uzluga.ru
добавить свой файл
На правах рукописи


Абдуллина Гульфира Рифовна


ФОРМООБРАЗОВАНИЕ И СЛОВОИЗМЕНЕНИЕ

В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ (ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)


10.02.02 – Языки народов Российской Федерации

(башкирский язык)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Уфа – 2009


Работа выполнена на кафедре башкирской и русской филологии и методики преподавания ГОУ ВПО «Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. Зайнаб Биишевой»


Научный консультант

доктор филологических наук, профессор

Ишбаев Карим Гайсеевич


Официальные оппоненты:

член-корр. АН РБ, доктор филологических наук, профессор Гарипов Талмас Магсумович


доктор филологических наук, профессор

Егоров Николай Иванович


доктор филологических наук, профессор

Ахтямов Мухтар Хуснулхакович


Ведущая организация Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН РФ


Защита состоится «­­­­­­­­­­­­­­­­­­__» __________ 2009 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета Д.212.013.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» по адресу: 450074, г.Уфа, ул. З.Валиди, 32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета.


Автореферат разослан «­­­­­­­­­­­­­­­­­­__» __________ 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор А.А. Федоров


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования. На протяжении многих лет морфология башкирского языка строится на традиционной классифи­кации грамматических категорий: ставится знак равенства между понятиями “словоизменительные категории” и “формообразовательные категории”, не определено точное количество формообразовательных и словоизменительных категорий и их слагаемых. Неразработанность в прошлом и дискуссионный характер обсуждаемых понятий в баш­кирском языкознании, да и в тюркологии в целом, в настоящем приводят к тому, что одна и та же конкретная грамматическая категория одними языковедами истолковывается как формообразовательная, другими – как словоизменительная. Это явление прочно укоренилось не только в школьных, но и в вузовских учебниках, нормативных, теоретических и исторических грамматиках башкирского языка.

Многочисленные работы, посвящённые общим и частным вопросам морфологии башкирского языка, появившиеся за последние десятилетия, не только доказали необходимость дальнейших исследований по этой теме, но и подготовили для них почву. Формообразовательные и словоизменительные категории башкирского языка в той или иной мере получили освещение в отдельных монографиях, учебниках, кандидатских и докторских исследованиях, статьях Н.К. Дмитриева, Дж.Г. Киекбаева, А.А. Юлдашева, М.В. Зайнуллина, К.Г. Ишбаева, Н.Х. Ишбулатова, М.Х. Ахтямова, Э.Ф. Ишбердина, Р.Ф. Зарипова и др. Вместе с тем эти работы выявили и ряд теоретических и методологических вопросов, без разрешения которых не может быть осуществлено последовательное и полное описание формообразовательной и словоизменительной систем языка.

Многие вопросы морфологии (а значит – формообразования и словоизменения) башкирского языка, несмотря на кажущуюся ясность, требуют всестороннего и систематического анализа. Обращение к данной теме вызвано не столько неизученностью самой проблемы, сколько почти полным отсутствием в области формообразования и словоизменения башкирского языка работ синтезирующего характера.

Объектом исследования являются формообразовательная и словоизменительная системы башкирского языка в сравнении с другими тюркскими языками.

Цель настоящей диссертации – разграничение формообразовательных и словоизменительных категорий, выяснение их лингвистической природы и специфических признаков, определение точного количества (функционально-семантического потенциала) вышеуказанных категорий и их слагаемых (грамматических форм), выявление межкатегориальных связей в системах формообразования и словоизменения.

Для создания целостной картины формообразования и словоизменения башкирского языка мы должны были решить в целом актуальные для тюркского языкознания конкретные задачи следующего характера:

- выяснить природу, функционально-семантические признаки формообразовательных и словоизменительных категорий;

- выработать чёткие критерии разграничения формообразовательных и словоизменительных категорий, а также правила их коррекции;

- классифицировать грамматические категории соответственно как формообразовательные и словоизменительные;

- определить объём класса формообразовательных и словоизменительных категорий;

- уточнить состав и границы грамматических форм, используемых в литературном языке и его диалектах.

Исследование ведётся в синхронном и диахроническом аспектах, с последовательным сравнением фактов башкирского языка с аналогичными единицами родственных тюркских языков, а также сопоставлением с материалом общего языкознания. Постановка вышеуказанных вопросов требует исчерпывающего вовлечения в исследование материала башкирского языка, поэтому сравнительные данные из других языков приводятся лишь в необходимых случаях.

