uzluga.ru
добавить свой файл

На правах рукописи




ФЕДОТЧЕНКО АННА ВЯЧЕСЛАВОВНА




ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО


Специальность: 12.00.09 – Уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность


А В Т О Р Е Ф Е Р А Т


диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Москва – 2006

Диссертация выполнена на кафедре уголовного права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская таможенная академия».


Научный руководитель - кандидат юридических наук, доцент

^ Шестаков Валерий Иннокентьевич

Научный консультант - Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор

Жбанков Виктор Андреевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

^ Духно Николай Алексеевич

кандидат юридических наук, доцент

Колонтаевская Ирина Федоровна


Ведущая организация: Научно-исследовательский институт проблем укрепления правопорядка при Генеральной прокуратуре России


Защита состоится « 8 » декабря 2006 года в ____ часов на заседании диссертационного совета К 310.001.01 в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская таможенная академия» по адресу: 140009, г. Люберцы Московской области, Комсомольский проспект, 4, ауд. 233 (зал заседаний Ученого Совета).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской таможенной академии.

Автореферат разослан « 7 » ноября 2006г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент В.Г. Беспалько
^

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Российское уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Достижение данной цели обеспечива­ется эффективным осуществлением уголовного преследования, состоящего в подготовке, выдвижении и обосновании обвинения – официального утверждения о совер­шении конкретным лицом общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом. Вместе с тем, существенное значение имеет вторая цель уголовного судопроизвод­ства – защита личности от незаконного и необоснованного обвинения (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). В этой связи, специфика и значение института привлечения лица в качестве обвиняемого как раз и заключаются в том, что он при­зван в равной мере обеспечить достижение обеих целей уголовного судопроизводства. Именно от правильного, своевременного и обоснованного привлечения в ка­честве обвиняемого зависит эффективность всего дальнейшего производства по уголовному делу.

После принятия и вступления в действие УПК РФ институт привлечения в качестве обвиняемого по сравнению с предшествующим уголовно-процессуальным законодательством претерпел значительные изменения. Прежде всего, данные изменения связаны с утверждением и развитием принципа состязательности уголовного судопроизводства, в соответствии с которым функция обвинения должна быть отделена от функции защиты, а привлечение лица в качестве обвиняе­мого в таких условиях понимается как выдвижение первоначального обвинения – уголовного иска. Указанное обстоятельство обуславливает актуальность темы исследования, анализ которой позволяет выявить и осветить наиболее важные его теорети­ческие и практические проблемы, которые не получили достаточного разрешения в уголовно-процессуальном законодательстве. В свете изложенного наиболее актуальным представляется рассмотрение таких вопросов, как соот­ношение понятий «возбуждение уголовного преследования», «привлечение лица в качестве обвиняемого» и «возбуждение уголовного дела в отношении опреде­ленного лица»; условия для привлечения в качестве обвиняемого; привлечение в качестве обвиняемого при производстве дознания.

Привлечение в качестве обвиняемого является одним из центральных элементов процессуальной деятельности следователей. И, как показывает практика, большинство ошибок и иных нарушений закона, связанных с выдвижением первоначального обвинения, влекут за собой самые неблагоприятные последствия и для отдельных уголовных дел, и для состояния законности при производстве предварительного расследования в целом. Актуальность настоящего исследования предопределяется также дискуссионными предложениями некоторых ученых об упразднении института привлечения в качестве об­виняемого.

^ Степень разработанности темы. Проблемы института привлечения лица в качестве обвиняемого всегда занимали одно из ведущих мест в уголовно-процессуальной науке. В частности, данные вопросы подробно рассматривались в трудах дореволюционных ученых-правоведов: С.И. Викторского, Ю. Глазера, Н.В. Давыдова, В. Даневского, А.С. Жиряева, П.И. Люблинского, И.В. Михайловского, Н.В. Муравьева, Д.Г. Тальберга и др.

В советский период развития уголовно-процессуальной науки юридические категории функции обвинения и привлечения к уголовной ответственности получили освещение в трудах таких ученых, как Я.С. Аврах, В.Д. Арсеньев, Н.С. Алексеев, Л.Б. Алексеева, С.А. Альперт, Б.Т. Безлепкин, В.В. Выдря, Б.А. Галкин, Н.А. Громов, А.П. Гуляев, К.Ф. Гуценко, П.М. Давыдов, В.Г. Даев, B.C. Джатиев, Т.Н. Добровольская, В.Я. Дорохов, А.Я. Дубинский, З.Д. Еникеев, С.П. Ефимичев, B.C. Зеленецкий, 3.3. Зинатуллин, Ц.М. Каз, Л.М. Карнеева, Л.Д. Коко­рев, Г.Н. Колбая, A.M. Ларин, А.Я. Липец, В.З. Лукашевич, Я.О. Мотовиловкер, В.П. Нажимов, В.В. Николюк, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, Р.Д. Рахунов, В.И. Рохлин, В.М. Савиц­кий, В.Ф. Статкус, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, В.Т. Томин, Ф.Н. Фаткуллин, В.Ш. Харчикова, В.Я. Чеканов, М.А. Чельцов, B.C. Шадрин, С.А. Шейфер, В.В. Шимановский, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб, Н.Я. Якубович и др.

