uzluga.ru
добавить свой файл
1
Задание 1


1. Анализ документов: «Духовная грамота Московского князя Ивана Калиты» и «Поучение Владимира Мономаха своим детям


Среди многочисленных древнейших духовных грамот великих князей Московских завещание Ивана Калиты представляет наибольший интерес.

Иван Калита оставил две духовные грамоты (завещания), которые подводят итоги политике Великокняжеской власти во второй четверти XIV в. Иван Калита стремился закрепить великокняжеское достоинство за московским княжеским домом, и эта задача была им успешно разрешена. Для ее достижения важно было сохранить политическое единство и цельность Московского княжества. В своем завещании – духовной грамоте – он установил новый порядок престолонаследования.


По духовным Калиты два младших представителя княжеской линии, сыновья Калиты Иван и Андрей, были приказаны старшему брату, Великому князю Семёну, повиноваться, любить его и во всём с ним советоваться. Великий князь являлся верховным командующим военных сил Московского княжества, и удельные князья были обязаны ему подчиняться. Усиление Великокняжеской власти было тесно связано с централизацией управления военными силами, и всем трём братьям было велено помогать друг другу во всём, особенно в делах военных, а двум младшим — во всём слушаться Семёна.

Соглашение трех сыновей Калиты следовало его программе, согласно которой признавалась необходимость сохранения экономического единства и финансовой мощи Московского княжества как основы укрепления Великокняжеской власти. Первый среди равных из князей московского дома, старший брат, возглавлявший вооружённые силы всех феодальных князей, получил ряд преимуществ материального характера. Младшие братья уступили ему старшинство и передали половину таможенных пошлин.

Это произведение написано в соответствии с канонами древнерусской литературы и имеет строгую форму, соответствующую написанию завещания. Начало грамоты дышит христианским смирением: «Во имя Отца и Сына и Святого духа. Се яз грешный худый раб божий Иван пишу душевную грамоту, иду в орду, никим не нужен, целым своим умом, в своем здоровьи». («Во имя отца и сына и святого духа. Я грешный, ничтожный раб божий Иван, пишу духовную грамоту, идя в Орду, никем не принуждаем, в здравом своем уме, в полном здоровье».)


Духовная грамота Калиты отчетливо сформулировала и основные принципы удельной системы. Подтвердив раздел владений, она признала наследственность этих владений вместе с будущими княжескими примыслами, их самостоятельность в области управления и суда, вольность боярской службы и право боярского отъезда. Таким образом признавался иммунитет феодальных княжеств, связанных вассальной иерархией, под верховенством Великого князя московского.

Сложнейшей задачей было распределение между наследниками сосредоточенных в руках Ивана Даниловича земель, сильно различавшихся по их военно-стратегическому значению, юридическому статусу и хозяйственной ценности. Раздел должен был устранить возможные поводы для споров между сыновьями Калиты, а также обеспечить имущественные интересы их мачехи – княгини Ульяны с ее двумя дочерьми.

В духовной грамоте также указано местонахождение городов, волостей, сел и деревень, которые он отписывает жене и сыновьям. «А из городских волостин даю княгини своей осмничее (торговая пошлина). А тамгою (клеймо, печать, торговая пошлина) и иными волостми городскими поделятся сынове мои; такоже и мыти (пошлина, платившаяся за провоз товаров) которого уезде (ву своем владении), то тому. А оброком городским Васильцева веданья (старинные сборы) поделятся сынове мои. А что моих бортников и оборочников купленых, который в которого росписи, то того (т.е. купленные бортники) ведавшие бортями (пчелиными угодьями) и оборочники-холопы остаются у того из князей, кому принадлежали...» Духовная грамота Ивана Калиты - древнейшая из великокняжеских духовных грамот имеет важное значение для изучения хозяйства и социальной системы в России XIV века.

В 1339 году, в духовной грамоте московского князя Ивана Калиты говорилось также о ценностях, положивших начало созданию великокняжеской сокровищницы. Упоминались украшения, посуда из драгоценных металлов, церковные сосуды, одежда из великолепных тканей, дорогое оружие. Спустя столетие великокняжеская казна включала в себя уже многочисленные ценности, хранившиеся в подвалах кремлевских дворцов и соборов.

