uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5
Физико-географическое положение

Станица Казанская Кавказского района Краснодарского края расположена на правом берегу реки Кубань менее чем в полсотне километров от того места, где она, выйдя на низмен­ность, резко поворачивает на запад в сторону Азовского моря. Большая часть станицы лежит на невысоком отроге Ставро­польской возвышенности, небольшая часть её расположена ниже, на речной террасе.

Протянулась станица с запада на восток на 7 км, с севера на юг на 1,5 — 2 км, координаты станицы: 40°23' восточной дол­готы и 45°26' северной широты, т.е. расположена на равном расстоянии от полюса и экватора. Господствующие ветры — восточ­ные.

В 10 км на восток находится город Кропоткин (краевого подчинения), на западе — станица Тбилисская, на се­веро-западе — станица Ловлинская. На севере земли станицы доходят до реки Бейсуг, на левобережье Кубани раскинулись поля бывшего ордена Ленина совхоза «Кубань».

Станица расположена на федеральной трассе Кропоткин - Краснодар и железнодорожной магистрали Ставрополь - Кропоткин — Краснодар — Новороссийск, что в определен­ной степени способствует её динамичному развитию.

Немаловажное значение имеет соседство г. Кропоткина и крупного железнодорожного узла — станции Кавказской.

Наше далекое прошлое


Человек появился на кубанских землях еще в эпоху перво­бытнообщинного строя. С древних времен природа Предкав­казья создала на территории Краснодарского края благопри­ятные условия для его расселения. Он жил в пещерах и зани­мался в основном сбором плодов и охотой на животных, ис­пользуя деревянные и каменные орудия труда. На сравнитель­но небольшой территории Западного Предкавказья первый её поселенец мог найти равнины и горные ландшафты, ис­пользовать близость моря, богатства растительного животного мира. Расселению людей благоприятствовал также и климат.

Следы продолжительной жизни первобытного человека на Кубани были найдены в 1858 году близ пос. Ильского недале­ко от Краснодара. Раскопки этой стоянки показали, что жители её пользовались огнем и вели коллективную охоту на круп­ных животных (мамонт, зубры, дикие лошади, олени). Зубры, вероятно, были главным предметом охоты, так как костей их найдено гораздо больше, чем останков других животных. Реч­ной галечник и кремнистый доломит были основным мате­риалом для изготовления орудий труда и охоты у человека данной стоянки.

Проходят века, развивается общество, совершенствуется про­изводство, изменяются орудия труда и производственные от­ношения между людьми. На смену дикости приходит варвар­ство — период развития скотоводства и земледелия. Новока­менный век сменяется эпохой меди и бронзы, за которой сле­дует эпоха раннего железа. В общественном строе в это время твердо устанавливаются патриархальные отношения и возни­кают племенные союзы.

Раскопки многочисленных курганов, разбросанных по кубан­ским степям, показывают, что в племенах скотоводов началось социальное расслоение, выделение вождей, накопление богат­ства.

2500 лет назад, в эпоху раннего железа, основным населением Северо- Западного Кавказа являлись меоты и горские племе­на Закубанья и Черноморского побережья. Одни из них вели кочевой образ жизни, другие зани­мались земледелием и пастушес­ким скотоводством (сеяли мягкую пшеницу, ячмень, просо).

Скифы проникали сюда из-за Дона, совершая военные походы в Закавказье и Переднюю Азию. Поселения раннескифского пери­ода в Прикубанье в последующее время расширяются, обносятся рвами и земляными валами. Эти укрепления называются городища­ми.

Находки в нижних слоях культурного слоя этих городищ относятся к V веку до нашей эры (об этом свидетельствуют обломки характерной для данного периода глиняной посуды). Такие городища обнаружены и на территории ст. Казанской, а также в пределах её окрестностей. Городища существовали (приблизительно) до половины IV века уже нашей эры. Пос­ле прошедшей волны гуннов через Кубанские степи жизнь в этих городищах более не возобновлялась. В настоящее время в глинистых обнажениях станицы при их разработке жители часто находят об­ломки глиняной посуды, а также и совершенно целые сосуды.

