uzluga.ru
добавить свой файл

Свободные во Христе

Бюллетень ВДК служения осужденным № 4. 28.10. 2012 года

«Стойте в свободе, которую даровал нам Христос,

и не подвергайтесь игу рабства». Галат.5:1


Проповедь Елены Уайт в тюрьме

Во время пребывания в Орегоне я посетила тюрьму в Салеме вместе с братом и сестрой Картер и сестрой Джордан. Когда наступил час богослужения, нас провели в часовню, в которой царила жизнерадостная атмосфера, благодаря обилию света и чистого, свежего воздуха. Раздался звук колокола, и двое мужчин открыли большие железные ворота, впуская узников. Когда вошел последний, двери наглухо и надежно закрыли за ними, и впервые в жизни я оказалась запертой в тюремных стенах.egw

Я предполагала увидеть мужчин отталкивающего вида,

но была разочарована; многие из них выглядели вполне интеллигентно и, казалось, имели неплохие способности. Они были одеты в грубую, но опрятную тюремную униформу, коротко подстрижены и носили хорошо начищенные ботинки. Когда я разглядывала самые разные лица, проходившие передо мной, то думала про себя: “Каждому из этих людей были доверены уникальные дары или таланты, чтобы они использовали их во славу Божью и на благо миру, но люди презрели небесные дары, злоупотребили ими и использовали их не по назначению”. Когда я смотрела на молодых людей от восемнадцати до тридцати лет от роду, то думала об их несчастных матерях, о том горе и угрызениях совести, которые они, должно быть, испытывали и которые стали их тяжкой долей. Сердца многих матерей были сокрушены безбожным поведением их детей. Но выполнили ли они свой долг перед детьми? Не баловали ли они их по

своему желанию и прихоти и не пренебрегали ли своей обязанностью учить их Божьим заповедям и внушать им, что Бог по праву творения предъявляет к ним Свои требования? Когда все были в сборе, брат Картер прочитал гимн. У всех узников были сборники песнопений, и они с удовольствием присоединились к пению. Один из узников, будучи профессиональным музыкантом, играл на органе. Затем я молитвой открыла собрание, и снова все объединились в пении. Я проповедовала на текст из Первого послания Иоанна: “Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть [293] детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божий; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его как Он есть” (2 Ин. 3:1, 2). Я возвысила перед узниками бесконечную жертву, принесенную Отцом, Который отдал Своего возлюбленного Сына за падших людей, чтобы они могли преобразиться через послушание и стать сынами и дочерьми Божьими. Церковь и мир призваны созерцать эту неизреченную любовь, превосходящую человеческое разумение, и восхищаться ею, ибо такая любовь удивила даже небесных ангелов. Эта любовь настолько глубока, широка и высока, что вдохновенный апостол, не найдя подходящих слов для описания ее, призывает церковь и мир смотреть на нее и сделать ее темой восторженных размышлений. Я рассказала своим слушателям о грехе Адама, нарушившего ясное повеление Небесного Отца. Бог сотворил человека правым, абсолютно святым и счастливым; но он лишился Божественного благоволения и разрушил свое счастье из-за непослушания закону Отчему. Грех Адама поверг человечество в безнадежное горе и отчаяние. Но Бог по Своей дивной любви и милости не оставил людей погибать в безнадежном, падшем состоянии. Он отдал ради их спасения Своего возлюбленного Сына. Христос пришел в этот мир, облек Свою Божественную природу в человеческое естество и снова прошел через то испытание, которое не выдержал Адам. Он выдержал ту проверку, с которой не справился Адам; Он победил все искушения сатаны и, таким образом, искупил позорную неудачу и падение Адама.

