-нерпы Кутху постель из морских водорослей, и он заснул... А утром проснулся в селении моржового народа.

Теперь перед Кутхом сидел в ледяном крес­ле огромный старый морж с длинными белы­ми клыками. Морж смотрел на Кутха добрыми глазами.

Моржовое жилище было таким же свет­лым, как и нерпичье, но гораздо больше. По бокам на нарах лежали клыкастые мор­жи — родственники старого моржа.

— Уважаемый Кутыхэй, — сказал морж, — я уже знаю, зачем ты прибыл в наше подводное царство. Нам не очень нужна рыба.
На морском дне живут мелкие рачки и мол­люски, которых мы едим. Но плохо моржо­вому народу от огненных стрел, которыми осыпают нас охотники. Мы с давних пор кор­мим людей мясом и жиром. Хотелось бы, чтобы нас добывали понемногу, столько, сколько нужно для еды и одежды.

Кутх сказал:

— Расскажу людям о вашей великой заботе.

Накормили Кутха моржихи, спать уложи­ли, а наутро очутился Кутх в селении кито­вого народа.

В огромном доме из прозрачного льда на каменной плите лежал старейшина — синий кит. По бокам на нарах из плит отдыхали другие киты. Старый кит сказал:

  • Уважаемый Кутыхэй, мне известно, за­чем ты путешествуешь в нашем подводном царстве. И я скажу тебе, как мы жили и как живём теперь. В давние времена нас было великое множество. Жили мы во всех морях и океанах. Люди добывали нас ручными гар­пунами и копьями на жир и мясо. Из ки­товых костей строили жилища и изготовляли разные домашние вещи. Охотники добывали столько китов, что наше племя не уменьша­лось. Но жадность обуяла людей, и они нарушили соглашение с миром животных. Теперь синих китов осталось совсем мало. Если лю­ди не поймут нашей и своей беды, то моря и океаны останутся без рыбы и зверя. Ска­жи об этом жителям суши.

  • Я непременно передам твою просьбу охотникам и рыболовам, — обещал Кутх.

Женщины-киты угостили Кутха морскими моллюсками, уложили в постель из морских водорослей, и он заснул крепким сном.

Когда же Кутх проснулся, то оказался на маленьком острове посреди бескрайнего моря. Осмотрелся он вокруг — земли нигде не видно. «Если я полечу по небу, — подумал Кутх,— то мои крылья скоро устанут, и я не добе­русь до берега».

Кутх подошёл к воде и крикнул:

— Эй, жители моря — нерпы, лахтаки*, моржи, киты! Помогите мне перебраться с ост­рова на землю!

Тут со всех сторон к острову стали под­плывать жители моря и выстроились на мор­ской глади. Ближе к берегу — нерпы, за ни­ми — лахтаки, за лахтаками — моржи, за моржами — киты, за китами — снова моржи, лахтаки, нерпы. До самого горизонта выстроился большой живой мост, и по этому мосту Кутх перебрался на землю.

— Спасибо вам! — крикнул Кутх. — Я ни­когда не забуду вашей доброты!

Вот так закончилось морское путешествие Кутха.


ЛИСА И ВОРОН


КЕРЕКСКАЯ СКАЗКА


Лиса ленилась добывать се­бе пищу, поэтому и жила пло­хо, голодала. Однажды она сказала дочери:

— Обману-ка я ворона. Ска­жу, что замуж вышла, богато жить стала.

Дочь говорит:

— Не надо обманывать! Луч­ше попроси у него еды по-хорошему.

Не послушалась лиса. Взяла старую мокрую сетку для рыбы, в мешок затолкала, завязала, по­шла к ворону. Ворон услышал, что кто-то идёт, спрашивает:

— Кто там?

А лиса уже в сенях отвечает:

— Это мы с мужем пришли.

Ворон удивился:

— Смотрите-ка! Двоюродная сестрица замуж вышла. Пусть мужа покажет.

Лиса говорит:

— Муж не может при свете находиться. Его предки в темноте жили, и он темноту любит. Он как будто слепой — ничего не видит.

Тогда ворон говорит:

— Ну что ж, потушите светильники. Пусть заходят.

Когда лиса зашла, ворон спросил:

— Что будете есть? Лиса ответила:

— У нас пищи много. Ешьте сами. Пошла жена ворона в кладовую за едой, а лиса тихонечко за ней пробралась и стала еду в мешок складывать. Полный мешок наложи­ла, завязала, в сени вынесла, в угол поста­вила.

А ворон всё удивляется:

— Вот ведь наконец-то двоюродная сест­рица замуж вышла!

