uzluga.ru
добавить свой файл


Конкурсная работа

«ПРАВО ЧЕЛОВЕКА НА ЖИЗНЬ»


Содержание

Введение ………………………………………..................................... 3

Виды эвтаназии…………………………………………….………...... 4

Мировая практика……………………………………………….……....6

Отношение к эвтаназии и праву на жизнь в России……………….. 11

Заключение……………………………………………………………...13

Список использованных источников и литературы………………....14


Введение.

10 декабря 2011 года – 63-я годовщина принятия Всеобщей Декларации Прав Человека. Всеобщая Декларация прав человека закрепляет фундаментальные права и свободы, присущие каждому человеку. Статьей 3 закреплено право каждого человека  на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.

Право на жизнь признается высшей ценностью, основополагающим и неотчуждаемым правом, без которого иные права, закрепленные юридически, гарантированные государством, не имели бы смысла. Право на жизнь корреспондирует государству обязанность всемерно охранять человеческую жизнь от любых противоправных посягательств и иных угроз, обеспечивать правовые, социальные, экономические, экологические и иные условия для нормальной, полноценной и достойной человека жизни.1

Является ли право свободно распоряжаться своей жизнью составляющей права человека на жизнь? Есть ли у человека право на смерть? И является ли запрет на эвтаназию нарушением права на жизнь? Ответам на эти вопросы посвящена данная работа.


Виды эвтаназии

Если полагать, что человек вправе свободно распоряжаться своей жизнью, то запрет на эвтаназию это право нарушает.

С греческого языка «термин эвтаназия» переводится как «хорошая смерть». Выделяют пассивную и активную эвтаназии.

Пассивная эвтаназия заключается в намеренном прекращении или отказе от лечения, поддерживающего жизнь.

Активная эвтаназия – это осуществление действий, направленных на прекращение жизни пациента, путем введения инъекций, либо осуществления других действий, влекущих быстрое и безболезненное наступление смерти. 

Далее выделяют добровольную и недобровольную эвтаназию.

1) Недобровольная эвтаназия – осуществляется на основании решения родственников, опекунов, в случае, если больной находится в бессознательном состоянии, соответственно, без его согласия.

2) Добровольная активная эвтаназия. Также может проявляться в двух формах.

1. Лишение жизни лица тяжелобольного, испытывающего страдания, мучения и ужасные боли, психологически (морально) готового, но физически неспособного, лишенного возможности совершить самоубийство (паралич, слабость, обездвиженность или в случае, если имело место предварительно высказанное согласие (например, в США распространена практика заранее и в юридически достоверной форме выражать свою волю на случай необратимой комы)

2. Самостоятельный уход из жизни больного, врач передает в руки боль­ного средство, позволяющее последнему покончить с собой.

Различие между активной и пассивной эвтаназией считается важнейшей проблемой медицинской этики. Сама идея состоит в том, что допустимо, по крайней мере, в некоторых случаях, прекратить лечение и дать больному умереть, но никогда не разрешается предпринимать какие-либо прямые действия, предназначенные для умерщвления пациента. Эту доктрину разделяет, по-видимому, большинство врачей, что отражено в заявлении, принятом 4 декабря 1973 года на собрании делегатов Американской медицинской ассоциации : «Намеренное прекращение жизни одного человеческого существа другим — милосердное убийство — противоречит и самому предназначению медицинской профессии, и политике Американкой медицинской ассоциации. Вопрос о прекращении применения особых мер для продления жизни тела, когда точно установлено, что биологическая смерть неминуема, предоставляется решать пациенту и (или) его близким. Совет и мнение врача должны быть свободно предоставлены пациенту и (или) его близким». Следовательно, можно сделать вывод о том, что врачи выступали за пассивную эвтаназию.

