uzluga.ru
добавить свой файл
Взгляд на Америку со школьного двора.


Не дайте себя обмануть.


В программе «Мозаика» я выбрал для исследования область, которая меня интересует давно – мир ценностей и стереотипов того или иного общества. Сопоставить эти «незыблемые» интеллектуальные единицы российской и американской жизни мне показалось чрезвычайно продуктивным. Тем более, что «калитка» в американское общество была замечательной и близкой мне – две школы в пригородах Толедо штат Огайо.

Нужно сказать это очень показательный прием – знакомиться со страной через систему образования. Образ «моей Америки» рожденный в школе, наверное, самый живой и непредвзятый, так он создается в результате общения с наиболее искренней частью американского общества – учениками и учителями. Из школы хорошо видны общественные тенденции и в ней реально воплощены общественные ценности, ведь взрослые до конца искренни только по отношению к подрастающему поколению, здесь невозможны компромиссы с совестью, нельзя лгать будущему, ведь там будут подведены итоги, проверена состоятельность поколения уходящего с исторической арены.

Пробиваться к образу настоящей Америки было не просто, этот образ был закрыт «заборами» стереотипов, очень многие из которых связаны с американским образованием.

«Не дайте себя обмануть, что американское образование чего-нибудь стоит, дети закачивают школу и не могут показать свою страну на географической карте» – первый специалист в области американского образования был встречен нами на пункте таможенного контроля, русскоговорящая дама, узнав о цели визита исследователей в США, искренне их предупреждала. Варианты этого стереотипа многократно был выслушаны мной на Родине.

Однако программа «Мозаика» и была задумана для того, чтобы через сравнение разрушать мифологию нового времени.


Как защитить школу без забора.


Американская школа, согласно нашему стереотипу, место небезопасное, сообщения о применении огнестрельного оружия школьниками часты в нашей прессе, укрепляют этот стереотип многочисленные голливудские фильмы о «крутой» американской школьной молодежи.

Нужно признать, что отношение американских школ к безопасности детей своеобразное. Они отказались от заборов вокруг школ, многотомной документации о безопасности, их не посещают многочисленные комиссии из муниципальных и федеральных органов. Как же они защищают детей?

Школьников каждый день привозят и отвозят школьные автобусы. В школе генерала Энтони Вейна их 47, целый автобусный парк.

Большинство неприятностей с российскими школьниками происходят именно на этих фазах ученического дня. Находясь в здании школы, американский ученик в полной мере защищен.

Все двери в школьном здании постоянно открыты на выход и заблокированы на вход с помощью простого механизма, школа изнутри и снаружи просматривается с помощью видеокамер, они управляются из одного помещения, там находятся школьный полицейский и дежурный администратор. При необходимости оттуда можно включить пожарную защиту или блокировать коридоры школы автоматическими решетками. И ежемесячные тренинги по эвакуации детей.

Безопасность детей американцы трактуют широко, они включают в это понятие и борьбу с вредными привычками (курение, сквернословие, алкоголь исключены из школ), и создание морально здоровой атмосферы в школе, и здоровый образ жизни (в школе генерала Энтони Вейна 6 закрытых спортивных площадок и 3 стадиона). Но при этом не нужно забывать, что эти же требования взрослые предъявляют к себе, американские школьники дети не отличаются по поведению и воспитанности от других слоев общества – так же доброжелательны, спокойны, уравновешены, вежливы, как и старшие поколения.

Одно в облике школьников меня поразило – они были по «старомодному» домашними и они были, даже старшеклассники, детьми. Я сразу вспомнил советских школьников 80-ых годов. У меня нет иллюзий, что воспитание молодежи взрослым американцам дается без труда, но они держат школьников в своём «поле» трудолюбия, свободы, ответственности, христианской этики. И всё это в совокупности рождает безопасность, как состояние естественное для детства.

Что касается пресловутых заборов, то их нет не только в школе, они не мыслимы и для американской культуры в целом, частные дома без заборов, небоскребы без заборов, государственные офисы без заборов (там, где необходимо стоят полицейские), последнее пристанище американца – каменная могильная плита на зеленой лужайке для всех, без ограды.

Эта особенность американского менталитета трактуется мной как визуальное выражение двух главных американских принципов жизни – свободы и ответственности. Свободный человек морально, интеллектуально, и может быть эстетически, не принимает внешние преграды, его ответственность, воспитанность и самоограничение создают барьеры во внутреннем идеальном мире, они необходимы для жизни в цивилизованном обществе.


