uzluga.ru
добавить свой файл
Неосторожность как форма вины

Введение


Сознание и воля – это элементы психологической деятельности человека, которые образуют содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу; всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой в свою очередь включает интеллектуальные. Вместе с тем между сознанием и волей имеется различие. Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы на виды.

Тема данной курсовой работы – «Неосторожность как форма вины» – актуальна в силу того, что, во-первых, определяет квалификацию преступления, во-вторых, неосторожность служит основанием дифференциации уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, в-третьих, служит важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Целью данной работы является описать сущность неосторожности как формы вины.

Для достижения этой цели в работе решаются следующие промежуточные задачи:

1. показывается понятие и содержание вины в уголовном праве;

2. описывается суть неосторожности как формы вины;

3. рассматривается содержание преступления с двумя формами вины;

4. описываются невиновные причинения вреда (казус).

Работа состоит из Введения, четырех Глав, Заключения и Списка литературы.

В Главе 1 – Понятие и содержание вины в уголовном праве – решается первая из поставленных выше промежуточных задач, а именно: показывается понятие и содержание вины в уголовном праве.

В Главе 2 – Неосторожность как форма вины – решается вторая из промежуточных задач, а именно: описывается суть неосторожности как формы вины.

В Главе 3 – Содержание преступления с двумя формами вины – решается третья из промежуточных задач, а именно: рассматривается содержание преступления с двумя формами вины.

В Главе 4 – Невиновные причинения вреда (казус) – решается последняя из промежуточных задач, а именно: описываются невиновные причинения вреда (казус).

В Заключении делаются основные выводы по работе, и формулируется суть неосторожности как формы вины.


Глава 1. Понятие и содержание вины в уголовном праве


1.1 Понятие вины


Вина – это предусмотренной уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества.

Психологическое содержание вины занимает центральное место среди основных категорий, характеризующих вину. Составными элементами психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, являются сознание и воля. Изменение в соотношении сознания и воли образуют формы вины. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, волн и их соотношением.

Совершая преступление, лицо охватывает своим сознанием объект преступления, характер совершаемых действий (бездействия), предвидит (либо имеет возможность предвидеть) последствия — в материальных преступлениях. Если законодатель включает в число признаков преступления, например, место, время, обстановку и т. п., то осознание этих дополнительных признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вины. Если законодатель понижает или повышает уголовную ответственность за какое-либо преступление, учитывая смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства, то при совершении данного преступления эти обстоятельства должны осознаваться виновным. Интеллектуальное отношение субъекта может быть неодинаковым по отношению к различным обстоятельствам. Одни обстоятельства могут быть осознаны определенно, другие – предположительно; одни отражаются в сознании правильно, адекватно, другие – ошибочно.


1.2 Волевое содержании вины


Волевое содержание вины определяет законодатель в уголовно-правовой норме. Предметом волевого отношения субъекта являются те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношения и характеризуют деяние как тот или иной вид преступления. Воля – это практическая сторона сознания, которая заключается в регулировании практической деятельности человека. Волевое регулирование поведения – это сознательное направление умственных и физических усилий на достижение цели или удержание от активности.

В уголовном законодательстве волевые признаки виновного психического отношения принято выражать в желании наступления, в сознательном допущении, в расчете на предотвращение последствий.

Действие или бездействие лица должны быть волевыми, они являются средством достижения его цели. В некоторых случаях причиной совершения преступления являются слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не оказал помощи больному, не поставил правильный диагноз, что повлекло или заведомо могло повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь уголовную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможность проявить требуемые волевые усилия.

В случаях, когда волевой акт отсутствует (проспал, забыл, потерял), человек отвечает за то, что он не использовал свои способности для предотвращения вредных последствий. Это также характеризует отношение лица к интересам личности, общества, а поэтому установление признака реальной возможности имеет значение для установления наличия воли.


1.3 Эмоции


Эмоциональный (чувственный) компонент человеческой психики является обязательным элементом каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определение форм вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину.

Эмоции (чувства, аффекты) проявляются как реакции, вызванные внезапными обстоятельствами, как эмоциональное состояние. Эмоции – это психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций.