Так, в сентябре 1956 года был обнаружен гли­няный сосуд, смастеренный без посредства гон­чарного круга, т.е. вылепленный руками и, оче­видно, обожженный на костре, а в мае 1957 года вместе с несколькими сосудами и обломками посуды найдена родосская амфора и бусы. Воз­раст амфоры — 2500 лет — подтвержден веду­щим археологом Краснодарского края тех лет Анфимовым.

5 декабря 1954 года автором этих строк вместе с членами географичес­кого кружка 7-х классов СШ №6 в одном из обнажений в пределах ста­ницы был найден огромный позвонок древнего животного (очевидно, мамонта). Диаметр тела этого позвонка равен 17 см, толщина — 7,5см. В песчаной осыпи около позвонка найдено два обломка ребра, принадлежащие, скорее всего, этому же животному-великану. В XIII веке над кубанскими степями нависли монгольские орды хана Батыя и включили их в состав Золотой Орды. Россия начала проникать на Северный Кавказ во время царствования Ивана IV (1551-1558г.г.), когда донские казаки рас­селились по Тереку.

В войне между Россией и Турцией, при Петре 1, русские в 1711 г. дошли до реки Кубань. В царствование Екатерины II, 21 июля 1774г., был заключен Кучук- Кайнарджиннский мир­ный договор с Турцией и река Кубань стала южной границей России. Кубанские степи в то время были заселены ногайца­ми — потомками татар Золотой Орды.

Ордером графа Румянцева от 29 ноября 1777 г. командую­щим Кавказским корпусом был определен знаменитый пол­ководец, в ту пору генерал-поручик Суворов.

«Прошло с тех пор более двух веков, как в одном из засне­женных переулков московского Арбата, в доме крестника Петра Великого Василия Суворова, 13 ноября (ст. ст.) впервые подал свой басовитый голос младенец, позже крещеный именем Александр.

Приняв волею судьбы ремесло военного человека, Александр Суворов пройдя долголетнюю службу в нижних чинах, узнал и полюбил русского солдата, который заплатил ему доверием и безграничной любовью. Не зря же русские воины пели:

С предводителем таким

Воевать всегда хотим...

Сам же Суворов, даже будучи в высших генеральских чинах, с гордостью говорил: «Солдат мне дороже себя».

Александр Васильевич прибыл на Кубань для укрепления новой русской пограничной линии 16 января 1778 года. Изу­чив топографию пограничной линии от Таманского полуост­рова до старой Терско-Моздокской линии, Суворов начал стро­ить ряд крепостей по правому берегу Кубани, который в его время был заселен слабо. Казачьи пикеты находились далеко друг от друга, пограничная линия между ними была занята непроходимыми зарослями леса и камыша. Пробыл Суворов на Кубани около 100 дней. За это краткое время под его руководством были расчищены лесные заросли у берегов, постро­ены пять крупных крепостей и редуты. Крепости располага­лись через каждые 70 верст. Крайняя восточная, Павловская, была сооружена на месте, где сейчас находится ст. Кавказская. Следующая (Александровская) была ниже по течению, на месте ст. Усть-Лабинской.

Редуты на степных реках (в том числе и на Бейсуге) соста­вили вторую линию укрепления.


Редуты, сооруженные Суворовым


В 1778 г., во время пребывания Суворова на Кубани, в числе других укреплений на месте нынешнего города Кропоткина был устроен Романовский пост № 1. Гарнизон этого поста, состоящий из сотни донцов, охранял броды через Кубань до Казанского редута (казачье укрепление на правом берегу Ку­бани), который и послужил впоследствии основой для воз­никновения станицы Казанской.

Редут этот располагался на западной окраине современной станицы, а в 1803 г. был сооружен по решению Суворова еще один редут, который находился у косогора (спуск к Кубани) в начале нынешнего переулка Вокзального, где жил казак Шунин Алексей Михайлович.

Вот такой вид открывается на него с городища №1, которое казанцы знают как «Кадушкинское городище».

Хотя с Турцией и был заключен мирный договор, но она упорно предпринимала новые попытки для возвращения себе Северного Кавказа, всячески подстрекая горцев и ногайские племена, настраивая их против России.

Вот почему царское правительство в 1783 году выселило но­гайцев с Кубани за Волгу в Уральские степи и заселило Ку­бань казаками. Правительство имело от этого большую выго­ду, т.к. казаки, неся пограничную службу, высвободили большую часть регулярных войск. Была и другая причина пересе­ления казаков на Кубань. Материальное неравенство, тяжелые условия службы, малоземелье, эксплуатация бедных казаков богатыми накалили атмосферу в казачьей среде. Это могло закончиться крупным восстанием. Чтобы предупредить его, надо было наделить казаков землей, что и было сделано за счет кубанских степей.

