uzluga.ru
добавить свой файл

Реально-виртуальный мир образования: «в ожидании Годо»

http://www.inurb.ru/node/254 Опубликовано 11/01/2010 - 11:15



В.П.Климов


(Публикация осуществляется
при поддержке РГНФ – «Урал»
№09-06-83684 г/У)


Представитель эстетики абсурда драматург С.Беккет [1] в своих парадоксальных пьесах развивал тему человеческого одиночества. Он говорил о потребности своих героев в общении, которого они лишены. Всю жизнь они пристально вглядываются в свой внутренний мир, готовясь и пытаясь соотнести его с окружающей действительностью, но выводы их безутешны, а существование бесперспективно. В трагикомедии «В ожидании Годо» (1952) герои не случайно оказались на пустынной заброшенной дороге, единственным «украшением» которой является засохшее дерево: они в Зоне. Речь героев заторможена, поэтому они демонстрируют механизм некоего процесса: ожидания, предчувствия Встречи и взаимных действий. Различные повторяющиеся жесты в духе фантасмагорической клоунады Феллини, психологические перипетии должны занимать зрителя. Многие герои Беккета коммуникативно парализованы или заключены в узком пространстве своих возможностей. Паралич мысли, паралич воли… все живут в ожидании фантома, виртуального посланца Годо! [2] К встрече с которым они, скорее всего, не готовы и поэтому не заметят его прихода.

Наступление телевизионной эры фактически совпало с наступлением эпохи постмодернизма, гедонизма и релятивизма. После эпохальных открытий ХХ в. в области электроники, информатики и кибернетики наступил период глобальных инноваций в сфере телекоммуникаций, аудиовизуальной техники, спутниковой связи и прорывов в компьютерной индустрии. Массовые медиакоммуникации перестают быть пространственно и элитарно ограниченными. [3] Эта тенденция возникновения планетарных СМИ корреспондирует с возникновением транснациональной массовой культуры, ориентированной на западные модели распространения и функционирования т.н. «западнизм» (А. Зиновьев). Сегодняшний этап эволюции масс-медиа совпадает с началом эпохи глобализации всех сфер культуры и жизнедеятельности современного поколения. Появление в конце ХХ в. компьютеров и сети (Интернет) изменило природу медийного общения. Интернет как глобальное информационное пространство, перевернув наши понятия о скорости обмена письменными сообщениями, позволил мгновенно соединять коммуницирующих агентов в любой точке нашей планеты, до предела упростив схему получения информации. Идет всеобщая компьютеризация, распространение персональных компьютеров и сверхмощных программ новых поколений. Они, в свою очередь, привели к появлению нового качества и принципов организации внешнего социального мира и внутреннего пространства человека – феномену «виртуализации» общества и культуры. Процесс замещения реального пространства – как поля воспроизводства культуры общества – условным пространством отраженного действия и называют виртуализацией. Это один из отличительных признаков современного глобального процесса смены потребительских парадигм: люди предпочитают смотреть, воображать, представлять, а не действовать. Результат социальный – симуляция процессов и программные намерения.

Технотронная эпоха порождает новые типы личности: развлекающуюся – человека-консьюмера, или, в лучшем случае, как надеялся Э. Тоффлер, - «просьюмера», с пассивно-созерцательной идеологией потребителя. [4]

Уже второе поколение студентов России живет в технотронную эпоху. Все большую роль в жизни молодежи играет сеть, постоянно расширяющая охват пользователей. Телевизионные компании также пробуют заявить свое присутствие в сети, пытаясь перенести просмотр видео-продуктов Интернета на экраны телевизоров. В итоге неизбежна новая морфология телевизора, который превращается в телекомпьютер (ПКТВ). В перспективе, телекомпьютеры могут быть объединены и составить еще одну глобальную сеть. Информационный глобализм проявляется уже сегодня в образовании различных межконтинентальных коммуникационных каналов и сетей, а новое столетие ознаменовалось синтезом телетрансляционных, компьютерных и мегаспутниковых систем связи, существенными ингредиентами которых станут роботехника, голография, мобильные и персональные средства связи, глобальная коммуникация с использованием спутников, лазеров, стекловолокнистой оптики. Не стоит забывать и о глобальной финансиализации масс-медиа, превращающей духовное окормление в придаток спекулятивно-коммерческого производства. Коммуникация «не имеет пространственного места», т.е. не привязана к региональным обществам, она сама определяет границы и значение социального пространства. При таком ракурсе рассмотрения возникает вопрос о структурировании коммуникативных систем в более широком контексте - новом подходе в определении параметров социального порядка в информационно-коммуникативном обществе. «Реальность массмедиа» всегда относительна и иллюстрируется следующей парадоксальной максимой: «То, что мы знаем о нашем обществе и даже о мире, в котором живем, мы знаем благодаря массмедиа»[4]. Телевидение стало не просто главным источником новостей для всех жителей планеты, но и средовой матрицей формирования душ, духовным наставником поколений, поставщиком образов и образцов, ценностных векторов, ориентаций, критериев, норм, вкусов. Специфику медиа-информирования определяет ее мозаичный, фрагментарный по содержанию и избыточный по времени характер вещания, поэтому и восприятие мозаично, а зритель уподобляется участнику игры, собирающему образы из набора точек.