Духовные грамоты – завещания – являются важным источником по русской средневековой истории. Духовные грамоты князей, в частности, показывают, чем владели князья, иногда – как они приобрели те или иные владения, и в целом в динамике позволяют проследить процесс собирания или дробления земель соответствующих княжеств. Княжеские духовные грамоты хранились достаточно бережно как ценные актуальные документы, и потому сохранились относительно хорошо.


Попробуем сравнить «Духовную грамоту» с написанным двумя веками раньше "Поучением" князя Владимира Всеволодовича Мономаха.

Владимир Мономах (1053 - 1125) - один из самых талантливых и образованных русских князей домонгольской поры. Он был князем черниговским, затем переяславским (Переяславля Южного), а с 1113 г. - киевским. Всю жизнь провел в борьбе с половцами, против которых организовал несколько походов объединенных сил русских князей. Законодательным путем несколько смягчил положение низов, покровительствовал духовенству, поощрял летописание и литературную деятельность.

"Поучение" - одно из выдающихся произведений древнерусской литературы. По поводу того, когда оно было написано, существует большая литература и большие расхождения во взглядах. Вероятнее всего, оно написано в 1117 г. Читается по Лаврентьевской летописи.


«Поучение» лучше всего отражает политическую и нравственную позицию князя. При этом следует иметь в виду, что под шапкой «Поучения» объединены несколько разнородных и разновременных фрагментов:

1) Наставление детям, адресованное наследником, но обращенное и к более широкой аудитории;

2) Автобиографическая летопись жизни Владимира Мономаха, охватывающая период с 1068 по 1117 гг. (датируется по последним событиям и не имеет жанровых аналогов в древнерусской литературе XI–XV вв.);

3) Письмо («грамотица») к Олегу Святославичу, подводящее печальный итог междоусобной распре 1096 г., в которой от руки Олега погиб сын Мономаха. Исследователи сходятся во мнении, что Письмо было объединено вместе с «Поучением» только на основании принадлежности перу Владимира Мономаха.

Ни у кого не вызывает сомнения, что это вполне самостоятельные и не связанные между собой ни в жанровом, ни в тематическом отношении произведения. Но за минусом Письма Поучение по-прежнему не производит впечатление однородного законченного материала, поскольку в нем обнаруживают признаки механистического объединения несхожих между собой литературных приемов и следы разновременного творчества.


«Поучение» — произведение необычное для литературы XI–XII вв. Оно несет в себе синтезирующее признаки разных жанров. По причине очевидной неоднородности текста исследователями неоднократно высказывалось мнение о жанровой неопределенности этого произведения, о его композиционной нерегламентированности, свободной от характерных для эпохи литературных традиций. Звучали также высказывания о загадочном характере и непонятном назначении княжеского сочинения, либо предлагалось считать наследие Мономаха княжеским архивом, или даже незавершенным собранием сочинений князя. Так или иначе, но Поучение Мономаха не укладывается в привычные представления о древнерусской литературе. Даже рядом с такими нетипичным для своего времени сочинением как «Слово о полку Игореве», оно продолжало оставаться произведением «вне жанров».

Наставление детям в общем контексте «Поучения» является проблемно-тематическим ядром, вокруг которого группируются все остальные части произведения. Адресованная наследникам заповедь написана в назидательном, предельно обезличенном и абстрагированном от какой-либо исторической конкретики ключе. В ней суммируется необходимый, по понятиям Мономаха, минимум моральных правил. При этом нравственная программа выстраивается как родительское наставление, и каждый из ее пунктов проговаривается от имени самого автора.

