uzluga.ru
добавить свой файл
  1 2 3
Содержание антител к эластазе

Исследование сывороток крови здоровых лиц на наличие антител к эластазе показало, что распределение оптической плотности изучаемого показателя у лиц референтной группы соответствует нормальному типу: коэффициент Колмогорова-Смирнова – 0,990 при р=0,281. Не характерных для нормального распределения частот, которые могли быть обусловлены наличием специфических антител, выявить в референтной группе не удалось. Среднее значение антител к эластазе (М) составило 0,095 е.о.п., стандартное отклонение σ (SD) – 0,009 е.о.п., ошибка репрезентативности m – 0,004 е.о.п., 95% доверительный интервал для М (95% ДИ) – 0,090-0,100 е.о.п.

Среднее значение антител к эластазе у лиц контрольной группы составило 0,104±0,043е.о.п., 95% ДИ: 0,094-0,115 е.о.п. Частота обнаружения антител к эластазе для группы в целом составила 21,1% (12 человек). Анализ частоты выявления и уровня антител к эластазе в зависимости от нозологической группы не проводился ввиду малого числа наблюдений отдельных заболеваний. Не было выявлено статистически значимых изменений изучаемого показателя в зависимости от пола и возраста больных контрольной группы (р>0,01).

Из 65 находившихся под нашим наблюдением больных СКВ антитела к эластазе были обнаружены у 78,5% (51 человек). Среднее их значение составило 0,158±0,067 е.о.п., 95% ДИ для М – 0,143-0,177 е.о.п. Достоверных различий в частоте выявления исследуемых антител и их концентрации в зависимости от пола и возраста больных СКВ выявлено не было (р>0,01) (табл.9).

Отмечены статистически значимые различия в исследуемом показателе у больных СКВ по сравнению с лицами контрольной группы (р<0,01).


Таблица 9. Антитела к эластазе в зависимости от возраста и пола больных СКВ


Показатель

Пол

Возраст, лет

Женщины

Мужчины

Менее 31

31– 40

Более 40


Число наблюдений, n


Частота АТ к эластазе, %


Концентрация АТ к эластазе, е.о.п.

М

σ

m




60


78,3%


0,158

0,071

0,002



5


80,0%


0,159

0,017

0,008



22


77,2%


0,156

0,030

0,004




21


80,9%


0,160

0,082

0,006



22


77,2%


0,157

0,078

0,003


При сравнении групп больных СКВ с различной степенью активности патологического процесса и референтной группы методом дисперсионного анализа были выявлены статистически значимые различия для антител к эластазе (р<0,001).

Концентрация антител к эластазе на различных этапах лечения и частота их выявления в зависимости от степени активности заболевания (по критериям В.А. Насоновой) представлены в табл. 10.

Повышение уровня антител к эластазе выявлено у 72,2% больных СКВ с I степенью активности патологического процесса (13 человек), 80,0% со II степенью активности (32 человека) и у 85,7% с максимальной степенью активности (6 человек). Концентрация антител к эластазе у больных СКВ при поступлении в стационар была достоверно выше уровня аналогичного показателя в контрольной группе (р<0,01). Статистически значимые различия (р<0,05) выявлены и между группами больных СКВ с различной степенью активности заболевания, при этом отмечалось повышение уровня исследуемых антител по мере ее возрастания. Выявлена прямая корреляция между уровнем антител к эластазе и значениями индексов активности SLAM (r=0,352, p<0,05) и SLEDAI (r=0,414, p<0,01).

Патогенетически выявленные закономерности объясняются значительной В-клональной экспансией у больных СКВ по мере повышения активности патологического процесса. Иммунологически на данном этапе наблюдается гиперпродукция аутоантител к различным антигенам, в том числе к эластину и эластазе, приводящая к аутоиммунному повреждению органов и тканей. Не случайно отдельные нарушения манифестируют именно на пике активности заболевания, завершая печальную картину полиорганного поражения.


