uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7
Mussorgskij, Modest

Boris Godunov (Original)

Die groЯe eBook-Bibliothek der Weltliteratur

 

Modest Mussorgski

Борис Годунов

Опера в четырех действиях с прологом

 

Деиствующие лица

 

Борис Годунов

Феодор,

Ксения, дети Бориса

 

Мамка Ксении

 

Князь Василий Иванович Шуйский

 

Андрей Щелкалов, думный дьяк

 

Пимен, летописец отшельник

 

Самозванец под именем Григория (на воспитании у Пимена)

 

Марина Мнишек, дочь сандомирского воеводы

 

Рангони, тайный иезуит

Варлаам,

Мисаил, бродяги

 

Шинкарка

 

Юродивый

 

Никитич, пристав

 

Митюха, крестьянин

 

Ближний Боярин

 

Боярин Хрущов

Лавицкий,

Черниковский, иезуиты

 

Бояре, боярские дети, стрельцы, рынды, пристава, паны, пани, сандомирские девушки, калики перехожие, народ московский.

(1598-1605 гг.)

 

Пролог

 

Первая картина.


Двор Новодевичьего монастыря под Москвою, обнесенный оградою с башенками. Вправо, ближе к середине сцены, выступом, большие монастырские ворота под навесом.


Занавес.

 


При поднятии занавеса народ, небольшими кучками, собирается на монастырском дворе перед стеною; движения народа вялы, походка ленивая.


Входит небольшая кучка народа. Входит кучка баб. Первые две кучки соединяются. Входят мужчины. Народ образует общую толпу.


Через сцену проходят бояре, впереди князь Василий Иванович Шуйский и, обмениваясь поклонами с народом, пробираются в монастырь.


Когда бояре скрылись в монастыре народ начинает бродить по сцене. Иные, преимущественно женщины, заглядывают за

ограду к монастырскому крыльцу; другие шепчутся, почесывая в затылке.


Пристав показывается в воротах. Завидя Пристава за воротами, народ собирается в сплошную толпу и стоит неподвижно: женщины – склонясь щекою на ладонь, мужчины – с шапками в руках, скрестив руки на животе и понуря голову.

 

Пристав с дубинкою, наступая, с гневом. Народ неподвижен.

Ну, чтож вы? чтож вы идолами стали?

Живо, на колени!

 

Народ переминается.

 

Ну-же!

 

Грозит дубинкою. Народ мнется.

 

Да ну!

 

Народ вяло и поочередно опускается на колени.


Нетерпеливо.

 

Эко чертово отродье!..

Народ На коленях, обращенный к мотастырским воротам.

На кого ты нас покидаешь,

отец наш!

Ах, на кого, то, ты оставляешь,

кормилец!

Мы, да, все твои сироты

беззащитные,

Ах, да, мы тебя, то, просим, молим

Со слезами, со горючими:

 

Пристав отходит к монастырю.

 

Смилуйся, смилуйся, смилуйся!

Боярин батюшка! Отец наш!

Ты кормилец! Боярин,

Смилуйся!


Голоса в Народе Остаются на коленях.

 

Первый.

Митюх, а Митюх, чево орем?

Митюха.

Вона! почем я знаю!

Второй.

Царя на Руси хотим поставить!

Баба.

Ой, лихонько! совсем охрипла.

Голубка, соседушка,

Не припасла-ль водицы?

Часть женщин.

Вишь, боярыня какая!

Другая часть женщин.

Орала пуще всех,

Сама-б и припасала.

Мужчины.

Ну вы, бабы, не гуторить!

Бабы.

А ты что за указчик!

Мужчины.

Нишкни!

Бабы.

Вишь, пристав навязался!

Митюха.

Ой, вы, ведьмы, не бушуйте!

Женщины сварливо.

Ах, пострел ты, окаянный!

Эко дьявол привязался!

Вот, то, нехристь отыскался!

Прости, господи, бесстыдник!

Ой, уйдемте лучше, бабы,

 

приподнимаются с колен, собираясь уйти.

 

По добру, да по здорову,

От беды, да от напасти!

Мужчины сквозь смех.

Непонравилася кличка,

Видно солоно пришлася,

Не в угоду, не по вкусу.

Ведьмы в путь уж собралися.




Смех усиливается.


В монастырских воротах появляется Пристав; завидя Пристава, бабы быстро опускаются на колени. Прежняя неподвижность толпы.

