uzluga.ru
добавить свой файл
1


На правах рукописи


Пастухова Елена Евгеньевна


Русская «женская проза» рубежа XX – XXI веков в осмыслении отечественной и зарубежной литературной критики


Специальность 10.01.01 – Русская литература


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Саратов – 2010

Работа выполнена на кафедре общего литературоведения и журналистики Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского


Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор

Елина Елена Генриховна


Официальные оппоненты:

– доктор филологический наук, профессор

Строганова Евгения Нахимовна


– кандидат филологических наук, доцент

Ясакова Екатерина Александровна


Ведущая организация – Ставропольский государственный университет


Защита состоится 30 сентября 2010 года в 14-00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского ( 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83) в XI корпусе.


С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.


Автореферат разослан « 26 » августа 2010 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета Ю.Н. Борисов


В настоящее время «женская проза» является одним из активно развивающихся направлений, которое необходимо учитывать, анализируя современный литературный процесс. Поэтому многочисленные публикации отечественных и западных литературных критиков о женском творчестве имеют важнейшее значение для понимания современной литературы в целом.

Однако несмотря на огромное количество разноязычных публикаций о женском творчестве, попытки анализа литературно-критических статей по этой проблеме предпринимаются крайне редко. В основном подобные исследования проводятся в рамках диссертационных сочинений о «женской прозе». При этом авторы сосредоточивают свое внимание на анализе художественных текстов и обращаются к отечественным и зарубежным литературно-критическим заметкам о «женской прозе» только лишь для общей характеристики существующих взглядов на женское творчество (Т.А. Воробьева, Е.Г. Кошкарова, О.В. Пензина, Г.А. Пушкарь, Т.А. Ровенская, Е.В. Широкова).

На страницах «толстых» журналов такие аналитические публикации встречаются еще реже. Как и в случае с диссертационными сочинениями, авторы этих литературно-критических статей анализируют отечественное или зарубежное восприятие «женской прозы» в отдельности, не пытаясь сравнивать достижения разных литературно-критических традиций.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимостью изучения литературно-критических откликов о современной «женской прозе» как весомой части общего литературного процесса, при этом чрезвычайно важно установить черты двух литературно-критических традиций в осмыслении такого крупного литературного явления, как «женская проза».

Между тем в современном литературоведении отсутствуют аналитические работы, посвященные сопоставлению отечественной и англо-язычной литературно-критической рефлексии о женском литературном творчестве. Таким образом, научная новизна исследования обусловлена принципиально новой попыткой найти общие для российской и западной литературно-критических традиций подходы к «женской прозе» как самостоятельному литературному явлению, а также увидеть в них две самостоятельные литературно-критические парадигмы.

Цель диссертационного сочинения – выявить общие аспекты и очевидные различия в российском и западном литературно-критическом осмыслении русской «женской прозы» рубежа XX – XXI веков.

Для осуществления поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

– проследить эволюцию российской литературно-критической мысли в отношении «женской прозы»;

– систематизировать отечественные литературно-критические работы о «женской прозе» в зависимости от времени их публикации и методологической основы;

– определить ключевые вопросы в восприятии «женской прозы» российскими критиками и литературоведами;

– выявить основные позиции западных исследователей в отношении русской «женской прозы»;

– сравнить подходы и методы отечественных и западных критиков.

^ Объект исследования – отечественная и западная литературно-критическая рефлексия о «женской прозе».

Предметом исследования послужили литературно-критические статьи отечественных и западных исследователей «женской прозы», а также монографии и сборники научных трудов 1984 – 2009 годов. Проанализирован весь массив публикаций, посвященных «женской прозе», в журналах: «Вопросы литературы», «Дружба народов», «Знамя», «Новое литературное обозрение», «Новый мир», «Октябрь», «Преображение», «Journal of Modern Literature», «The Russian Review», «The Slavic and East European Review», «World Literature Today».

^ Методологическая основа. Для выявления сходств и различий двух литературно-критических традиций используется методика сопоставительного анализа. Характер привлеченных источников требует обращения к теоретическим концепциям, связанным с изучением массовой литературы (Ю.М. Лотман, М.А. Черняк), литературных репутаций (В.Е. Хализев), теории феминизма (С. де Бовуар, Л. Иригарей, Э. Сиксу). Диссертационная работа, посвященная различным направлениям, видам и жанрам литературной критики, во многом базируется на трудах Б.Ф. Егорова, В.В. Прозорова, М.М. Голубкова, Е.Г. Елиной.

