uzluga.ru
добавить свой файл

Материалы предоставлены интернет - проектом www.diplomrus.ru®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок



Содержание

Введение...6


I. Обзор литературы...и


1.1. Мулътифункционалъный белок YB-1...11

Структура YB-1...11


1.1.2. Функции YB-1...12


1.1.3. YB-1 и пролиферация клеток...16


1.1.4. Активация YB-1 при стрессе...19


1.2. Множественная лекарственная устойчивость опухолевых клеток...20


1.2.1. Лекарственная устойчивость, обусловленная снижением накопления


препарата внутри клетки...22


1.2.1.1. Множественная лекарственная устойчивость, обусловленная • Р-гликопротеином...22


i 1.2.1.2. Множественная лекарственная устойчивость, определяемая

белками семейства MRP...-...27


1.2.1.3. Множественная лекарственная устойчивость и белок BCRP...28


1.2.1.4. Множественная лекарственная устойчивость, определяемая


белком LRP...29


1.3. Роль белка YB-1 в регуляции множественной лекарственной устойчивости опухолевых клеток...30


1.3.1. Экспрессия и внутриклеточная локализация YB-1 в культурах


опухолевых клеток, резистентных к химиопрепаратам...30


1.3.2. Исследование участия YB-1 в регуляции генов и белков МЛУ...32


1.3.3. Исследование взаимосвязи между уровнем экспрессии


и внутриклеточной локализацией белка YB-1 с экспрессией белка Pgp

и прогнозом лечения больных...34


П. Материалы и методы...37


11.1. Линии клеток, использованные в работе...37


11.2. Препапаты, использованные в работе...37


ИЗ. Выделение РНК и ОТ-ПЦР...37


11.4. Иммуноцитохимическое определение экспрессии YB-1 и белков МЛУ...38


11.5. Иммуноцитохимическое определение внутриклеточной локализации


YB-1 и окраска клеток на белки МЛУ...38


11.6. Иммунологический анализ клеточных лизатов (Western-blot анализ)...40


11.7. Трансфекция клетокКВЗ-1 иНСТ116кДНК YB-1...41


11.8. Синтез и трансфекция siRNA/YB-1...41


//.9. Определение чувствительности клеток к цитостатикам...41


III. Результаты...42


///./. Исследование экспрессии и локализации белка YB-1 в культивируемых линиях чувствительных и резистентных к лекарственным препаратам


опухолевых клеток...42


111.1. 1. Модели исследования...42


III. 1.2. Анализ уровня экспрессии мРНК/белка YB-1 в клетках с разными


уровнями лекарственной устойчивости...44


III. 1.3. Исследование локализации белка YB-1 в парах чувствительных


и резистентных опухолевых клеток...46


III. 1.4. Сопоставление уровня экспрессии и локализации белка YB-1 в парах чувствительных и резистентных опухолевых клеток с экспрессией


генов/белков МЛУ...49


III. 1.4.1. Анализ уровня экспрессии MDRl/Pgp...49

III.1.4.2. Определение уровня экспрессии генов/белков MRP 1, BCRP, LRP...50


III.2. Влияние повышения экспрессии YB-1 на экспрессию генов/белков МЛУ и лекарственную устойчивость опухолевых клеток...55


111.2.1. Исследование влияния транзиторного введения YB-1


на лекарственную устойчивость опухолевых клеток...55


111.2.2. Исследование влияния транзиторного введения YB-1 на экспрессию


Pgp в условиях действия цитостатиков...57


Ш.2.3. Анализ влияния стабильной гиперэкспрессии YB-1 на экспрессию генов/белков МЛУ...58