Затем я обратила внимание слушателей на длительный пост Христа в пустыне. Грех потворства аппетиту и его власть над человеческой природой никогда не возможно полностью осознать, если не изучить и не понять тот длительный пост Христа, Который в одиночку сражался с князем сил тьмы. Спасение человечества колебалось на чаше весов. Кто выйдет победителем: сатана или Искупитель мира? Мы не можем себе представить, с каким напряженным интересом ангелы Божьи наблюдали за испытанием своего возлюбленного Повелителя. Иисус во всем был искушаем, как и мы, чтобы знать, как [294] помочь искушаемым и поддержать их. Его жизнь — это наш пример. Своим добровольным послушанием Он демонстрирует, что человек может соблюдать Закон Божий и что не послушание закону, а его нарушение делает человека рабом. Спаситель был полон сострадания и любви; Он никогда не отвергал истинно кающихся, какой бы тяжкой ни была их вина, но сурово обличал лицемерие любого рода. Он знаком с грехами людей, знает все их поступки и читает их тайные мотивы, однако не отворачивается от них, когда они творят беззакония. Он взывает к разуму грешника, умоляет его обратиться и, приняв на Себя слабости человеческой природы, в определенном смысле ставит Себя на один уровень с человеком. “Придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю” (Ис. 1:18). Человек, растленной жизнью обезобразивший образ Божий в душе своей, не может только лишь усилием своей воли полностью изменить себя. Он обязан принять условия, предусмотренные Евангелием, и примириться с Богом через послушание Его закону и через веру в Иисуса Христа. С этого времени его жизнью должны управлять новые принципы. Через покаяние, веру и добрые дела он сможет развить у себя праведный характер и через заслуги Христа претендовать на преимущества, обещанные сынам Божьим. Принципы Божественной истины, принятые и взлелеянные в сердце, возведут нас на высоты нравственного превосходства, которых мы без этих принципов и не мечтали достичь. “Но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист” (2 Ин. 3:2, 3). Вот работа для человека. Он должен посмотреть на себя в зеркало Закона Божьего, увидеть изъяны своего нравственного характера и отвергнуть свои грехи, омыв одежды своего характера в крови Агнца. Зависть, гордость, злоба, обман, вражда и преступление будут удалены из сердца, которое принимает любовь Христа и лелеет надежду уподобиться Ему, когда мы увидим Его таким, каков Он есть. (Свид. для церкви т.4. стр. ор. 292-294)


ОСОБО ОПАСЕН

(Из газеты «Акцент» по просьбе братьев)


ЗА СВОЮ ПРЕСТУПНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОН БЫЛ ОБЪЯВЛЕН В МЕЖДУНАРОДНЫЙ РОЗЫСК, ЖИЛ ПО ПОДДЕЛЬНЫМ ДОКУМЕНТАМ И ПОД ЧУЖИМ ИМЕНЕМ.ВЫСОКОМЕРНЫЙ И ГОРДЫЙ, ОН СТРЕМИТЕЛЬНО ШЕЛ К БОЛЬШИМ ДЕНЬГАМ,СВЯЗЯМ И ВЛАСТИ. ДОСТИГНУВ ВСЕГО, О ЧЕМ МЕЧТАЛ В УКРАИНЕ, ОГАНЕС ДАЛ-ЛАКЯН УТРАТИЛ САМОЕ ГЛАВНОЕ – ДУШЕВНЫЙ МИР И СЧАСТЬЕ. ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ В ЖИЗНИ ИЩУЩЕГО ПОКОЯ ПРЕСТУПНИКА, В КОНЦЕ КОНЦОВ, ПРИВЕЛ ЕГО К ЖИЗНИ ПРОПОВЕДНИКА ПРАВДЫ, БОЖЬЕГО СПАСЕНИЯ И ЛЮБВИ.


Оганес Усикович Даллакян преступным путем достиг в Украине всего, о чем ранее мечтал. Он ни в чем себе не отказывал. У него были друзья, жилье, много денег, «крутая» машина и знакомства на разных уровнях. Единственное, чего у него тогда не было, так это настоящей свободы. К тому же, ощущение какой-то душевной усталости и

непреодолимой тревоги за свой образ жизни все более терзало его душу. Оганес Даллакян был объявлен в международный розыск как опасный преступник в области экономических преступлений и хищений средств в особо крупных размерах путем

обмана и мошенничества. - У меня девиз был: лучше жить один день, как лев, чем всю

жизнь, как мышь,– вспоминает он.– И в один день я обнаружил, что стал этой мышью. Я уходил из дому очень рано, чтобы меня никто не видел, а приходил поздно, чтобы люди с лавочек у подъезда пошли уже домой. Я старался не вызывать лишнего любопытства у соседей.