Наставление, а вместе с ним и все Поучение, составленное на закате жизни (между 1117–1125 гг.), по сути дела являлось политическим завещанием Владимира Мономаха. В нем даны рекомендации, которыми должен руководствоваться правитель государства. Характерно, что законность практически отождествляется со справедливостью, ибо предполагается равная ответственность «малых» и «больших» людей за свои поступки. В этом нельзя не видеть стремления к гармонизации общественных отношений, выражавшейся, по крайней мере, в равноправии всех перед законом. Юридические принципы тесно переплетены с нравственными. Поэтому наставления Мономаха и воспринимаются как мудрая заповедь, призывающая к состраданию, уклонению от зла, покаянию, молитве, усердию, справедливости, милосердию и попечению о слабых. Фактически это созвучная «Изборнику 1076 года» программа «малых» дел, следование которой является достаточным условием для личного спасения. Но есть одна важная черта, отличающая Поучение от «Изборника». Установки на соблюдение благочестия тесно переплетены в нем с хозяйственно-бытовыми рекомендациями, из чего следует, что автор в большей мере руководствовался практическими соображениями, чем набожностью. Моральные требования богоугодной жизни, провозглашавшиеся составителем «Изборника 1076 года» как абстрактная проповедь, в трактовке Владимира Мономаха превращались в совершенно конкретную социально-политическую программу, нацеленную на создание благополучия в княжеском роде и обществе.


2. Взгляды современных историков на причины поражения Красной Армии в первые месяцы ВОВ


Введение


Вопрос о причинах поражений Красной Армии в первый период Великой Отечественной Войны (1941 - 1942 гг.) вызывал, вызывает и, вероятно, будет вызывать много споров самого различного характера. Кроме того, этот вопрос часто становится предметом разного рода политических спекуляций, вполне естественно, не способствующих, а мешающих выявлению истины.

В данной работе проводится анализ причин поражений Красной Армии на советско-германском фронте в 1941 - 1942 гг.. Особое внимание обращено на критический анализ некоторых широко распространенных точек зрения по данному вопросу. Затронуты также некоторые другие вопросы, касающиеся Великой Отечественной войны Советского Союза.

И. В. Сталин объяснял поражения Красной Армии в начале войны следующим образом. Он выделял нации агрессивные, стремящиеся к военному переделу мира, и нации миролюбивые, которые не хотят войны. Агрессивные нации, планируя войну, заранее переводят все свое хозяйство на военные рельсы, во много раз увеличивают численность армии, насыщают ее новейшей техникой и в результате к началу войны имеют готовую «армию вторжения», и вся их экономика работает на нужды войны. Нации миролюбивые, в силу своего стремления к миру, не могут проводить тотальную мобилизацию, и поэтому их меры по подготовке к войне носят частичный характер, а все хозяйство в целом работает в режиме, приближенном к режиму мирного времени. К началу войны миролюбивая нация в имеет лишь «армию прикрытия мобилизации», задача которой - сдерживать наступление врага до тех пор, пока проводится мобилизация в стране, ставшей жертвой агрессии. В начале войны неизбежно отступление и потеря части территории, вследствие превосходства «армии вторжения» над «армией прикрытия мобилизации». Иногда к началу войны миролюбивые нации не имеют даже удовлетворительной «армии прикрытия мобилизации», что приводит к поражению в войне.

Другой причиной поражений Красной Армии в начале войны, по мнению И. В. Сталина, была достигнутая немецкими войсками оперативная внезапность.


2.1. Политические просчеты высшего руководства страны


Поражения РККА в начальном периоде Великой Отечественной войны объясняются целой совокупностью политических, экономических, профессиональных, исторических, психологических и других факторов. Огромные потери людских и материальных ресурсов нельзя объяснить искусственно навязываемым тезисом о внезапности нападения, преимуществом немецкого вооружения или превосходством в стратегии и тактике немецких войск. Основной политической причиной поражений является исключительно безграмотное в военном отношении правительство СССР во главе с И.В.Сталиным, не сумевшее на основе достоверной максимальной информации, на основе полных данных оценить характер войны 1939-1941 годов и внести соответствующие коррективы в планы стратегического развертывания сил и средств РККА.

Навязанная ВКП(б) в 1939 году наступательная доктрина руководству ГШ РККА почти не вызывала возражений – да и кому было возражать, если командующие округов командовали 1-2 года, Народный комиссар обороны Тимошенко чуть больше. Руководство подбирало такие кадры, которые не смели бы возражать генеральной линии партии. Поэтому и выполнялось распоряжение ЦК готовить наступательные операции, невзирая на то, что с 1939 по 1941 годы ситуация кардинально изменилась, а Генеральный штаб тупо исполнял те директивы, которые были разработаны за два года до войны.