Таблица 10. Влияние активности СКВ на частоту выявления и концентрацию антител к эластазе


Контингент,

число наблюдений

(n)

Частота выявления антител к эластазе,

n (%)

Антитела к эластазе, е.о.п.

До лечения,

М

σ

m


После лечения,

М

σ

m


Больные с I степенью активности заболевания

(18)


13(72,2%)


0,123

0,047

0,008


0,127

0,051

0,003

Больные со II степенью активности заболевания

(40)



32(80,0%)


0,159

0,094

0,007


0,156

0,075

0,008

Больные с III степенью активности заболевания

(7)


6(85,7%)


0,185

0,102

0,008


0,179

0,085

0,009

Все больные СКВ

(65)


51(78,5%)


0,158

0,067

0,008


0,154

0,039

0,006

Контрольная группа

(57)



12(21,1%)


0,104

0,043

0,009


0,102

0,041

0,006


Анализ динамики антител к эластазе в процессе лечения не показал статистически достоверных изменений изучаемого показателя (р>0,05). Исходя из этого, можно предположить, что антитела к эластину и эластазе не относятся к динамическим показателям, подвергающимся значимым изменениям в процессе кратковременной иммуносупрессивной терапии и не могут быть использованы как критерии эффективности лечения на стационарном этапе. В то же время выявленная взаимосвязь между исследуемыми показателями и активностью заболевания предполагает снижение антител в процессе лечения, возможно, это происходит в более поздние сроки, что требует дальнейшего наблюдения за их уровнем.

Данные о частоте выявления и уровне антител к эластазе в зависимости от характера течения СКВ представлены в табл. 11.


Таблица 11. Влияние характера течения СКВ на частоту выявления и концентрацию антител к эластазе


Контингент,

число наблюдений

(n)

Частота выявления антител к эластазе,

n (%)

Антитела к эластазе, е.о.п.

До лечения,

М

σ

m


После лечения, М

σ

m


Больные с хроническим течением

(11)



8(72,7%)


0,152

0,042

0,006


0,149

0,044

0,008

Больные с подострым течением

(47)




37(78,7%)


0,154

0,062

0,004


0,148

0,046

0,005

Больные с острым течением

(7)



6(85,7%)


0,185

0,102

0,008


0,179

0,085

0,009

Все больные СКВ

(65)


51(78,5%)


0,158

0,067

0,008


0,154

0,039

0,006

Контрольная группа

(57)



12(21,1%)


0,104

0,043

0,009


0,102

0,041

0,006


Повышение уровня антител к эластазе наблюдалось у 6 больных с острым течением заболевания (85,7%), 37 – с подострым течением (78,7%) и 8 – с хроническим (72,7%). При анализе количественных показателей выявлено, что средняя концентрация антител к эластазе во всех группах превышала рассчитанную границу нормы и была достоверно выше, чем в контрольной группе (р<0,001).

Между группами с хроническим и подострым течением СКВ не обнаружено достоверных различий по содержанию антител к эластазе (р>0,05), в то время как у больных с острым течением исследуемый показатель был достоверно выше, чем в указанных группах (р<0,01). Несмотря на тенденцию к снижению содержания исследуемых антител в процессе лечения, нормализации данных показателей перед выпиской из стационара выявлено не было.

При анализе статистической взаимосвязи продолжительности болезни с исследуемым показателем достоверной корреляции у больных СКВ обнаружить не удалось (табл. 12). Также не отмечено статистически значимых изменений индекса SLICC/ACR DI, ассоциированных с наличием антител к эластазе.


Таблица 12. Влияние продолжительности заболевания на частоту выявления и концентрацию антител к эластазе


Показатель

Продолжительность заболевания

Менее 5 лет

5-10

лет

10-15

лет

15-20 лет

Более 20 лет

n

14

26

13

8

4

Частота выявления антител к эластазе,

n (%)



11(78,5%)



20(76,9%)



10(76,9%)



7(87,5%)



3(75%)

Уровень антител к эластазе,е.о.п.