Однако, не всегда пассивная эвтаназия является более гуманной по сравнению с активной. Следующий пример был приведен профессором Нэрвесоном в работе под названием «Moral issues». Больной, умирающий от неизлечимого рака гортани, испытывает страшные страдания, которые уже не удается облегчать. Вероятно, через несколько дней он умрет, даже если будет продолжаться соответствующее лечение. Но он не хочет жить эти несколько дней, поскольку страдания непереносимы, и просит доктора прекратить их; его семья присоединяется к этой просьбе.

Предположим, доктор соглашается прекратить лечение, так как указанная выше доктрина разрешает это. Оправданием здесь является следующий довод: пациент находится в ужасной агонии и все равно скончается в любом случае, так что было бы неправильно продлевать его страдания без всякой необходимости. Но просто прекращение лечения в данной ситуации может затянуть кончину пациента, и поэтому, возможно, он будет страдать больше, чем если бы была предпринята непосредственная акция его умерщвления путем летальной инъекции. Этот факт дает серьезные основания думать, что коль скоро решение не продлевать агонию больного было принято, активная эвтаназия в данном случае действительно предпочтительнее пассивной. Сказать иначе означало бы предпочесть право выбора большего страдания, а не меньшего, что противоречит гуманистическому мотиву, породившему решение не продлевать его жизнь.

Часть аргументации состоит в том, что просто «дать умереть» означает процесс сравнительно более медленный и мучительный для больного, тогда как летальная инъекция — процесс относительно быстрый и безболезненный.

И дальше Нэрвесон продолжает: « Не вполне правильно утверждать, будто при пассивной эвтаназии врач не делает ничего, ибо он делает одну очень важную вещь: дает пациенту умереть. «Дать кому-либо умереть» в качестве действия, конечно, отличается в ряде аспектов от других видов действий, и главным образом тем, что это такой вид действия, который может быть совершен путем несовершения других определенных действий. Например, кто-то может дать пациенту умереть тем, что не даст ему лекарства, точно так же, как кто-то может убить человека тем, что не подаст ему руки. Но с точки зрения моральной оценки это все равнозначные виды действия. Решение дать пациенту умереть является точно так же предметом моральной оценки, как и решение убить его: оно может быть оценено как мудрое и немудрое, сочувственное и садистское, правильное или неправильное. Если врач своим невмешательством намеренно оставляет пациента умирать, тогда как его болезнь излечима, врач наверняка будет обвинен в том, что зря убил пациента. И такое обвинение вполне уместно. А коли так, его вообще не защитит тот факт, что он «ничего не делал». Он сделал нечто очень серьезное, не мешая пациенту умереть.

Фиксация случая смерти очень важна с юридической точки зрения, ибо может определить, применимы ли к врачу криминальные обвинения. Но я не думаю, что это понятие может быть использовано для того, чтобы показать моральное различие между активной и пассивной эвтаназией. Стать причиной чьей-либо смерти считается очень плохим, потому что смерть рассматривается как величайшее зло. И это действительно так. Однако если было решено, что эвтаназия — даже пассивная — в каком-то конкретном случае желательна, то это означает в то же время, что смерть не является в данном случае большим злом, чем продолжающееся существование пациента. И коль скоро это правильно, обычная причина нежелания быть поводом для чьей-либо смерти здесь просто не относится к делу».2

Мировая практика

В настоящее время все больше стран выступают за легализацию эвтаназии. Впервые в мире ее легализовали Нидерланды в апреле 2002 года. Второй страной, после Нидерландов стала Бельгия, сделав это, в сентябре 2002 года. Со времени принятия Закона о достойном уходе из жизни (впервые в 1994 году, а затем в 1997 году) в штате Орегон (США) было разрешено прибегать к самоубийству при участии врача, который может снабдить пациента препаратом, вызывающим смерть, но не вправе этот препарат вводить.