Когда социологи, философы и медиа-эксперты говорят о современном обществе как «обществе спектакля» (Ги Дебор), «виртуальном» обществе, они подчеркивают самоочевидную истину: в культуре быстрыми темпами идет сокращение пространства («галактики») Гуттенберга, наблюдается лавинообразное возрастание удельного веса визуализации в массовых коммуникативных процессах. «Картинка важнее слова», - бренд сезона массовой культуры. Эта особенность ее презентации объясняет многое в толковании роли ТВ (а отчасти и Интернета) в наши дни. Слово, особенно письменное, уступает свои позиции музыке, жесту, мимике, изображению (видеоряду). Но может это и не трагедия, а эволюционное изменение алгоритмов человеческой культуры и природы, имеющее отношение к позитивным аспектам процесса глобализации.

Социокультурная тематика занимает достойное место в трудах философа Ж. Бодрийара, который, рассматривая общение как дар, как подарок человечеству от Природы. В знаменитом эссе «Реквием по масс-медиа», он указал на небывалый до этого уровень опосредования опыта людей средствами массовой коммуникации, особенно телевидением, что стало конститутивным признаком потребительского общества. Выступая перед российскими студентами, он афористично отметил общую социокультурную тенденцию новейшего времени: «слишком много информации и слишком мало смысла». [3] Имелось в виду, перенасыщение современной жизни и особенно каналов СМИ необязательными сведениями, «шумом», симулякрами, которые «берут верх над историей». Последние «ликвидируют нас вместе с историей», т.к. симулякр - это знак без означаемого, знак за которым ничего не стоит, кроме сотворенной им же реальности, которая не что иное, как «гиперреальность» (Ж. Деррида), т.е. разновидность виртуальной реальности, лишенной глубины, некая поверхность, дающая выхолощенную, но привлекательную картинку действительности, т.к. представленное на ней изображение идеализирует, «раскрашивает» нашу каждодневную тусклую или жестокую реальность. [3] С каждым годом людей на нашей планете становится все больше. Проблемы рокового для человечества кризиса накапливаются подобно мусорным свалкам, от которых хочется отвернуться. С каждым годом ускоряется и увеличивается поток производимой в СМИ (не говоря уже о производстве или науке!) социальной информации. С каждым годом все больше говорится и пишется о том, что мы не успеваем перерабатывать то, что говорится и пишется каждый день, а есть еще и прошлое. Есть традиция, которую нельзя потерять. Есть долг перед теми, кто будет жить после нас. Мы не успеваем переработать то, что печатается в журналах, показывается по всем каналам, рисуется на рекламных щитах, пересылается по почте, черпается из Сети, льется из мобильных и обычных телефонов, проговаривается на кухне. Ускоряющийся синерго-эмержентный водопад медийной информации уже сейчас порождает не только вопросы, но и (зафиксированные наукой) психические расстройства потребителей. А ведь информационное, а тем более – информациональное – общество только возникает. Общение в СМИ становится все более рациональным и рационализированным. Интерактивность, призванная интенсифицировать социально-культурный диалог Коммуникатора с Реципиентом, сегодня все чаще подавляется постановочно-театральной ПР-деятельностью, политической рекламой, имитацией обратной связи. Масс-медиа остаются мировым фольклором, источником неомифотворчества. Медийную глобализацию можно трактовать как переход к унифицированным способам информирования масс и конвейерному способу распространения новостей и культурного опыта для всего мира. Язык информационных потоков тяготеет к стандарту, а личностное начало коммуникатора влечет его к самореализации с помощью Слова. Отсюда и амбивалентность медийного Мегадискурса, глобальные парадоксальные противоречия образования. [4]

