uzluga.ru
добавить свой файл
1
z_start

«Приговоренные нацизмом»

n013_stalag_salaspils1_shtalagi.jpgФоторепродукции автора.Первые узники шталага в Саласпилсе осенью 1941 года. Им предстоит провести под открытым небом невероятно холодную зиму 1941—1942 гг.

Прорыв в истории советских военнопленных

Вчера в рижском Доме Москвы при участии послов России, Узбекистана и представителя посольства Белоруссии, главы Совета еврейских общин Латвии Аркадия Сухаренко, латвийских историков и общественников открылась выставка о преступлениях нацистского режима, которая перелестнет новую страницу в исследовании истории советских военнопленных на латвийской территории. На церемонии открытия выступили чудом оставшиеся в живых малолетние узники Саласпилса и заключенный Саласпилсского шталага Константин Аверченко. Накануне открытия «Час» побеседовал с автором уникальной экспозиции историком-энтузиастом Владом Боговым.

Игорь ВАТОЛИН

Выставка

Чему посвящена ваша выставка?

В основном истории концлагерей военнопленных, в меньшей степени — лагерям и местам массового расстрела гражданского населения. При подготовке выставки в основном использовался латвийский материал, но есть и документы о двух лагерях в Литве и Эстонии.

Мы не собирались никому ничего доказывать — просто решили показать, как обращались с советскими военнопленными в системе шталага, отделения которой располагались в Риге, Даугавпилсе, Лиепае, Елгаве, Каунасе и Клооге.

Так уж получилось, что это первая латвийская выставка по этой тематике. В советское время эта тема находилась под негласным запретом. Не была она востребована и после восстановления независимости.

В основе выставки — документальные свидетельства о нацистских злодеяниях, собранные Чрезвычайной комиссией сразу после войны, которые подкрепляет неопровержимый визуальный ряд: недавно обнаруженные и нигде до сих пор не публиковавшиеся фотографии из частного архива, а также фотоматериалы из госархивов Латвии и Германии.

«Они нам не товарищи...»

n013_bogov_and_shtalag_wwii_soldier_iv.jpgИсторик-энтузиаст Влад Богов и один из последних узников Саласпилсского шталага елгавчанин Константин Гаврилович Аверченко. Ему в этом году исполняется девяносто лет.

Работая над выставкой, я широко использовал классическое исследование по советским военнопленным западногерманского историка Кристиана Штрайта «Они нам не товарищи: Вермахт и советские военнопленные в 1941—1945 гг.». Его первое издание вышло в 1978 году, было с большими купюрами переведено на русский и сразу отправлено в спецхран. В оригинальном виде на русском языке исследование было опубликовано лишь в 2009 году.

Опираясь на грандиозный массив документов, автор доказывает, что нацистская Германия заблаговременно разработала механизм уничтожения будущих военнопленных, систему содержания в лагерях, мизерную норму питания... Их с самого начала не считали за людей. Причем в политике уничтожения в полной мере участвовали не только специальные части СС, но и германская армия — вермахт. «Приказ о комиссарах» и другие бесчеловечные распоряжения германского командования, отданные еще до нападения на СССР, предполагали несоблюдение норм международного права в отношении попавших в плен советских военнослужащих, немедленное уничтожение «жидов и комиссаров» и в целом отношение к славянскому населению как к недочеловекам.

В отношении военнопленных на Восточном и Западном фронтах действовали разные стандарты. Так, из 232 тыс. попавших в плен американских и британских солдат погибло 8,3 тыс. человек, или 3,5%. А из 3,3 млн. советских солдат погибло 57,5%. Эти цифры ясно свидетельствуют об истинном отношении высшего нацистского руководства и командования вермахта к советским военнопленным.

n013_exhibition_stalag00_shtalagi.jpg

Кстати, давшая название исследованию фраза Гитлера «Они нам не товарищи», призывавшая солдат вермахта забыть о воинской этике в отношении солдат Красной армии, контекстуально совпадает со словами Сталина: «У нас пленных нет — только предатели». Подобное отношение собственного командования самым пагубным образом сказалось на судьбе советских военнопленных.