 

Пристав толпе.

Чтож вы? чтож смолкли?

Аль глоток жалко?

 

Грозя дубинкою.

 

Вот я вас!

Аль давно по спинам

Плетка не гуляла!

 

Наступая на толпу.

 

Проучу вас ... я живо!


Голоса в народе на коленях.

 

Женщины.

Не серчай, Микитич,

Не серчай, родимый!

Мужчины.

Только поотдохнем,

Заорем мы снова.

Народ женщины и мужчины; в сторону.

И вздохнуть не даст,

Проклятый.

Пристав.

Ну-ка!

Только глоток не жалеть!

Народ.

Ладно!

Пристав грозя дубинкою.

Ну?

Народ завывая.

На кого ты нас покидаешь,

отец наш!

На кого, да, ты оставляешь,

родимый!

Мы тебя, сироты, просим, молим

Со слезами, со горючими:

Смилуйся, смилуйся!

Боярин батюшка!

 

После угрозы Пристава.

 

Отец наш,

Кормилец!

А!

 

Кланяются в землю.

 

А!


При последних возгласах народа в монастырских воротах показывается думный дьяк Щелкалов.

 

Пристав завидя Щелкалова, машет народу и поспешно идет к толпе.

Нишкни! Вставайте!

 

Толпа приподнимается.

 

Дьяк думный говорит.

Щелкалов Медленно и в задумчивости спускается с крыльца, выходит к народу, снимает шапку и отдает поясной поклон.

Православные! неумолим боярин.

На скорбный зов боярской думы и патриарха,

И слышать не хотел о троне царском.

Печаль на Руси ... печаль безысходная,

православные!

Стонет земля в злом бесправьи.

Ко господу сил припадите,

Да ниспошлет он

Скорбной Руси утешенье ...

И озарит небесным светом

Бориса усталый дух!..


Уходит в монастырь, народ в недоумении.


За сценой слышится пение калик перехожих. Сцена освещается красноватым отблеском заходящего солнца. Народ прислушивается к доносящемуся издали пению.


Калики Перехожие за сценою.

 

Поводыри.

Слава тебе, творцу всевышнему, на земли;

Слава силам твоим небесныим

И всем угодникам,

Слава на Руси!

Старцы.

Слава тебе всевышнему,

Слава!

Народ шопотом.

Божьи люди!

Старцы приближаясь к сцене.

Ангел господень миру рек:

Поднимайтесь тучи грозные,

Вы неситесь по поднебесью,

Застилайте землю русскую!


Входят на сцену, впереди поводыри, сзади, опираясь на их плечи, старцы в капюшонах, обвешанные образками и ладонками, с дубинками в руках. Народ почтительно и благоговейно кланяется им, давая дорогу.

 

Поводыри и Старцы зычным гласом.

Сокрушите змия люта,

Со дванадесятью крылами хоботы,

Таво змия, смуту русскую,

Да безначалие.

Возвестите православныим,

Да во спасенье:

 

Раздают народу образки и ладонки.

 

Облекайтесь в ризы светлые,

Поднимайте иконы владычицы.

И со Донской, и со Владимирской

Грядите царю во сретенье!

 

Пробираются, уходя к монастырю.

 

Воспойте славу божью,

Славу сил святых небесныих!

 

За сценой, постепенно удаляясь.

 

Слава тебе, творцу на земли!

Слава отцу небесному!


Скрываются в монастыре.


Часть народа рассматривает друг у друга полученные образки и ладонки. Другая часть, ближе к рампе, следит за удаляющимися каликами.

 

Часть Народа ближе к рампе. Митюхе.

Слыхал, что божьи люди говорили?

Митюха.

Слыхал!

И со Донской, и со Владимирской ...

 

забывает дальше. Женщины поднимают спор из-за ладонок.

 

Часть Народа.

Ну!..

Митюха с усилием, стараясь припомнить.

И со Донской, и со Владимирской

Вы идите ...

 

Задумывается.

 

Часть Народа.

Чего?

Митюха.

Идите ...

Часть Народа.

Ну! ...

Митюха нетерпеливо и теряясь.

Со Донской идите ...

 

Окончательно теряется и отворачивается.

 

Часть Народа махая на него рукой.

Плох, брат!

Другая Часть Народа подходит.

Облекайтесь в ризы светлые,

И со Донской, и со Владимирской

Вы грядите к царю во сретенье.

