uzluga.ru
добавить свой файл
1
Ольга М. Казакова

Барнаул, Россия


ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА В ЛИНГВИСТИКЕ И КУЛЬТУРОЛОГИИ


Понятие «языковая картина мира» (ЯКМ) родилось в лингвистике, но стало актуальным для многих других гуманитарных наук, в частности, для культурологии. Выделяются два императива введения понятия ЯКМ в научный и образовательный лексикон: лингвистический и культурологический1.

Действительно, идея языковой, или «наивной» картины мира зародилась среди лингвистов (В. Гумбольдт, Л. Вайсгербер, Э. Сепир, Б. Уорф, теория семантических полей). В лингвистике существуют два подхода к ЯКМ: 1) интегральный – когда под ЯКМ понимается «совокупность всего языкового содержания, относительно постоянная и медленно эволюционирующая во времени»; 2) дифференциальный – когда для изучения выделяются «специфические черты семантики данного языка, дифференцирующие его от всех других языков»2, данный подход основан на сравнении языков, выявлении несоответствий, лакун, вызванных культурно-историческими причинами или языковой спецификой внутренних форм и систем образности. Сторонники интегрального подхода полагают, что исходя из особенностей понятия «картина мира», предполагающего целостность и всеохватность, ЯКМ должна включать все языковое содержание, а не только специфические черты его семантики, отличающие данный язык от других языков.

Мы же полагаем, что ЯКМ представляет собой диалектическое единство обоих подходов – дифференциального и интегрального. При первом приближении более важную роль играет дифференциальный подход. Отталкиваясь от конкретных проблем трудностей перевода и взаимопонимания представителей разных лингвокультурных сообщностей, подмечаются межъязыковые несоответствия, лакуны и различия внутренней формы слов. В рамках данного подхода используются такие специальные лингвистические методы, как сравнение объема значения соответствующих лексических единиц разных языков, анализ их сочетаемости, частотности, коннотаций, участия во фразеологических сочетаниях. Чтобы преодолеть мозаичность этого подхода, после того, как собрано достаточно лингвистического материала, необходимо применить интегральный подход и обобщить результаты сравнительного анализа разных языков. На этом этапе полезно привлечение широкого круга историко-культурологических фактов для широты охвата и целостности ЯКМ.

С точки зрения культурологии язык – неотъемлемая и важнейшая часть национальной культуры. Невозможно полное изучение, а главное, понимание национальной культуры без знания национального языка. Для настоящего понимания культуры нужно глубокое проникновение в семантику (план содержания) языка, что дает понимание образа мышления нации, ее способа мировидения, особенностей менталитета данной культуры. Именно этот процесс и есть постижение национальной языковой картины мира, культурологический императив ее изучения.

Языковая картина мира может быть полезной для культурологии как поставщик иллюстративного материала для подтверждения особенностей национального менталитета того или иного этноса. С другой стороны, ЯКМ – источник знаний о национальном характере и менталитете, т.к. в ней содержится огромная база лингвистических данных, исследуя которые можно делать выводы об особенностях национального мировидения. В этом состоит познавательная ценность ЯКМ.

Лингвистами была проделана и ведется огромная работа по изучению языковых картин мира (ЯКМ) и концептов, их составляющих. В силу специфики лингвистических исследований, большой углубленности при изучении каждого концепта, им порой не хватает обобщения в плане охвата всего поля национальной культуры, что приводит к фрагментарности понимания, к потере целостной картины мира. Философский и культурологический подходы представляются наиболее подходящими для соединения разрозненных кусочков мозаики лингво-культурных исследований в единую картину.

Выявление национальных особенностей менталитета и ЯКМ особенно эффективно на базе сравнения родной культуры с другими культурами. Автором статьи был проделан сравнительный анализ и обобщение значительного лингвистического материала, отражающего общие и специфические черты русской и английской языковых картин мира. Сравнение вышеуказанных ЯКМ было проведено по четырем аспектам: бытийному, познавательному, ценностному и деятельностному:

бытийный аспект ЯКМ – составляющая ЯКМ, касающаяся бытия мира и человека,

познавательный аспект ЯКМ – составляющая ЯКМ, связанная с познанием и интерпретацией мира,

ценностный аспект ЯКМ – составляющая ЯКМ, касающаяся отношения к миру, предполагающая выявление заложенных в языке ценностей,

деятельностный аспект ЯКМ – составляющая ЯКМ, информирующая о способах деятельности, преобразовании мира, о применении знаний и ценностей на практике.

В рамках данной публикации приведем пример описания фрагментов познавательного аспекта русской ЯКМ.

Данный аспект касается способов получения истинного знания, поиска истины, отношения к интеллектуальной деятельности, места интеллекта в ЯКМ. При сравнении русской культуры с англосаксонской выявляется различие двух подходов к познанию, постижению мира. Как справедливо отмечает А. Вежбицкая: «Англосаксонская культура с ее традициями рационализма и эмпиризма и ее традиционным почтением к науке и научному языку ценит последовательность, точность, логические формулировки, отсутствие противоречий (на всех уровнях речи), отсутствие преувеличений, отсутствие «эмоций», холодные рассуждения и так далее»3. Русская культура, напротив, с подозрением относится к сухой рациональности, она пронизана эмоциональностью и даже «моральной страстностью»4.

Упомянутые особенности культур находят выражение и в языке. Во-первых, ключевым для англосаксонского языкового сознания является слово mind, высокоупотребимое слово со множеством значений, первое и наиболее значимое из них: «thoughts – the ability to think, feel emotions and be aware of things (мысли – способность думать, испытывать эмоции и осознавать вещи)»5, в этом значении существует огромное количество идиом и устойчивых сочетаний слова, что также подтверждает его лингвокультурную значимость. Mind охватывает интеллектуальную и эмоциональную сферу, входит в оппозицию с телом, является средоточием сознания и внутренней жизни человека в англоязычной ЯКМ.