М

σ

m




0,154

0,056

0,004



0,159

0,073

0,006



0,160

0,084

0,005



0,155

0,061

0,006



0,157

0,069

0,008


Анализ содержания антител к эластазе был проведен в соответствии с наличием или отсутсвием того или иного клинико-лабораторного проявления СКВ. Необходимость подобного анализа определена важностью прогнозирования конкретного клинического варианта заболевания, поскольку чувствительноть висцеральных проявлений к терапии глюкокортикоидами, цитостатическими препаратами и хинолиновыми производными различается. Отрицательная динамика иммунологических показателей на этапе слабовыраженных проявлений нарушений функции отдельных органов и систем в дебюте заболевания или в период стойкой ремиссии в ряде случаев дает толчок к ужесточению терапевтической тактики, способствуя торможению аутоиммунного поражения систем и прогрессирования органной недостаточности. Подобная предупреди-тельная тактика дает возможность не только назначить (усилить) органоспецифическое иммуносупрессивное лечение, используя меньшие дозы препаратов, тем самым снизив частоту побочных эффектов терапии, но и сократить сроки достижения ремиссии, избежать экстренной госпитализации и назначения дорогостоящей симптоматической терапии.


Таблица 13. Различия спектра поражения отдельных органов в зависимости от наличия антител к эластазе у больных СКВ



Орган (система)

или клинический признак

Частота поражения органа, n (%)

При наличии АТ к эластазе

При отсутствии АТ к эластазе

Кожа

50(98,0%)

3(21,4%)

Суставы

49(96,1%)

4(28,6%)

Мышцы

30(58,8%)

8(57,1%)

Васкулит

17(33,3%)

1(7,1%)

Серозные оболочки

17(33,3%)

6(42,8%)

Легкие

9(17,6%)

2(14,3%)

Эндокард и миокард

14(27,5%)

4(28,6%)

Нервная система

21(41,2%)

5(35,7%)

Почки

23(45,1%)

7(50,0%)

Анемия

16(31,3%)

6(42,8%)

Лейкопения

21(41,2%)

7(50,0%)

Тромбоцитопения

6(11,8%)

2(14,3%)

АФС

7(13,7%)

2(14,3%)

Синдром Рейно

20(39,2%)

7(50,0%)

Синдром Шегрена

4(7,8%)

1(7,1%)

Гепатомегалия

6(11,8%)

2(14,3%)

Антинуклеарные антитела

28(54,9%)

9(64,2%)

Антитела к дсДНК

41(80,3%)

12(85,7%)



В группе пациентов, положительных по антителам к эластазе (51 человек), наиболее частыми клиническими проявлениями были: поражение кожи 50 (98,0%), суставов – 49 (96,1%), мышц – 30 (58,8%), почек – 23 (45,1%), нервной системы – 21 (41,2%). Наличие васкулита и полисерозитов отмечалось у 17 человек (33,3%), анемии – у 16 (31,3%), лейкопении – у 21 (41,2%), синдрома Рейно – у 20 (39,2%). АНФ выявлялся у 28 (54,9%), антитела к дсДНК – у 41 (80,3%) пациентов. Однако статистически значимое различие с негативной по антителам к эластазе группой больных СКВ (р<0,01) было отмечено лишь при наличии поражения кожи, суставов и васкулопатии.


Таблица 14. Колебания концентрации антител к эластазе в зависимости от наличия клинико-иммунологических проявлений у различных подгрупп больных СКВ


Орган (система)

или клинический признак

Концентрация антител к эластазе, е.о.п.