В последние годы вопросы привлечения в качестве обвиняемого также рассматривались российскими процессуалистами, однако в основном в связи со смежными проблемами: разви­тием частных начал уголовного судопроизводства и диспозитивности (А.С. Александров, В.Е. Гущев, В.В. Дорошков, Л.Н. Масленникова, А.А. Шамардин, Е.Ф. Тенсина, Т.Н. Мухтасипова); обеспечением прав личности в уголовном процессе (B.C. Шадрин, Ю.В. Францифоров); процессуальным положением прокурора и следователя, поддержанием обвинения в суде (A.M. Баксалова, Н.П. Кириллова, Ю.В. Кореневский, М.Б. Улищенко, В.Г. Ульянов, А.Б. Чичканов); особенностям привлечения в качестве обвиняемого по отдель­ным категориям уголовных дел (В.Н. Григорьев, Н.Л. Емелькина, П.С. Ефимичев) и др. Общему понятию категории обвинения были посвящены диссертационные исследования М.П. Бобылева, А.Н. Бондаренко, Р.Г. Сердечной и В.Ш. Харчиковой. Однако в данных ра­ботах исследуемые нами проблемы привлечения в качестве обвиняемого либо затрагивались лишь частично, либо рассматривались под углом зрения УПК РСФСР 1960 г.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о недостаточности разработанности вопросов, охватываемых тематикой настоящего диссертационного исследования, поскольку специаль­ных исследований процедуры выдвижения первоначального обвинения по действующему УПК РФ не проводилось.

^ Цели и задачи исследования. Целью диссертационной работы является комплексный анализ проблем правового регулирования выдвижения первоначального обвинения следователями и дознавателями и разработка на этой основе рекомендаций по совершенствованию дей­ствующего уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Достижение указанных целей обеспечивается решением следующих взаимосвязанных за­дач:

1) анализом понятия обвинения;

2) сопоставлением понятий обвинения, уголовного преследования, привлече­ния к уголовной ответственности с категорией привлечения в качестве обвиняемого;

3) определением содержания понятия и юридического значения привлечения лица в качестве обви­няемого;

4) определением оснований и условий для привлечения лица в качестве обви­няемого;

5) анализом содержания первоначального обвинения и формы поста­новления о привлечении в качестве обвиняемого;

6) исследованием процедуры предъявления обвинения, порядка допроса обвиняемого и изменения ранее предъявленного обвинения;

7) анализом проблем привлечения в качестве обвиняемого при производстве дознания (на примере деятельности таможенных органов).

^ Объект и предмет исследования. Объектом исследования является организационная и процессуальная дея­тельность дознавателей и следователей по выдвижению первоначального обвинения. В качестве предмета исследования выступают регулирующие ее уголовно-процессуальные нормы, а также практика их применения.

^ Методология исследования. Методологической базой исследования является диалектический метод научного познания, а также основанные на нем исторический, логический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический, формально-догматический и другие частно-научные методы.

Специфика авторского подхода к исследованию рассматриваемых проблем заключается в том, что привлечение в качестве обвиняемого рассматривается сквозь призму принципов равенства сторон и состязательности как процедура вы­движения первоначального обвинения, все чаще именуемого в теории уголовного процесса уголовным иском по аналогии с дореволюционным российским и действующим зарубежным законодательством.

В работе используются труды специалистов по философии, теории госу­дарства и права, психологии, прокурорскому надзору, уголовному процессу и криминалистике, составившие теоретическую базу диссертационной работы.

^ Нормативную базу исследования составляют нормы Конституции РФ, международного права, действующего уголовно-процессуального законодательства России. В работе использованы положения решений Конституционного Суда РФ, Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ (РСФСР).

^ Эмпирическую базу исследования составляют результаты изучения свыше 180 уголовных дел, расследованных следователями органов внутренних дел и прокуратуры г. Москвы и Московской области в 2002-2006 г., а также 90 уголовных дел, возбужденных таможенными органами в зоне деятельности Центрального таможенного управления. По специально разрабо­танной анкете диссертантом было проведено анкетирование свыше 120 сотрудников правоохранительных орга­нов г. Москвы и Московской области.

^ Научная новизна исследования определяется тем, что впервые после принятия в 2001 г. и введения в действие УПК РФ осуществляется комплексное уголовно-процессуальное исследование института привлечения в качестве обвиняемо­го.

На основании выполненного исследования автором теоретически обосновывается введение в научный оборот таких юридических категорий, как «первона­чальное обвинение», «уголовный иск», «функция уголовного преследова­ния». Кроме того, диссертантом предложено различать понятия условий и оснований привлечения к уголовной ответственности, произведена классификация оснований привле­чения к уголовной ответственности на фактические, информационные и юридические.