Для русского языкового сознания ключевым словом является, несомненно, душа. В русской ЯКМ нет концепта, по своей значимости сопоставимого с душой (о значимости концепта можно судить по его разработанности в языке, т.е. по наличию множества устойчивых словосочетаний, метафор). Ни ум, ни разум, ни рассудок, ни даже голова (имеющая наиболее богатую сочетаемость) на эту роль претендовать не могут. Ум в русском языковом сознании являет относительно малую ценность. Вспоминается известная строчка стихотворения Тютчева Умом Россию не понять... Таким образом, в русской ЯКМ содержится импликация, что истинное знание умом не достигается, а наиболее ценное знание локализуется в душе или в сердце, а не в голове6.

В русском языке существует два слова – правда и истина – при наличии только одного в английском языке – truth. В русской культуре важны оба концепта – и правда, и истина. Истина, в основном, служит идеалом и предметом поиска, а правда представляется все-таки более важным для русской ЯКМ концептом, о чем свидетельствует представленность этого понятия во многих русских пословицах. Помимо пословиц, для русского языка и культуры характерны и важны такие выражения: правда-матушка, резать правду-матку, говорить правду в глаза. В русском слове «правда» очень важна этическая составляющая, это отмечает Н.Д. Арутюнова: «Связь правды с миром человека естественно вводит это понятие в этический контекст. В нем правда составляет высшую ценность, а стремление жить по правде – первейший долг человека. Когда долг поднимается до доблести, человека называют праведником»7. Известные слова св. Александра Невского «Не в силе Бог, а в правде» можно считать сжатой характеристикой концепта «правда» в русской языковой картине мира.

Рассмотрим как преимущественно гносеологический русский концепт «правда» предстает в аксиологическом ключе в сравнении с другими культурами, в первую очередь, с англоязычной культурой. Как уже упоминалось, английское слово truth переводится на русский в одних случаях – правда, в других – истина. Как утверждает А. Вежбицкая, «в русском языке идее «говорить правду» соответствует идея «говорить неправду», а в английском языке нет такого острого, черно-белого противопоставления. Есть truth, но есть также white lies (буквально «белая ложь» - ложь во спасение) и есть еще small talk, understatement и разные другие категории речи – более, так сказать, серые. Есть также культурные нормы, делающие акцент на том, что не надо говорить другим людям неприятного»8. Английское слово truth больше связано с познанием, чем с речью, т.е. ближе русскому слову истина: дело не в том, говорит ли кто-нибудь «truth» или нет, а в том, чтобы знать «truth», слово truth противопоставляется слову error («ошибка»). В англоязычном культурном пространстве более важно не то, что люди часто говорят неправду, а то, что люди могут ошибаться и нужно выявить «факты», опираясь на что-то объективное, или по-английски «evidence».

Для человека русской культуры правду говорить легко; искренность, прямота, открытость выражения мыслей оценивается как положительные качества, а разные формы неискренности – лицемерие, фарисейство, фальшь – как отрицательные качества.

Итак, лингвистика раскрывает внутреннюю глубину, детали и тонкости построения ЯКМ. Культурология подтверждает лингвистические находки широким спектром культурных материалов, выявляет культурную специфику, отраженную в каждом национальном языке. Представляется чрезвычайно полезным систематическое обобщение результатов лингвистических исследований ЯКМ с целью применения полученных выводов на занятиях по культурологии, иностранному языку, переводу.


Olga M. Kazakova

Barnaul, Russia


LINGUISTIC WORLD VIEW IN LINGUISTICS AND CULTURE STUDIES


The concept of “linguistic world view” appeared in linguistics (Humboldt, Weisgerber) but has been used in other humanities, i.e. in culture studies. Linguistic data analyzed in comparative approach provide precious source of knowledge about national mentality, which can be successfully used in explaining cultural differences. The author has conducted comparative generalization of Russian and English linguistic world views in four aspects: ontological, gnosiological, axiological and praxeological. Fragments of the second aspect are presented in the publication, showing peculiarities of cognition in Russian and English mentalities.

1 Корнилов, О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов / О.А. Корнилов. – М.: ЧеРо, 2003. – С. 92


2 Караулов, Ю.Н. Общая и русская идеография / Ю.Н. Караулов. – М.: Изд-во «Наука», 1976. – С. 245

3 Вежбицкая, А. Русские культурные скрипты и их отражение в языке / А. Вежбицкая // Зализняк, Анна А. Ключевые идеи русской языковой картины мира. – М., 2005. – С. 546.

4 Зализняк, Анна А. Ключевые идеи русской языковой картины мира / Анна А. Зализняк, И.Б. Левонтина, А.Д. Шмелев. – М., 2005. – C. 309

5 Cambridge International Dictionary of English. – Cambridge University Press, 1995. - С. 898 - 899

6 Шмелев, А.Д. Сквозные мотивы русской языковой картины мира / А.Д. Шмелев // Зализняк Анна А., Левонтина И. Б., Шмелев А.Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира. – М., 2005. – С. 453-464

7 Арутюнова, Н.Д. Истина: фон и коннотации / Н.Д. Арутюнова // Логический анализ языка: Культурные концепты. – М.: Наука, 1991. – С. 28

8 Вежбицкая, А. Русские культурные скрипты и их отражение в языке / А. Вежбицкая // Зализняк, Анна А. Ключевые идеи русской языковой картины мира. – М., 2005. – С. 477