^ Теоретическая значимость диссертационной работы определяется тем, что систематизация и сопоставление двух типов литературной критики о «женской прозе», принадлежащих разным культурам, позволяет расширить научное понимание функционирования литературно-критической мысли в общелитературном контексте.

^ Практическая значимость. Полученный исследовательский материал может быть использован в вузовских курсах по истории российской и зарубежной литературной критики XX – XXI века, в спецкурсах по «женской прозе».

^ Положения, выносимые на защиту:

  • Осмысление «женской прозы» в отечественной литературной критике 1980 – 2000-х годов отражает два этапа в развитии самой критики. Первый этап (1980 – середина 1990-х годов) характеризуется дискуссиями о правомерности вычленения «женской прозы» из общего литературного процесса и определением ее тематического ядра. Второй этап (середина 1990-х годов – по настоящее время) выводит литературно-критические публикации о «женской прозе» на границы литературоведческих исследований, посвященных статусу «женской прозы», ее взаимодействию с другими жанрами и стилеобразующими формами современной литературы.

  • Литературные репутации «женской прозы» колеблются между массовой и «высокой» литературой, что указывает на ряд маргинальных черт, отмеченных критикой и присущих разным полюсам «женской прозы»: жанровая размытость, вторичность художественных приемов, клишированность сюжета, заданность авторских стратегий.

  • Если для отечественных критиков «женская проза» является жанрово-стилевым и идейно-эстетическим феноменом, то в западной литературно-критической традиции «женская проза» жестко ограничена только составом участников литературного процесса.

  • В отличие от западной литературной критики, усматривающей в «женской прозе» ключевую роль в социокультурном пространстве России и использующей методы социологической критики («гинокритики» и «гинезиса»), отечественная литературная критика, являющаяся по преимуществу эстетической, оценивает «женскую прозу» с точки зрения литературных репутаций, которые и обусловливают разброс и глубину литературно-критических оценок.

  • Ориентированность российских литературных критиков на литературные репутации, западных – на литературный канон указывает на разность национальных традиций в осмыслении женского письма. Канон предполагает творческую общность, тяготение к литературным группам и объединениям, что характерно для западной «женской прозы». Литературные репутации, напротив, разделяют писателей, характеризуют отдельные творческие личности, в связи с чем российская литературная критика подчеркнуто индивидуализирует творческую деятельность писателей-женщин.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

Апробация основных положений представленного исследования состоялась на Всероссийской научной конференции молодых ученых «Филология и журналистика в начале XXI века» (Саратов, 2007 – 2009) и на VI Международной научной конференции «Русское литературоведение на современном этапе» (Москва, 2007).


^ Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяется научная новизна работы, ее цель и задачи, объясняется методология исследования и принцип отбора материала, формулируются основные положения, выносимые на защиту, говорится об апробации научных результатов и их возможном дальнейшем применении.

В первой главе «Этапы осмысления «женской прозы» в отечественной литературной критике» впервые рассмотрена эволюция литературно-критической мысли о «женской прозе» и представлена хронологическая периодизация отечественных литературно-критических публикаций о женском творчестве с середины 1980-х годов по настоящее время. Согласно данной классификации все исследуемые в работе тексты отечественных критиков подразделяются на два периода, отражающих этапы развития литературно-критической мысли о женском письме, – феминистский и гендерный. Для того, чтобы выявить своеобразие каждого из этапов, автором диссертационного сочинения подробно проанализированы три десятилетия, на протяжении которых были опубликованы критические статьи о «женской прозе».

В работе показано, что первый этап (1980-е годы) лишен полемичности и отличается относительной однородностью литературно-критических взглядов на «женскую прозу». Критики не оспаривают факт существования «женской прозы» и пока не пытаются выявить отличительные черты женского восприятия и мужского.