Научная новизна работы находит свое выражение в следующих основных поло­жениях, выносимых на защиту:

1. Определение материального и процессуального аспектов содержания понятия обвинения: в УПК РФ понятие обвинения рассматривается в материальном ас­пекте как обвинительный тезис – ут­верждение о совершении конкретным лицом определенного общественно опасного деяния, запрещенного уго­ловным законом, что в процессуальной науке понимается как уголовный иск; обвинение в процессуальном аспекте представляет собой урегулированную уголовно-процессуальным законом целенаправленную деятельность (функцию) стороны обвинения, которая охватывается более широкой категорией уго­ловного преследования.

2. Определение момента начала уголовного преследования (момент появления повода к возбуждению уголовного дела) и форм уголовного преследования (проверка сообще­ний о преступлениях, раскрытие преступления, подозрение, обвинение, госу­дарственное обвинение, деятельность по установлению оснований и усло­вий для применения принудительных мер медицинского характера и воспи­тательного воздействия).

3. Предложения о совершенствовании УПК РФ путем внесения следующих изменений:

- в п. 45 ст. 5 и ст. 15 УПК РФ термин «функция обвинения» заменить термином «функция уголовного преследования»;

- в п. 55 ст. 5 УПК РФ понятие уголовного преследования изложить в следующей редакции: «Уголовное преследование – это процессуальная деятель­ность, осуществляемая стороной обвинения, в целях установления события
преступления и изобличения лица в его совершении».

4. Определение сущности привлечения в качестве обвиняемого, которая заключается в выдвижении первоначального обвинения – первого официального утверждения органа предварительного расследования о совершения конкретным лицом общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом и о доказанности данного факта.

5. Обоснование необходимости различать основания и условия для привлечения лица в качестве обвиняемого: основания – это фактические данные, выступающие непосредственной причиной вынесения соответствующего процессуального решения; ус­ловия – это обстановка, на фоне которой принимается данное решение и которая сама по себе не влечет вынесения соответствующего постановления, но без которой вынести такое поста­новление нельзя. К условиям привлечения лица в качестве обвиняе­мого относятся:

а) наличие возбужденного уголовного дела по тому же событию, по которому выдвигается обвинение;

б) надлежащий субъект выдвижения обвинения;

в) отсутствие ограниченного служебного иммунитета у «потенциального» обвиняемого;

г) отсутствие оснований для прекращения уголовного дела или преследования.

6. Вывод о том, что разъяснение обвиняемому его прав должно предшествовать его ознакомлению с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого. Для этого предлагается разработать официальный бланк извещения обвиняемого о дне предъявления обвинения (Приложение № 92.1 к ст. 476 УПК РФ), который включал бы и перечень прав обвиняемого.

7. Определение сущности изменения обвинения как родового понятия, охватывающего все предусмотренные уголовно-процессуальным законом формы корректировки обвинения: а) дополнения обвинения, б) изменения квалификации, в) частичного прекращения уголовного преследования вследствие уменьшения объема обвинения, а также основанные на данном выводе предложения об изложении названия ст. 175 УПК РФ в следующей редакции: «Изменение ранее предъявленного обвинения».

^ Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость работы состоит в комплексном монографическом исследовании привлечения в качестве обвиняемого как процедуры выдвижения первона­чального обвинения, которое развивает и пополняет соответствующую область знаний уголовно-процессуальной науки. Результаты работы могут быть ис­пользованы в дальнейших исследованиях рассматриваемых и смежных проблем. Практическая значимость исследования заключается в предложениях по реформированию законодательства, в возможности использования разработанных рекомендаций дознавателями, следователями и прокурорами в правоприменительной деятельности. Теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в подготовке учебной, методической и научной литературы, а также в учебном процессе при преподавании курса «Уголовно-процессуальное право».

^ Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования были доложены и одобрены на заседании кафедры уголовного права Российской таможенной академии, были изложены на научно-практической конференции 14 апреля 2005 г. «Таможенное дело: проблемы и перспективы» (г. Москва).

Предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, используются в учебном процессе при преподавании курса «Уголовно-процессуальное право» в Российской таможенной академии и в ее филиалах, Московском университете технологий и управления. Результаты исследования нашли отражение в трех опубликованных работах.

^ Структура и содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы. Ее структура обусловлена логикой и результатами исследования.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, излагаются цели и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, методология исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

^ Первая глава «Понятие первоначального обвинения в уголовном судопроизводстве и его становление» состоит из четырех параграфов и посвящена исследованию понятия обвинения вообще и первоначального обвинения в частности, определению его сущности и основных признаков, истории его развития.

^ Первый параграф посвящен историческому анализу возникновения и развития института привлечения в качестве обвиняемого в российской уголовно-процессуальном праве. Совершив экскурс в историю, автор показал, что этот институт имеет глубокие исторические корни и длительные традиции.