От Тамани до Усть-Лабинска Кубань была заселена черно­морскими казаками, а выше по течению реки до Ставрополья расселились донские казаки.

Начало образования станиц от Усть-Лабинской вверх по те­чению реки относится к 1794-1795 гг.


Новая точка на карте России


Станица Казанская должна была появиться на карте в 1792 г. Но случилось непредвиденное. Сложившаяся система оборо­ны России, проходившая по территории Кубани, имела одну важную особенность: поздней осенью, когда засыхали травы и горские отряды не могли делать длительные переходы, рус­ская армия уходила с границы на зимние квартиры в Донс­кую область и Воронежскую губернию, а возвращалась лишь по весне, когда вырастала трава и ожидались новые набеги со стороны неприятеля.

17 января 1792 года командовавший Кавказским корпусом генерал-аншеф И.Ф. Гудович пишет рапорт на имя Императ­рицы Екатерины II с предложением использовать опыт царя Ивана Грозного, который ещё в XV веке пришел к выводу, что силами регулярной армии трудно упредить набеги мобиль­ных горцев и переселить на верхнюю Кубань до 3000 семей донских казаков, образовать 12 станиц при существовавших укреплениях и возложить на них охрану границ с беспокой­ными соседями. Ошибкой генерал-аншефа было то, что он решил оставить на границе тех казаков, которые заканчивали службу и уже считали дни до встречи со своими семьями. В результате приказ командующего не был выполнен. Казаки, оставив офицеров, захватив знамена, ушли на Дон. Более двух лет продолжалось служебное разбирательство, а затем и суд над зачинщиками мятежа. В результате осенью 1794 года на Кубань прибыла только одна тысяча казачьих семей и вместо 12 было поселено только шесть казачьих станиц: при крепос­тях Усть-Лабинской, Кавказской, Григорополисской, Прочно-окопской, при Темнолесском и Воровсколесском редутах. В числе неводворенных оказалась и ст. Казанская. Её черед насту­пил только в 1802 году.

В самом начале русско-турецкой войны (1788г.) из бугских казаков старообрядцев и разного рода вольных людей было сформировано Екатеринославское казачье войско, выставив­шее на войну 10 конных полков по 1000 человек в каждом. В 1796 году это войско было расформировано, а его жители записаны в податное сословие. Однако часть казаков не жела­ла терять свое звание и начала сбор подписей за возвращение их в «первобытное состояние» (казачье). Собрав более 3000 подписей, казаки отправили депутацию в северную столицу Российского государства во главе с Козьмой Рудовым. 16 сен­тября 1800 года решение Сената было утверждено Павлом 1 и казаки начали готовиться в далекий путь на Кубань.

Пространство между Кавказской (Павловской) и Усть-Лабинской (Александровской) крепостями совершенно пусто­вало, здесь не было селений. Эта пустота и была заполнена казаками Екатеринославского казачьего войска, образованно­го ранее из крестьян, пришедших на юг из различных районов России в поисках лучшей жизни.

Екатеринославское войско участвовало в боях под Измаи­лом. Часть казаков входила в полк известного Платова.

Когда вопрос о переселении Екатеринославского войска на Кубань был решен, казаки выбрали доверенных лиц для осмотра мест поселения. Доверенными были есаул Гречишкин Леонтий Иванович и сотник Фарафонов «со многими стариками». В апреле и мае 1802 года они осмотрели ука­занный для заселения район и места, предназначенные для станиц, которые должны были быть расположены на опре­деленном расстоянии друг от друга (около 20 верст) у ос­нованных ранее Ладожского, Тифлисского, Казанского и Темижбекского редутов. На выбранных местах в апреле нача­лась закладка станичных поселений. Улицы и переулки обо­значались прогоном борозды сохой. Станица была разбита на кварталы и дворы, оставлен резерв для её роста. Затем началась заготовка строительного материала, которым слу­жил лес, хворост, камыш.

В сентябре и октябре 1802 года казаки бывшего Екатеринос­лавского войска в количестве 3277 человек переселились на Кубань и основали четыре станицы: Ладожскую, Тифлисскую, Казанскую, Темижбекскую. В станице Казанской осело 223 се­мьи.

