uzluga.ru
добавить свой файл






с обучающимися 6 класса


на тему: «Жизнь в единстве»


педагога-психолога

Усть-Нерской основной общеобразовательной

школы с коррекционными классами


Паскал Виктории Викторовны


п. Усть-Нера, 2010 г.

Вопрос, не решенный дипломатами, еще меньше решается порохом и кровью.

Лев Толстой


Творческое задание «Мировые проблемы»

Разделите ребят на группы и раздайте каждой груп­пе по одному вопросу. Что произойдет:

• если все страны используют свои военные расходы на решение мирных проблем?

  • если все страны будут поровну делить между со­бой свои запасы продуктов?

  • если какая-нибудь денежная единица станет стан­дартной валютой для всех стран мира?

  • если все границы будут устранены, и люди смогут ездить и жить, где захотят?

  • если возникнет один международный язык, который будут изучать в каждой школе наряду с родным?

Каждая группа обсуждает и записывает все возмож­ные последствия этих предложений, а затем предста­вители от групп по очереди делятся результатами об­суждения с другими.


Вопросы и задания для беседы:

Верите ли вы в то, что когда-нибудь люди будут решать мирным путем все вопросы?

Удается ли вам решать свои проблемы без ссор?


Отец и сын

М. Скребцова

Женщина рыдала. Она не могла поверить, что его нет больше: ее первенца — здорового и крепкого мла­денца-богатыря. «Как они могли проникнуть сюда, злые псы, будь прокляты все, будь прокляты их матери и отцы, их земли и могилы предков...», — кри­чала обезумевшая мать... Никто не знал, что с ним те­перь, с ее маленьким сыном, смотревшим на мир таки­ми лучистыми и огненными глазами...

Они стояли друг против друга, два рода. Они нена­видели, и чувство это отражалось во всем: в их глазах и движениях, словах и улыбках. Они едва сдерживали своих лошадей, гневно ржавших, готовых ринуться на врага в любое мгновение. Старейшины обоих родов сто­яли поодаль и глазами своими, изъеденными ненавис­тью и презрением, обводили соперников. В лицах их читалась нетерпеливая жажда боя. Они уже слышали вопли и стоны, скрежет металла и плачь детей; видели давящихся кровью умирающих, раненых, молящих о пощаде... Кровавый счет этот велся так долго, что сами они едва помнили, кто и когда начал его... В па­мяти их всплывали слова отцов, с самого младенче­ства заменившие им колыбельные песни матерей: «Им не место рядом с нами, они умрут все — до последнего пса, сторожащего их нечистые жилища.»

Момент боя приближался. Два самых сильных во­ина — благословенные избранники двух родов — на­чинали первыми. Они стояли друг против друга, ло­шади их, исходившие обильною пеной почти сопри­касались. Они смотрели друг другу в глаза и ничего не видели кроме этих глаз.

Один был очень молод, совсем мальчик. Лицо его, искаженное ненавистью, пылало. Он не сомневался в своей силе, давно прославившей его на весь род. Он даже чувствовал, как она удваивалась с каждым мгновением его ненависти. И все-таки он волновался. Его глаза, жадно впившиеся в глаза соперника, тревожно иска­ли в них страх и отчаяние, мольбу о пощаде.

Другой был намного старше. Давно разучившийся волноваться и чувствовать, он казался неуязвимым. Он действительно ничего не чувствовал, может быть, с того самого страшного мгновения, когда жена его рвала на себе волосы и кричала, оплакивая украден­ного врагами сына. Когда она в беспамятстве умира­ла...

Месть делала его несокрушимым. Но это было давно. Сейчас он уже не чувствовал мести. Он лишь исполнял свой страшный долг, зная, что должен убивать, потому что был самым сильным. И будущий поединок казался ему скучной и необходимой обязан­ностью. «Какой молодой!» — с равнодушной усмеш­кой думал он о сопернике, представляя его распрос­тертым на земле с бессмысленным выражением в зас­тывших глазах. Сколько раз повторялось это за его жизнь? Лица умерших врагов! В них не было уже не­нависти, уверенности в себе, жажды мщения — всего, чем жили они до рокового часа смерти.