Было планирование, но была и неожиданность. Такого числа военнопленных, как в ходе кампании 1941 года, в германском руководстве никто не ожидал...

Тут действовали и тот и другой факторы. В книге Штрайта приводится расчет питания в одном из лагерей, где содержалось 10 тыс. человек, осенью 1941 года. При самых скромных нормах питания наличных запасов хватало только на два месяца. Чем потом кормить военнопленных, у администрации лагеря не было ни малейшего понятия. Два месяца прошли, и люди начали умирать от голода.

Ситуация начала выправляться только в 1943 году. После Сталинградской битвы в советском плену оказалось порядка 100 тыс. германских солдат. Только тогда нацистское руководство озаботилось нуждами советских узников, видимо, надеясь таким образом улучшить содержание своих пленных. Условия содержания оставляли желать лучшего, но к ним стали относиться не как к обреченным на уничтожение, а как к полезной рабочей силе. Например, в Латвии советских военнопленных распределяли по хуторам, где они работали на сельских хозяев.

Цифры

Сколько всего советских военнослужащих попали в плен в годы войны? Есть ли цифры по Латвии?

Что касается общего числа советских военнопленных, то обычно говорят о 5,7 млн. попавших в плен. Из них 2,4 млн. остались в живых, 3,3 млн. погибли. Подтвержденные документами цифры по Латвии отсутствуют. Используя свою методику, послевоенная Чрезвычайная комиссия насчитала 313 тыс. человек, погибших в латвийских лагерях для военнопленных. То есть через эти лагеря могло пройти порядка 600 тыс. человек.

Что касается числа лагерей, то на территории Латвии находилось три базовых шталага: 340-й — в Даугавпилсе, 347-й — в Резекне и 350-й — в Риге. В состав каждого входило более десятка мест содержания военнопленных за колючей проволокой. Например, в 350-й рижский шталаг входило 15 объектов. Центральный на Пернавас, 27 (там сейчас главный офис латвийской погранохраны), и еще 14 в Риге и окрестностях, в частности в Саласпилсе — Саласпилсский шталаг.

Историки отдыхают

Какие открытия вы сделали в ходе работы над выставкой?

Меня поразило количество лагерей и описание того, что там творилось. А позже удалось найти фотографии... Впечатления незабываемые. В Саласпилсском шталаге, например, узники содрали с деревьев всю кору. Один снимок голых стволов заменяет гору исследований по нацизму. Эта фотография, а также снимки изможденных лиц узников включены в экспозицию «Приговоренные нацизмом».

На каком этапе изучения темы советских военнопленных на территории Латвии мы сейчас находимся?

Если говорить об интересе в обществе, то после фильма Игоря Гусева о Саласпилсском шталаге он, несомненно, присутствует. Что касается академических исследований, то мы находимся на уровне свидетельств, собранных Чрезвычайной комиссией в 1944 году. Исключением является книга историка Маргера Вестермана, чудом увидевшая свет на латышском языке в 1973 году. Она вышла без иллюстраций и на русский язык никогда не переводилась.

Два года назад я занялся уточнением адресов рижских шталагов: где конкретно содержали или использовали на работах советских военнопленных. Удалось собрать и опубликовать в Интернете массив документов, которые использовал в своем исследовании Маргер Вестерман. Оказалось, что за годы после той публикации в Латвийском государственном архиве поменяли обозначения дел и документов. Теперь восстановлены точные сноски на документы, которые потрясают.

Насколько мне известно, в настоящее время в Латвии по этой теме не ведутся систематические исследования, да и в России нет особого интереса к этой странице латвийской истории.

Комиссия историков при президенте достаточно подробно изучила Холокост на территории Латвии...

Похоже, первостепенная задача латвийских официальных историков для внутреннего потребления — описывать ужасы сталинского террора, а для мировой общественности — исследования о Холокосте. Тема военнопленных не попадает ни в одну из этих категорий.

Народная выставка

Как стала возможной такая выставка? Как ты сам пришел к теме военнопленных?