В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жестокость и т. д.); фона, па котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекты – сильного и относительно кратковременного эмоционального состояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление.

Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический механизм, в котором играют различную роль интеллектуальный, волевой и эмоциональные компоненты. Психологический механизм преступления, как и любого типа поведения человека, можно представить в виде следующей схемы.

Потребность человека является начальным этапом в любой деятельности. Нужда в чем-либо (в пище, тепле, общении, алкоголе, наркотиках и т. д.) обусловливает возникновение интереса к чему-либо. Осознание этого интереса, а также предмета, способного его удовлетворить, порождает мотив и цель деятельности.

Действие или бездействие лица должны быть волевыми, они являются средством достижения его цели. В некоторых случаях причиной совершения преступления являются слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не оказал помощи больному, не поставил правильный диагноз, что повлекло или заведомо могло повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь уголовную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможность проявить требуемые волевые усилия.

В случаях, когда волевой акт отсутствует (проспал, забыл, потерял), человек отвечает за то, что он не использовал свои способности для предотвращения вредных последствий. Это также характеризует отношение лица к интересам личности, общества, а поэтому установление признака реальной возможности имеет значение для установления наличия воли.

Эмоциональный (чувственный) компонент человеческой психики является обязательным элементом каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определение форм вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину.

Эмоции (чувства, аффекты) проявляются как реакции, вызванные внезапными обстоятельствами, как эмоциональное состояние. Эмоции – это психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций. В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жестокость и т. д.); фона, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекты – сильного и относительно кратковременного эмоционального состояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление. Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический механизм, в котором играют различную роль интеллектуальный, волевой и эмоциональные компоненты. Психологический механизм преступления, как и любого типа поведения человека, можно представить в виде следующей схемы.

Нужда в чем-либо (в пище, тепле, общении, алкоголе, наркотиках и т. д.) обусловливает возникновение интереса к чему-либо. Осознание этого интереса, а также предмета, способного его удовлетворить, порождает мотив и цель деятельности. Мотив, цель, эмоции, характеризуя психическую деятельность виновного в связи с совершением преступления, составляют субъективную сторону преступления, проявляясь через умысел и неосторожность (формы вины). Установление мотива, цели и эмоций позволяет определить степень вины.


Глава 2. Неосторожность как форма вины


2.1 Понятие неосторожности как формы вины


Неосторожность – это особая форма вины, т.е. особая форма психического отношения виновного к вредным последствиям совершенного им действия или бездействия. По неосторожности могут быть совершены лишь преступления с материальным составом, т.е. в объективную сторону которых входят определенные, предусмотренные уголовным законом общественно опасные последствия. В УК РФ предусмотрено два вида неосторожности – легкомыслие и небрежность, В соответствии, с ч. 2 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение. Психическое отношение к последствиям лица, совершившего преступление по легкомыслию, так же, как иная разновидность умышленной и неосторожной вины, складывается из интеллектуального и волевого моментов. Интеллектуальный момент характеризуется тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Волевой момент характеризуется неосновательным расчетом на предотвращение этих последствий. Например, шофер, управляя машиной, превышает дозволенную скорость: и в силу этого не успевает в определенный момент затормозить, вследствие чего сбивает кого-либо из пешеходов, причиняя ему смерть (ч. 2 ст. 264 УК РФ).


2.2 Легкомыслие и небрежность


По законодательной формулировке легкомыслия его интеллектуальный момент сближается с интеллектуальным моментом умысла – и прямого, и в особенности косвенного. В обоих случаях лицо предвидит наступление общественно опасных последствий своего деяния. Однако по фактическому содержанию понятие предвидения, употребляемое законодателем при описании умысла, принципиальным образом отличается от этого же понятия, использованного им при описании легкомыслия как неосторожной разновидности вины. Это отличие заключается в характере предвидения. При умысле (в равной степени прямом или косвенном) предвидение носит конкретный характер, а при легкомыслии – абстрактный. Это означает, что при умысле виновное лицо предвидит, что неизбежный или возможный результат наступит именно от его конкретного действия (бездействия), совершенного в данный момент, в определенной обстановке и при определенных обстоятельствах. Нанося потерпевшему удар ножом в грудь, лицо предвидит, что именно этот удар (его удар), удар этим ножом может причинить смерть этому потерпевшему. Совсем иным содержанием обладает интеллектуальный момент при преступном легкомыслии. Лицо абстрактно предвидит наступление преступных последствий своего действия (бездействия). Так, водитель автомашины, превышающий дозволенную скорость, вообще (в принципе) предвидит, что это может привести к столкновению с пешеходом. И это предвидение носит не конкретный, а именно общий, т.е. абстрактный характер. Лицо, предвидя указанные опасные последствия вообще (в принципе), исключает их наступление в своем конкретном случае. Оно считает, что такие последствия наступают при сходных обстоятельствах у других водителей, для себя же исключает их наступление, так как надеется, что с ним, как опытным водителем, подобное не произойдет (т.е. он избежит столкновения с пешеходом и причинение ему вреда).