За ходом двухлетней войны в Европе Генеральный штаб внимательно наблюдал, но выводы делались поверхностные. Народный комиссар обороны маршал С.К. Тимошенко на совещании высшего руководящего состава РККА (1-30 декабря 1940 года) заявлял, что «в смысле стратегического творчества, опыт войны в Европе, пожалуй, не дает ничего нового». Не были замечены достижения немецкого командования по сосредоточению сил танковых соединений на направлении главных ударов, использованию оперативных и тактических десантов, быстрому переносу усилия, взаимодействию сил сухопутных войск, авиации, флота. Отрицалось вступление в сражения с началом той или иной кампании одновременно основных сил. Запоздало и принятие Политбюро в июне 1941 года «Постановления о дислокации войск второго стратегического эшелона» («второй линии») в основном по р. Днепр. Этим же Постановлением намечалось строительство государственного рубежа обороны на подступах к г. Москве.

Череда замен народных комиссаров и начальников Генерального штаба привела к тому, что в Генеральный штаб за два, за один, за полгода до начала войны допустил просчеты в сроках ее вероятного начала, в оперативном построении войск первого стратегического эшелона, а главное – просчитались в направлении главных ударов. Два года европейской войны показали, что немцы планируют операции на направлениях максимальных пропускных способностей железных дорог, т.к. организация снабжения и 90% переброски войск проводились, в основном, по ним. Да и как показал послевоенный анализ, за основу плана «Барбаросса» взято наличие железных дорог на направлении основных ударов. Несмотря на то что колея в Европе уже, проще было использовать имеющиеся железные дороги. Поэтому и выбрано первое направление на Ленинград, второе – Минск-Москва и третье – на Винницу, так как местность благоприятствовала применению танков.

Наркоматом обороны в предвоенные годы в угоду политическим амбициям Сталина завышалась оценка своих войск, и недооценивались войска противника. Так, командующий Западным особым военным округом генерал армии Д. Павлов 28 декабря 1940 года утверждал, что «советский танковый корпус способен решить задачу уничтожения 1-2 механизированных дивизий или 4-5 пехотных дивизий», а 13 января 1941 года Начальник Генерального штаба командарм 2-го ранга К.А. Мерецков заявил: «При разработке полевого устава мы исходили из того, что наша дивизия значительно сильнее дивизии немцев и во встречном бою она разобьет немецкую. В обороне одна наша дивизия отразит удар 2-3 дивизий противника».

Отрицательно сказались и чистки РККА в 1937-1938 годах. На фоне всей череды чисток, ликвидацию сословий и отдельных классов за предшествующие войне 23 года советской власти, эта, хоть и была одной из последних, но оказалась особенно выпуклой и символичной на фоне надвигающейся войны.

Бездарное политическое и военное руководство СССР готовило страну к войне, но не к обороне, как пытаются убедить и доказать многие авторы советской формации, защитники всего советского; к войне наступательной, агрессивной, на чужой территории, и, зная боевую фактическую готовность Красной Армии, не малой кровью.


2.2. Недостаточная степень модернизации красной армии на период начала войны


Второй основной причиной поражений являются экономические условия вступления Красной Армии в войну. К сожалению, армия не сумела, несмотря на поставку новых боевых самолетов и танков, превратиться в современную армию. Наиболее характерными выглядели авиапромышленность и танкостроение. Сравнительный анализ выпуска боевых самолетов СССР и Германии (таблица 1) (3) показывает, что невоюющий СССР до войны, в 1939 и 1940 годах, выпускал боевых самолетов больше, чем Германия. По просьбе 13 мая 1940 г. наркома обороны С.К. Тимошенко и начальника Генштаба РККА Б.М. Шапошникова Политбюро авиационная промышленность была переведена на военное положение с одновременным реструктурированием и расширением.