Путь к современному пониманию привлечения лица в качестве обвиняемого был долгим и не простым. Первая попытка выработать и включить в уголовно-процессуальное законодательство институт привлечения лица в качестве обвиняемого была предпринята в послереформенный период, после принятия 20 ноября 1864 года Устава уголовного судопроизводства, который оказал решающее влияние на уголовный процесс России.

Однако и в УУС отсутствовали нормы, регламентировавшие порядок привлечения лица в качестве обвиняемого. Потребность в них возникла сразу после введение устава в действие. Тем не менее, УУС делал строгое различие между поводом к началу предварительного следствие и основанием к привлечению кого-либо к следствию в качестве обвиняемого.

Нормы, относящиеся к привлечению лица в качестве обвиняемого, имеются также в 5 главе УУС «О предоставлении обвиняемого к следствию и допросе его». В ней регулировались вопросы, касающиеся «призыва или привода обвиняемого к следствию» и допроса обвиняемого. Наличие этой главы в УУС является важным этапом на пути формирования в уголовно-процессуальном праве института привлечения лица в качестве обвиняемого.

Однако наличие указанных норм еще не позволяло сделать вывод о том, что в уголовно-процессуальном праве сформировался самостоятельный процессуальный институт привлечения лица в качестве обвиняемого. Пока это лишь отдельные, не имеющие внутренней согласованности и регулирующие лишь отдельные элементы привлечения лица в качестве обвиняемого нормы.

В советский период институт привлечения лица в качестве обвиняемого прошел в своем развитии сложный путь. В первые годы этого периода прежние органы предварительного расследования были упразднены и вплоть до 1922 года в законодательстве ничего не говорилось о привлечении лица в качестве обвиняемого. Основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого служили ордера на арест, обыск. Однако в отдельных правовых актах первых лет существования советской власти содержатся упоминания о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Важным этапом на пути совершенствования института привлечения в качестве обвиняемого явилось принятие первого после революции Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922 года, который во втором отделе содержал специальную главу ХI «Предъявление обвинения и допрос» (ст.ст. 128-145). В ней законодатель определил основания и процессуальный порядок предъявления обвинения, содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого, порядок вызова обвиняемого, его привода и розыска, порядок допроса, собственноручной дачи показаний, порядок определения возраста обвиняемого, отстранения его от занимаемой должности.

Важным этапом на пути дальнейшего совершенствования института привлечения лица в качестве обвиняемого, стало принятие в 1960 году УПК РСФСР. Однако данный УПК не стал радикальным образом пересматривать работу, проделанную его предшественниками, хотя в содержание правого института привлечения лица в качестве обвиняемого были внесены определенные изменения. В нем появились новые нормы, которые в значительной мере усовершенствовали институт привлечения лица в качестве обвиняемого.

В современный период институт привлечения лица в качестве обвиняемого претерпел существенные изменения, направленные на его совершенствование. Эти изменения были обусловлены объективными причинами.

Поскольку проблема привлечения лица в качестве обвиняемого должна исследоваться в комплексе с вопросом о понятии и сущности обвинения, во втором параграфе раскрываются содержание обвинения и его разновидности в российском уголовном процессе.

Проанализировав существующие точки зрения, мы пришли к выводу, что привлечение лица в качестве обвиняемого является выдвижением первоначального обвинения. В отличие от выдвижения обвинения по делам частного уголовного преследования и в форме обвинительного акта, поста­новление о привлечении в качестве обвиняемого не содержит окончательно­го обвинения. В литературе существует позиция рассмотрения обвинения в широком смысле, когда к нему относят деятель­ность по установлению оснований и условий для применения принудитель­ных мер медицинского характера и воспитательного воздействия. В этих двух видах деятельности также происходит выдвижение «обвинительного» тезиса о совершении определенным лицом деяния, запрещенного Уголовным кодексом (ст. 427, 439 УПК РФ). Однако на наш взгляд, ни ходатайство о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер вос­питательного воздействия, ни постановление о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера не яв­ляются формами выдвижения обвинения, так как в обоих случаях вопрос о вине не стоит. Кроме того, оба этих документа совмещают в себе первона­чальный и окончательный тезис обвинителя. Поэтому мы приходим к выво­ду, что привлечение в качестве обвиняемого в современном российском уго­ловном процессе является единственной формой выдвижения именно перво­начального обвинения.

^ В третьем параграфе рассматривается соотношение уголовного преследования с привлечением лица в качестве обвиняемого и привлечение к уголовной ответственности с привлечением лица в качестве обвиняемого. В юридической литературе уголовное преследование обычно трактуется как уголовно-процессуальная функция, как одно из основных направлений уголовно-процессуальной деятельности. Однако в это понятие вкладывается разное содержание.

Положения науки уголовного процесса и нормы законода­тельства указывают, что уголовное преследование понимается в основном как процес­суальная деятельность и в этом имеет явное сходство с понятием обвинения в процессуальном смысле и обвинением как процессуальной функцией.