Второе десятилетие (1990-е годы) является периодом ожесточенной полемики, самым дискуссионным вопросом которой стал вопрос о правомерности разделения литературы на мужскую и женскую. В отличие от 1980-х годов, когда литературное сообщество, за исключением лишь самих писательниц и небольшого числа филологов и литературных критиков, интересующихся «женской прозой», не было обеспокоено этой проблемой, на втором этапе появлялось все больше работ о женском творчестве. Критики всерьез задумались о причинах существования данного литературного феномена и пытались дать научное обоснование разделению творчества по половому признаку. Это стало возможным благодаря двум концепциям, получившим популярность в гуманитарной среде в 1990-х годах, – феминистской теории и гендерному подходу.

Предпринятый анализ статей позволяет говорить о том, что на втором этапе литературная критика разделилась на три основных подхода в исследовании «женской прозы»: патриархатный, феминистский и гендерный. С 1998 года литературная ситуация сложилась таким образом, что все критики негласно поделились на тех, кто непосредственно пишет о «женской прозе», и на тех, кто по ходу своей деятельности сталкивается с женским творчеством и освещает лишь наиболее понравившиеся книги отдельных писательниц. Первые, в свою очередь, воспринимают «женскую прозу» как сложившийся самостоятельный феномен, последние стараются не обсуждать данный вопрос. В конце тысячелетия критиков все больше интересуют проблемы «высокого» и «низкого» в искусстве, особенно пограничного вида литературы, которая рождается в процессе сближения этих двух видов.

Третий этап (2000-е годы) характеризуется разносторонней направленностью литературно-критических работ, в которых осмыслению подвергается не только «женская проза», но и современная литературная ситуация в целом. В самом начале нового века критики пытаются дать свою оценку ушедшей литературной эпохе, осмыслить ситуацию, сложившуюся в последние годы, и предсказать будущие направления развития литературы. В круг рассматриваемых проблем попадают идеология, социальный конфликт, религия, литературные премии, книжные серии, вопросы художественного метода и другие разномасштабные проблемы. Помимо этого критика сама подвергается пересмотру, выявляются ее цели, задачи и методы, а также определяется новый тип современного критика. Продолжая сложившуюся с 1998 года тенденцию, в 2000-х годах критики интересуются не «женской прозой» в целом и даже не творчеством той или иной писательницы, а отдельными произведениями этих авторов, зачастую не рассматривая их как представительниц «женской прозы».

Анализ литературно-критической рефлексии, изменявшейся на протяжении трех исследуемых десятилетий, наглядно показал процесс эволюции взглядов критиков на «женскую прозу» и доказал правомерность разделения отечественных публикаций на два периода. Первый этап (1980 – середина 1990-х годов), хронологически совпадающий с возрождением «женской прозы» и ее становлением, характеризуется горячими спорами о правомерности существования «женской прозы» и пристальным вниманием к ее тематическому ядру. Исследователи, занимающиеся непосредственным осмыслением «женской прозы», действуют в рамках феминистской критики. Ведущими литературно-критическими жанрами на этом этапе становятся обзоры и рецензии.

На втором этапе (середина 1990-х – по настоящее время) литературно-критический анализ «женской прозы» смыкается с литературоведческими трудами, связанными с исследованием статуса «женской прозы», ее соотношением с массовой литературой, ее жанрово-стилевыми поисками. Критики, а вместе с ними и литературоведы, ориентированные на «женскую прозу», создают свои работы на основе гендерного подхода. Появляются работы по лингвистическому прочтению женского творчества. Ведущими литературно-критическими жанрами этого времени становятся аналитические статьи.

Особое место в первой главе занимает анализ знаковых для рубежа XX – XXI веков статей А. Латыниной и А. Немзера, в которых критики спорят о судьбе литературы в начале нового тысячелетия. А. Латынина говорит о сумерках литературы, в то время как А. Немзер называет 1990-е годы замечательным десятилетием. Данная полемика, по мнению автора диссертации, важна потому, что она позволяет взглянуть на «женскую прозу» в контексте общей кризисной литературной ситуации, сложившейся в последние годы.