Я заинтересовался местами расположения лагерей и массовых захоронений жертв нацизма в рамках интереса к истории Риги в начале 2008 года. Была внутренняя потребность отдать должное этим солдатам, о которых все забыли. В нашей семье все мужчины военного поколения оказались на фронте, им повезло: все вернулись.

Как родился замысел делать выставку на общественных началах?

В ходе работы в архиве с показаниями свидетелей приходилось часто натыкаться на ссылки на фотоматериалы. Естественно, меня заинтересовали эти фотографии. В архивном деле был список, но сами фотографии пришлось поискать. В конце концов удалось найти увесистую папку со снимками. Поинтересовался, сколько стоит их копирование — 3,5 лата за каждую. Таких денег у меня не было. На одном портале в Интернете обратился за помощью. Сразу появилась треть суммы, на эти деньги удалось скопировать часть фотографий. С оставшимися материалами помог российский фонд «Историческая память». Потом добавились новые свидетельства. Так и сложилась эта выставка. Отдельное спасибо Владимиру Соколову, Виктору Гущину, Вячеславу Рукису, без помощи которых этот проект не состоялся бы.

В продолжение начатого предстоит разыскать и обозначить на карте и местности места расположения лагерей и захоронений их узников. Прошу всех, у кого есть такие сведения, документы и воспоминания, связаться со мной по электронной почте fiametto@inbox.lv или по телефону 29742315.

Отделения лагеря шталаг-350 для советских военнопленных в Риге.

Центральный распределительный лагерь — ул. Пернавас, 25/29 (в бывших казармах 5-го Цесисского пехотного полка);

Отделения лагеря в Риге:

ул. Бруниниеку, 139 — лагерь для офицеров,

ул. Слокас, 62 (казармы Автотанкового полка),

Ганибу дамбис, 40 (Красильная фабрика),

ул. Кр. Барона, 130 (фабрика «Блейвейс»),

ул. Крустабазницас, 9 (казармы Артиллерийского полка),

ул. Булту, 2а (Канатная фабрика),

ул. Ломоносова, 1 (казармы 6-го Рижского пехотного полка),

ул. Даугавгривас, 84 (Пивоваренный завод «Ильгецем»),

ул. А. Бриана, 5/9 (Пивоваренный завод Стрицкого),

ул. Бривибас, 201 (Вагоностроительный завод),

ангары аэродрома Спилве,

в Экспортной гавани,

бараки в Агенскалнсе и Межапарке.

Раненых и больных военнопленных содержали в госпитале на ул. Гимнастикас, 1, и в здании психиатрической клиники на Виенибас гатве, 87.

Отделение лагеря за пределами Риги:

отделение в Саласпилсе (в двух км от лагеря для гражданских лиц),

отделение в Елгаве.

Из материалов выставки.

n013_stalag_salaspils_park_shtalagi.jpgСтволы деревьев, обглоданные узниками Саласпилсского шталага 350/Z.

Шталаг в Саласпилсе

Самые ужасные условия содержания военнопленных были в шталаге 350/Z в Саласпилсе. Пленных здесь не считали и не регистрировали. В июле 1941 года лагерь представлял собой огороженное поле. Частично для нужд лагеря использовались постройки летнего лагеря бывшей латвийской армии. Не способных к работе пленных практически не кормили — охрана просто ждала, пока истощенные заключенные сами умрут от голода. От неимоверного голода люди были принуждены питаться травой и корой деревьев. В лагере были зафиксированы случаи людоедства. Через девять месяцев пребывания в таких условиях из нескольких десятков тысяч заключенных в живых осталось только 3434 человека.

Из материалов выставки.

Память о 3,3 млн. погибших военнопленных

В период между 22 июня 1941-го и 9 мая 1945 года в германский плен попало около 5,7 млн. красноармейцев. 3,3 млн. человек, или 57,5% от общего числа, погибло. Чтобы понять чудовищность этой цифры, следует упомянуть, что из 232 000 британских и американских солдат, оказавшихся в немецком плену, погибло 8348 человек, или 3,5% от их общего числа. Осенью 1941 года такое же количество советских пленных умирало в течение одного дня.

Из материалов выставки.