Мы разделяем точку зрения тех авторов, со­гласно которой, между уголовным преследованием и обвинением в процессу­альном смысле имеются различия. Понятие «уголовное преследование» является более широким, чем «об­винение». Однако спорным остается вопрос о том, с какого момента начинается уголовное преследование и какую деятельность оно охватывает, кроме по­дозрения и обвинения. Проблема состоит в том, охватывается ли уголовным преследованием процессуальная деятельность, осуществляемая до появления подозреваемого. Мы согласны с теми авторами, которые считают, что в уголовное пре­следование осуществляется и на стадии возбуждения уголовного дела. Таким образом, оно совпадает с понятием обвинительной деятельности в широком, консти­туционном смысле и осуществляется с момента по­явления повода к возбуждению уголовного дела (так как деятельность на стадии возбуждения дела направлена на установление признаков преступле­ния, то есть подготовку обвинительного тезиса).

Уголовное преследование осуществляется в формах: проверки сообщений о преступлениях, раскрытия преступления, подозрения, обвинения, государственного обвинения, дея­тельности по установлению оснований и условий для применения принуди­тельных мер медицинского характера и воспитательного воздействия.

В связи с уточненными понятиями обвинения и уголовного преследова­ния особое внимание в диссертации обращается на противоречия в действующем уголовно-процессуальном законодательстве.

В п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинение определяется как «утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленным настоящим Кодексом». В некоторых других статьях УПК (ст. 15, п. 45 ст. 5) используется термин «функция обви­нения», который на основе проведенного нами исследования тождественен по содержанию понятию «уголовное преследование». Нам представляет­ся необходимым заменить в указанных статьях слово «обвинение» словосо­четанием «уголовное преследование».

В то же время официальное определение уголовного преследования не полностью охватывает одноименную функцию. Согласно п. 55 ст. 5 УПК РФ, уголовное преследование – это процессуальная деятельность, осуществляе­мая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. По смыслу этого определения уголовное пресле­дование начинается лишь после появления фигуры подозреваемого. Предла­гаем согласовать в процессуальном законе определения обвинения и уголов­ного преследования. Для этого необходимо изменить определение уголовно­го преследования, изложив его в следующей редакции: «Уголовное преследование – это процессу­альная деятельность, осуществляемая стороной обвинения, в целях установ­ления события преступления и изобличения лица в его совершении».

Рассматривая соотношение привлечения лица в качестве обвиняемого и привлечения лица к уголовной ответственности мы придерживаемся позиции жесткого разграничения понятий уго­ловной ответственности и привлечения лица в качестве обвиняемого. Эта по­зиция обосновывается автором.

В науке уголовно-процессуального права считается классической пози­ция, согласно которой привлечение лица в качестве обвиняемого является процессуальным выражением уголовной ответственности, точнее состава преступления, вме­няемого конкретному лицу; оно охватывает все необходимые признаки пре­ступления, все его элементы, как они предусмотрены диспозицией соответ­ствующей статьи Уголовного кодекса. Одним из важнейших вопросов, воз­никающих в каждом конкретном уголовном деле, является вопрос об уголов­ной ответственности, причем первоначально еще не определенного лица, а с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого – конкретного лица за вменяемое ему преступное деяние. Привлечение в каче­стве обвиняемого – это и есть привлечение к уголовной ответственности, которое представляет собой один из весьма важных этапов на пути реализа­ции уголовной ответственности. Если привлечение к уголовной ответствен­ности означает возбуждение в отношении конкретного лица обвинения, поставление его в положение обвиняемого, то реализация уголовной ответст­венности состоит в том, что обвиняемый, признанный виновным в со­вершении преступления, эту ответственность несет. Фактическое же несение уголовной ответственности допускается лишь в тех случаях, когда уголовно-правовое отношение установлено, доказано в порядке, указанном уголовно-процессуальным законом.

Таким образом, привлечение к уголовной ответственности охватывает собой уве­домление обвиняемого о том, что при наличии определенных условий он предстанет перед судом, который исходя из доказанности (именно в судеб­ном заседании) обвинения может признать его (подсудимого) виновным, а также решить вопрос об уголовном наказании и другие вопросы, вытекаю­щие из уголовного дела; что указанные вопросы будут рассмотрены в поряд­ке уголовной юрисдикции. Привлечение в качестве обвиняемого свиде­тельствует о появлении в деле нового самостоятельного участника процесса с соответствующими правами и обязанностями.

^ В четвертом параграфе рассматривается содержание понятия привлечения лица в качестве обвиняемого, вокруг которого ведутся споры в науке уголовного процесса. Под привлечением в качестве обвиняемого понимают только два элемента: принятие соответствующего решения и его выражение в определенном зако­ном процессуальном акте. Не соглашаясь с указанной позицией, мы присоединя­емся к другой группе ученых, рассматривающих привлечение в качестве об­виняемого в широком смысле (как институт процессуального права и как со­вокупность действий). С учетом этого обстоятельства, наиболее обоснованным является точка зрения о том, что в содержание привлечения в качестве обвиняемого вхо­дит: вынесение соответствующего постановления, предъявление обвинения (которое включает разъяснение прав обвиняемому); допрос обвиняемого, из­менение и дополнение ранее предъявленного обвинения.