Почему российские директора школ – уникальное явление.


Кто в мирное время в России является героем – известно, это директора школ. Должность с колоссальным кругом ответственности, с большим объемом власти по отношению к подчиненным и абсолютно зависимая от власти местной и государственной, была придумана в тоталитарном обществе, но что странно, в том же виде существует в наше время.

Как может работать директор школы при большом количестве отрицательных факторов неизвестно, но именно директорский корпус при поддержке учительства спас образование от разрушения в безвременье 90-х годов.

Нужно признать и то, что вечная эксплуатация человеческого фактора в российском образовании вряд ли возможна, героизм это не профессия.

Сегодня деятельность директоров школ, часто находиться в стороне от того, что называется современной технологией управления образовательным процессом и актуальной, устремленной в будущее, философией школы.

Главная специфика американской системы управления образованием это теснейшая связь с обществом. Государственные школы содержатся таким образом – 35% федеральное финансирование,65% местное (деньги отчисляются с налога на недвижимость).

Это приводит к тому, что местная община и школа – неразрывны. Община пополняется через школу, родители сначала выбирают школу и только потом покупают недвижимость.

Чем богаче община, тем богаче школа. Так как средний класс предпочитает жить в пригородах или сельской местности, лучшие школы находятся там. Городские школы беднее, и как правило там учатся дети афроамериканцев и латиноамериканцев, данная категория американского населения по-прежнему бедная и живет в городах (до 85% населения), не имея возможности приобрести недвижимость за городской чертой.

Школа генерала Энтони Вейна, находиться в сельской местности близ города Толедо, это гордость местной общины, по уровню финансирования относится в середине списка государственных школ штата Огайо, по качеству образования входит в первую десятку школ штата. Этот учебный комплекс не похож на нашу школу, прежде всего своим масштабом. 3600 школьников, четыре уровня обучения (начальная школа-сад-1-4 классы, первая ступень средней школы-5-6 классы, вторая ступень средней школы-5-6 классы, старшая школа-9-12 классы), шесть учебных корпусов и множество вспомогательных и технических служб.

Как же управляется столь обширное учебное заведение?

Схема системы управления школой Энтони Вейна напоминает большое раскидистое дерево. Корни этого дерева – это местная община, которая раз в год путем всеобщего голосования выбирает руководящий орган Школьного Совета в количестве пяти человек. Этот коллегиальный орган принимает самые главные для жизни школы решения – бюджет на год, заключение контрактов на работу с управленцами и учителями, строительство новых учебных корпусов, стратегию развития школы.

Школьный Совет – это ствол древа управления школой. Открытое заседание Школьного Совета это как правило, значительное местное событие, больше похожее на праздник. В Совет входят кроме пяти выборных руководителей, и управленцы разных уровней.

Первый уровень – это администраторы учебного округа. Местная община обладает средствами, чтобы содержать ради только одной школы управленцев этого уровня (это не типично для штата Огайо, обычно в учебный округ входит несколько школ).

Первые лица учебного округа (7 человек) отвечают за общую координацию работы школы, экономику школы, содержательную сторону образования – соблюдение местных стандартов образования.

Второй уровень – это непосредственные организаторы процесса обучения (четыре директора четырех ступеней обучения, кроме того, директор по связи с общественностью, директор по специальному образованию) и функционирования школы (директора служб – транспортной, питания, технического обслуживание зданий и т.д.). Каждый директор имеет заместителей, офис, секретарей. И каждый имеет в подчинении специалистов и работников по своему профилю. Эти администраторы – ветви мощного дерева управления. Для кого растет это дерево я, надеюсь, понятно, крона вечнозеленого растения -это учителя и ученики школы Энтони Вейна.

Технологичность, управляемость, коллегиальность, специализированность, открытость для общества, направленность на детей – вот главные свойства системы управления образованием.

Качество системы управления образованием стало для меня откровением и показателем отношения американского общества к образованию и детям. Оказывается, школа ценна для общества так же как, например, крупная атомная электростанция, ведь у нас такую качественную систему управления можно встретить только в этой сфере. Поразило, какое количество серьезных, ответственных, профессиональных людей может работать на воспитание и обучение детей.