Научная новизна исследования заключается, в первую очередь, в том, что системный функционально-семантический подход к формообразовательным и словоизменительным категориям в башкирском языкознании до сих пор не являлся предметом специального исследования. На обширном материале литературного башкирского языка и его диалектов установлен чрезвычайно богатый функционально-семантический потенциал грамматических форм, используемых в формообразовании и словоизменении. Впервые анализу диссертационного характера подвергнуты такие грамматические категории башкирского языка, как категория субъективной оценки, категория степени качества, категория количественной соотнесённости, категория утверждения-отрицания, категория принадлежности, категория сказуемости, в результате чего выявлен ряд грамматических форм, до сих пор не отмеченных в башкирском языкознании. Определена категориальная сущность форм наклонения, залога, неличных глаголов, установлены соотношения и противоречия между ними. В итоге традиционным лингвистическим категориям даётся несколько иное толкование в свете новых достижений в области функционально-семантических полей модальности, аспектуальности, темпоральности, а неизученным, в свою очередь, отводится соответствующее место в формообразовательной и словоизменительной системах башкирского языка.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В башкирском языке существуют грамматические категории двух видов: формообразовательные и словоизменительные. Посредством формообразующих средств в рамках одной и той же части речи образуется новая морфологическая категория с добавочным оттенком лексического значения. При помощи словоизменительных показателей выражаются синтаксические отношения слов в составе словосочетания и предложения.

2. Под формообразовательными категориями в башкирском языке подразумеваются категории наклонения и времени, залога, неличных форм глагола, субъективной оценки, степени качества, количественной соотнесённости, множественности, утверждения-отрицания.

3. Словоизменительные категории башкирского языка включают в себя категории принадлежности, сказуемости, падежа, лица и числа.

4. Формообразовательные и словоизменительные категории связаны не только межкатегориально, но и имеют определённое отношение к словообразовательной системе башкирского языка, что объясняется полифункциональностью грамматических средств, служащих для передачи формообразовательных и словоизменительных значений.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней систематизированы и подвергнуты функционально-семантическому анализу формообразовательные и словоизменительные категории, что имеет для башкирского языкознания общетеоретическое значение. Выводы, полученные при анализе систем формообразования и словоизменения литературного башкирского языка, подкрепляются также данными диалектов. Теоретически значимым представляется выяснение внутренних, скрытых от непосредственного наблюдения, связей и отношений между, на первый взгляд, разрозненными элементами той или иной грамматической категории. Материалы и теоретические положения этой работы заслуживают внимания при составлении научно-теоретической грамматики башкирского языка, а также сравнительной и сопоставительной грамматик исследуемого языка.

Практическая значимость исследования нами видится в следующем:

- в корректировке теоретических постулатов, включённых в школьные и вузовские учебники по башкирскому языку;

- в использовании материалов данного исследования в свете новых подходов к преподаванию морфологии башкирского языка в школах, в средних специальных учебных заведениях и вузах;

- в историко-сравнительном изучении тюркских языков и их диалектов.

Методы исследования. В соответствии с целью и задачами диссертации в ходе исследования использованы описательный, сравнительно-исторический, сопоставительный, структурно-семантический методы.

Важность изучения языка с учетом межъязыкового взаимодействия, сложной внутренней взаимосвязи различных структурных уровней и элементов языка, его взаимоотношений с другими видами общественной жизни определяет методологическую основу данного диссертационного сочинения.

Теоретической основой исследования послужили труды В.В. Виноградова, К.А. Левковской, Е.А. Земской, Е.С. Кубряковой, В.В. Лопатина, А.Н. Тихонова, Э.В. Севортяна, Н.А. Баскакова, В.Г. Гузева, Д.М. Насилова, С.Н. Иванова, Л.А. Покровской, М.А. Хабичева, Ф.А. Ганиева, Н.Э. Гаджиахмедова, Н.А. Лыковой, С. Усманова, Дж.Г. Киекбаева, А.А. Юлдашева, М.В. Зайнуллина, К.Г. Ишбаева и др.

Источники исследования. Фактический материал собран автором методом сплошной выборки из произведений художественной литературы, фольклора, периодической печати и устной речи носителей различных диалектов башкирского языка, из опубликованных лингвистических работ по родственным тюркским языкам. Факты других тюркских языков берутся, как правило, из соответствующих грамматических описаний и словарей. В картотеке автора более 15000 грамматических форм из 3000 контекстов.

Апробация работы. Материал диссертации прошёл научную апробацию в выступлениях автора на заседаниях кафедры башкирской и русской филологии и методики преподавания Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой. Результаты диссертационного исследования докладывались на научно-практических конференциях различного уровня: международных (Йошкар-Ола 2008; Кузнецк 2008; Нефтекамск 2008 а, б, в; Уфа 2008 а, б; Стерлитамак 2008­­), Всероссийских (Стерлитамак 1999, 2005, 2006 а, б, 2007 а, б, в, г, 2008 а, б; Уфа 2009), региональных (Стерлитамак 2004, 2005; Уфа 2005; Бирск 2006), республиканских (Уфа 1998, 2004, 2007, 2008; Стерлитамак 2007), межвузовских (Стерлитамак 2004 а, б, 2007, 2008; Сибай 2006).