Законы Нидерландов и Бельгии имеют существенные отличия в отношении обязанностей врача, требований к состоянию здоровья пациента и процедуры подачи прошения. Хотя закон об эвтаназии и был принят в этих странах почти одновременно, в Нидерландах он лишь легализовал широкую практику, существовавшую и ранее, в Бельгии же открыл новый вариант взаимоотношений между врачом и пациентом. Каждый день в Бельгии один человек расстается с жизнью, используя право на эвтаназию. В Нидерландах — пять-шесть человек ежедневно.

В марте 2009 года Люксембург стал третьей страной, где на законодательном уровне разрешили эвтаназию.

В июне 2010 года Верховный суд Германии легализовал пассивную эвтаназию, согласно которой возможно отключение систем искусственного поддержания жизни, если на то будет получено согласие пациента.

Такому решению предшествовало судебное дело в отношении юриста Вольфганга Путца, порекомендовавшего клиентке отключить ее мать от системы искусственного поддержания жизни для ее матери, находившейся в коме уже 8 лет, что дочь и сделала. Затем врачи вновь подключили пациентку к аппарату, вопреки желанию ее ближайших родственников, но 2 неделями позже пациентка скончалась от сердечной недостаточности. В то же время в сентябре 2009 года в Германии вступил в силу закон, который позволяет пациентам заранее определить, на какие меры по спасению их жизни они не согласны. Согласно закону, если пациент заранее заявит, что его жизнь не должна поддерживаться искусственно, врачи обязаны выполнить его волю.

Судом было принято во внимание нежелание пациентки поддержания ее жизни искусственно, о чем она ранее сообщала и родственникам, и врачам, которые ее волю не выполнили.

Юрист обратился в Верховный суд Германии, когда нижестоящая инстанция вынесла ему условное наказание в виде девяти месяцев тюремного заключения, в то время как дочь пациентки была оправдана - окружной суд согласился с тем, что она последовала совету юриста "по ошибке". Решением Верховного Суда Путц был оправдан, так как было решено, что просьба пациентки попадала под действие нового закона. Таким образом, суд отменил уголовную ответственность за пассивную эвтаназию в стране.

Швейцария эвтаназию разрешила уже давно. Были созданы благотворительные ассоциации, чтобы помочь людям, у которых жизнь из-за неизлечимой болезни превратилась в невыносимое мучение. Организация «Exit» была основана в Англии в 1935 году, затем получила распространение и в других странах. Среди ее членов и сторонников около 1 миллиона человек в разных странах мира, а в Швейцарии ее деятельность началась в 1982 году.

«Exit» берет на себя заботу лишь о швейцарских гражданах. Она действует преимущественно во французской части страны и считает, что, оказывая помощь лишь своим соотечественникам, располагает более подробной информацией о пациентах, а значит – большей уверенностью в правильном решении, ведь иногда человек приходит к эвтаназии в период депрессии или слабости. В момент акта эвтаназии человек должен находиться в сознании. Согласие врача делает эту процедуру легальной, он же предписывает и медикамент с летальным эффектом.

С 18 декабря 2005 года кантональный госпиталь кантона Во (CHUV) производит эвтаназию. Этот медицинский акт заключен в строгие юридические рамки и позволяет больным в терминальной фазе заболевания самим закончить жизнь, будучи, тем не менее, в сопровождении врачей. 
Другая организация, «Dignitas», существует с 1998 года. Основные принципы ее схожи с «Exit». Различие заключается в том, что она помогает людям  независимо от их национальной принадлежности.3

В настоящее время в Швейцарии «туризм смерти»развивается, так как Швейцария – единственная страна, где эвтаназия может осуществляться не только врачами. Ежегодно число случаев эвтаназии увеличивается, поэтому защита от возможного злоупотребления этим правом является основной задачей законодательства.