В диссертации отмечается, что в отечественных литературно-критических исследованиях первого этапа одним из самых спорных и широко обсуждаемых вопросов является вопрос о существовании «женской прозы» как самостоятельного литературного феномена. Сторонники «женской прозы» с самого ее возрождения признавали тот факт, что понятие это сохранило оттенок игривой неестественности (И. Савкина), и писательницы существуют на полулегальных правах (Г. Скворцова). В целом все исследователи условно разделились на две группы – на тех, кто выделяет «женскую прозу», и на тех, кто пытается не делить литературу по половому признаку. Последние, по сути, выражали патриархатную точку зрения. Представители же первой группы с начала 1990-х годов все чаще отстаивали феминистские позиции. Главным фактором разделения литературы на «женскую» и «мужскую» критики считают разницу в восприятии действительности.

Еще один вопрос, который активно обсуждался на страницах журналов 1990-х годов, касается будущего «женской прозы». Одни критики (Т. Морозова, А. Козырева) предсказывали «женской прозе» дальнейшее развитие, другие (А. Марченко) предрекали скорое увядание.

На втором этапе согласно принятой классификации формируется научно-критическое осмысление «женской прозы». Появляется все больше статей, опирающихся на гендерные методы исследования. Вследствие этого критики в своих работах делают акцент не на важности природной обусловленности разделения творчества по полу, а уделяют внимание женскому письму как социокультурному феномену, где ключевыми критериями оценки становятся понятия социального и культуры.

В работе отмечено, что, вводя гендерные дискурсы, ученые не отвергают феминистские идеи, но пытаются их преобразовать в рамках своего подхода. Автор диссертации указывает на важную закономерность: критики, занимающиеся гендерными исследованиями, оперируют более широким понятием «женская литература», куда относятся и «женская проза», и поэзия, и мемуаристика, и «высокие» и массовые жанры. Такое глобальное объединение женского творчества в гендерных исследованиях необходимо для понимания и изучения всего опыта, привычек и взглядов женщин.

В диссертационном сочинении показано, что в 2000-х годах опять возникает вопрос о правомерности существования «женской прозы» и «женской литературы» в целом. Однако новая волна дискуссий на эту тему кажется несколько искусственной, так как доказательством права на существование такого рода литературы занимаются именно сторонники гендерного подхода. Следуя за своими западными коллегами, они вводят в широкое употребление понятие литературного канона, под которым теперь «скрывается» традиционная патриархатная литература.

В работе доказано, что в последние годы наиболее дискуссионными становятся вопросы художественного и эстетического уровня современных произведений как «мужских» так и «женских», их принадлежности к высоким и низким жанрам.

Вторая глава «”Женская проза” в контексте споров о литературных репутациях» открывается кратким рассмотрением теоретической концепции В.Е. Хализева о литературных репутациях, согласно которой репутации писателей возникают стихийно, формируются интересами и мнениями читающей публики на протяжении длительного времени и претерпевают резкие колебания. В современной литературе проблема писательских репутаций лежит в русле обсуждения иерархии литераторов и их произведений. Проблемы литературного качества, читательской востребованности, адресованности текста тем или иным читательским группам – от элитарной до массовой – оказываются в центре литературно-критических споров.

Так как применительно к «женской прозе» все это сводится к дискуссиям о ее принадлежности к «высокой» или «массовой» литературе, то в этой главе диссертации специальное внимание уделяется теоретическому определению «высокой» и массовой литературы. Автором подробно рассматриваются статьи Ю.М. Лотмана, посвященные этой теме. В работе отмечается, что ученый одним из первых признал за массовой литературой социальную значимость, так как, по его словам, понятие массовой литературы касается не столько структуры того или иного текста, сколько его социального функционирования в общей системе текстов, составляющих данную культуру.

Однако одной из самых важных идей Ю.М. Лотмана является признание неоднородности массовой литературы. По мысли ученого, она включает в себя, прежде всего, произведения писателей-самоучек и дилетантов, чаще всего принадлежащих к низшим слоям населения и создающих рабские копии текстов господствующей литературы. Тем не менее особую ценность представляют тексты другого типа. Они не копируют нормы «высокой» литературы, а полностью их игнорируют и, следовательно, кажутся ей непонятными и чуждыми. Оказываясь оттесненными на периферию, эти произведения не принадлежат массовой литературе, но смешиваются с ней. Развивая эту идею, Ю.М. Лотман дифференцировал два вида таких текстов. Во-первых, это произведения, чуждые литературной теории, господствующей в данную эпоху, и оцененные современной критикой как «плохие» и «бездарные». Ко второму же типу относятся произведения, которые подразумевают высокую оценку, но по различным причинам не могут быть напечатанными, так как содержат в себе фамильярные, эротические, нецензурные и другие элементы. Вместе с тем, как утверждал Ю.М. Лотман, не входя в официальную литературную иерархию, эти произведения ценятся, и в каждом из этих видов текстов есть свои классики и образцы для подражания.