Основные положения диссертации нашли отражение в 10 статьях в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ. Были подготовлены и изданы монографии «Формообразование башкирского языка» (Уфа: Гилем, 2008), «Словоизменение башкирского языка» (Уфа: Гилем, 2008), содержащие системное изложение результатов исследования данной проблемы. Кроме того, отдельные идеи и положения исследования получили освещение в монографиях «Морфонология башкирского языка» (Уфа: Гилем, 2000; в соавторстве), «Башкирский язык. Морфонология» (Уфа: Гилем, 2004); в учебном пособии «Морфемика, словообразование и морфонология башкирского языка» (Уфа: Гилем, 2006; в соавторстве), рекомендованном Министерством образования Республики Башкортостан; в статьях, опубликованных в сборниках научных трудов «Актуальные проблемы социогуманитарного знания» (М., 2004), «Труды Стерлитамакского филиала АН РБ» (Уфа, 2006; 2008 а, б, в), республиканских журналах «Учитель Башкортостана» (2000), «Ядкяр» (2001), в словарных статьях в научном издании «Башкирская энциклопедия» (Уфа, 2008).

Внедрение и апробация основных положений исследования осуществлялись также в процессе преподавания курса «Современный башкирский язык» в Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой с 1996 года по настоящее время.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии, списка условных сокращений.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается актуальность избранной проблемы, обозначаются цель и задачи исследования, определяются основные положения, выносимые на защиту, конкретно выделяются наиболее ценные теоретические положения работы, констатируется научная новизна.

В I главе «Теоретические аспекты разграничения формообразования, словоизменения и словообразования в современном языкознании» выясняется лингвистическая природа и специфические признаки вышеуказанных систем, предлагаются критерии разграничения формообразовательных и словоизменительных категорий, устанавливаются межкатегориальные связи в системах формообразования, словообразования и словоизменения.

Проблемам русского формообразования были посвящены отдельные работы И.А. Бодуэна де Куртенэ, А.М. Пешковского, А.А. Шахматова, Л.В. Щербы, В.М. Жирмунского, Л.А. Булаховского, Г.О. Винокура, Ф.Ф. Фортунатова, В.В. Виноградова, Н.М. Шанского, К.А. Левковской, З.А. Потихи, Е.А. Земской, В.В. Лопатина, В.Н. Ярцевой, Е.С. Кубряковой, А.А. Зализняк, Ю.С. Азарха и др., в которых делаются попытки выяснения лингвистической природы и разграничения словообразующих, формообразующих и словоизменительных морфем. В этих исследованиях границы словообразования, формообразования, словоизменения в общем виде определяются следующим образом. Словообразование – образование слов, называемых производными и сложными, обычно на базе однокорневых слов по существующим в языке образцам и моделям с помощью аффиксации, словосложения, конверсии и других формальных средств. Словоизменение – образование для каждого слова (кроме слов неизменяемых частей речи) его парадигмы, то есть всех его словоформ и всех его аналитических форм. Формообразование – образование грамматических форм слова [БЭС “Языкознание”, 2000: 467].

В специальной статье, посвящённой определению границ между словообразованием, формообразованием и словоизменением, Н.А. Лыкова приходит к выводу, что под формообразованием нужно подразумевать категории наклонения и прошедшего времени глагола, деепричастия, причастия, формы степеней сравнения прилагательных и наречий, залога и видов, субъективной оценки существительных и прилагательных. К словоизменительным же относятся только те ряды (парадигмы) форм, признаком которых является «наличие системно чередующихся окончаний» [Лыкова, 1981: 50-51], то есть склоняемые и спрягаемые формы слов, которые образованы присоединением флексий к основам. По справедливому замечанию К.А. Левковской, формообразование при помощи аффиксов соприкасается со словообразованием, но имеет ряд характерных особенностей, сближающих его со словоизменением (склонением и спряжением) и отграничивающих его от словообразования [Левковская, 1952: 162].

Вопросы формообразования остаются актуальными и для тюркологов (Н.А. Баскаков, В.Г. Гузев, М.А. Хабичев, Л.А. Покровская, М.З. Закиев, К.Г. Ишбаев, С. Усманов, Р. Кунгуров и др.). В большинстве тюркских языков формообразовательные категории рассматриваются в качестве словообразовательных или же их относят в разряд словоизменительных. К примеру, в грамматике турецкого языка под авторством А.Н. Кононова описание глагола состоит из двух разделов: формообразование глагола и словообразование глагола, понятие и термин “словоизменение” отсутствуют [Кононов, 1956: 190]. В более поздних научных грамматиках тюркских языков, в частности гагаузского [Покровская, 1964], караимского [Мусаев, 1964], карачаево-балкарского [ГКБЯ, 1976] и т.д., описание именных частей речи и глагола включает в себя два раздела: словообразование и словоизменение. Э.В. Севортян также признаёт только словообразование и словоизменение: «под словообразованием имеется в виду производство новых значений слов, под словоизменением – передача грамматических отношений одного слова к другому» [Севортян, 1972: 136–138].

В концепции Н.А. Баскакова понятие “словоизменение” получило исключительно синтаксическую трактовку и рассматривается как система формальных показателей, реализующих различную роль слова в составе словосочетания или предложения. Он скептически относится к термину “формообразование”, считая его противоречивым, так как “словоизменение также по существу является формообразованием” [Баскаков, 1986: 7].