III. 2.4. Определение скорости пролиферации клонов клеток


с гиперэкспрессией YB-1...62


Ш.З. Влияние подавления экпрессии YB-1 на экспрессию генов/белков


МЛУ(эффекты siRNA/YB-1)...63


III.3.I. Подавление экспрессии эндогенного YB-1 и экспрессия генов МЛУ...63


Ш.З.2. Влияние подавления эндогенного YB-1 на пролиферацию клеток...63


111.4. Влияние химиотерапевтических препаратов на локализацию YB-1


в клетках и на экспрессию генов МЛУ...65


III.4.1. Влияние препаратов на локализацию YB-1 в клетках...65


Ш.4.2. Активация экспрессии генов МЛУ под действием цитостатиков...68


111.5. Определение уровня экспрессии мРНК YB-1 и белков МЛУ


у больных острым нелимфобластным лейкозом (ОНЛЛ)...70


IV. Обсуждение...72


V. Выводы...83


VI. Список литературы...84


Список сокращений


МЛУ - множественная лекарственная устойчивость


мРНК - матричная РНК


Cpl - Цисплатин


CSD - Домен холодового шока


Cytarab - Цитарабин


Dox - доксорубицин


GFP - зеленый флуоресцирующий белок


RNP - комплекс белков с рибонуклеиновыми кислотами


siRNA/YB-1 - малая интерфирирующая РНК к последовательности гена YB-1.


Vbl - Винбластин


Введение


Множественная лекарственная устойчивость опухолевых клеток (МЛУ) является серьезным препятствием на пути химиотерапии злокачественных новообразований. МЛУ - это система защиты популяции опухолевых клеток от множества лекарств, различающихся по химической структуре и механизму действия на клетку (Glavinas H. et al., 2004; Ставровская А., 2000). Повышенная активность белка Р-гликопротеина (Pgp) была первым обнаруженным механизмом, определяющим МЛУ. В последующие годы были найдены другие молекулярные механизмы МЛУ и стало ясно, что лекарственная устойчивость опухолевых клеток — сложный феномен, в основе которого лежит целый ряд молекулярных изменений, и что в одной и той же клетке могут функционировать одновременно несколько механизмов, модулирующих чувствительность опухолевых клеток к лечению. Таким образом, на первый план в области изучении МЛУ выходят исследования молекулярных механизмов' координированной регуляции разных защитных систем клетки, которые могут определять многофакторную МЛУ. С целью решения этой задачи мы исследовали роль белка YB-1 в регуляции МЛУ.


YB-1 клеток млекопитающих является членом мульти функционально го семейства ДНК/РНК связывающих белков с эволюционно консервативным доменом холодового шока (Kohno К. et al., 2003; Evdokimova V. et al., 1999). В бактериальных клетках члены этого семейства, известные как главные белки холодового шока, определяют адаптацию бактерий к росту при низких температурах. YB-1 млекопитающих, связываясь с ДНК, функционирует в качестве фактора транскрипции и регулирует экспрессию генов, содержащих Y-бокс, в том числе, экспрессию гена главного комплекса гистосовместимости II (Didier D. et al., 1988), гена множественной лекарственной устойчивости MDR1 (Ohga Т. et al., 1998) и генов циклинов (Jurchott К. et al., 2003). Наряду с этим, YB-1 участвует в репарации, рекомбинации и репликации


ДНК (Gaudreault I. et al., 2004). Взаимодействуя с мРНК, этот белок принимает участие в альтернативном сплайсинге мРНК в ядре (Raffetseder U. et al., 2003), является основным упаковочным белком для мРНК в цитоплазме и регулирует время жизни (Evdokimova V. et al., 2001) и матричную активность мРНК в белковом синтезе (Evdokimova V. et 1998). Показано, что YB-1 может быть вовлечен в определение устойчивости клеток к действию ионизирующей радиации и химических агентов, повреждающих ДНК (Ohga Т. et al., 1996). Высказывают мнение, что он может претендовать на роль раннего маркера множественной лекарственной устойчивости опухолей.