Строились 9 новых и реконструировались 9 действующих самолетостроительных заводов; строились 6 новых мотостроительных и реконструировались все имеющиеся заводы. Парк авиации к началу войны составил 15990 боевых самолетов, из них 9917 дислоцировались на западном стратегическом направлении (7133 – в военных округах, 1445 – в ВРКФ, 1339 – самолеты дальней авиации). Германия к 22 июня имела 1820 и 770 самолетов союзников. Таким образом (по общему парку самолетов) превосходство по самолетам у советской стороны 4,5:1. Но только за первый день боев было потеряно 1811 самолетов, из них сожжено на земле – 1489, и к 10 июля 1941 года в советских ВВС осталось 2516 самолетов, одна треть от имевшихся. Почти вся авиапромышленность была утеряна в 1941 году. Кроме того, было поставлено по ленд-лизу из США и Великобритании 22150 самолетов.

Соотношение между советскими и германскими сбитыми самолетами составило 5:1 (за первый месяц боев), а за всю войну – 1,5:1. Все предвоенные усилия по развитию авиации оказались бессмысленными и разорительными из-за слабой личной выучки (летчики имели по 4 часа полетов в Киевском особом ВО, а летчики Прибалтийского военного округа провели в воздухе всего по 15 часов), скученности на полевых аэродромах, отсутствия управления и неподготовленности аэродромной сети. Преимущество в количестве было утеряно сразу, а в качестве боестолкновений авиации мы уступали немцам до конца войны.

Кстати сказать, история повторяется. К сожалению, нынешний налет летчиков российских ВВС не больше. Летчики, например, флотской авиации Балтфлота имеют годовой налет на Су (истребителях и бомбардировщиках) – 5-7 часов. В ВВС и ПВО годовой налет летчиков в среднем за последние десять лет составляет 10-15 часов.


Примерно таким же положение дел было и с танками. К началу войны СССР имел 22600 танков. За годы войны промышленность выпустила 96500 танков, по ленд-лизу из США и Великобритании получено на территории СССР 38100 единиц танков, к 9 мая на фронте осталось 8100 танков. При этом СССР потерял за годы войны 96500 танков, а немцы на всех фронтах – 48000 танков.

Получалось, что немцы при одном подбитом танке – уничтожали два советских. Причин этого достаточно много. До войны более половины всех танков были легкие, хотя и они были равноценны аналогичным немецким (I, II, Fe, 38(t)). При примерном равенстве в огневой мощи, проходимости и бронезащите как легких, так средних танков, советские танки не были радиофицированы, в отличие от тотальной радиофикации немецких танков, САУ и бронемашин. До 1943 года были радиофицированы только машины командиров рот, батальонов, т.е. один танк из десяти. Поэтому немцы стремились подбить в первую очередь танки с антеннами, а остальные становились глухими и неуправляемыми, поскольку управление в бою шло по принципу «делай как я». Оптика также уступала немецкой, что вкупе с небольшим обзором, после уничтожения машин с рациями командиров рот и батальонов, превращала танки в слепые коробки. Требование ведения огня с ходу (немцы, в основном, вели огонь из танков с коротких остановок), являлось бессмысленной тратой боеприпасов и скорее надеждой на психологическую неустойчивость противника, но делало танки безоружными через некоторое время. Многие танки выводились из строя из-за неумелой эксплуатации. Механики-водители имели лишь 1,5-2-часовую практику вождения. Танкистами становились, в основном, конники и пехотинцы, которые совершенно не имели навыков ни стрельбы, ни вождения, ни управления.

Третья причина поражений – профессиональная. Вся система управления в СССР, подготовка и уровень руководства народными комиссариатами, в том числе и РККА, носили ярко выраженный партийно-полицейский характер и направлены были на последовательное и планомерное уничтожение инакомыслящих, к которым причислялись священнослужители, дворяне, купцы, помещики и капиталисты, наиболее трудоспособные крестьяне, по той терминологии – кулаки и единоличники. Им на смену выращивался слой трудовой интеллигенции, воспринимающей большевизм как благо, который поддерживал существующий строй и мирился с террором, бесчеловечным отношением к личности, с «врагами народа», с бесчисленными концлагерями, ссыльнопоселенцами, лишенцами прав, всевозможными чистками и показательными судами. При этом ведущим в стране был комиссариат внутренних дел (НКВД), который контролировал всю жизнь в экономике, промышленности, науке, армии.