Зачем американские школьники препарируют на уроках кошек.


Это они делают на уроках биологии, когда проходят тему строение млекопитающих. На моё удивление «Зачем Вы режете кошек?», учитель биологии серьезно ответила: «Свиньи слишком большие, а лягушки слишком маленькие».

На уроках спецкурса по фермерству учитель надувал с помощью компрессора легкие коровы, затем юные ветеринары взяли скальпели и стали изучать препарат. Здесь в кабинете стоял сварочный аппарат, стенд по электротехнике, двигатель от трактора, модель фермы, сделанная учениками и технические агрегаты – труд юных изобретателей.

На уроках права учащиеся имитировали работу нижней палаты парламента с соблюдением всех тонкостей процедуры. На уроках изобразительного искусства старшеклассники заканчивали делать двадцатиметровое панно для нового школьного зала.

Половина учеников шестого класса лежали на полу на полотнищах бумаги, вторая половина класса вооружившись карандашами, обводила своих одноклассников карандашом – это проект назывался: сделай себе скафандр для космического полета. Все это – фотография одного дня в школе Энтони Вейна.

В профессиональной школе «Пента» (пять графств вокруг Толедо содержат ее), учатся дети старших классов, которые не будут поступать в университет или колледж, поэтому они готовятся к трудовой деятельности. Им предлагают программу старшей школы и на выбор одну из 25-ти профессий. Изучение их они сразу начинают с практики, тем более что каждая профессия имеет свой класс или цех со всем необходимым оборудованием.

При этом они сразу начинают делать полезное: автомеханики начинают ремонтировать автомобили местных жителей, собачьи парикмахеры – стричь бродячих собак и затем пристраивать их в семьи, строители – возводить реальный дом по частному заказу, детсадовские воспитатели – следить за детьми своих сверстниц, несовершеннолетних мам и т.д. Делают учащиеся работу бесплатно, заказчики платят минимальную плату школе.

Урок истории в группе кулинаров был необычным, учащиеся подготовили электронную презентацию «Биография Сталина», академический исторический текст сопровождался изображениями – Сталин и Политбюро были сделаны из теста и представляли собой печенья, то есть из подручного материала кулинара. Была замечательная дискуссия по советской истории. Последним вопросом к гостям была просьба продиктовать рецепт российского борща (я сказал, что советские вожди любили простую пищу, например борщ).

Все эти впечатления позволили ответить на вопрос о том, чему учат в американских школах и как учат. Дают набор знаний, которые неразрывно связаны с реальной жизнью во всех её проявлениях, дают знания через практические навыки, через деятельность, через творчество.

Неоднократно в разных вариантах воспроизводился рассказ о среднем российском школьнике, который, приехав в Америку, стал лучшим математиком школы. Я бы признал доблесть этого мифического ученика, если бы он сшил бы себе джинсы на спецкурсе «изготовление домашней одежды», сыграл бы на трубе в школьном оркестре и принял бы роды у морской свинки. Для академического образования существуют университеты или спецкурсы для талантливых детей в самой школе.

Воспитательный потенциал практического обучения несомненен, в такой форме детям прививается коренные американские ценности трудолюбие, творческое дерзание и солидарность в общем деле.

Многое воспитывает в американской школе. Но два явления, мне нужно отметить особо.

Это право ученика выбирать свой путь в школе и после её окончания. Набор обязательных предметов (с большими возможностями вариативности обучения), сочетается с широким кругом спецкурсов. Уважение к выбору учеником стратегии обучения подчеркивается его индивидуальным годовым расписанием. Такое же уважение проявляется к стремлению ученика найти свой колледж или университет, набор документов отправляется в несколько учебных заведений за год до реального поступления, в начале 12-го класса 80 % учеников знают, где они будут учиться.

Второе явление – это право каждому быть лучшим, любимым учеником школы, центром внимания и заботы не зависимо от успехов в учебе и физического состояния здоровья.

В американской школе нет детей-изгоев. Дети с ДЦП, с психическими заболеваниями, с врожденными увечьями, труднообучаемые дети учатся вместе с обычными учащимися.

Для них созданы все условия – классы со специальным оборудованием, медсестры, психологи, индивидуальные учебные программы, если есть возможность, ребенок–инвалид учится со здоровыми детьми.