С чего все начиналось?

Оганес вырос в Армении в любящей и честной семье. Его отец был строителем, а


мать швеей. Как младший ребенок он не испытывал недостатка в любви родителей, но имел неукротимый характер. Драки, милиция и посещение участкового – это была часть его детства и юности. - У многих моих одноклассников родители были богатыми людьми. И когда мы выросли, то эта разница стала более ощущаться. Я считал, что это не справедливо. Вроде бы я ничем не отличаюсь и даже в чем-то, как мне казалось, превосхожу их, а достичь своего, как они, не могу. Я возненавидел эту справедливость. Когда после окончания школы мне предлагали поступить в институт на спортивный факультет, а у моих родителей не оказалось для этого денег, я им сказал: «А зачем вы

тогда честно всю жизнь работали?». Тогда я и решил идти своей дорогой и брать то, что считал своим.

Побег из армии

В 16 лет, желая полной свободы, Оганес оставил родительский дом и начал жить самостоятельно. Он много играл в азартные игры, этим зарабатывая себе на жизнь. Затем была служба в армии во время войны в Нагорном Карабахе, а там он видел смерть друзей – и снова бросающаяся в глаза несправедливость. - Когда я ездил домой в самоволку, то снова видел старых друзей из богатых семей, разъезжающих на богатых машинах,– рассказывает он. – Они нам с издевкой: «Солдат! Честь отдай!» В стране война, мы сражаемся за родину-матушку, а они даже и не собираются идти служить. Мне было очень больно. Сдерживал себя всеми силами, чтобы не натворить чего-то. В армии нервы Оганеса все же не выдержали. Считая, что командование использует их, простых солдат, в своих интересах, он, поссорившись с командиром, за несколько месяцев до окончания службы бежал из армии. Придя в себя, успокоив свои амбиции, Оганес решил вернуться, но было уже поздно. Его объявили в розыск по стране как дезертира.

Криминальный бизнес в Украине

Знакомые помогли мне выехать из Армении в Украину. Назад дороги уже не было. Там, в Украине, я попал в круг своих земляков, которые перешли грань справедливости. У них была своя справедливость. И я стал одним из них. По натуре я всегда был лидером и к этому всегда стремился. Я хотел, чтобы окружающие меня признавали, стояли предо

мною ровно и говорили шепотом. Вскоре у меня была группировка, которая занималась не шуточными делами. Сначала мелкими, а затем крупными. Оганес стал авторитетом в

определенных преступных кругах, а его криминальный бизнес процветал. Он мог продать что угодно, даже воздух, используя обман, коварство и давление. Он обирал людей на крупные суммы денег, унижал их и презирал. - Я стал плохим человеком, потерял человеческий облик. Если когда-то мною двигало чувство уважения и справедливости, то

потом оно стерлось. Я стал жадным и стремился к власти. Я не понимал слова «нет». У меня появились серьезные связи и в органах, и среди политиков. Многие мечтали достичь того, чего достиг я.

Ощущение неудовлетворения

Внешне Оганес Даллакян казался сильным человеком, но внутренне он ощущал слабость и какое-то неудовлетворение. - Того, о чем мечтал, я всего

достиг. А вот мира в душе нет, уважения к себе нет. Слабый я человек. Сильные люди терпели обиду, а я не мог. Я не мог держать себя в руках, выплескивались наружу эмоции и гнев. Во мне жило словно несколько личностей. В душе я хотел быть чистым сыном своих родителей, добрым и отзывчивым. Об этом я даже иногда мечтал. С детства мне мама и сестры прививали любовь к Богу и христианству. Мы постоянно по воскресеньям ходили в храм, ставили свечку, молились. Мама часто мне говорила о Боге, хотя она Библию не читала, да и никто в семье у нас не читал Библию и никто не был крещен. Однажды меня покрестили, я это принял близко к сердцу, три дня не умывался. Но впоследствии увидел, что в моем характере ничего не изменилось, как я жил, так и живу.