Однако главное отличие легкомыслия от умысла (в первую очередь от косвенного) заключается в волевом моменте. Последний при легкомыслии как разновидности неосторожной вины характеризуется тем, что лицо без достаточных к тому оснований рассчитывало на предотвращение общественно опасных последствий своего деяния (в УК РСФСР 1960 г. указывалось, что лицо «легкомысленно рассчитывало на их предотвращение»). В отличие от косвенного умысла воля лица при преступном легкомыслии направлена на предотвращение преступных последствий своего действия или бездействия. Лицо рассчитывает на конкретные реальные обстоятельства, которые, по его мнению, способны предотвратить наступление преступного результата. Так, в приведенном примере водитель рассчитывает на свое профессиональное мастерство, на свой достаточно продолжительный безаварийный опыт вождения автомашины, на ее исправное техническое состояние, на хорошее состояние дорожного покрытия и т. д. и т. п. К сожалению (несмотря на эти надежды), в конкретной ситуации такой расчет оказывается ошибочным, водитель автомашины все-таки наезжает на пешехода и причиняет ему смерть. Неосновательность, ошибочность расчета и превращает подобное психическое отношение к последствиям совершенного деяния в преступное легкомыслие, а само деяние – в преступление.

Ярким примером неосторожного преступления, совершенного по легкомыслию, может служить дело Ш. Последний в целях предупреждения кражи рыбы из мережи (рыболовная снасть) сделал сигнализацию. Для этого он из своего дома к мосткам, с которых ставились в реку мережи, провел провода и подключил их к электросети с напряжением в 220 вольт, а в доме установил звонок. Ночью подростки О. и С., придя на реку ловить рыбу, решили обрезать снасти, державшие мережи, чтобы спустить их по течению, так как этими мережами был закрыт доступ рыбе вверх по течению реки. При этом они решили разъединить провод с электросигнализацией. Во время разъединения проводов плоскогубцами О. был убит электротоком.

На допросах Ш. признавал, что он предвидел возможность наступления тяжких последствий (об этом свидетельствовали и другие материалы дела). Ш. не скрывал от окружающих проведение им сигнализации. Об этом знали жители деревни, в том числе и подростки, пришедшие в день происшествия ловить рыбу возле установленных мереж. Из дела видно, что Ш. предупреждал соседей, чтобы они не допускали своих детей к тому месту, где была проводка сигнализации, а также показывал ее пастухам. По делу установлено, что проводка сигнализации Ш. была сделана у него в огороде по земле, кустам, покрыта ветками и разным мусором, а при подходе к реке под пешеходной тропинкой зарыта в землю. Для проводки Ш. выбрал провод с хорошей изоляцией, выдерживающей напряжение до 1000 вольт. Контакты и провода были изолированы. Для понижения напряжения Ш. перед звонком установил лампочку, а сигнализацию включал только в том случае, если сам был дома.

Ш. был осужден за убийство О. с косвенным умыслом. Однако Пленум Верховного Суда СССР справедливо переквалифицировал его действия на статью УК о неосторожном убийстве, указав, что «в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 вольт, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий».