Именно произведения, входящие в первую группу текстов и зачастую отвергаемые современниками, в настоящее время попадают в сферу интересов критиков. Выдвигая свои идеи о массовой литературе, Ю.М. Лотман по сути дал первоначальную характеристику тому явлению, которое не окончательно оформилось в литературоведении и еще не закрепило за собой единого названия. Если попытаться кратко выразить суть данного феномена, то можно сказать, что это литература, стоящая на стыке «высокой» и массовой литератур, размывающая их границы и, следовательно, активно заимствующая приемы, жанры и стиль изложения обеих.

В работе также обобщаются различные наименования, которые критики предлагают для обозначения такого рода литературы. Самыми перспективными среди них являются «качественная популярная проза» (М. Амусин), сублитература (Е.Г. Елина), ультра-фикшн (Н. Иванова) и «плохая хорошая» литература (И. Роднянская).

В диссертационном сочинении проведено типологическое сопоставление «женской прозы» и «дамского романа». Исследователи не отрицают тот факт, что российский «дамский роман» на начальных этапах своего становления во многом копировал западный «розовый роман». Но по мере развития традиционный любовный роман расширяет свои рамки, все больше становясь «розово-черным», соединяя в себе жанры любовного, иронического и авантюрного романа. Модифицируются и функции «дамского романа». В отличие от сугубо развлекательной направленности массовой литературы на западе, в современном российском обществе «дамский роман» выполняет психотерапевтическую, стабилизирующую и познавательную функции.

Анализ отечественных литературно-критических статей показывает, что расширенная тематика «дамского романа» позволяет критикам причислять к данному жанру авторов не только любовных повестей, но и писательниц, создающих криминальные и авантюрные романы. Так, в числе этих имен оказываются В. Токарева, Г. Щербакова, Л. Ванеева, И. Полянская, А. Берсенева (Т. Сотникова), М. Юденич, Д. Истомина, Е. Вильмонт, П. Дашкова, Т. Устинова и др. Вместе с тем жанровая трансформация «дамского романа» и наличие в нем социально-психологических проблем представляет определенные трудности для исследователей. Произведения В. Токаревой, Г. Щербаковой, Л. Ванеевой, И. Полянской и некоторых других критики приписывают и «женской прозе» и «дамскому роману». Из этого следует, что границы этих двух форм женского творчества относительно расплывчаты, что лишний раз указывает на необходимость более пристального изучения литературы, стоящей на стыке массовой и «высокой» словесности.

Центральное место в главе отведено исследованию мнений критиков о месте «женской прозы» в современном литературном процессе. Автор доказывает, что определяющим фактором в решении этого вопроса для литературной критики является художественный уровень и тематическое ядро создаваемых писательницами произведений.

Систематизируя различные высказывания литературных критиков о темах, образах и топосе в «женской прозе», автор диссертации сделал вывод о том, что в 1980-х – 1990-х годах писательницы разрабатывали проблемы, традиционно приписываемые женщинам, такие как быт, семья, дом, любовь. Вместе с тем, не отрицается факт существования новизны в женском творчестве, которая проявляется в особом авторском восприятии окружающего мира – в осмыслении действительности через женскую психику и жизненный опыт. Такая позиция, особенно ярко проявившаяся в феминистски-ориентированной критике, не должна, по мнению диссертанта, игнорироваться современным литературоведением, так как именно она позволяет изучать женское творчество в новом ракурсе. Вместе с тем, как демонстрируется в работе, авторы статей, придерживающиеся патриархатных взглядов, не признают вклада писательниц в общелитературное наследие и, с одной стороны, обвиняют «женскую прозу» в мелкотемье, а с другой, не допускают женского присутствия в мужских темах.