В Испании широкий резонанс получила борьба за право на эвтаназию Рамона Сампедро, галисийского моряка и автора двух книг, который был парализован в результате несчастного случая и тридцать лет добивался права на добровольный уход из жизни. Он был первым гражданином Испании, отстаивавшим это право в суде. Согласно материалам Европейского суда по правам человека : 23 августа 1968 года Рамон Сампедро Камеан, которому в то время было 25 лет, попал в аварию, результатом которой оказался перелом шейного позвонка, приведший к необратимому параличу рук и ног. 12 июля 1995 года потерпевший возбудил в суде первой инстанции в Нойа, провинция Ла-Корунья, односторонний судебный иск, отстаивая свое право на достойную смерть. Конкретно он просил, чтобы его врачу было разрешено ввести ему соответствующие препараты, с помощью которых Рамон Сампедро мог бы уйти из жизни, причем врач не был бы подвергнут судебному преследованию. 9 октября 1995 года суд отказал в удовлетворении его ходатайства, указав, что статья 143 Уголовного кодекса Испании определяет подобное деяние, т.е. оказание

содействия в самоубийстве, как преступление, за которое полагается наказание в виде лишения свободы сроком от 2 до 10 лет. Рамон Сампедро обжаловал это решение в провинциальный высокий суд Ла-Коруньи, который 19 ноября 1996 года отклонил апелляцию и подтвердил решение суда первой инстанции.

16 декабря 1996 года Рамон Сампедро подал в Конституционный суд ходатайство по процедуре ампаро, ссылаясь на оскорбление достоинства и нарушение своих прав на свободное развитие личности, на жизнь и на физическую и психическую неприкосновенность, а также на справедливое судебное разбирательство. Ходатайство было принято к рассмотрению 27 января 1997 года, а 10 марта 1997 года начался 20-дневный срок, предоставленный г-ну Сампедро для окончательного формулирования своих аргументов.


На рассвете 12 января 1998 года Рамон Сампедро покончил жизнь самоубийством, воспользовавшись помощью неустановленных лиц. Было возбуждено уголовное дело против лица или лиц, которые помогли ему умереть. Однако это дело было прекращено ввиду невозможности установить конкретных лиц, ответственных за совершение данного деяния.

Мануэла Санлес была назначена наследницей по завещанию Рамона Сампедро. 4 мая 1998 года она направила в адрес Конституционного суда письмо с требованием признать ее процессуальной наследницей предполагаемой жертвы, и вновь сформулировала выводы ходатайства по процедуре ампаро. Согласно новому утверждению, провинциальный высокий суд должен был признать право г-на Сампедро на то, чтобы его лечащий врач ввел ему необходимые медицинские препараты и помог достойно уйти из жизни. 11 ноября 1998 года Конституционный суд решил прекратить дело, отказав автору в праве на продолжение судебного разбирательства. Среди прочих аргументов Конституционный суд указал, что хотя право наследников продолжать судебные процессы вместо своих погибших родственников в гражданских делах по защите чести, права на личную и семейную жизнь и на свой образ жизни признано испанской юридической системой, в случае дела г-на Сампедро не имеется конкретных законных оснований, достаточных для продолжения процесса наследницей. Конституционный суд заявил, что дело г-на Рамона Сампедро выходит за рамки тех прав, на которые она ссылается, ввиду сугубо личного характера утверждаемого права на достойную смерть, неотделимого от конкретного лица. Суд принял также во внимание тот факт, что указанное добровольное деяние касалось только потерпевшего и что претензии жалобщика утратили свою силу с момента его смерти. Суд далее указал, что этот вывод подкрепляется самим характером конституционной процедуры ампаро, установленной для эффективного исправления

нарушений основных прав.4

Аналогичное решение вынес и Комитет по правам Человека ООН 30 марта 2004 года (дата обращения 28.03.2001).

Решение против эвтаназии высказала несколько лет назад Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге, несмотря на опыт Бельгии и Нидерландов, где эвтаназия легальна. ПАСЕ обосновала свою позицию ростом количества случаев нелегальной эвтаназии, когда решение об уходе безнадежного пациента из жизни происходит в обход официального запрета на эту процедуру. В итоге парламентарии рекомендовали странам - членам Совета Европы разработать свод правил по уходу за неизлечимыми больными, настаивая на том, что нужно облегчать их последние дни, не лишая их жизни, а тщательным уходом и симптоматическим лечением (то есть облегчая страдания).