А лиса всё хвастает:

— У моего мужа много оленей. Два боль­ших табуна. А у вас нет ли яиц? Мой муж очень любит яйца. В обмен обещаю вам оленьи шку­ры. Вот они, шкуры, в мешке. Пощупай.

Ворон пощупал мешок. Действительно, там что-то мягкое, как оленьи шкуры. Обрадовал­ся ворон: «Вот богатство — всем на одежду хватит». Велел он мешок в полог* поло­жить.

Жена ворона говорит:

— У нас есть сын, у вас дочь. Вот бы их сосватать!

Лиса подумала и сказала:

— Если ваш сын захочет, сосватаем.

Так разговаривая, попили они чаю. Потом лиса сказала, как бы обращаясь к мужу:

— Идём домой, а то наши олени испугают­ся и убегут.

Распрощалась она с вороном и его женой, в сенях мешок с пищей захватила, нагрузилась так, что едва до дому дошла. Дома сказала дочери, смеясь:

— Смотри-ка, ведь обманула я ворона. Он думает, я и вправду замуж вышла. И старую сеть за оленьи шкуры принял.

Дочь опять сказала:

— Зачем ты обманываешь? Нужно было по-хорошему попросить.

Лиса сердито ответила:

— А ты не учи меня, а то без еды оставлю!

Замолчала дочь, а лиса закусила яйцами и стала варить мясо.

Тем временем ворон радовался, что так легко добыл оленьи шкуры. Вдруг в пологе что-то закапало. Жена ворона воскликнула:

— Что это капает?

Наверное, лиса дорогой шкуры под­мочила, — ответил ворон.

Заплакала лиса, стала просить, чтобы её освободили, но никто её не выручил. Наконец ей удалось порвать сеть и выскочить на улицу. А лапа её в капкане. Так с ним домой и прибе­жала.

— Освободи меня, — просит она дочь.

Не хотела дочь помогать матери, потому что она обманщица, но всё же пожалела, ос­вободила.

Так ворон проучил воровку и обманщицу лису.


ПТИЧКА-НЕВЕЛИЧКА

КЕТСКАЯ СКАЗКА


Жили старик и старуха. Вот старуха как-то раз говорит:

— Пошёл бы ты в лес да при­нёс бы дров. Дома нет ни щепки.

Старик пошёл в лес, стал гни­лые пни на дрова ломать. Много уже наломал. Подошёл к одному маленькому пеньку, ударил его ногой, хотел повалить. А из-под пенька птичка вылетела, совсем маленькая. Села на пенёк и го­ворит человечьим голосом:

— Что тебе, дедушка, нужно? Зачем в мой пенёк постучал?

Удивился старик. Поклонился птичке и говорит:

  • Хотел я твой пенёк на дро­ва разломать да домой унести. Моей старухе обед варить нужно.

  • Не трогай мой пенёк, де­душка,— говорит птичка.— Иди домой и ложись спать. К утру у вас много дров будет.

Птичка вспорхнула и улетела, а старик подумал да и сделал, как птичка велела. Пришёл домой и говорит старухе:

— Не нашёл я сегодня подходящих дров. Завтра опять пойду.

Утром старуха проснулась, видит: у чума* много нарубленных дров, лежит. Стала она старика будить:

— Вставай, погляди, чудо какое! Ты ведь ночью дров не колол?

Поглядел старик на дрова, поглядел на старуху да и рассказал ей всё, как было.

Обрадовалась старуха, развела огонь в чу­ме и говорит старику:

— Дров-то у нас теперь много, а есть нечего. Пойди в лес, найди тот пенёк, по­проси у птички мяса.

Пошёл старик в лес. Целый день ходил, наконец нашёл вчерашний пенёк, постучал в него. Вылетела птичка из-под пенька:

  • Зачем, дедушка, в мой пенёк стучишь? Что тебе надо?

  • Да вот,— отвечает старик,— старуха меня прислала. Дров у нас теперь много, а есть нечего. Велела она мне мяса у тебя попросить.

  • Хорошо,— говорит птичка,— дам я вам мяса. Иди домой и ложись спать.

Вернулся старик в чум и лёг спать.

Утром проснулся и видит: жирное мясо у порога лежит.

Досыта наелись старик со старухой. А старуха после обеда говорит:

— Видно, твоя птичка любую просьбу мо­жет исполнить. Пойди-ка ты ещё раз в лес, стукни хорошенько по пеньку, вызови птичку и скажи, что мы хотим быть богатыми купцами.