Вдруг в сознании его мелькнуло странное незнако­мое чувство. Ему показалось, что бой уже кончился, что оба они, он и этот юноша остались живы, что они знают друг друга очень давно и ему нестерпимо хочет­ся сказать что-то очень важное... Что же связывает его с этим мальчишкой, испепеляющим его своими гнев­ными глазами? Что он хочет сказать ему?!

«Я старею, поэтому мое внимание рассеивается. Скорее бы все начиналось», — одернул себя воин и с нетерпением оглянулся на старейшину. Тот кивнул го­ловой, и бой начался. Под подбадривающие крики и возгласы своих сородичей сильнейшие родов сошлись в смертельной роковой схватке!..

Бой был в самом разгаре, когда старый воин, уже занесший свой меч над головой юноши, вдруг неожиданно вскрикнул и, уронив оружие, в беспамятстве про­изнес: «Сын! Это мой сын, мой мальчик! Он вернулся! Я вижу его!» Видя, что нельзя медлить, потрясенный юноша, еще не веря в свое спасение, бросился на обезу­мевшего соперника, в одно мгновение ставшего безза­щитным, и нанес ему смертельный удар...

Он лежал на земле, истекая кровью, рядом с тру­пом своей любимой лошади. Все было уже позади, он умирал. Но никогда в жизни не был он так счастлив, как сейчас, после невероятного свидания с любимым сыном, который остался жить. Старый воин узнал его, узнал сразу же, как только понял, что через мгнове­ние лишит его жизни, как только увидел его огромные расширившиеся глаза, наполненные таким отчаяни­ем. Это были глаза его любимой жены, так и не пере­жившей потерю сына. Вся жизнь его, слава и победы, признание и почести в одно мгновение утратили зна­чение. Они не стоили ничего в сравнении с этим счас­тьем, выстраданным его ненавистью. Он жив, его кра­сивый и сильный сын, он будет жить, он узнает славу, его ждут блестящие победы и подвиги... Так думал сча­стливый отец. И вдруг он снова воскликнул: «Я нена­вижу жизнь, я не хочу, чтобы он жил...» И он начал бредить, видя сына, утопающим в крови людей. Он видел зверя, убивающего невинных. «Нет, нет, вер­нись, не трогай их, вернись ко мне, не повторяй мою жизнь... Я ненавижу свою жизнь, я не хочу, чтобы ты убивал их...», — продолжал он метаться в предсмерт­ной агонии. «Ты не должен повторять меня, не должен... жить...», — с этими словами он умер, испустив пос­ледний вздох.

А его сын, красивый и гордый, гарцевал среди ок­ровавленных трупов, сияя счастьем одержанной по­беды. Вид развороченных жилищ, несчастные лица пленных, вой чужих матерей, стоны умирающих — все это подчеркивало его несокрушимую силу, его от­чаянную молодость, сулящую ему бесчисленные по­беды. Он даже не вспоминал жалкого безумца, своего соперника, назвавшего его сыном.

Неожиданно острая боль пронзила его сердце, и он упал с лошади. Боль нарастала, она сжимала все тело, резала и жгла, как будто тысячи острых копий вонзи­лись в его молодое тело. Он будто горел заживо, будто одну за другой терял свои руки, ноги. Ему хотелось забыться, потерять сознание. Он бы все отдал, лишь бы не страдать так невыносимо. Но он не мог забыть­ся, сердце его билось, мозг работал. И тогда он закри­чал в беспамятстве; «Я ненавижу жизнь, ненавижу... Я не хочу жить...» Это были его последние слова.

Стояла звенящая тишина. Пропитанный дымом воздух слезил глаза людей, рывших окровавленную землю. По древнему обычаю победивший род в одной общей могиле хоронил с почестью двух сильнейших воинов враждующих родов, тех, кто первыми начали святой бой за вожделенную землю. И никто не знал, что в могиле этой сольются тела отца и сына. Смерть соединила их назло разлучившей жизни, неправиль­ной и ненужной, в которой каждый из них потерял себя.