М±SD


Уровень значимости,

р

Больные с наличием проявления

Больные без проявления

Кожа

0,179±0,102

0,132±0,068

0,018

Суставы

0,175±0,077

0,138±0,072

0,021

Мышцы

0,162±0,091

0,150±0,082

0,069

Васкулит

0,186±0,098

0,108±0,064

0,001

Серозные оболочки

0,144±0,085

0,169±0,103

0,062

Легкие

0,149±0,071

0,164±0,078

0,057

Эндокард и миокард

0,157±0,088

0,158±0,092

0,077

Нервная система

0,165±0,089

0,149±0,102

0,060

Почки

0,145±0,086

0,163±0,084

0,068

Анемия

0,159±0,062

0,157±0,086

0,074

Лейкопения

0,155±0,079

0,160±0,106

0,063

Тромбоцитопения

0,160±0,078

0,154±0,108

0,063

АФС

0,153±0,084

0,161±0,094

0,058

Синдром Рейно

0,147±0,108

0,164±0,074

0,072

Синдром Шегрена

0,149±0,074

0,166±0,104

0,059

Гепатомегалия

0,154±0,075

0,160±0,112

0,065

Антинуклеарные антитела

0,159±0,076

0,155±0,086

0,071

Антитела к дсДНК

0,139±0,064

0,171±0,057

0,055

В таблице 14 представлены описательные характеристики групп больных СКВ, имеющих различные клинические признаки заболевания, с указанием уровня значимости различия с группами больных СКВ без соответствующего проявления.

Анализ содержания концентрации антител к эластазе у больных СКВ с поражением различных органов и систем показал, что достоверное их повышение наблюдается во всех рассматриваемых группах, превышая медиану значений исследуемого показателя в контрольной группе (р<0,01).

Наиболее высокие уровни исследуемых антител, статистически достоверно превосходящие данные показатели в группах с другими клинико-лабораторными признаками, отмечались у пациентов с поражением суставов и васкулитами (р<0,01). Помимо этого, отмечено достоверное различие по концентрации антител к эластазе между пациентами с кожной, суставной симптоматикой и васкулитами и больными, у которых указанные проявления отсутствовали (р<0,001).

Выявленные закономерности, по-видимому, обусловлены несколькими механизмами: во-первых, прямым повреждающим действием антител к эластину на органы, функциональная недостаточность которых тесно связана с несостоятельностью системы эластических волокон; во-вторых, инактивацией активных центров эластазы специфическими антителами, что приводит к нарушению физиологической деградации эластина, ''старению'' тканей и повышению их чувствительности к различным физическим воздействиям (например, фотосенсибилизация). Очевидно, что ''дефектный'' эластин обладает большей иммуногенностью и играет роль стимулятора аутоантителогенеза.

Вовлечение в патологический процесс органов, богатых эластином (связочного аппарата, суставов, кожи и сосудов), наблюдавшееся у больных опытной группы, сопровождалось в большинстве случаев повышением антител как к эластину, так и эластазе. Среди больных с васкулопатиями, положительными по исследуемым антителам, часто имело место сочетание различных проявлений сосудистой патологии: капилляритов и язвенно-некротического васкулита, сетчатого ливедо и аортита и т.д. Это свидетельствует не только о комбинации различных механизмов в развитии аутоиммунных васкулопатий – эндотелиальной дисфункции, повышенного тромбообразования и раннего атерогенеза, но и об определенной роли специфических аутоантител, вызывающих нарушение структуры и эластичности сосудистой стенки. Способствуя возникновению и усугублению всех выше названных механизмов, антитела к эластину и эластазе являются своеобразными предикторами развития сосудистой патологии при СКВ.

Анализ взаимосвязи между содержанием антител к эластазе и дебютом заболевания не выявил достоверных различий между рассматриваемыми группами (р>0,05). Повышение медианы значений изучаемых антител отмечалось в группе больных старше 40 лет, однако ввиду малой численности данной подгруппы изменения были статистически недостоверными.

В соответствии с полученными результатами была проведена количественная оценка эффективности использования определения антител к эластину и эластазе для дифференциальной диагностики СКВ с другими аутоиммунными ревматическими заболеваниями. Характеристические кривые исследуемых параметров показали удовлетворительные параметры для использования их в качестве диагностических тестов (рис. 2,3).