Библия

Первый раз Оганес открыл подаренную ему Библию в 1991 году, когда ему было 18 лет. - Я поверил всему написанному. Особенно испугался, когда в Библии Закон Божий прочитал. Это было ужасно. Я же весь его нарушил. Закрыв тогда эту книгу, я сказал, что это не для меня, а для правильных людей. Достигнув всего желаемого криминальным путем, Оганес все более утрачивал покой. В состоянии тревоги, ища внутреннего мира, он мог на два-три дня изолировать себя от внешнего мира и лежа на полу читать ту же Библию. - Когда я читал, я видел суд Божий. Я словно слышал, как Бог мне говорил: «Что ты делаешь? Какое ты имеешь право? Почему ты унижаешь тех, за кого Мною уплачена высокая цена?» И от этого мне становилось страшно. Я много выпивал и принимал всякие легкие наркотики, чтобы успокаивать себя. Было все, а счастья не было. Я всю жизнь хотел свободы, а ходил по улицам тайком. Я был в розыске, и притом в международном.

Предчувствие возмездия

Оганес Даллакян вынужден был скрываться в чужом городе, в чужой стране под чужим именем и фамилией. Он желал свободы, но ее утратил. - Мое сердце чувствовало, что этому рано или поздно придет конец. Я устал бегать. И однажды я взмолился в мыслях: «Господи, когда уже это все закончится?». Я даже подумал, если бы меня пришли и арестовали, я бы был не против. Это было в начале апреля в г. Черновцы. Буквально через два дня в десять часов вечера ко мне домой пришли молодые люди. Предъявляют удостоверение сотрудников уголовного розыска и требуют: «Ваш паспорт». Я даю паспорт с моей фотографией, но фамилией и именем чужим. Они проверяют, паспорт чистый, фотографии похожи на того, кто в розыске, но дата рождения, имя и фамилия не совпадают. «Как вы все похожи»,– сказали они. А я старался скрыть свое волнение.

Арест

После этого Оганес срочно сменил место жительства, но все равно был вычислен органами милиции и через неделю арестован. На этот раз ему не помогли ни авторитет, ни связи, ни деньги. Он попросил друзей передать ему с самыми необходимыми принадлежностями уголовный кодекс. Но на третий день пребывания в УВД в передаче вместо уголовного кодекса Оганесу положили Библию. - Делать было нечего, я начал

читать с утра до вечера, где-то по 18 часов в сутки. Спать не хочется, кушать не дают, чтоб сломать. Я читаю и вижу, что не понимаю, что читаю. Вроде слова понятные, а значения прочитанного не понимаю. Я начал молиться, чтобы понять, и смотрю, действительно начинаю понимать Библию. Я вижу ее контекст, начинаю разбираться, с какой целью она написана. Тогда я осознал, что я самый великий грешник, но этот Бог любит меня очень. Он очень сердился на меня из-за моих поступков, но Он и очень любил меня. Он поместил меня сюда, чтобы поговорить со мною, ведь я сильно был занят, чтобы Его слушать.

Вопль среди ночи

После ареста от Оганеса отвернулись все, кому он доверял, когда либо помогал и защищал, даже самые близкие, на кого он так хотел бы теперь рассчитывать. Он чувствовал себя оскорбленным. Казалось, весь мир отвернулся от него. Все его связи

оказались абсолютно ненадежными. Поэтому, не имея никакой человеческой опоры, он два месяца провел в камере заключения, беседуя с Богом. - Я давал себе установку, что

я сильный и бесстрашный. Я не допускал никакой сентиментальности, но в одну ночь я не