Выбив полностью профессиональный костяк из армии в 1937-1939 годах, ВКП(б) и НКВД под руководством И.В. Сталина сделали столько для снижения боеспособности страны, сколько не сделали даже гитлеровцы. Профессиональная подготовка командующих округов, армий, дивизий, полков и батальонов не шла ни в какое сравнение с немецкой. Запуганные, забитые командующие слепо выполняли требования полевых уставов, стараясь ни на йоту не отступить от требований партии, ибо расплата может последовать немедленно. Поэтому и отмечались в годы войны шаблоны в оперативном искусстве, а на тактическом уровне атаки проводились прямолинейно, толпами по 500-1000 человек, по минным полям, поскольку сзади находились заградительные отряды и штрафные роты, т.к. те, кто сомневался в их настоятельной необходимости, тут же расстреливались.

Только Политбюро, правительство СССР и НКВД виновно в том, что стратегические запасы страны были переброшены в тылы приграничных округов. Складированные запасы не только не были в достаточной степени обеспечены железнодорожным транспортом, что было и практически невыполнимо, но также не предусмотрено было их уничтожение – из-за отсутствия и специалистов, и средств подрыва. Только комиссариат ВД виновен в том, что, несмотря на предупреждения военных специалистов, начались одновременные реконструкционные работы на всех аэродромах по увеличению длины взлетно-посадочных полос, а самолеты скапливались на ограниченном количестве аэродромов, которые были придвинуты к границе, что сделало их уязвимыми от авиации гитлеровцев. План оборонного строительства и оборудования противотанковых и противопехотных заграждений – кстати, также под контролем НКВД – был выполнен на 25%.

Профессиональные навыки саперов, инженеров были явно недостаточны. Специалисты ВВС и ВМФ были слабо обучены, не знали ни новой, ни старой боевой техники. Средства связи в тактическом звене отсутствовали почти полностью, поэтому войска даже в звене армия – корпус не имели устойчивой связи. Противовоздушная оборона войск и объектов не отвечала требованиям своего времени из-за отсутствия аппаратуры обнаружения и связи. Причины можно было бы перечислять бесконечно – мы остановились только на основных.


Заключение


На наш взгляд, обелять сейчас руководящую роль КПСС и сталинское отношение к тем убитым, раненым, обмороженным, погибшим от голода гражданам страны в годы войны – уже преступление. Именно сейчас, когда в кабинетах российских силовых структур появляются вновь портреты Ф.Э. Дзержинского, И.В. Сталина, Г.К. Жукова и льется неудержимая лесть всему советскому в честь шестьдесят первой годовщины Победы, следует признать исторический факт, что Германия и СССР 40-х годов – близнецы-братья. Во главе обоих государств стояли партии под руководством диктаторов, сросшиеся с государством и имевшие одинаковую партийную полицию (Гестапо в Германии, НКВД – в СССР), одинаково преследовали инакомыслящих вплоть до помещения в концлагеря, сжигали книги или изымали их в спецхранилища. При внешней несопоставимости идей национал-социализма и коммунизма, между ними было много общего. Если заменить «класс» на «расу», «арийцев» на «пролетариат» и «мировой сионистский заговор против Великого Рейха» на «мировой заговор империалистов против первого рабоче-крестьянского государства», то идеологические различия как в отношении к своему народу, так и другим народам окажется не столько велика. Одинаково были сформулированы причины нападения на Польшу: немцы – для защиты «фольксдойч», СССР – для защиты братьев-славян. Одинаково назывались государственные преступники: «враги народа» в СССР и «враги нации» – в Германии. По степени принуждения граждан, по тотальному контролю за сознанием людей, по размаху репрессий режимы опять-таки схожи, хотя практическое воплощение было разным.

Два диктатора – один во благо немецкой нации, а другой во благо избранной для защиты части общества, «только рабочих и крестьян», – одновременно готовились к войне друг против друга. И один из них нанес упреждающий удар и выиграл начальный период войны.