Площадь под кривой (AUC) для антител к эластазе составила 0,967 (95% ДИ 0,849 – 0,978), для антител к эластину – 0,938 (95%ДИ 0,912 – 0,957). Для обеих переменных отличие кривых от диагонали (AUC=0,5, диагностически незначимый тест) было статистически значимым (р<0,001).


Р
исунок 2. Характеристическая (ROC) кривая антител к эластазе в диагностике СКВ.


Поиск точек разделения между исследуемыми группами производили, руководствуясь максимальной суммой значений чувствительности и специфичности. Точкой разделения, удовлетворяющей этому требованию, для антител к эластазе являлось значение 0,113 е.о.п. (при этом чувствительность составила 85,0%, специфичность – 91,2%), а для антител к эластину – 0,104 е.о.п., (чувствительность – 36,4 %, специфичность – 78%).

^ Рисунок 3 . Характеристическая (ROC) кривая антител к эластину в диагностике СКВ.





Принимая во внимание достоверные отличия характеристических кривых от диагонали (AUC=0,5) и наличие точек разделения с пригодными для использования операционными характеристиками, возможно сравнение тестов по определению антител к эластину и эластазе с общепризнанными маркерами СКВ (табл.15).

Таблица 15. Сопоставление чувствительности и специфичности диагностических тестов.


Маркер

Чувствительность, %

Специфичность, %

Антитнуклеарные антитела

93%

49%

Антитела к нДНК

54-57%

84-98%

Антитела к Sm-антигену

30%

96%

Антитела к эластину

36%

78%

Антитела к эластазе

85%

91,2%


Таким образом, ИФА-исследование антител к эластину и эластазе при СКВ по специфичности и чувствительности сопоставимо с широко используемыми тестами диагностики данного заболевания.

Образование антител к эластину и эластазе у больных СКВ представляет интерес как проявление аутоагрессии при классическом аутоиммунном заболевании. Антителиндуцированное нарушение координации в системе эластин - эластаза может вызывать дезорганизацию эластических волокон (вследствие повышенного разрушения эластина) или их преждевременное старение (при инактивации эластаз, участвующих в катаболизме эластина). Дефекты структуры влекут за собой нарушение функций органов, содержащих эластические волокна, обуславливая наряду с другими патогенетическими факторами полиморфизм клинических проявлений волчанки. Изучение вопросов антителообразования к эластину – одному из основных компонентов соединительнотканного матрикса, и эластазе – участнику деградации эластина и медиатору воспалительных реакций, представляется актуальной задачей на пути совершенствования иммунологической диагностики СКВ.

Как уже было отмечено, иммунные механизмы являются ключевым звеном в патогенезе СКВ, поэтому иммунологическим методам придается особое значение в диагностике этого заболевания. Используемые для объективизации диагноза, они не только позволяют верифицировать заболевание, но и прогнозировать характер его течения, клинический вариант и выбрать оптимальную терапевтическую тактику. Повышение чувствительности и специфичности иммунологических методов диагностики аутоиммунных заболеваний, а также совершенствование технических аспектов постановки реакций является важным методическим направлением современной ревматологии.

Для выявления специфических антител в сыворотках крови больных СКВ нами был выбран иммуноферментный метод анализа с использованием иммобилизированных гранулированных антигенных препаратов с магнитными свойствами. ИФА, будучи высокоспецифичным и чувствительным, является наиболее информа-тивным методом в диагностике диффузных болезней соединительной ткани, а применение иммобилизированных биополимеров дает ему целый ряд неоспоримых преимуществ. Механическая прочность, устойчивость сорбентов к различным физико-химическим и биологическим воздействиям, а также возможность их неоднократного применения после проведения регенерации позволяет добиться значительного экономического эффекта.