выдержал. Я упал на колени и громко-громко возрыдал и по-армянски закричал. Так громко! Все собрались, кто-то начальнику позвонил. Они же не понимали меня, думали, может, колики в животе или приступ эпилепсии, с ума сходит, может, скорую вызвать. А я в тот момент понял крайнюю мерзость греха, куда меня сатана ввел, отделил от всего хорошего. Я видел океан проблем, в котором я плаваю без единого средства на спасение. Я просто взмолился Господу и умолял Его: «Ты же не оставишь меня». Я словно вцепился верой в своего Бога. Я помнил слова Иисуса Христа: «Приходящего ко Мне не изгоню вон». Я не просил у Бога свободы, а только прощения. Я спрашивал: «Господь, готов ли Ты простить меня?» В одно мгновение я понял, какой я жестокий человек. Во свете Библии и Божьей чистоты я увидел, что мне мало смертной казни. Я осознал низость моих поступков. Если я в тот момент испытывал такую боль, то что чувствовали люди, которых я «кинул»? «Господи! – вопиял я. – Как это искупить? Но что я отдам? Пойду на эшафот – кому я возмещу убытки? Никому. Господи! Что хочешь, со мною делай. Готов рабом быть. Я раскаиваюсь, хоть Ты поверь!» Ведь никто из окружающих не верил в мое раскаяние.

Заключенный проповедник

После той ночи Оганес уже не мог себя сдерживать, чтобы

не рассказывать всем о Великом Боге, Его великой милости и справедливости. Со всеми, кого помещали с ним в камеру временного заключения, он делился своей обретенной верой. - Я им рассказывал о том, что они поступают плохо, Закон Божий объяснял, Десять заповедей, а потом я рассказывал об Иисусе, Который может простить. Они спали ночью, а я не мог спать. Хожу ночью по камере и молюсь за них. Там я стал другим человеком, людей начал уважать, бомжей грязных. Я им одежду давал...

«Бог усмотрит»

Внутренний мир Оганеса за это время настолько изменился, что он радовался даже лучику света, проникающему в камеру заключения. - Я старался себя представить в роли узника, одетого в одежду зека, лысым, худым и болезненным, но никак не представлялось. В один прекрасный день со мной в камере находился один мужчина. Его звали Виктор. Я

ему говорю: «Знаешь, Витек, я стараюсь, но не могу себя представить зеком». «Ну и что ты хочешь этим сказать?» – спросил он. «Ну, одним словом, я отсюда выйду», – ответил я. Лежа на нарах, он повернулся ко мне спиной и сказал: «Ты перестань эту книгу читать, а то скоро совсем с ума сойдешь». А я радовался Богу. Я ни о чем не просил Его, что-то сочинял и напевал, прославляя Его. Мне все говорили: «Ты с ума сошел. Ты давай, пиши

письмо своим влиятельным друзьям, пусть деньги принесут, чтобы тебе хоть немного срока скосили». А я говорю им: «Бог усмотрит!»

Суд и оправдание

«Отец сирот и судья вдов Бог во святом Своем жилище. Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков, а непокорные остаются в знойной пустыне» Псалтирь 67:6-7

В среду «странного» узника, восхваляющего Бога, повели на очередное заседание суда. Перед этим он собрал свои вещи, положил Библию сверху и сказал с каким-то необъяснимым предчувствием напарнику по камере Виктору, что сюда уже больше не вернется. А вещи заберет у

него через окно. - На суде я ни от чего не отказывался, все свои экономические преступления признавал. Это же не тайком было. Три статьи мне светило. 86-я статья, без права на досрочное освобождение, от 15 до 25 лет; 142-я статья, 3-я часть – это мошенничество, от 2-х до 7 лет; и 83-я статья, от 5 до 15 лет. Вот минимум это я имел. Судья предоставил мне последнее слово, и я минут десять проговорил. Не помню, что именно, но вдохновенно говорил. Одним словом, я раскаивался. Когда я закончил, была тишина секунд пятнадцать. Затем судья сказал: «М-да» и удалился на совещание

для вынесения приговора. В это время начальник милиции говорит: «Ты давай, друзей своих потроши, чтобы помогли», а я говорю: «Бог мой меня освободит. А если нет, то я и на зоне там нужен. Надо же кому-то там проповедовать. Бог усмотрит». Судья пришел, все встали, и он что-то говорит быстро и долго на украинском языке, а я стою,