Тем не менее и в странах Европы, и в мире все чаще звучат призывы разрешить эвтаназию. Так, верхняя палата французского парламента два года назад одобрила закон, разрешающий неизлечимо больным отказываться от дальнейшего лечения. Документ предусматривает прекращение медицинской помощи в случае, когда она "становится бесполезной, непропорциональной либо не имеющей другого эффекта, кроме искусственного продления жизни". Решение о прекращении лечения может принять сам пациент, но если он находится в бессознательном состоянии, его судьбу будут решать родственники.

В двух американских штатах - Орегоне и Калифорнии - также возможен добровольный уход из жизни неизлечимо больных пациентов. Там процедура эвтаназии может применяться в отношении находящего в сознании пациента, которому остается жить не более полугода. Больной должен не менее двух раз в течение месяца устно попросить медиков об эвтаназии, а затем повторить свою волю письменно. Диагноз пациента и его умственную дееспособность должны подтвердить два врача.

В соответствии с Венецианской декларацией о терминальном состоянии, принятой 35-й Всемирной медицинской ассамблеей (ВМА) в октябре 1983 года, в процессе лечения врач обязан, по возможности, облегчить страдания пациента, всегда руководствуясь интересами последнего. При этом считается, что врач не продлевает мучения умирающего, прекращая по его просьбе (если больной без сознания — по просьбе его родственников) лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца.

В октябре 1987 года в Мадриде была принята Декларация об эвтаназии, где сказано о том, что «Эвтаназия как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, неэтична. Это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания».

Таким образом, Венецианская и Мадридская декларации ВМА допускают пассивную форму эвтаназии: врач ничего не предпринимает для продления жизни больного, а применяет лишь обезболивающие средства.5


Отношение к эвтаназии и праву на жизнь в России

В России вопрос остается дискуссионным. Можно привести много аргументов как «за», так и «против». Сторонники эвтаназии аргументируют свою позицию тем, что человек вправе распоряжаться собственной жизнью, жизнь - это высочайшая ценность для любого человека, но, если жизнь связана только с невыносимыми мучениями, у человека происходит переориентация ценностных установок и смерть как избавление от страданий становится большим благом. Более гуманным представляется помощь смертельно больному человеку, облегчение его невыносимых страданий, которые лишь усугубляют его положение. Жизнь можно считать благом до тех пор, пока она имеет человеческую форму, существует в поле культуры, нравственных отношений.

Противники говорят о том, что

1)Это противоречит религиозным и этическим нормам: «никто не волен лишать человека жизни. Если эвтаназию разрешить, то мы перестанем быть людьми»; «жизнь дана Богом, и только Бог имеет право лишить человека жизни»; «я верующий и считаю, что человек не вправе вмешиваться»; «эвтаназия не признается ни одной религией, а в связи с тем, что в России возрождается духовность, вопрос об эвтаназии ставить преждевременно»; «у человека нет такого права»; «жизнь каждого человека бесценна!».

2)Многие придерживаются позиции, озвученной главой Роспотребнадзора, главным государственным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко  "Я отношусь к этому очень отрицательно, когда этим занимаются врачи. Врач - это профессия, которая преследует одну цель - сохранить человеку жизнь и делать это до последней минуты", - сказал глава Роспотребнадзора. По его словам, эвтаназия "противоречит клятве врача и многовековой практике". По сути, эвтаназия противоречит предназначению врача, противоречит клятве Гиппократа.

3) Больной человек, решивший подвергнуть себя эвтаназии, не всегда способен адекватно оценивать ситуацию, он может передумать в скором времени.

