uzluga.ru
добавить свой файл
ЖИЗНЬ И ТРУД МОРОЗОВСКИХ РАБОЧИХ


Е. В. Орехова,

учитель истории

МОУ СОШ № 18 с УИОП


Орехово-Зуево – один из крупнейших центров текстильной промышленности России второй половины XIX века. В 1890 г. на 4 фабриках Морозовых было занято 39 тыс. рабочих. Трудно переоценить тяжесть труда рабочих и тяжелые условия быта.

Стремление Морозовых к получению большей прибыли приводило к нещадной эксплуатации труда рабочих, в том числе женщин и детей. Многосменная работа, отсутствие мер по охране труда – все это приводило к быстрой потере трудоспособности и усилению травматизма. Только в течение одного 1894 г. 298 рабочих полностью потеряли трудоспособность или расстались с жизнью.1

Текстильщики, получившие увечье или ставшие инвалидами, получали пособие, которое устанавливалось фабрикантами произвольно. Так, например, в справке на работника мануфактуры Филиппа Игнатьевича Румянцева в графе «увечье» стоит запись: «В 1872 г. по неосторожности своей повредил себе руку. Выдано временное пособие 37руб. 25 коп». Несмотря на увечье, он продолжал трудиться. 2 Рабочему Павлу Абрамовичу в 1882 г. за потерю правой руки было назначено ежемесячное пособие 4 рубля. А шуровщик Петр Иванович Харламов «выкипевшим пламенем из топки получил ожоги второй степени лица, шеи и обеих рук до плечей» и при этом получил половину жалованья – 8 рублей 94 коп.3

Однако работники, потерявшие трудоспособность, могли подать прошение о помещении в богадельню «ввиду долгой работы на фабрике и отзыва врача». Просьбы рабочих удовлетворялись, а отказы были редким явлением. Для того чтобы попасть в богадельню, необходимо было заявление и заключение врача.

Осложняло жизнь рабочих и то, что в России до 1866 года никакого рабочего законодательства не было. И фабриканты самостоятельно устанавливали размер сдельной или месячной оплаты.

По данным общества фабрикантов и заводчиков, за 1882 г. заработная плата квалифицированного текстильщика за год составляла до 200 рублей. На морозовских фабриках эта плата ежегодно снижалась до 40%.4 Кроме того, заработку рабочих постоянно угрожали штрафы, вычеты, повышения цен на продукты и коммунальные услуги.

В газете «Искра» от 15 января 1902 г. приводятся данные справки о рабочем И.Смирнове, проработавшем на фабрике 23 года:

1. Пьяный в коридоре громко говорил, что старшие – все подлецы и грабители. Обходные просили его замолчать, но он не слушался, за что взят в сторожку – штраф 2 р.

2. На улице пел громко песни, за непослушание посадили в сторожку, о чем доложено заведующему хозчастью. За непослушание выселить на вольную квартиру.

К концу XIX века две трети рабочих морозовских фабрик (включая неработающих членов семей рабочих и служащих) проживало в фабричных казармах («хозяйских» квартирах). Число их постоянно росло. К концу века насчитывалось 32 казармы. Остальные жили в собственных домах – «избах» -или снимали «вольные квартиры».

Морозовские казармы были двух типов - каморочные и барачные балаганы. Балаганы представляли собой старые, полуразрушенные корпуса, внутри огромных темных коридоров тянулись нары в два яруса. Вместо постели была настелена рогожа и тара от хлопка. Около нар был проход в полтора метра шириной. Недостающую мебель заменяли бочки из-под селедки, ящики и пр.

В этих фабричных общежитиях жили холостые рабочие. Тесные, темные и грязные морозовские балаганы, по словам рабочих, напоминали "склепы для живых". Здесь кишели мириады разных паразитов и бегали стаи крыс. Воздух был тяжелым и удушливым, особенно из-за зловония плохо очищаемых отхожих мест. 5

Мрачное впечатление производили и семейные казармы, расположенные в так называемых каморочных корпусах. Каждая казарма представляла собой 3-4-этажные здания с коридорной системой и выходами по обоим концам корпуса. По обе стороны коридоров тянулась вереница небольших комнат. Каморки отличались от общих казарм только тонкими перегородками, в большинстве не достигавшими потолка и делившими общее помещение на отдельные "жилые клетки". Они были переполнены жильцами - в каждой каморке фабрикант требовал размещать по 2-3 семьи рабочих. Только немногие, главным образом смотрители и подмастерья, имели право занимать в казарме отдельную каморку для семьи. Рабочие обязаны были жить с соседями. Поэтому каждая семья занимала половину узкой, маленькой каморки, называвшейся "сторонкой".

До 90-х годов за проживание в казармах с рабочих вычитали свыше двух процентов их заработка, а на вольных квартирах рабочие жили за свой счет.6

За соблюдением правил внутреннего распорядка, а также за "благонадежностью" жильцов зорко следили хожалые. Нарушителей порядка штрафовали и даже выселяли.

Стараясь скрасить нелегкие трудовые будни рабочих, фабриканты устраивали народные гулянья в благоустроенном парке, по воскресеньям проводились беседы на различные, чаще исторические темы. В начале XX в. построен первый в России театр для рабочих, появилась больница на 300 коек.

Несомненно, суровые условия труда и быта не проходили бесследно. "Все это народ тощий, с всклоченными волосами, с беспокойным взглядом, с трудом напрягающий силы и внимание на работе…», - так описал рабочих корреспондент газеты «Неделя»", осмотревший фабрики и казармы Никольской мануфактуры. Нежелание мириться с таким положением подталкивало рабочих на борьбу за свои права. Морозовская стачка 1885 г. вынудила правительство и фабрикантов пойти на некоторые уступки. В июне 1886 г. был издан закон о штрафах, выпущены правила, их регулирующие. Запрещалось выдавать зарплату товарами и купонами. В начале XX в. наметилась тенденция на улучшение условий проживания рабочих. Строились новые казармы улучшенной планировки. Следует отметить, что С.Т. Морозов одним из первых русских промышленников разработал социальные программы для рабочих, которые включали образование, медицинское обслуживание.

С подобными проблемами сталкивались рабочие не только Орехово-Зуево, всей России, но и других стран. В таких непростых условиях и совершался промышленный переворот.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:


  1. Историко-краеведческий сборник, № 2. М, 1959.

  2. Н. И. Мехонцев. Казарма. Орехово-Зуево. 2000.

  3. Подвиг революционный, подвиг трудовой. М., 1986.

  4. Подмосковный летописец, № 1. 2012.

1 Историко-краеведческий сборник, № 2. М, 1959.

2 Подмосковный летописец, № 1. 2012.

3 Там же.

4 Подвиг революционный, подвиг трудовой. М., 1986.

5 Н. И. Мехонцев. Казарма. Орехово-Зуево. 2000.

6 Н. И. Мехонцев. Казарма. Орехово-Зуево. 2000.