опустив голову, закрыв глаза, и молюсь, прославляя Бога. Ничего не прошу. А что можно просить? Это в моем положении нереально. Потом наступила тишина, я поднимаю голову и вижу злость на лице начальника милиции. Судья говорит: «Снимайте с него наручники». Потом меня попросили подписать подписку о невыезде. А я спрашиваю о происходящем: «А это что такое?», а мне говорят: «Тебя освобождают». Хоть Оганес и говорил о своем невероятном освобождении, но все же к такому повороту событий готов не был. После освобождения у него ничего не осталось. Ни денег, ни дома, ни машины. В тот день, в возрасте 28 лет, он начал новую жизнь.

Первое испытание веры

Первую ночь на воле он провел на улице, под ивой на лавочке, где ранее любил беседовать с бывшими друзьями. Но на следующий день его там нашли. Это была уже не милиция, а те, кого он со своей группировкой некогда путем махинаций по- крупному обворовал. - Это были серьезные и состоятельные люди, которые шутить не любят. Меня они увезли в свой город, и держали там целую неделю. Они хотели, чтобы я вернул им украденное, а когда поняли, что я ничего не имею, пытались выбить из меня информацию о месте нахождения моих бывших друзей по криминальному бизнесу. Но я в действительности ничего о них уже не знал, ведь они меня бросили. Меня заставляли работать в шахте. Работая, я выгреб до 20 тонн тавота. Помню, как своими руками в шахте я копал себе могилу, в которой грозились меня закопать живьем. Стою в выкопанной яме и жду, когда земля начнет сыпаться мне на голову. Этим людям я рассказывал, что оставил прежнюю жизнь, порвал все связи, у меня ничего нет, я решил жить по-новому. Я говорил им о своей вере в Бога. Но они думали, что придуриваюсь, и не верили. Там меня спросили: «Так ты что, действительно стал верующим? Если это неправда, смотри, найдем тебя и тогда ты – не жилец».

После этого меня привезли на какую-то квартиру, дали мне возможность помыться, одели в чистую одежду, затем отвезли на Херсонщину, откуда забирали, и отпустили. Богу я дал много обещаний: «Если я буду жив, я буду Тебе служить, буду о Тебе, не стесняясь, проповедовать, буду всю жизнь честно жить, даже если мама родная будет с голоду умирать, чужую копейку не возьму.

В «пустыне» смирения

Херсонщина – это было то место, где менее всего хотел жить Оганес. Там его знали как преступника, человека гордого и высокомерного. В одном из украинских сел той местности его приняли поселившиеся там земляки из Армении. Он думал остановиться там на пару недель, но эти недели растянулись на целых четыре года. Это означало, что тот, кто не был приспособлен к сельской жизни и некогда презирал честный труд, вынужден был сам учиться нелегкому честному труду, терпению и смирению. - Мне было очень тяжело. Я смирялся, потому, что гордое сердце – оно больное. Я сам себе постоянно с укором говорил: «Этого тебе мало». Ведь я сын не гордых людей, а скромных и трудолюбивых родителей. Я слышал внутри себя четкий голос Божий: «Хочешь жить, иди по этому пути, потому что это верный путь». Иногда меня охватывало отчаяние, но Божья невидимая рука удерживала меня от всяких глупостей. Для Оганеса такая жизнь стала его личной пустыней, в которой его высокомерное и гордое сердце укрощал сам Господь.

- Это было то место, где должны были сокрушиться полностью все мои мечты и планы.

Люди смотрели на меня как на безнадежного человека. Когда сердце разбито, в нем рождается искренняя молитва, потому что гордый человек не молится, так как знает, что его ресурсы не все исчерпаны. Я подумал, что хуже уже не будет, и полностью покорился Богу, чтобы идти именно таким жизненным путем. Однажды, когда я проходил мимо

дискотеки, меня подозвали и ни за что ударили в лицо. Эти ребята сами испугались, потому что знали, кто перед ними, но я радовался этому испытанию, так как у меня не было уже никакого гнева.