В этой связи нами сформулирован свой собственный аргу­мент. Если сущность привлечения в качестве обвиняемого состоит в выдви­жении первоначального обвинения, то оно не может считаться выдвинутым лишь при подписании одноименного постановления. Обвинение выдвигается в порядке, предусмотренным УПК, а это вся глава 23. Выдвижение обвине­ния – это не только его формулирование, но и поставление об этом в извест­ность стороны защиты (без этого любое обвинение в условиях состязательно­сти не имеет смысла). Таким образом, предъявление обвинения и допрос об­виняемого являются элементами процедуры выдвижения обвинения. По этим соображениям мы присоединяемся к предложению изменить название главы 23 УПК РФ так, чтобы исключить из нее слова «предъявление обвинения» и оставить лишь слова «привлечение в качестве обвиняемого».

^ Вторая глава диссертационного исследования «Основания выдвижения первоначального обвинения и его содержание по УПК РФ» состоит из двух параграфов. В первом параграфе рассматриваются основания привлечения лица в качестве обвиняемого. Согласно ст. 171 УПК РФ, таковыми признается «наличие достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления». Такая формулировка закона неясно указывает основание выдвижения первоначального обвинения. Это порождает проблемы в правоприменительной практике и научные споры в теории. Так, на вопрос о том, что является основанием для привлечения в качестве обвиняемого 11% следователей сообщили, что совершение лицом преступления; 72% назвали совокупность обстоятельств, установленных с помощью доказательств; а 17% следователей посчитали таким основанием предположение о совершении деяния данным лицом. Между тем от правильного решения вопроса о том, достаточно ли в ка­ждом конкретном случае доказательств для обвинения лица в совершении преступления, зависит обоснованность, законность и своевременность предъявления обвинения.

Нам представляется, что основания для принятия любого процессуального решения пред­стают в виде системы, имеющей три иерархических уровня. Во-первых, фак­тический уровень (которому соответствуют фактические основания) – это обстоятельства реальной действительности, закрепленные в гипотезах при­меняемых правовых норм. Иными словами, это локальный предмет доказы­вания, круг фактов, которые надо установить для принятия того или иного решения и которые служат причинами и условиями проведения тех или иных процессуальных действий. Во-вторых, выделяется информационный уровень обоснования решений (информационные основания). Это информация, све­дения, устанавливающие фактические обстоятельства дела. В-третьих, принято говорить о юридических основаниях процессуальных решений (юридическом уровне обоснованности). Под ним понимаются сами правовые нормы материального и процессуального права, предусматривающие основание и процедуру при­нятия соответствующего решения.

На основе этой классификации автор выделяет фактические, информацион­ные и юридические основания для привлечения лица в качестве обвиняемого. Далее автор отмечает, что критерием для решения вопроса о привлечении – непривлече­нии определенного лица в качестве обвиняемого является отсутствие на данный момент расследования разумных сомнений в виновности лица, привлекаемого в ка­честве обвиняемого. То есть, чтобы проверить, достаточно ли на данный мо­мент доказательств, следователь должен удостовериться в отсутствии сомне­ний по поводу существования фактических оснований (события преступле­ния, виновности лица в совершении преступления и формы его вины, отсут­ствие обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния, а также неистечение сроков давности). Эти сомнения чаще всего вытекают из неопровергнутой позиции (версии) стороны защиты.

В свете сказанного в целях устранения разногласий в теории и упорядочения правоприменительной практики предлагаем изменить редакцию ч. 1 ст. 171 УПК РФ, сформулировав ее следующим образом: «При наличии достаточных доказательств, которые без сомнения устанавливают событие преступления, виновность лица в совершении преступления и форму его вины, отсутствие обстоятельств, исключаю­щих преступность и наказуемость деяния, а также неистечение сроков давно­сти следователь выносит постановление о привлечении данного лица в каче­стве обвиняемого».

^ Во втором параграфе исследуется содержание постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. В этом контексте оно рассматрива­ется как одно из основных уголовно-процессуальных решений. А любое ре­шение – это не просто волеизъявление компетентного органа или должност­ного лица об определенных действиях, а сосредоточение всех элементов, со­ставляющих его предпосылки (основания и условия), мотивы и содержание, ведущая форма осуществления и отражения соблюдения всех основных тре­бований, предъявляемых к правоприменению.

Ошибки в составлении этого документа ведут к возвращению уголовно­го дела прокурором на дополнительное расследование, возвращению дела судом прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде, пре­кращению уголовного дела, или даже вынесению оправдательного пригово­ра. Так, изучение уголовных дел показало, что 87% уголовных дел (из всех дел, возвращенных судом в порядке ст. 237 УПК) были возвращены судом прокурору в связи с ошибками в постановлении о привлечении лица в каче­стве обвиняемого или неправильным составлением обвинительного заключе­ния или обвинительного акта. Несмотря на то, что содержание и форма данного постановления достаточно подробно регу­лируются законом (ч. 2 ст. 171 и приложением 92 к ст. 476 УПК). Однако в научной литературе не прекращаются оживленные дискуссии по поводу содержания этого постановления. Действующий УПК не разрешил сомнения ученых и практических работников. Поэтому представляется необходимым подробнее рассмотреть теорию этого вопроса.