Первая Часть Народа.

Царю?

Какому царю?

Пристав выходя из-за монастыря, куда провожал калик.

Эй, вы!

Вторая Часть Народа не замечая Пристава.

Как какому?

А Борису ...

Пристав наступая.

Эй, вы, баранье стадо!

Аль оглохли!

 

Народ собирается в толпу.

 

Вам от бояр указ:

Заутра быть в Кремле

И ждать там приказаний.

Слышали?


Уходит.


На сцене сумерки, народ начинает расходиться.

 

Голоса в Народе.

Вона! за делом собирали!

А нам то что?

Велят завыть, завоем и в Кремле.

Завоем!

Для ча не завыть.

Что-ж? Идем, ребята!




Расходятся. Сцена постепенно пустеет.


Занавес опускается.

 

 Вторая картина.


Площадь в Кремле московском. Прямо перед зрителями, в отдалении, Красное крыльцо царских теремов. Справа, ближе к авансцене, народ на коленях занимает место между Успенским, вправо, и Архангельским, влево, вдали, соборами: паперти соборов видны. Торжественный колокольный звон.


Занавес.

 


Великий колокольный звон на сцене. С Красного крыльца наначинается торжественное шествие бояр к Успенскому собору: впереди рынды, стрельцы, боярские дети, далее князь Шуйский с венцом Мономаха на подушке; за ним бояре, Щелкалов с царским посохом, опять стрельцы. За ними большие бояре, дьяки и пр. Шествие, пройдя сквозь толпу, входит в Успенский собор. Стрельцы помещаются на паперти и ступенях шпалерами.

 

Шуйский показываясь на паперти Успенского собора, к народу.

Да здравствует царь Борис Феодорович!

Народ приподнимается.

Живи и здравствуй,

Царь наш батюшка!

Шуйский.

Славьте!

 

Уходит в собор.

 

Народ.

Уж как на небе

Солнцу красному

Слава, слава!

Уж и как на Руси

Царю Борису

Слава, слава!

 

Торжественное царское шествие из Успенского собора. Пристава ставят народ шпалерами.

 

Живи и здравствуй,

Царь наш батюшка!

 

Трубачи становятся, против зрителя, перед народом.

 

Радуйся люд!

Радуйся, веселися люд!

Православный люд!

Величай царя Бориса

И славь!

Щелкалов и 3 Боярина с паперти собора народу.

Да зравствует царь Борис Феодорович!

 

Спускаются.

 

Народ кланяется.

Да здравствует!

 

Щелкалов с боярами продолжают шествие и становятся шпалерами от паперти Архангельского собора, полукругом, к Успенскому.

 

Народ.

Уж как на Руси

Царю Борису

Слава!

 

Борис показывается на паперти. Шуйский, из-за него, дает народу знак прекратить славленье и становится с Воротынским позади Бориса. Звон на сцене прекращается.

 

Борис с паперти собора; за ним стоят дети его Феодор и Ксения.

Скорбит душа!

Какой-то страх невольный

Зловещим предчувствием

Сковал мне сердце.

 

В восторженном настроении.

 

О, праведник,

О, мой отец державный!

Воззри с небес

На слезы верных слуг

И ниспошли ты мне

Священное на власть благословенье:

 

Смиренно.

 

Да буду благ и праведен, как ты;

 

Склоняет голову в молитвенном настроении.

 

Да в славе правлю свой народ ...

 

Приподняв голову, строго.

 

Теперь поклонимся

Почиющим властителям Русии.

 

С царственным величием.

 

А там – сзывать народ на пир,

Всех, от бояр, до нищего слепца;

Всем вольный вход,

Все гости дорогие.

 

Борис спускается с паперти, сопутствуем Шуйским и Воротынским; за ними бояре и стрельцы и продолжает шествие к Архангельскому собору.

 

Народ.

Слава, слава, слава!

Живи и здравствуй,

Царь наш батюшка.

 

Народ ломится к Архангельскому собору; пристава приводят народ в порядок.

 

Многая лета царю Борису.

Уж как на небе

Солнышку слава, слава!

Уж как на Руси

Царю Борису

Слава, слава!

Слава и многая лета!

 

Суматоха, борьба приставов с народом. Борис показывается из Архангельского собора и направляется к теремам.

 

Народ.

Слава, слава, слава!


Занавес падает.

 

 



следующая страница >>