В феномене МЛУ опухолевых клеток могут играть роль как повышение количества YB-1 в клетках, так и его перемещение из цитоплазмы в ядра клеток (Kohno К. et al., 2003; Kuwano M. et al., 2004). В различных опухолях (раках молочной железы, раках легкого, остеосаркомах и др.) повышено количество клеток с ядерной локализацией YB-1 по сравнению с нормальными тканями, и найдено, что такое повышение коррелирует с неблагоприятным течением заболеваний и устойчивостью новообразований к терапии (Bargou R. et al., 1997; Shibahara K. et al., 2001). Показано, что ряд химиотерапевтических препаратов индуцирует перемещение YB-1 в ядра клеток (Ohga Т. et al., 1996). Найдено, что введение YB-1 в клетки рака молочной железы может приводить к гиперэкспрессии гена MDR1, кодирующего Pgp, и к возникновению МЛУ (Bargou R. et al., 1997). Однако роль YB-1 в возникновении и развитии МЛУ остается недостаточно ясной. В частности, отсутствуют систематизированные исследования резистентных опухолевых клеток. Немногочисленные работы, в которых сравнивались отдельные резистентные линии опухолевых клеток с соответствующими клетками дикого типа, показывают, что количество белка YB-1 повышено в ядрах культур резистентных клеток рака кишечника НСТ15, рака яичников KFr и рака молочной железы MCF-7/ADR по


сравнению с их чувствительными вариантами (Stein U. et al., 2001; Yahata H. et al., 2002). После введения в культивируемые клетки GSEs (генетических супрессорных элементов) и последующего отбора в среде с цитостатиком культура клеток приобрела МЛУ, что сопровождалось увеличением уровня экспрессии мРНК нескольких генов, в том числе и YB-1 (Levenson V. et al., 2000). Неясно, однако, насколько часто связаны гиперэкспрессия и/или ядерная локализация YB-1 с конститутивной гиперэкспрессией генов и белков МЛУ, действительно ли гиперэкспрессия YB-1 в резистентных опухолевых клетках влияет одновременно на экспрессию нескольких разных генов МЛУ. Эти сведения позволили ли бы судить о том, вовлечен ли YB-1 в регуляцию сложной, многофакторной МЛУ. Нет данных относительно связи YB-1 с уровнем резистентности культур опухолевых клеток различного тканевого происхождения. Результаты таких опытов позволили бы оценить, насколько широко YB-1 участвует в формировании МЛУ, на каких этапах развития МЛУ необходимо участие YB-1. Недостаточно исследовано влияние химиотерапевтических препаратов разных типов на локализацию YB-1 в клетке и на экспрессию генов МЛУ.


Целью данной работы является исследование молекулярных механизмов регуляции экспрессии белков, определяющих множественную лекарственную устойчивость опухолевых клеток, при участии многофункционального белка YB-1.


В задачи данного исследования входило следующее:


- Исследовать уровень экспрессии и локализацию гена/белка YB-1 в шести парах чувствительных и резистентных клеточных линий различного гистогенеза.


- Исследовать взаимосвязь уровня экспрессии YB-1 в резистентных клетках с экспрессией генов/белков МЛУ: Pgp, MRP1, BCRP, LRP.


- Исследовать влияние повышенного уровня экспрессииYB-1 на возникновение лекарственной устойчивости опухолевых клеток.


- Исследовать влияние активации или подавления экспрессии YB-1 на базальный уровень экспрессии нескольких генов/белков МЛУ.


- Исследовать влияние активации или подавления экспрессии YB-1 на клеточную пролиферацию.


- Исследовать стресс-индуцированную транслокацию YB-1 в ядра опухолевых клеток и активацию экспрессии генов МЛУ при воздействии на клетку химиотерапевтических препаратов.