Для совершенствования иммунологической диагностики СКВ нами были разработаны и целенаправленно апробированы при выявлении специфических антител у 65 больных СКВ, 57 больных с различными ревматическими заболеваниями (ревматоидный артрит, системные васкулиты, болезнь Шегрена) и 30 здоровых лиц иммобилизированные гранулированные антигенные препараты на основе эластина и эластазы. Унифицированный способ получения полиакриламидных гранул позволил качественно и количественно увеличить сорбционную емкость препарата. Применение метода эмульсионной полимеризации, при котором водорастворимые антигены фиксируются в пространственную решетку полиакриламидного геля методом "механического" включения без образования ковалентных связей, позволяет сохранить антигены в максимально нативном состоянии, а иммобилизация биополимеров в поверхностном слое "двойной" гранулы создает высокую концентрацию антигена в реакционно-активной зоне, что значительно повышает чувствительность ИФА. Включение магнитного материала дает возможность ускорить и упростить ряд манипуляций в твердофазных методах анализа, улучшить качественные характеристики определений и увеличить число обрабатываемых проб, что создает необходимые условия для разработки автоматизированных систем диагностики.


Выводы

    1. Разработаны и апробированы в варианте непрямого иммуноферментного анализа иммобилизированные гранулированные антигенные препараты (ИГАП) с магнитными свойствами на основе эластина и эластазы. Полученные антигенные препараты применены для исследования специфических антител у здоровых лиц и у больных системной красной волчанкой, ревматоидным артритом, системными васкулитами и болезнью Шегрена.

    2. Антитела к эластину и эластазе обнаружены методом ИФА с применением ИГАП в сыворотках крови значительной части обследованных больных. Частота выявления и уровень исследуемых антител у больных СКВ были достоверно выше, чем в контрольной группе: антитела к эластину выявлены у 41,5%, антитела к эластазе – у 78,5% больных СКВ.

    3. Выявлена зависимость уровня исследуемых антител от активности, характера течения и клинических проявлений СКВ. Установлено, что максимальное значение антител к эластину наблюдается при васкулопатиях, антител к эластазе – при поражении кожи, сосудов и суставном синдроме.

    4. Обнаружена прямая корреляционная связь между уровнем антител к эластину и эластазе, свидетельствующая о стимуляции антителообразования к эластину при нарушении иммунного ответа к эластазе.

    5. Определение антител к эластазе и, в меньшей степени, к эластину методом ИФА с использованием ИГАП является чувствительным и высокоспецифичным тестом, сравнимым с общепринятыми иммунологическими тестами.


^ Практические рекомендации

  1. Полученные иммобилизированные гранулированные антигенные препараты с магнитными свойствами на основе эластина и эластазы рекомендуется использовать для выявления антител к ним у больных СКВ в разработанном варианте иммуноферментного анализа.

  2. При определении антител к эластину и эластазе иммуноферментным методом с использованием ИГАП за границы нормы следует считать: 0,104 е.о.п. – для антител к эластину, 0,113 е.о.п. – для антител к эластазе.

  3. Определение антител к эластину и эластазе в сыворотке крови рекомендуется применять в комплексе с традиционными критериями для диагностики системной красной волчанки и дифференциальной диагностики СКВ с другими ревматическими заболеваниями.

  4. Рекомендуется использовать одновременное определение уровня антител к эластину и эластазе в сыворотке крови в качестве критерия активности заболевания, а также как прогностического теста в отношении клинических вариантов СКВ.



СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

^

Статьи в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ


  1. Александров А.В., Алехина И.Ю., Шилова Л.Н., Маслова-Сорокина Е.В., Махачев М.А., Матасова Н.А., Емельянов Н.И. Современные биотехнологии в лабораторной диагностике ревматических заболеваний: иммунологические аспекты поражения сосудов у больных системной красной волчанкой и системной склеродермией // Аллергология и иммунология. – 2008. – Т.9, №3. – С.334.