Вот так общество, государство приобщают детей к национальным ценностям, не словами, а деятельным вниманием, так рождается безграничный кредит доверия и уважения детского мира к взрослому.


Главный секрет американского учителя.


Можно ли одной фразой описать свою учительскую философию?

Джеф Банк, участник программы «Мозаика» может это сделать: «Не стоит вводить себя в заблуждение простодушием наших учеников, нужно увидеть в каждом из них глубину и ориентироваться на неё в работе и общении». Джеф 29 лет в образовании. Начинал работу учителем истории в школе и одновременно водил экскурсии в музее под открытым небом в форте Менгс, в форме американского солдата XIX в. Десять лет проработал заместителем директора по эксплуатации спортивных зданий, построил в школе Энтони Вейна три стадиона. Очень сожалел, что опали листья и мы не видим стадионы в окружении деревьев. Это сожаление поэта, философа и жизнелюбца. Это главные черты характера Джефа. Летом на каникулах ежегодно вместе с Лорейн, супругой, учительницей французского языка, главной музой его жизни, путешествует по Калифорнии и летает во Францию. В Вашингтоне отвел нас в ресторан, где он, десятилетний обедал вмести с отцом в первый приезд в столицу. Отец тогда пошутил: «Джеф, будь осторожен, в Вашингтоне полно русских шпионов» и мальчик запомнил поездку на всю жизнь.

Ценит и любит своих учеников, продолжает с ними общаться после окончания школы, демократ по убеждению, на самом видном месте в классе повесил письмо и фотографию юноши-выпускника, студента колледжа, который стал республиканцем и объяснял в своем письме для учителя, почему он это сделал. В будущем году Джеф хочет уйти в отставку по выслуге лет и начать работать лоббистом от Толедо в Законодательном собрании штата Огайо. Законодательство и процедуру законотворчества в штате знает идеально, много лет специализировался в школе на предметах с правовой тематикой.

У Фрэнка Ленца, второго участника программы «Мозаика», дома, на самом видном месте, стеклом висит статья из местной газеты «Продавец мясного магазина вновь вернулся в школу». Это про Фрэнка, он покидал школу, но десять лет назад вновь вернулся к преподаванию, и местная община доброжелательно отметила этот факт. Еще студентом педагогического колледжа в 70-ые годы, он побывал в СССР, с тех пор он «заболел» российской историей. Я не выполнил один проект, мне хотелось составить каталог книг о России в домашней библиотеке Франка, а затем сравнить со своей библиотекой, но количество книг не позволило это сделать – это стеллажи на двух этажах. Владелец мясного магазина зовет Фрэнка обратно, он ценит его как знатока мясного дела и ответственного человека. Фрэнк думает. Кстати, ночь выборов президента США, Фрэнк провел в местном отделении демократической партии, где является одним из активистов.

Я рассказал о своих коллегах, чтобы открыть главный секрет американских учителей. Они достойные и уважаемые члены общества, в котором живут, его неотъемлемая часть.

Это подтверждается их профессиональной философией, образом жизни, материальным положением и безграничным доверием учеников и родителей.


Нужно меняться вместе со временем.


Эту фразу сказала моя коллега из Дмитрова, когда мы беседовали о причинах неуспехов сегодняшнего учительства, наверное, она подходит и для всей системы образования.

В целом известны параметры постиндустриальной цивилизации, её ориентиры: быстрая и точная передача информации, способность к широкой коммуникации, диалогу, гибкая технологичность, новые отношения с природой и обществом, ставка на креативную разностороннюю личность. Все эти качества неразрывно связаны с образованием.

В странах-лидерах экономического развития в Японии и США, количество людей с высшим образованием в возрастном промежутке от 21 года до 38 лет составляет 40%. В Америке реальностью стал культ образования, учатся все категории населения.

В начале 70-х годов XX века мы пропустили микроэлектронную революцию, в начале XXI века пропускаем образовательную революцию, цель которой поднять образовательный и культурный уровень общества в целом, в масштабе всей страны.

Если сегодня в России не начнется настоящая образовательная революция, то мы навсегда останемся во вчерашнем дне. Поиск национальной идеи обязательно выйдет на объединяющую всех установку – мы уже сегодня хотим жить в современном культурном обществе, поэтому мы будем заботиться об образовании своих детей и учиться новому отношению к жизни вместе с ними.


Иван Фёдоров, учитель истории школы № 10 г. Дмитрова.