А высоко в небе зажглись две новые звезды, такие далекие от всего, что совершалось на земле...


Вопросы и задания к рассказу:

  • Почему умирающий отец не хотел, чтобы его сын жил?

  • Почему перед смертью его собственная жизнь и жизнь его сына показались ему чудовищными?

  • Почему только в самый последний момент, перед тем, как убить своего сына, отец узнал его?

  • Как вы думаете, почему сын умер?

  • Как вы думаете, что необходимо для того, чтобы вражда между двумя родами прекратилась?

  • Представьте, что примирение произошло. Опи­шите жизнь обоих родов после примирения.

  • Если бы предсмертное желание старого воина не исполнилось, как сложилась бы судьба его сына?

  • Если в течение всей своей жизни люди ненавидят и убивают друг друга, как это отражается на их детях и внуках?


Поединок предводителей

А. Грин

В глухих джунглях Северной Индии, около озера Изамет, стояла охотничья деревня. А около озера Кинобай стояла другая охотничья деревня. Жители обе­их деревень издавна враждовали между собой, и не про­ходило почти ни одного месяца, чтобы с той или другой стороны не оказался убитым кто-нибудь из охотников, причем убийц невозможно было поймать.

Однажды в озере Изамет вся рыба и вода оказались отравленными, и жители Изамета известили охотни­ков Кинобая, что идут драться с ними на жизнь и смерть, дабы разом покончить изнурительную враж­ду. Прошла неделя, и вот разведчики Изамета выследи­ли воинов Кинобая, засевших в небольшой лощине. Изаметцы решили напасть на кинобайцев немедля и стали готовиться.

Предводителем Изамета был молодой Синг, чело­век бесстрашный и благородный. У него был свой план войны. Незаметно покинув своих, явился он к кинобайцам и проник в палатку Ирета, вождя врагов Иза­мета. Ирет, завидя Синга, схватился за нож. Синг ска­зал, улыбаясь:

— Я не хочу убивать тебя. Послушай: не пройдет и двух часов, как ты и я с равными силами и равной от­вагой кинемся друг на друга. Ясно, что произойдет: никого не останется в живых, а жены и дети наши ум­рут с голода. Предложи своим воинам то же, что предложу я своим: вместо общей драки драться будем мы с тобой — один на один. Чей предводитель победит — та сторона и победила. Идет?

— Ты прав, — сказал Ирет. — Вот тебе моя рука.

Они расстались. Воины обеих сторон радостно согла­сились на предложение своих предводителей и, устро­ив перемирие, окружили тесным кольцом цветущую лужайку, на которой происходил поединок.

Ирет и Синг по сигналу бросились друг на друга, раз­махивая ножами. Сталь звенела о сталь, прыжки и взмахи рук становились все порывистее и угрожающее, и, улучив момент, Синг, проколов Ирету левую сторону груди, нанес смертельную рану. Ирет еще дрался, но скоро должен был свалиться. Синг шепнул ему:

— Ирет, ударь меня в сердце, пока можешь. Смерть одного предводителя вызовет ненависть к побежден­ной стороне, и резня возобновится... Надо, чтоб мы умерли оба; наша смерть уничтожит вражду.

И Ирет ударил Синга ножом в незащищенное серд­це; оба, улыбнувшись друг другу в последний раз, упа­ли мертвыми... У озера Кинобай и озера Изамет нет больше двух деревень: есть одна, и называется она де­ревней Двух Победителей. Так Синг и Ирет примири­ли враждовавших людей.


Вопросы к сказке:

  • Считаете ли вы решение вождей мудрым, и почему?

  • Как вы думаете, могли бы вожди как-то по-друго­му помирить свои племена?

  • Чем вожди отличались от людей своих племен?

  • Какими должны быть правители, чтобы их наро­ды не враждовали?


Сценка «Создаем вместе»

Поделите детей на пары. Оба человека из пары — вожди разных племен. В сценке-диалоге дети должны договориться о каком-либо совместном деле, например: помирить свои племена, создать школу для детей обоих племен, вместе построить плот, мост и т.д.


Итог занятия