В результате анализа статей, опубликованных в начале XX века, было доказано, что заметной тенденцией литературной критики последних лет становится отказ от внятного вычленения «женской прозы» из общего потока современной прозы. Критики всё настойчивее пытаются обнаружить в ней темы и мотивы, разрабатываемые в литературе в целом. Е.М. Трофимова полагает, что мелкость и узость тем, примитивность сюжетов характерны чаще всего для «дамского романа», а «женской прозе» присущи более высокий художественный уровень и разнообразие тем, сюжетов и жанров.

Литературно-критические работы 2000-х годов отличает не только внимание к «женской прозе» как к одной из составляющих частей общего литературного процесса. Важной особенностью этого этапа в сравнении с первым является исследование творчества писательниц в рамках постмодернистской эстетики.

Традиционно постмодернистскими авторами считались Л. Петрушевская и Т. Толстая, но в последнее время исследователи в один ряд с ними ставят В. Нарбикову, О. Славникову, Л. Улицкую, И. Полянскую, Г. Щербакову, Ю. Кисину. Наличие в произведениях писательниц постмодернистских элементов свидетельствует о том, что «женская проза» развивается не обособлено, а в рамках современного литературного процесса, активно используя все его новые творческие приемы, жанры и формы. Между тем, как доказывается в диссертации, литературная критика 2000-х годов сама становится постмодернистской. В результате в сферу ее исследования попадают все литературные пласты и группы.

В качестве иллюстрации современной литературной ситуации в диссертации приводится сжатая и одновременно емкая классификация существующих писательских групп, предложенная Н. Ивановой. По мнению этого авторитетного критика, постсоветская литература делится на три традиционных уровня – массовую литературу, высокую словесность и беллетристику, – каждый из которых представлен писателями, исповедующими разные принципы.

Изучение литературно-критических текстов периода 1980-х – 2000-х годов позволяет утверждать, что среди всех авторов «женской прозы» наибольшей популярностью у критиков пользуются Л. Петрушевская, Т. Толстая, Л. Улицкая и О. Славникова. На страницах толстых журналов с определенной регулярностью можно встретить литературно-критические отзывы о произведениях М. Вишневецкой, И. Полянской, В. Токаревой, Г. Щербаковой, М. Палей, Н. Горлановой, Д. Рубиной, С. Василенко и Н. Садур. Но, безусловно, самыми признанными авторами в ряду этих имен по праву считаются Л. Петрушевская и Т. Толстая.

По воле авторов литературно-критических статей творчество остальных писательниц, как указывается в работе, – М. Вишневецкой, И. Полянской, В. Токаревой, Г. Щербаковой, М. Палей, Н. Горлановой, Д. Рубиной, С. Василенко – осмысляется в рамках «женской прозы». При этом заявления самих писательниц, например, В. Токаревой и Д. Рубиной об отказе от такой классификации критиками не учитывается. Художественный уровень произведений этих представительниц «женской прозы» определяется все больше как беллетристический.

Постмодернистская эстетика последних лет сформировала условия для появления в «женской прозе» и литературе в целом произведений, находящихся на границе «высоких» и массовых жанров словесности. Это, в свою очередь, позволило критикам расширить диапазон оценки творческих репутаций писательниц. В результате «женская проза» стала классифицироваться как многомерное и многоуровневое явление, включающее в себя «высокую» прозу, «качественную» беллетристику, беллетристику и «дамский роман», который чаще всего выносится за пределы «женской прозы». При этом большинство писательниц обладают стабильными литературными репутациями различных уровней. Относительная нестабильность наблюдается в отношении Л. Улицкой и О. Славниковой, творческие репутации которых колеблются между «качественной» беллетристикой и «высокой» прозой.

Третья глава «Принципы анализа «женской прозы» в зарубежной и отечественной литературной критике» обращена к исследованию западных литературно-критических публикаций и их сравнению с отечественными статьями. В самом начале этой главы дается история вопроса изучения женского письма за рубежом. Автором отмечается, что англо-американские исследования русской женской литературы начались в 1970-х годах, а с конца 1980-х приобрели широкую популярность. В настоящее время изучением русской «женской прозы» занимаются Б. Хельдт, К. Келли, Р. Марш, Дж. Хитон, Е. Гощило, Дж. М. Гейт и другие.