Новизна: в настоящей работе впервые исследована взаимосвязь уровня экспрессии и локализации YB-1 с экспрессией нескольких генов МЛУ, а также с уровнями лекарственной устойчивости клеток одновременно в достаточно большом наборе чувствительных и резистентных клеточных линий различного гистогенеза. Впервые показано, что хотя в резистентных линиях разного происхождения количество клеток с локализацией YB-1 в ядрах повышено по сравнению с родительскими чувствительными вариантами, однако, это количество может значительно различаться в разных линиях. Впервые обнаружено, что уровень экспрессии YB-1 в резистентных вариантах клеток повышен иногда, но не всегда и не коррелирует с уровнем лекарственной устойчивости клеток. Впервые показано, что повышение количества YB-1 может коррелировать с повышенным уровнем экспрессии нескольких генов/белков МЛУ. Впервые найдено, что увеличение (в результате стабильной трансфекции клеток конструкцией, содержащей YB-1) или подавление в клетках уровня экспрессии гена YB-1 (под влиянием siRNA/УВ-У) сопровождается, соответственно, либо активацией, либо супрессией базального уровня экспрессии нескольких генов МЛУ. Впервые показано, что введение в клетки полноразмерного гена YB-1 приводит к повышению экспрессии генов МЛУ MRP1, BCRP, LRP и повышению количества кодируемых ими белков. Получены оригинальные данные, показывающие, что количество мРНК гена MDR1 при этом не повышается. Впервые


найдено, что некоторые химиотерапевтические препараты (винбластин и цисплатин) индуцируют перемещение белка YB-1 в ядра клеток, в то время как другие препараты (цитарабин и доксорубицин) не оказывают этого действия. Впервые показано, что лишь препараты, вызывающие перемещение YB-1 в ядра клеток, индуцируют повышение количества мРНК гена MRP1, в то время как количество мРНК гена MDR1 повышается всеми препаратами, независимо от их способности индуцировать транслокацию YB-1 в ядра. Впервые исследован материал от больных острым нелимфобластным лейкозом и показано, что повышенному количеству белка YB-1 сопутствует повышенное количество белка MRP1 в лейкозных клетках.

I. Обзор литературы


Поскольку задачей нашей работы было исследование роли белка YB-1 в регуляции множественной лекарственной устойчивости опухолевых клеток, мы включили в обзор литературы раздел, посвященный общей характеристике YB-1, раздел, в котором излагаются общие сведения относительно множественной лекарственной устойчивоти опухолевых клеток, и раздел, посвященный данным литературы относительно роли YB-1 в развитии МЛУ, которые были опубликованы к началу нашей работы.


I. 1. Мультифункциональный белок YB-1.


За последние 10 лет было описано увеличивающееся число мульти-функциональных белков, которые вовлечены в регуляцию генной экспрессии на транскрипционном и посттранскрипционном уровнях.


Представителями таких белков является семейство белков, связывающих Y-бокс. Характерным свойством Y-бокс белков является их способность связывать инвертированный ССААТ-бокс или ATTGG последовательность, посредством высоко консервативного участка (70 А.К.), называемого CSD (домен холодового шока) (Li W et al., 1997). Это название связано с тем, что некоторые бактериальные белки, экспрессирующиеся в условиях пониженной температуры, обладают этим доменом. Y-бокс белки представляют высоко консервативную группу белков, связывающих нуклеиновые кислоты и представленные в бактериях, растениях, животных и человеке (Swamynathan S et al., 2002). В данном разделе будет подробно описан мультифункциональный, Y-бокс связывающий белок YB-1. Этот белок имеет ряд других названий, таких как: YB1, ВР-8, CsdB, DbpB, Ybxl, Nsep-1, MDR-NF1.


1.1.1. Структура YB-1.


Также как некоторые другие эукариотические транскрипционные факторы, белок YB-1 обладает несколькими доменами с различными функциями. Высоко

консервативный центральный CSD содержит основные и ароматические аминокислотные остатки для присоединения остова нуклеиновых кислот в молекулах ДНК или РНК (Zasedateleva О et al., 2002, Izumi H et al., 2001). CSD содержит RNP-1 и RNP-2 подобные мотивы, которые связывают двух- и одноцепочечные ДНК и РНК. Глицин-обогащенный N-конец этих белков довольно различен и обуславливает тканевую и функциональную специфичность членов этого семейства. На гидрофильном С-конце белков располагаются чередующиеся фрагменты кислотных и основных аминокислотных остатков, называемых заряженными зипперами (Kloks С et al., 1998). Они отвечают за мультимеризацию при белок-белковом взаимодействии, а также за неспецифическое связывание ДНК и РНК. Человеческий ген белка YB-1 содержит приблизительно 19 kbp геномной ДНК, включающей 8 экзонов, локализованных на хромосоме 1, сайт 1р34 (Kloks С et al., 2002).