Содержание постановления о привлечении в качестве обвиняемого характеризуется с фактической и юридической стороны (правовой формулировки обвинения). Фактическая сторона выражается термином «объем обвинения» и охватывает фактические и информационные основания обвинения. Используемый в процессуальном законе термин существо обвинения» аккумулирует в себе как фактические, так и юридические признаки.

Учитывая приоритет международно-правовых и конституционных норм перед отраслевым законодательством, следует признать обязанность следователя указывать основные доказательства обвинения в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, несмотря на существующий пробел в процессуальном законе. Для устранения этого пробела в ч. 2 ст. 171 УПК РФ необходимо добавить пункт 4.1 следующего содержания: «основные доказательства, подтверждающие обвинение;».

^ Третья глава диссертации «Процессуальный порядок выдвижения и изменения первоначального обвинения по УПК РФ» состоит из трех параграфов.

Как показано в первом параграфе, процедура привлечения в качестве обвиняемого (выдвижения первона­чального обвинения) складывается из следующих этапов: 1) вынесения по­становления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ); 2) предъявления обвинения (ст. 172 УПК РФ); 3) допроса обвиняемого (ст. 173 УПК РФ); 4) изменения и дополнения обвинения (ст. 175 УПК РФ).

При наличии оснований и условий следователь (руководитель следст­венной группы, начальник следственного отдела или прокурор при принятии ими дела к своему производству) выносит постановление о привлечении ли­ца в качестве обвиняемого. А предъявление обвинения – это уже совокупность действий, направленных на ознакомление обвиняемого и его защитника с первоначальным обвинением. Предъявление обвинения подчиняется следующим общим правилам: а) соблюдение правил подследственности уголовных дел; в) срочность предъявления обвинения; г) обязательные уча­стники данных процессуальных действий.

Процедурно предъявления обвинения выглядит следующим образом.

1. Следователь извещает обвиняемого и его защитника о дне предъявления обвинения (ч. 2-4 ст. 172 УПК).

2. Удостоверение в личности возможно не только по документам, которые могут отсутствовать или быть поддельными.

  1. Объявление постановления о привлечении в качестве обвиняемого может быть сделано путем его прочтения вслух следователем или путем прочтения самим обвиняемым.

  2. Разъяснение существа обвинения – это обязанность по защите и оказанию юридической помощи, которая возлагается на следователя. Разъясняется не только существо обвинения, юридическое значение вменяемых в вину обстоятельств, но и содержание юридических терминов в формулировке обвинения. Из-за того, что обвиняемому недостаточно точно разъясняют сущность предъявленного обвинения, в протоколах допроса можно встретить запись обвиняемого о том, что он не согласен с предъявленным ему обвинением, хотя из содержания допроса видно, что фактически он полностью согласен с предъявленным ему обвинением.

  3. Разъяснение прав обвиняемого производится в соответствие с перечнем этих прав, закрепленным в ст. 47 УПК. Кроме прав целесообразно разъяснить обвиняемому его обязанности (являться по вызову, не препятствовать производству по делу и др.) и последствия их нарушения (привод, избрание более строгой меры пресечения).

6. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого делаются записи о выполнении всех указанных выше действий, что удостоверяются подписями обвиняемого и его защитника. Отказ обвиняемого от подписи должен быть предотвращен разъяснением значения его подписи не как признания вины, а как удостоверения факта предъявления обвинения.

7. После вынесения постановления о привлечении лица в качестве обви­няемого копия этого постановления направляется прокурору, вручается са­мому обвиняемому, его защитнику.

Учитывая, что после предъявления обвинения должен следовать допрос обвиняемого, второй параграф главы посвящен этому следственному действию.

Нам представляется правильным сделать акцент при определе­нии понятия допроса обвиняемого на его целях, поэтому допрос обвиняемого – это его процессуальный расспрос по предъявленному обвинению в целях: 1) выяснения юридической позиции стороны защиты, 2) предоставления об­виняемому возможности выдвинуть доводы в свою защиту, 3) получения по­казаний обвиняемого.