К середине 1980-х годов на западе уже были разработаны теоретические аспекты феминистской критики и гендерного подхода, исследователи активно их применяли в осмыслении творчества русских писательниц. Поэтому статьи зарубежных критиков в отличие от отечественных публикаций в диссертации не разбиваются на периоды. В работе показано, что пик западной литературно-критической рефлексии, связанной с русской «женской прозой», приходится на 1990-е годы.

Анализ трудов в этой части работы позволил представить четкую картину методов, применяемых западными феминистскими критиками в осмыслении «женской прозы». Было установлено, что в зарубежной феминистской литературно-критической традиции существуют два ключевых подхода – англо-американский и французский. Основной метод англо-американской критики – гинокритика. Он исследует социокультурный опыт женщин и его выражение в женской литературе. Такой подход часто не учитывает сложность и двойственность языка и противопоставляется французскому подходу – гинезису, суть которого состоит в том, что язык по сложившейся культурной традиции является мужским и женское начало в языке постоянно находится в оппозиции.

В диссертации сопоставлены различные точки зрения самих критиков на данную методологию. Суть этих мнений сводится к тому, что при анализе не европейского женского письма, в том числе и русской «женской прозы», необходимо учитывать социокультурные традиции, в которых создавались эти произведения.

Зарубежные исследователи отмечают, что русская литература представляет собой полностью мужскую традицию. При этом все самые запоминающиеся героини в русской литературе появляются в творчестве мужчин. Однако еще более странным является тот факт, что самые знаменитые феминистские романы в русской литературе были написаны мужчинами, а самые знаменитые героини появились не на страницах этих романов, а в довольно консервативных политических трудах, посвященных женщинам.

Анализ англо-американских публикаций также указал еще на одну особенность, существовавшую вплоть до 1980-х годов в русской литературе – распределение жанров между писателями и писательницами. Критики заметили, что в России женщины создали очень сильную поэтическую и автобиографическую традиции, в то время как художественная проза находилась в сфере мужских интересов. Для англо-американской традиции написание романов являлось одним из приоритетов писательниц и сыграло важную роль в развитии их профессиональных навыков. Учитывая точку зрения зарубежных критиков и принимая во внимание реальную литературную ситуацию, автор диссертации доказывает, что романы, создаваемые русскими писательницами XIX века можно отнести исключительно лишь к жанру «дамского романа», так как высокохудожественные произведения принадлежали мужскому перу, что отчасти объясняет существование «женской прозы» 1980-х годов в форме рассказов и повестей.

В ходе работы автор диссертации останавливается на статьях, посвященных проблеме функционирования женского письма в традиционном западном каноне, так как эта проблема является одной из самых ключевых в зарубежной феминистской критике. Анализ данных статей позволил сделать выводы о том, что канон представляет собой комплексное образование, на самом высоком уровне которого располагается некий глобальный канон, включающий в себя признанные мировые литературные шедевры. Далее он подразделяется на национальные каноны, в которые входят произведения «высокого» художественного уровня, принадлежащие отдельным странам. Внутри каждого национального канона существуют свои антиканоны, созданные женщинами, различными меньшинствами и классами. Поэтому одна из главных задач феминистской критики заключается в том, чтобы способствовать продвижению как можно большего числа писательниц не только в национальный канон, но и на глобальный уровень.

Анализ работ в первых двух главах диссертационного сочинения показал, что отечественные критики в отличие от своих западных коллег не интересуются проблемами канона как такового. Споров о включении «женской прозы» в современный литературный канон отечественная критика не ведет, так как их заменяют горячие дискуссии о принадлежности писательниц к «высокой» или массовой литературе и исследования о литературных репутаций писательниц. Авторы немногочисленных больших статей о каноне рассматривают лишь споры западных литературоведов по этой проблеме.

Сопоставление всего исследовательского материала диссертации доказывает одно из ключевых положений работы. Ориентированность западных исследователей на канон, а российских критиков – на литературные репутации вскрывает немаловажный факт, который характеризует сущность двух национальных традиций женского письма. Понятие канона подразумевает некую общность, что изначально обуславливает стремление западных писательниц объединиться в группу. Литературная репутация, в свою очередь, не предполагает множественного числа. Она является характеристикой отдельной творческой личности. Автор диссертации допускает, что это может являться одним из поводов для русских писательниц не отождествлять себя с «женской прозой» как какой-то единой группой.