4) Боятся злоупотреблений, в особенности противники эвтаназии из России. По сути, речь идет о том, что произойдет легализация преднамеренных убийств в корыстных целях.

5)Возможны ошибки в диагностике и прогнозировании.

Однако в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан содержится некоторое противоречие в части регулирования эвтаназии. Статья 45 ее запрещает: Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии - удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ. С другой стороны ст.33 того же законодательного акта гарантирует право гражданина или его законного представителя отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ.

Получается, что этой статьей пассивная эвтаназия все-таки разрешена? Чтобы такой коллизии не возникало, на мой взгляд, необходимо как следует доработать законодательство.

Полагаю, что вопрос легализации эвтаназии необходимо решать, создавая механизм строгого и четкого контроля, а также используя опыт других стран в решении этого вопроса. Злоупотреблений позволит избежать тщательная подготовка к проведению эвтаназии: для начала, необходимо провести консультационную беседу больного с психотерапевтом, а если пациент - глубоко верующий человек, предложить беседу со священником, что, возможно, изменит желание уйти из жизни. Для таких бесед должно избираться время, когда пациент не только находится в сознании и здравом уме, но и в фазе отдыха от болей. В случае, если это не изменит решения, необходимо строгое соблюдение процедуры документального оформления и фактического проведения эвтаназии, например, таких, как: предоставление пациенту информации о его болезни и присутствие уполномоченных лиц при подписании документов.


Заключение.

Подводя итог сказанному, можно сказать, что пока будет отсутствовать законодательное определение права на жизнь, невозможно установить включает ли оно право на смерть. Момент начала жизни и ее прекращения, безусловно, имеет важную практическую ценность, так как с ними связывается начало и прекращение действия соответствующих правовых норм применительно к конкретному человеку. Вряд ли будет возможным разрешить данные вопросы из-за большого количества разных точек зрения, каждая из которых имеет свое право на существование в той или иной степени. Свое мнение по вопросу о том, является ли право на смерть составляющей права на жизнь, я хотела бы выразить высказыванием вышеупомянутого Рамона Сампедро : «…думаю, что жить- это право, а не обязанность…»


Список использованных источников и литературы.

Электронные ресурсы

  1. http://www.doktor.ru/article.html?id=94377

2) http://news2.ru/story/151811/

3) http://www.nashagazeta.ch/node/7154

4) http://top.rbc.ru/society/25/06/2010/427081.shtml

5) http://www.rg.ru/2006/01/19/evtanazia.html

6) http://www.psyobsor.org/1998/21/1-1.php

7) http://krasn.pravo.ru/review/analytic/view/30101

8) http://www.ohchr.org/Documents/Publications/SelDecVol8_ru.pdf

9) http://www.litmir.net/br/?b=51795&p=75

10) http://www.rg.ru/2008/12/12/samoubiystvo.html

11)http://fb2.booksgid.com/content/79/sergey-ryazancev-tanatologiya-nauka-o-smerti/4.html

12) http://ria.ru/opinions/20070417/63804897.html

13)http://largo.ru/blog/legal/post/pravo_na_zhizn_predpolagaet_pravo_na_smert-65/?sphrase_id=211



1 Словари и энциклопедии на Академике. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/17333 (дата обращения: 09.11.2011).

2 Перевод Л. В. Коноваловой. Выполнен по изданию: Rachels J. Active and Passive Euthanasia. From: Moral Issues. Ed. by J. Narveson. Oxford Universitv Press, 1983. P. 1 - 6.

3 Наша Газета. URL: http://www.nashagazeta.ch/node/7154 (дата обращения 09.11.2011)

4 Подборка решений Комитета по правам человека в соответствии с факультативным протоколом. Том 8. URL: http://www.ohchr.org/Documents/Publications/SelDecVol8_ru.pdf (дата обращения: 09.11.2011)

5 Медицинская газета. URL: http://www.mgzt.ru/article/1837/ (дата обращения 10.11.2011)