Второй разновидностью неосторожной вины является преступная небрежность. В соответствии с ч. 3 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Интеллектуальный момент преступной небрежности резко отличается от интеллектуального момента как умысла (прямого и косвенного), так и преступного легкомыслия. При преступной небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. Таким образом, интеллектуальный момент этой разновидности неосторожной вины характеризуется отсутствием в сознании виновного оценки своего поведения как общественно опасного. Это своего рода интеллектуальный момент со знаком «минус». Поэтому сущность вины в этом случае заключается не в интеллектуальном, а в волевом моменте, ибо только в связи с волевым моментом данное психическое отношение получает уголовно-правовую оценку.

Законодательное определение волевого момента преступной небрежности связывается с двумя критериями - объективным («должно было») и субъективным («могло их предвидеть»; имеется в виду предвидение наступления вредных последствий). В теории и судебной практике объективный критерий связан с обязанностями лица, основанными на законе, профессиональном статусе лица, общепринятых правилах общежития, предполагающими предвидение лицом наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. В западноевропейской юридической литературе такой критерий удачно именуется критерием «среднего человека». Имеется в виду, что у конкретного лица наличие возможности предвидения наступления вредных последствий своего деяния признается тогда, когда при данных обстоятельствах эти последствия мог предвидеть «средний благоразумный человек» или, если это относится к области специальных знаний, «средний специалист», обладающий обычной для данной профессии квалификацией («средний» врач, «средний» инженер, «средний» электромонтер и т. д.).

Однако установление одного лишь объективного критерия еще не превращает соответствующее психическое отношение в преступную небрежность как разновидность неосторожной вины. Для этого требуется обязательное установление еще и субъективного критерия. Последний означает уже индивидуальную способность конкретного лица (если для этого требуются специальные познания, то конкретного врача, инженера, электромонтера и т. д.) предвидеть наступление преступных последствий («могло их предвидеть»). Имеется в виду, что лицо могло предвидеть наступление вредных последствий в силу своих личных качеств, квалификации и особенностей обстоятельств, при которых было совершено общественно опасное деяние, приведшее к преступным последствиям.

Легкомыслие имеет место, когда лицо, совершившее уголовно-противоправное деяние, сознавало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможность и обязанность сознавать их, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, по без достаточных оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако последствия все же наступили.

Волевая направленность деяния при легкомыслии характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент преступного легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение – его волевой момент.

При совершении преступления с преступным легкомыслием лицо, хотя бы в общих чертах, должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможно не только предвидение этих последствий, по и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи.

По интеллектуальному моменту преступное легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии – виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме. Однако при легкомыслии виновный предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а не абстрактную.

Предвидение преступных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии лицо предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия. При легкомыслии предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется предвидением его предотвращения.

Совершая преступление с преступным легкомыслием, виновный рассчитывает па конкретные обстоятельства, а не на «авось», не па случайные стечения обстоятельств, которые якобы смогут, по мнению виновного, противодействовать преступному результату.

Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при преступном легкомыслии, могут быть самыми разнообразными:

- относящиеся к личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и т. д.);

- относящиеся к обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и т. д.);

- относящиеся к действию других лиц (рассчитывает, что другие затушат костер в лесу);

- расчет па силы природы, на механизмы и т. д.

Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном без достаточных к тому оснований самонадеянном расчете па предотвращение преступных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена переоценкой своих сил или иных обстоятельств, па которые рассчитывает лицо. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия наступили. Если же у лица были осно­вания рассчитывать на какие-либо обстоятельства, по они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем не могло знать лицо, то в этом случае отсутствует вина, а следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (невиновное причинение вреда - случай).

Волевой момент преступной небрежности заключается в том, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступных последствий, и, следовательно, не превращает реальную возможность в действительность. Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного последствия, но должно было и могло предвидеть его наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критериев. Долженствование – объективный критерий небрежности, а возможность предвидения – субъективный. Объективный критерий позволяет установить наличие обязанности лица предвидеть возможность наступления преступного последствия при соблюдении обязательных для этого лица мер предосторожности. Должно ли было лицо предвидеть наступившие последствия, можно решить на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, служебного положения лица, его обязанностей и т. д.

В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием: «могло предвидеть», что означает способность конкретного лица в той или иной обстановке, при наличии у него необходимых личных качеств (опыта, компетентности, образования, состояния здоровья и т. д.) предвидеть возможность наступления преступных последствий. Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том и в другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. А различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный совершает действие в надежде на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.