Доказанное в первых двух главах работы положение о том, что одной из важнейших проблем отечественной феминистской критики является проблема существования «женской прозы» как самостоятельного явления, помогает обнаружить несколько иное звучание этого вопроса у западных исследователей. Женское письмо для англо-американской литературной критики – факт состоявшийся, не требующий доказательств. Поэтому и к русской «женской прозе» она обращается как к уже существующему явлению, а объектом пристального внимания становится проблема традиции. Прежде всего, западные феминистские критики пытаются обнаружить в «женской прозе» преемственность и связь современных писательниц с их предшественницами.

В связи с этим в диссертации анализируется книга К. Келли, в которой критик прослеживает историю становления женского творчества в России и обнаруживает преемственность поколений писательниц. Ключевой идеей данного труда является изучение современной русской «женской прозы» в ее непосредственной связи с предшествующими поколениями писательниц.

В диссертации доказано, что в зарубежной литературной критике вопрос о художественном уровне «женской прозы» обсуждается не так остро, как это происходит на страницах отечественных литературно-критических работ. Статьи зарубежных авторов отличаются яркой эмоциональностью и нескрываемым феминистским пафосом, когда критики пытаются доказать право женщин отражать своё видение мира, но и при сравнении художественного уровня «женской прозы» и произведений, созданных авторами-мужчинами, критики порой не избегают каких-либо категоричных оценок. Вместе с тем взгляды феминистской критики на художественный уровень «женской прозы» характеризуются однородностью.

Для западных феминистских критиков не существует «хороших» или «посредственных» писательниц. Они все – «великие». По мнению автора работы, наиболее ярко точка зрения западных критиков на художественный уровень «женской прозы» проявляется при рассмотрении писательниц каждой в отдельности. Благодаря тому, что западная феминистская критика воспринимает всё, написанное женщинами, как единое целое, круг исследуемых авторов очень широк, а писательницы девятнадцатого века представлены в большем объеме, чем в отечественных исследованиях, посвященных в основном представительницам современной «женской прозы».

Анализ статей позволяет утверждать, что несколько имен пользуются наибольшей популярностью у западных исследователей. Это те же писательницы, которые чаще всего упоминаются и российскими критиками – Т. Толстая, Л. Петрушевская, Н. Садур, В. Нарбикова, Л. Улицкая. Самыми популярными авторами у зарубежных читателей признаны Т. Толстая и Л. Улицкая, так как их произведения чаще всего переводят на английский язык. Однако литературные критики делают свой выбор в пользу Л. Петрушевской.

В Заключении подводятся итоги предпринятого диссертационного исследования, намечаются наиболее перспективные направления дальнейшего изучения темы.


^ Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:


  1. Пастухова Е.Е. «Женская проза» в отечественной и англоязычной литературной критике // Вестник Вятского государственного университета. Киров, 2008. №2. С. 158-164. (Издание включено в перечень, рекомендуемый ВАК РФ).

  2. Пастухова Е.Е. Современная «женская проза» в англоязычных рецензиях на страницах литературно-критических журналов // Альманах современной науки и образования. Тамбов, 2007. №3. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы: в 3 ч. Ч. 2. С. 152-154.

  3. Пастухова Е.Е. История становления русской «женской прозы» в исследованиях англоязычных литературоведов // Филологические этюды: сб. науч. ст. молодых ученых: в 3 ч. Саратов, 2008. Вып. 11, ч. I-II. С. 164-166.

  4. Пастухова Е.Е. Постмодернистская эстетика в «женской прозе» 1990-х годов и ее осмысление в зарубежной литературной критике // Филологические этюды: сб. науч. ст. молодых ученых: в 3 ч. Саратов, 2009. Вып. 12, ч. I-II. С. 293-297.

  5. Пастухова Е.Е. Отечественные публикации о функционировании «женской прозы» в современном литературном каноне // Изменяющаяся Россия – изменяющаяся литература: Художественный опыт XX – начала XXI веков: сб. науч. тр. / Сост., отв. редактор проф. А.И. Ванюков. Саратов, 2010. Вып. 3. С. 257-261.