Более серьезный взгляд на веру

Упорно трудясь, Оганес читал Библию, общался с Богом как со своим наилучшим другом, открывая Ему свои душевные переживания и созерцая прекрасные виды природы,

которые напоминали ему о Божьей милости. - Год и восемь месяцев я, словно аскет, не выходил за пределы села, вел спокойную жизнь, трудился, помогал многим, делился с людьми своей верой в Бога. Как-то знакомая Оганеса, узнав, что он серьезно изучает Библию, принесла ему серию христианских книг из пяти томов под названием «Конфликт веков» и 24 урока по изучению Библии. Читая эту духовную литературу, Оганес увидел, на- сколько серьезно нужно относиться не только к Слову Божьему, но и к принципам христианской жизни, о которых оно говорит. - Я начал анализировать свои мотивы – насколько я люблю Бога? В Библии говорилось о полноценном послушании, а я был еще далек от этого. На самом деле, при моей так называемой вере у меня еще остались нехорошие поступки. Вера же должна отличать человека верующего от неверующего? А между мною и другими, по сути, не было никакой разницы: я мог еще курить, я мог выпивать... Я, конечно, боролся с этим, но в окружении, в котором я жил, это было нелегко. Я понял, что все, о чем говорится в Библии, нужно исполнять. Я решил, что когда отсюда уеду, то найду ту церковь, где к Божьему Слову и Его Закону относятся серьезно и принципиально.

«Я пришел креститься»

Однажды, посетив районный центр, Оганес познакомился с верующей девушкой, которая указала ему адрес местной христианской церкви Адвентистов седьмого дня. Это была именно та церковь, духовную литературу которой он в последнее время читал. –

Ноги несли меня по этому адресу. Когда я открыл калитку, меня встретил мужчина. Я спросил: «А кто здесь пастор?» Он ответил: «Я пастор». Я говорю: «Меня зовут Оганес, я пришел креститься». Он, конечно, был сильно удивлен и сказал: «Ты откуда явился? Ну-ка, расскажи о себе». - Когда мы с ним пообщались, – рассказывает служитель церкви Николай Груша, – я понял, что Оганес очень серьезно настроен, мне он показался человеком солидным, мне понравилось, как он говорил. - В конце нашей беседы пастор предложил помолиться. Я от всего сердца помолился, поблагодарил Господа, что я не один, что есть у Него здесь церковь. И когда затем молился пастор Николай Груша, я возрыдал. Я всегда каялся за сделанное мной. Я привык к тому, что весь мир отвернулся от меня, а тут есть Божья семья, где за меня молятся. Пастор предложил мне, прежде чем я крещусь, походить в церковь и пройти подготовительные библейские уроки.

Новые возможности

«...и познаете истину, и истина сделает вас свободными» ( Иоанна 8:32)

Найдя церковь, Оганес за семнадцать километров ходил не только на ее еженедельные богослужения, но и просто так, среди недели, по вечерам, чтобы там молиться и петь, прославляя своего Бога. В любую погоду, зимой и летом, он никогда не упускал возможности побывать в церкви. - С того дня я никогда не пропускал богослужения, даже если болел. Независимо ни от чего я всегда ходил, поклонялся Богу и молился Ему. Теперь Оганес всей душей желал не только жить благочестивой жизнью, но и служить Богу, Который спас его от дьявольской пропасти, за эти годы переплавил его бушующий нрав, смирил гордое сердце и наполнил его любовью. Для Оганеса открылся новый путь. Он нашел работу и переехал жить в г. Херсон. Где только мог, он не упускал возможности рассказывать людям о любви Христа. Там он продолжал посещать городскую общину верующих. - Люди на меня смотрели, как на инопланетянина. «Ты действительно так веришь в то, что говоришь?», – спрашивали они. А я говорил: «Я не просто верю, я уверен в этом, я все это пережил».