1.1.2. Функции YB-1.


Разнообразные биологические роли белка YB-1 включают: позитивную и негативную модуляцию транскрипции широкого ряда генов, модификацию хроматина, локализацию, трансляционную маскировку и сплайсинг мРНК, а также инициацию трансляции. Кроме этого он может обуславливать физиологический ответ клетки на стресс, регулировать множественную лекарственную устойчивость клеток, участвовать в развитии вирусной инфекции и др.


YB-1 узнает участок ДНК, поврежденный цисплатином, и принимает участие в процессах репарации ДНК (Marenstein D et al., 2001). Он вовлечен в активацию генов, участвующих в синтезе ДНК, таких как: тимидин киназа, PCNA/циклин, ДНК полимераза а, топоизомераза 2. Было показано, что YB-1 и PCNA взаимодейсвуют напрямую, участвуя в репарации ДНК при повреждении ее цисплатином (Ise T et al., 1999). Взаимодействие между основными ферментами эксцизионной репарации и трансфакторами было продемонстрировано на примере стимуляции человеческой

эндонуклеазы 3 посредством YB-1 (Marenstein D, et al., 2001). Добавление YB-1 к эндонуклеазе 3 in vitro усиливало скорость ДНК-гликозилазной и апурин-апиримидин лиазной активности. Также было показано, что YB-1 проявляет 3-5' экзонуклеазную активность (Izumi H et al., 2001).


Существует ряд работ, где была продемонстрирована способность YB-1 усиливать или подавлять транскрипцию различных генов самостоятельно или через взаимодействие с другими транскрипционными факторами. Партнерами для YB-1 могут служить следующие белки: YY-1, АР-2, Рига, NF-kB/RelA, DbpA, NF-Y, p53, hnRNP К и мультивалентный фактор цинковые пальцы CTCF.


Рассмотрим несколько примеров такого взаимодействия. Так например, связывание AP-2/YB-1 комплекса с энхансером приводило к образованию протяженного одноцепочечного ДНК участка и могло стабилизировать конформационные изменения ДНК. Такое взаимодействие приводило к синергическому усилению транскрипции этими факторами гена желатиназы А (металл-протеиназы 2), продукт которого играет важную роль в процессе инвазии и метастазирования. Есть данные, свидетельствующие в пользу того, что YB-1 может конкурировать с р53 за связывание сайта АР-2, который также оказывает синергический эффект совместно с АР-2 на активацию энхансерной последовательности гена желатиназы A (Mertens P et al., 1998, Mertens P et al., 2002). Кроме этого было показано, что супрессор опухолевых метастазов Nm-23 бета может блокировать активацию транскрипции гена желатиназы А, опосредованную YB-1 (Cheng S et al., 2002).


YB-1 может активировать транскрипцию человеческого полиомавируса JCV по нескольким механизмам: во-первых, посредством рекрутирования трансактиватора p65/RelA к вирусному промотору. Во-вторых, совместная экспрессия YB-1 и Рига синергически стимулирует активность промотора полиомавируса JCV (Safak M et al.,