Покачал старик головой, опять в лес по­шёл. Долго ходил, пенёк искал. К вечеру всё же нашёл. Ногой в него постучал. Вылетела оттуда птичка-невеличка, спра­шивает:

— Зачем, дедушка, в мой пенёк стучишь? Что тебе надо?

Старик отвечает:

  • Опять меня старуха прислала. Хочет, чтобы мы купцами богатыми стали.

  • Хорошо, — отвечает птичка, — иди до­мой, ложись спать. Будет по-твоему.

Вот проснулись утром старик со старухой да так и ахнули! Глазам своим не верят: полон чум разных товаров — и платки тут, и пуговицы, и медные чайники, и колечки!

Обрадовался старик, а старуха говорит:

— Иди, старик, в лес, вызови птичку ска­жи ей, чтобы сделала нас хозяевами всего леса.

Старик испугался:

— В своём ли ты уме, старуха?

Замахнулась старуха палкой:

— Иди! Делай, что велела!

Пришёл старик к знакомому пеньку, посту­чал. Вылетела из-под пенька птичка-невелич­ка:

  • Что тебе, дедушка, нужно? Зачем в мой пенёк стучишь?

  • Прислала меня моя старуха просить, чтобы ты сделала нас хозяевами всего леса.

  • Жадность не даёт ей покоя,— говорит птичка.— Иди домой, ложись спать.

Вспорхнула птичка и улетела, а пенёк вдруг под землю ушёл.

Вернулся старик домой, легли они со ста­рухой спать, одеялами тёплыми укрылись. А утром проснулись — ни товаров в чуме, ни еды, ни дорогих платьев — ничего нет!


ВОРОН

КОРЯКСКАЯ СКАЗКА


Жил-был ворон — старый и жадный. Мало еды в тундре — один мох да ягоды. Летал, ле­тал ворон — ничего не нашёл. С пустым брюхом домой вернул­ся. «Полечу, — думает, — к морю. Жирной морской еды добуду».

Вот прилетел ворон к морю, сел на камень. Тихо в море. Си­дит ворон на камне, добычи ждёт.

Попалась ему камбала. А что еды в камбале? Сама сухая, и гла­за с одного боку.

— Не хочу тебя, кособо­кая, — сказал ворон. — Уж очень ты сухая.

Убил ворон камбалу и бросил назад в море. Упала камбала в воду — пошли по морю волны.

Сидит ворон на камне, ждёт добычи. Попался ему тюлень. Молодой тюлень — спина пёст­рая, брюхо белое.

— Не хочу тебя, — сказал ворон. — Уж очень ты молод, жиру не нагулял.

Убил ворон тюленя, толкнул назад в мо­ре. Упал тюлень в воду — ещё выше под­нялись морские волны.

Сидит ворон на камне, ждёт добычи. По­пался ему морж. Старый морж — усатый, оба клыка сломаны.

— Не хочу тебя, — сказал ворон. — Уж очень ты стар, мясо у тебя жилистое.

Убил ворон старого моржа и спихнул его назад в море. Упал морж в воду — по­темнело море, поднялись волны горами. А ворон всё сидит на камне, добычи ждёт.

Попался ему кит — большой, жирный, на спине плавник, будто парус. Лежит кит — хвост в воде, голова на берегу, и рот от­крыт. Заглянул ворон в рот, а там рыбы вся­кой, как в неводе, полным-полно.

— Вот это по мне добыча! — сказал во­рон и прыгнул киту прямо в рот. Наелся там рыбы досыта, а самую большую рыбу,
самую жирную треску, с собой про запас взял. Потом выскочил изо рта, крыльями взмахнул и домой в тундру полетел.

Летит ворон, а навстречу ему лиса бе­жит.

— Откуда, ворон, треску несёшь? — спра­шивает лиса.

А ворон и не отвечает, будто не слышит.

— Знаю тебя, старого, — говорит лиса, — подобрал на берегу дохлятину и рад.

Рассердился ворон, разинул рот:

— Врёшь ты, рыжая! Я нынче кита жир­ного поймал!

Только он это крикнул — выпала треска у него из клюва. Подхватила лиса треску и побежала.

«Ничего, — думает ворон, — у кита во рту ещё много рыбы. Сыт буду». Взмахнул крыль­ями и полетел назад к морю. А на море буря поднялась. Качается на волнах кит — хвост в воде, голова на берегу, и рот от­крыт. Прыгнул ворон киту прямо в рот.

А кит ударил хвостом по волнам, рас­пустил плавник на спине, будто парус, рот за­крыл и ушёл в море.