Многие авторы, особенно те, кто до сих пор верит в эфемерное счастье только рабочих и крестьян, полуправдами и намеками обвиняя в фальсификации одних или других авторов, не поддерживающих их взгляды, особенно рьяно пытаются отстоять миф об оборонительном характере начального периода войны, стыдливо признавая часть правды и спустя шестьдесят лет пытаясь обелить одного из диктаторов. Думается, что пора прекратить праздновать и следует задуматься о том, что наша страна потеряла только в составе Красной Армии более 29 млн 623 тыс. человек. (5)

Пора в новой России по справедливости оценивать военачальников – не за то, что они награждены многими высшими орденами, а за то, какой ценой достигалась войсками победа под их руководством в сражениях на полях войны.

Список литературы



  1. Вислых А.П. Спасительный ленд – лиз. Не надо преуменьшать его значение в нашей победе в Великой Отечественной войне. Независимое Военное Обозрение, 2001, 12-18 октября. № 38 (260). С.5

  2. Гриф секретности снят. Цит.соч.С.349; 2. Спасибо В.И. Все больше и больше и больше…,а зачем. НВО.2003.№15.: 3. Мировая война 1939-1945 4. Взгляд побежденных.М.АСТ.С.716: 4- Гриф секретности снят.Цит.соч.С359-361

  3. Кулаков Е., Мятков М., Ржешевкий О., Война 1941-1945. Факты и документы М.: Олма-Пресс, 2001., С.46

  4. Лен Дейтон. Мировая война…ошибки…промахи…потери…., М.: Эксмо-Пресс, 2002, с. 490-496

  5. Рамазашвили. Есть такая профессия -- историю зачищать: ЦАМО РФ в преддверии 60-летия Победы

  6. Цыганок. Дилетантство Сталина

  7. Цыганок. Еще раз о причинах поражений начала войны

  8. Цыганок. К какой войне готовилась Красная армия? (часть 1 и часть2)

  9. Чубарьян. Белые пятна в истории великой войны



Тесты


1. Официально христианство на Руси было принято:

а) Рюриком Варяжским

б) Олегом Вещим;

в) Игорем Старым;

г) Святославом Игоревичем;

д) Владимиром I Святославовичем.


2. Во время правления Семибоярщины на русский престол был приглашен:

а) польский король Сигизмунд Ш;

б) шведский король Карл IX;

в) польский королевич Владислав;

г) правитель Нидерландов Вильгельм Оранский.


3. Установите последовательность событий 1917 года в России:

а) установление двоевластия; 2

б) ликвидация монархии; 1

в) корниловский мятеж; 4

г) июльский кризис. 3


4. Совместите даты и события общественно-политической жизни

страны:

а) разгром советской школы генетики; - б)

б) Постановление «О журналах», «Звезда», «Ленинград»; - а)

в) «Ленинградское дело»; д)

г) «Дело врачей-вредителей»; г)

д) смерть Сталина; - в)


а) 14 августа 1946 г.;

б) август 1948 г.;

в) 5 марта 1953 Г.;

г) январь 1953г.;

д) 1948-1949 гг.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:


  1. "Советский энциклопедический словарь", Москва, Советская энциклопедия, 1987 г.

  2. "1941-1945. Краткая история, документы, фотографии", Г.А.Куманев, Москва, Политиздат, 1983 г.

  3. "СССР в Великой Отечетвенной Войне 1941-1945 (краткая хроника)", Москва, 1970 г.

  4. "Великая Отечественная Война 1941-1945. Энциклопедия", Москва, Советская энциклопедия, 1985 г.

  5. "Словарь-справочник Великая Отечественная Война 1941-1945", под общей редакцией доктора военных наук М.М.Кирьяна, Москва, Политиздат, 1988 г.

  6. "Бессмертный подвиг", В.А. Анфилов, Москва, Наука, 1971 г.

  7. "Военно-исторический журнал", 1961 г., N 9.

  8. "Оружие победы", составители Г.В.Смирнов, И.П.Шмелев, Москва, Молодая гвардия, 1975 г.