1999, Chen N et al., 1995). Как уже говорилось ранее, помимо положительного эффекта, YB-1 может оказывать и негативный эффект на процесс транскрипции. YB-1 способен репрессировать экспрессию МНС1-А beta через связывание NF-YA, блокируя образование NF-YA и NF-YB комплекса, который необходим для активации транскрипции соответствующего гена. YB-1 транслоцируется в ядро при добавлении TGF-бета к крысиным фибробластам и может активировать там дистальный промотор гена коллагена альфа 1, содержащий TGF-бета-респонсивный элемент . В то же время другими исследователями было показано, что YB-1 может супрессировать транскрипцию гена коллагена альфа 1 через регуляторный элемент в проксимальном промоторе (Norman J et al., 2001). Гиперэкспрессия YB-1 снижала уровень мРНК и белка коллагена альфа1 в различных типах клеток. У человеческого YB-1 было обнаружено 3 домена, которые могут связывать р53. При этом взаимодействии стимулировалось связывание специфических последовательностей для р53 (Okamoto Т et al., 2000). YB-1 при коэкспрессии с трансфактором CTCF, имеющим множественные сайты специфичности в ДНК, приводит к заметному усилению репрессии транскрипции CTCF-регулируемого гена c-myc (Chernukhin I et al., 2000). YB-1 является репрессором транскрипции гена fas (CD95 ассоциированного с клеточной смертью) и уменьшает уровень его базальной экспрессии (Lasham A et al., 2000). Таким образом, YB-1 может играть важную роль в контроле клеточного выживания. Также YB-1, связывая трансфактор YY-1, репрессирует усиление транскрипции гена grp78 (Ca2+ связывающий белок) в клетках, подвергшихся стрессовому воздействию. (Li W et al., 1997).


Хотелось бы отметить, что транскрипционная активность YB-1 сильно зависит от клеточного контекста. Например синергическая активность YB-1 и Рига на энхансерно-промоторный участок полиомавируса JCV наблюдали в глиальных клетках, но не в других типах клеток. Трансактивационные свойства YB-1 на

промотор гена легкой цепи миозина 2v обнаружены в сердечных миоцитах, но не в клетках почки мартышки. Средний уровень транскрипционной активации YB-1 промотора матриксной металл-протеиназы-2 наблюдали в мезенхимальных, но не в эпителиальных клетках.


Многие патогенные вирусы обладают способностью использовать Y-бокс-белки клетки хозяина для активации транскрипции своих генов через вирусный промотор в инфицированных клетках. Например, HTLV-1 и HIV-1 регулируются YB-1 (Sawaya В et al., 1998). Также известно, что репликация полиомавируса человека JCV контролируется YB-1, который может взаимодействовать с вирусными белками: агнопротеином и большим Т-антигеном (Safak M et al., 2002). Белок аденовируса Е1В и YB-1 действуют совместно, чтобы способствовать репликации аденовируса 5 типа (Holm P et al., 2002). El В вовлечен в перемещение трансфактора YB-1 в ядро, где он облегчает вирусную репликацию посредством индукции экспрессии гена Е2. Гиперэкспрессия YB-1 усиливает tat-индуцированную активацию HIV-1 минимального промотора, содержащего TAR-последовательность (Ansari S et al., 1999).


Помимо регулирования транскрипции YB-1 также принимает участие в регуляции трансляции. YB-1 является мажорным белком цитоплазматических RNP в различных соматических клетках. YB-1 обладает высокой аффинностью к м-РНК. Соматический YB-I является интегральным компонентом как трансляционно неактивных mRNP, так и активных mRNP, произошедших из полисом, хотя последние содержат в 2 раза меньший уровень белка (Skabkin M et al., 2001). Было показано, что YB-1 ингибирует или стимулирует трансляцию в зависимости от соотношения YB-1/м-РНК в т-RNP. Увеличение концентрации YB-1 приводило к ингибированию инициации трансляции in vitro, а гиперэкспрессия в клетках вызывала репрессию трансляции in vivo. Этот белок может играть роль в транспорте, заякоривании и

локализации м-РНК на актиновых филаментах в клетке через N-конец. Было показано, что YB-1 проявляет свой эффект на уровне инициации трансляции, а не на уровне элонгации или терминации полипептидного синтеза.