Призвание

Прошло несколько лет, и руководство церкви, к которой уже принадлежал Оганес Даллакян, обратив внимание на его искренность, трудолюбие, служение людям, рвение делиться с окружающими Евангелием Христа, пригласило его на пасторское служение в Геническ. Когда об этом узнала семья служителя Николая Груши, они были приятно тронуты таким Божьим провидением. - Мы с супругой приклонили колени, – рассказывает Николай Груша, – помолились об этом, конечно без слез не обошлось, потому что Господь делает невозможное. Армянская диаспора и люди у нас в церкви были удивлены. Потому что не украинец, не русский, а армянин стал служителем церкви. Это говорит о том, что для Господа нет ни наций, ни народностей, а есть общность в Иисусе Христе. Я рад этому!


Почему Украина?

Когда Оганес обрел свободу, он постарался связаться со всеми, кого ранее обворовывал как мошенник, чтобы попросить прощения и перед ними раскаяться. Со многими из тех, кого удалось найти, он сегодня поддерживает хорошие отношения. Они его простили. - Иногда я созваниваюсь с этими людьми, иногда они звонят мне, чтобы в чем-то посоветоваться. Я ничего им не могу вернуть, и они это понимают. В Украине я остался не только потому, что моя жизнь здесь начала складываться по-новому, но и потому, что я здесь совершил много преступлений, обидел много людей и теперь я хочу

служить именно в этой стране людям, словно искупая свою вину – помогая им обрести Божий мир и открывая им любовь Христа.

Возвращение блудного сына

У Оганеса была еще одна не исполнившаяся мечта. Он очень хотел увидеть своих престарелых родителей. - Когда я еще жил в селе, я провел многие бессонные ночи.


Вроде бы все было там хорошо, но ведь у меня есть родители. Они старенькие, кто будет за ними ухаживать? Двенадцать лет – с 1994 по 2006 год – я не видел моего отца, который всегда был для меня мудрым, уважаемым. Его уважали не только в городе, но и в республике, а я его опозорил. Я, как-то писал письмо своим родителям: «Мама, папа, я раскаиваюсь перед вами. Я жив благодаря тому, что Сын Божий умер за меня...». Когда писал, плакал много раз, бумага была вся в слезах. У меня в селе был костюм и рубашка, которые я не одевал, а берег для того, чтобы однажды поехать в этом к моим родителям. Мечта исполнилась в 2006 году. Блудный сын поехал на родину, чтобы наконец-то увидеть своего родного отца и мать. - Я приехал в Ванадзор, это третий по величине город Армении. Когда я выходил из маршрутки, я увидел, что отец мой заметил меня. Ему тогда было 75, а мне 33. Он побежал ко мне навстречу, такому недостойному. А у меня была большая сумка, он ее берет, чтобы почетно ее для меня нести. А я не даю. Но все равно он взял сумку из моих рук и нес для меня!

Семья и дети

В Украине, в церкви, Оганес познакомился с Юлией, которая в 2006 году стала его верной супругой и родила ему двух сыновей. - Бог дал мне друга жизни, Юлию. Это очень хороший человек. Господь мне подарил такого человека, который не предаст, не осудит, который понимает меня. Чудесная жена, которую я очень люблю. Бог дал мне хороших

сыновей. Старшего я назвал Михаэлем, что значит – подобный Богу, чтобы он таким стал,

а младшего назвал Рафаэлем.

Он нашел то, что всегда искал

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» ( 1-е Иоанна 3:1)

- Сегодня я понимаю, что я искал всю мою жизнь. Чего только я ни искал: положения искал, денег искал, отношений человеческих, но это все было не то. А когда Бог стал не просто моим Господом, но и Другом, еще и Отцом – это то, что я раньше неосознанно искал и теперь нашел. Когда я смотрю на море, там вдалеке оно соединяется с небом. Так и итог человечества должен приводить к встрече со своим Творцом. Там, где мы можем думать, что наступил конец, жизнь может только начинаться. Огромное море мне напоминает величие и любовь Бога, которые невозможно вместить полностью в наш человеческий разум.


По рассказу Оганеса ДАЛЛАКЯНА Из газеты «АКЦЕНТ»


Ответственный за выпуск Степан Кампен тел.0933907621 kca7@i.ua сайт ВДК logosinfo.org