В литературе традиционно отмечается двойственность допроса обви­няемого как средства установления истины и как средства защиты его инте­ресов. С одной стороны, допрашивая обвиняемого, следователь умелым, инициативным и активным допросом может узнать и выяснить существен­ные обстоятельства, проверить, подкрепить одни доказательства или опро­вергнуть другие, объясняющие то событие, по которому возбуждено и ведет­ся производство по уголовному делу. С другой стороны, допрос обвиняемого –важнейшее средство его защиты. Уголовно-процессуальный закон требует допросить обвиняемого немед­ленно после предъявления ему обвинения (ч. 1 ст. 173 УПК). Немедленность допроса, по мнению некоторых авторов, предотвращает возможность обвиняе­мого подготовиться к допросу и уйти от дачи правдивых показаний. Однако понимание допроса обвиняемого в контексте состязательности – как элемен­та процедуры выдвижения первоначального обвинения – позволяет сделать иные выводы. Незамедлительность допроса означает, во-первых, что обви­няемому должна быть предоставлена возможность дать показания так быстро после предъявления обвинения, как он пожелает. Во-вторых, немедленность допроса означает запрет проводить другие следственные действия с участием обвиняемого без предоставления ему права дать показания по предъявленно­му обвинению.

Допрос обвиняемого производится в общем для всех видов допросов по­рядке, за исключением следующих изъятий. Во-первых, в начале допроса следователь выясняет юридическую позицию обвиняемого, признает ли он себя виновным. В-вторых, закон не запрещает участия одного обвиняемого в допросе другого обвиняемого. Эта «забывчивость» законодателя, конечно же, не привела на практике к самоограничению тактических возможностей органов расследования. Однако даже теоретическая возможность участия об­виняемого в допросах обеспечивает право стороны непосредственно воспри­нимать первоисточник доказательства (как в состязательном судебном след­ствии).

Автор выделяет три юридических значения информации, получаемой в ходе допроса обвиняемого:

1. Юридическая позиция стороны защиты.

2. Доводы обвиняемого в свою защиту.

3. Показания обвиняемого.

Ход и результаты каждого допроса обвиняемого фиксируются в прото­колах (ст. 174 УПК). Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает обя­занность следователя указывать в протоколе допроса более широкий пере­чень данных о личности обвиняемого по сравнению со свидетелем и потер­певшим.

^ Третий параграф посвящен изменению, дополнению обвинения в стадии предварительного расследования.

Состязательный уголовный процесс ведется по выдвинутому обвине­нию, поэтому для изменения обвинения закон устанавливает специальные правила, обеспечивающие право обвиняемого на защиту.

В стадии предварительного расследования изменению и дополнению обвинения посвящена ст. 175 УПК РФ, которая применяется только до то­го момента, пока дело не передано прокурору для утверждения обвинитель­ного заключения (то есть изменение первоначального обвинения). После это­го, в том числе в судебном производстве действуют иные правила изменения обвинения (ст. 221, 226, 236, 246, 252 УПК РФ), общий смысл которых состоит в том, что обвинение может быть изменено в сторону его смягчения. Прокурор для ужесточения обвинения вправе вернуть уголовное дело следователю. Если уголовное дело было передано в суд, то обвинение уже не может быть ужесточено (так как возвратить для этого дело прокурору невозможно). По нашему мнению, изменение обвинения – это родовое понятие для всех форм его корректировки: дополнения обвинения, изменения квалификации, частичного прекращения уголовного преследования вследствие уменьшения объема обвинения. В связи с этим мы предлагаем изменить название ст. 175 УПК РФ, изложив его таким образом: «Изменение ранее предъявленного обвинения».

Мы полагаем, что основания для изменения обвинения делятся на:

1) Изменение его содержания так, что тяжесть преступления остается прежней:

а) изменение фактической стороны обвинения, вменяемых в вину обстоятельств при сохранности юридической формулировки квалификации;

б) изменение самого лица, привлеченного в качестве обвиняемого (исправление неправильных установочных данных о личности обвиняемого, фамилии, имени, отчества, года и места рождения).

2) Изменение обвинения в сторону ужесточения или смягчения:

а) изменение в сторону ужесточения обвинения путем увели­чения объема обвинения (его дополнение), то есть включения дополнитель­ных эпизодов, составов преступлений, изменения юридической формулиров­ки обвинения с помощью переквалификации деяния на более тяжкое престу­пление, добавления квалифицирующих признаков.

б) изменение обвинения в сторону смягчения путем уменьшения объема обвинения, то есть исключения каких-либо эпизодов, составов преступлений, изменения юридической формулировки с помощью переква­лификации деяния на преступление меньшей тяжести, исключения квалифи­цирующих признаков.


^ В заключении изложены основные выводы и предложения, являющиеся результатом диссертационного исследования.


Основные выводы по результатам диссертационного исследования отражены автором в следующих публикациях:

  1. Федотченко А.В. Изменение и дополнение обвинения // Форум: Методический сборник. № 14. М.: РИО РТА, 2005. С. 101-106.

  2. Федотченко А.В. О некоторых аспектах допроса обвиняемого // Таможенное дело: проблемы и перспективы. Материалы всероссийской научно-практической конференции. М.: РИО РТА, 2005. С. 373-374.

  3. Федотченко А.В. Привлечение лица в качестве обвиняемого по уголовным делам, отнесенным к компетенции таможенных органов // Вестник Московского университета МВД России. 2006. № 7. С. 52-53.