  2. Александров А.В., Макарова Т.С., Курбанова Р.Д., Алехина И.Ю., Матасова Н.А., Емельянова О.И. Новые медицинские технологии в иммунодиагностике поражения сосудов у больных системной красной волчанкой. // Профилактическая медицина. – 2010, том 13, № 3. – С. 53.

  3. Гонтарь И.П., Сычева Г.Ф., Александров А.В., Шилова Л.Н., Симакова Е.С., Емельянов Н.Н., Матасова Н.А., Маслакова Л.А., Зборовский А.Б. Эмульсионная полимеризация как метод, модифицирующий ферменты с сохранением биологических свойств их наноструктур. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2010, №12. – С. 715 – 719.

  4. Матасова Н.А. Антителогенез к системе эластин-эластаза у больных системной красной волчанкой. // Врач-Аспирант. – 2011, №1.2(44). – С.276-281.



Статьи в научных сборниках и журналах

  1. Ненашева Н.В., Матасова Н.А., Кочнева Л.И., Сычева Г.Ф., Емельянова О.И., Зборовская И.А. Уровень антител к эластину в сыворотке крови практически здоровых людей. // Актуальные проблемы современной ревматологии. Сборник научных работ / под ред. Академика РАМН А.Б.Зборовского/. – Вып. XXV, Волгоград, ООО «Царицынская Полиграфическая компания», 2008. с.77-78.

  2. Ненашева Н.В., Матасова Н.А., Кочнева Л.И., Аветисова Э.Р., Зборовский А.Б.. Антителообразование к системе эластин-эластаза у больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой и системной склеродермией. // Актуальные проблемы современной ревматологии. Сборник научных работ / под ред. Академика РАМН А.Б.Зборовского/. – Вып. XXVI, Волгоград, ООО «Царицынская Полиграфическая компания», 2009. с.57-58.

  3. Ненашева Н.В., Матасова Н.А., Аветисова Э.Р., Кочнева Л.И., Гонтарь И.П. Гуморальный ответ на эластин и эластазу у больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой, системной склеродермией. // Материалы конф. «Актуальные проблемы современной кардиологии и терапии». – Киров, 2009. – С.119-121.

  4. Ненашева Н.В., Матасова Н.А., Кочнева Л.И., Аветисова Э.Р. Изучение антителогенеза к эластину и эластазе у больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой, системной склеродермией. // Материалы 67-й открытой науч-практ. конф. молодых ученых и студентов с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины»., 22-24 апреля 2009 г. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ. – С 123-124.

  5. Ненашева Н.В., Матасова Н.А., Кочнева Л.И., Аветисова Э.Р. Образование аутоантител к эластину и эластазе у больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой, системной склеродермией. // Материалы 68-й открытой науч-практ. конф. молодых ученых и студентов с международным участием «Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины»., 13-15 сентября 2010 г. – Волгоград: Изд-во ВолГМУ. – С 128-129.

  6. Матасова Н.А., Ненашева Н.В., Кочнева Л.И., Аветисова Э.Р. Аутоиммунитет к эластину и эластазе у больных системной красной волчанкой и системной склеродермией. // Актуальные проблемы современной ревматологии. Сборник научных работ / под ред. Академика РАМН А.Б.Зборовского/. – Вып. XXVII, Волгоград, ООО «Царицынская Полиграфическая компания», 2010. с.64-65.

  7. Матасова Н.А., Аветисова Э.Р., Парамонова О.В., Емельянова О.И., Трубенко Ю.А., Зборовская И.А. Особенности антителогенеза к эластину и эластазе у больных диффузными заболеваниями соединительной ткани в зависимости от активности воспалительного процесса. // Актуальные проблемы современной ревматологии. Сборник научных работ / под ред. Академика РАМН А.Б.Зборовского/. – Вып. XXVIII, Волгоград, ООО «Царицынская Полиграфическая компания», 2011. с.65-66.




<< предыдущая страница