Сегодня возникает особая задача для образования - формирование медиакультуры современного человека. Формируемый «миф» реальности отстраняет человека от нее, оказывая огромное влияние на возможность осуществления деятельности с осознанным принятием ответственности за собственную жизнь и интересом к ней. Результатом этого становится искаженное, дифференцированное мировоззрение, не позволяющее человеку понять и реализовать собственный потенциал. [5]

Понимание этой проблемы пришло сегодня к российским, как и ранее к зарубежным педагогам и ученым. Сейчас для нас актуальным является адаптация опыта, методологии, теоретических концепций школ медиаобразования разных стран. При этом надо быть готовым к тому, что результаты этого процесса у них не всегда будут соответствовать национальной ментальности и отечественным традициям воспитания и образования, особенно в области оценки качества визуальной медиакультуры.

Для западных представителей медиаобразования Эстетика, скорее, основа для формирования защитных (против некачественных
медиатекстов) реакций учащихся, развития их эстетического вкуса, критической позиции по отношению к видеопродуктам массовой культуры, и наконец, умения творчески интерпретировать и использовать медиатексты. Отдельные школы отечественной медиапедагогии [5] большее внимание уделяют таким векторам как миропонимание и мировосприятие, развитие которых - одна из основных целей, в том числе, осуществляемых в рамках эстетической теории медиаобразования. Появляются такие показатели медиакомпетентности, как «интерпретационный/оценочный» и «перцептивный» критерии. На основе первого показателя можно установить способность анализировать медиатекст, а на основе второго - определить возможность сопереживать автору. И если первый показатель в большей степени основан на измерении степени умений анализировать структуру текста, то «перцептивный» способности чувственного сближения с миром автора. [5] Экранные искусства представляют собой огромный потенциал для образования и социализации поколений, так как предполагают в процессе восприятия интимно-личностный контакт с медиатекстом, актуализируя тем самым жизненный опыт, что делает возможным его обогащение и активное формирование мировоззрения. Структура высокохудожественного медиатекста организуется таким образом, что уникальность личности автора обнаруживается на разных уровнях воссоздания глубины проникновения художника в рассматриваемую проблему и тем самым делает возможным соизмерение зрителем разных аспектов собственного и авторского мировосприятия, актуализируя разные компоненты его мировоззрения, а диалог собирает эти компоненты в целое, подтверждая уникальность его субъектов. Только при таком проникновении в структуру художественного медиатекста можно отождествлять себя с автором, и осознавать своеобразие в собственном и авторском мировосприятии.

В заключении хочется сделать вывод, что заявленные и стоящие перед отечественным медиаобразованием задачи могут быть успешно решены только в контексте чрезвычайных изменений в отношении к киберреальности. Отечественная аудитория чрезвычайно диффузна и дифференцирована по возрасту, предпочтениям, запросам и ожиданиям, степени информационной зависимости, а главное – по уровню готовности компетентно и органично «войти в новую виртуальную среду». Все это требует колоссальных изменений и усилий на государственном, социально-институциональном уровне, а также психологической перестройки на основе интеллектуальной компетенции субъектов медиапространства - ведь «Годо», как новая реальность уже пришел…

Библиографический список

1. Беккет С. Изгнанник. [Текст]. М.: Известия, 1989.
2. Театр парадокса (Ионеско, Беккет и другие): сб. / сост. и автор предисл. И. Дюшен. [Текст]. М.: Искусство, 1991. С. 10-11.
3. Мосалев Б.Г. Реально-виртуальный мир культуры: опыт концептуализации: монография /Б.Г. Москалев. [Текст]. М.:Экслибрис-Пресс, 2008. 424 с.
4. Киттлер Ф. Оптические медиа. Берлинская лекция 1999 г. пер. с нем. [Текст]. М.: Логос, 2009. 272 с.
5. Федоров А.В., Челышева И.В., Новикова А.А. и др. Проблемы медиаобразования (научная школа под руководством А.В. Федорова). [Текст]. Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2007. 212 с.