YB-1 может осуществлять сплайсинг пре-м-РНК аденовируса Е1А преимущественно при образовании в 13S изоформы. YB-1 связывает А/С обогащенные экзоновые энхансеры и стимулирует сплайсинг (вырезание) альтернативного экзона v4 CD44 (Stickeler E et al., 2001).


Было показано, что YB-1 необходим для стабилизации м-РНК интерлейкина-2 во время активации Т-клеток. Стабилизация происходит посредством образования т-RNP комплекса, отвечающего за специфические сигналы стабилизации м-РНК. Добавление или гиперэкспрессиия YB-1 значительно увеличивали стабильность кэпированных м-РНК in vitro, in vivo, тогда как исчезновение YB-1 приводило к ускорению разрушения м-РНК (Evdokimova V et al., 2001). YB-1 обеспечивает выживание эозинофилов путем стабилизации м-РНК гранулоцит-макрофаг колоний-стимулирующего фактора, что приводит к увеличению синтеза этого фактора (Capowski E et al., 2001). Важно отметить, что стабилизация м-РНК носит независимый от последовательности характер.


YB-1 способен плавить вторичную структуру м-РНК, а также обеспечивать быстрый отжиг комплиментарных цепочек нуклеиновых кислот. Также он ускоряет отжиг дуплексов РНК и ДНК и катализирует обмен нитями между двухцепочечными и одноцепочечными РНК. Фосфорилирование YB-1 казеин киназой 2 селективно ингибирует отжиг ДНК. Небольшое количество YB-1 обеспечивает образование дуплексов нуклеиновых кислот, а избыток вызывает разворачивание двухцепочечных форм. Можно предположить, что изменение конформации нуклеиновых кислот является основным механизмом регуляции YB-1 генной экспрессии. ДНК-отжиговая активность белка может быть важна для репарации и рекомбинации ДНК.

Таким образом, YB-1 может регулировать активность белков, регулирующих жизненно важные процессы клетки, действуя на разных уровнях их синтеза. В связи с этим исследование роли YB-1 в регуляции различных сторон жизнедеятельности клетки представляется перспективным.


1.1.3. YB-1 и пролиферация клеток.


Существует серия работ, в которых показана взаимосвязь белка YB-1 с клеточной пролиферацией, дифференцировкой, апоптозом. Уровень экспрессии YB-1 значительно изменяется в процессе эмбрионального развития и тесно коррелирует со скоростью клеточной пролиферации (Lu ZH et al., 2005). Высокая экспрессия YB-1 наблюдается в ранних эмбрионах курицы (Grant et al., 1993) и крысы (Ito et al., 1994), затем экспрессии YB-1 неуклонно снижается в процессе развития. Высокий уровень YB-1 обнаруживается in vivo в активно пролиферирующих взрослых тканях, таких как эпителий желез кишечника (Shibao et al., 1999) и регенирирующая печень (после химически индуцированного повреждения или гепатоэктомии). YB-1 индуцируется в различных типах клеток в ответ на митогенные стимулы, например, в активированных цитокинами Т клетках (Sabath et al., 1990), активированных сывороткой фибробластах, активированных агонистами эндотелиальных клетках (Stenina, et al., 2000). Введение в клетки YB-1 приводило к гиперэкспрессии мРНК и белка рецептора эпидермального фактора роста EGFR (Berquin et al., 2005). Более того, EGFR в этих клетках был конститутивно фосфорилирован в отсутствии экзогенного лиганда. Эти данные свидетельствуют о том, что гиперэкспрессия YB-1 может приводить к независимости от ростового фактора EGF клеток эпителия молочной железы человека путем активации сигнального пути, вовлекающего EGFR. Повышенная экспрессия YB-1 часто обнаруживается в различных опухолях человека, включая рак молочной железы, рак яичников, рак щитовидной железы, рак прямой кишки, остеосаркому и саркому мягких тканей (Kohno et al., 2003). Аналогичные данные были получены для