Несомненный интерес представляет план первоначального расположения станицы Казанской. На следующей странице приводится его копия (со стенда станичного музея).




Явно возникает вопрос: когда же, какого числа въехали на подводах, запряженных лошадьми и волами, будущие казанцы на территорию своей новой Родины?

История, к сожалению, не оставила потомкам точную дату основания станицы. Что имеется об этом в краевом архиве? Сохранились два письма генерал-лейтенанту Кноррингу — 2-му военному губернатору Астраханской губернии, которому в то время подчинялась и Кавказская линия.

Письмо Воронежского губернатора от 26 сентября 1802 года об отправлении на Кубань трех партий екатеринославских казаков.

«Милостивый государь Карл Федорович!

Старобельский нижний земский суд на предписание мое, после­довавшее вследствие отношения Вашего Превосходительства, рапортом доносит мне: что из числа пожелавших томошняго уезда из разных слобод переселиться на Кавказскую линию одно­дворцев, по учинении оным судом именных списков, разделения их на десять партий и подаче избранным старостам инструк­ций с приложением списков; из слободы новой Айдары три партии составляющие с новорожденными мужеского в 970, а женского 929 душах сего сентября с 1-го по 5-е число отряженным отсю­да присутствующим в должный путь препровождены; прочие ж к надлежащему их в пути следованию все готовы и через неделю путь свой возымеют.

О чем Ваше Превосходительство честь имею уведомить с тем, когда и последние отправятся известить Вас не оставлю».

Второе письмо.

«Господину Генерал-лейтенанту Кноррингу. Суздальского мушкетерского полка подполковника Диякова рапорт от 1 октября 1802 года № 46.

О прибытии екатеринославских казаков для поселения в ста­ницах Казанской и Темижбекской.

Назначенные к поселению станицами по Кубани при Казанском редуте екатеринославские казаки с семьями прибыли все и по­казанном им плану месте располагаются; так же большая половина семей прибыла, что при Темижберге начнут селиться, кои еще остановились на Калалах; сколько-же числом душ и какого возраста и полуревизские списки препровождены сего числа от меня господину генерал-майору Шеншину, о чем Вашему Превосходительству сим доношу. Подполковник Дияков.

46 благо: Крепость Кавказская, Октября 1-го дня 1802 года»


Это позволяет утверждать нам, что станица Казанская осно­вана в последних числах сентября 1802 года.

Из казаков было образовано пять казачьих сотен. Четыре сотни располагались каждая в своей станице, а пятая в станицах Казанской и Темижбекской. Так был образован казачий полк Кавказский, центром которого в то время была станица Тиф­лисская.

Казаки переселились на Кубань на собственные средства, на эти же средства они должны были приобрести недоста­ющих лошадей и оружие, а каждый из них должен иметь две лошади (верховая и вьючная), ружье, пистолет, пику, саблю.

Боеприпасами казаки снабжались из арсенала в городе Георгиевске.

Не успели новые поселенцы построить себе жилища и нала­дить хозяйство, как на них были уже возложены тяготы погра­ничной службы. Семьи начали обживать новый край. Станица была окружена земляным валом. С внешней стороны вала шел глубокий ров, на дне которого были вбиты заостренные к вер­ху колья. Вал и ров предназначались для защиты территории станицы от нападений ночных отрядов горцев. Ров проходил приблизительно от косогора по Астраханскому переулку до улицы Суворова, затем по улице Суворова до Прикубанского переулка и по нему вновь до косогора. Для выезда из станицы были построены прочные ворота, которые на ночь заг­ромождались подводами.

На востоке и западе ворота располагались по главному шля­ху (ныне улица Красная), на севере по улице Ленина, где жил Полевой.

По главному, или Ставропольскому шляху, который соеди­нял столицу Черномории — Екатеринодар — со столицей Кав­казского наместничества — городом Ставрополем — проез­жали А.С. Грибоедов, А.А. Бестужев-Марлинский, М.Ю. Лер­монтов, а 23 августа 1820 года (по нов. стилю) через Казанс­кую в экипаже в сопровождении полусотни казаков с млад­шим сыном героя Отечественной войны 1812 года генерала Раевского Николаем проехал великий А.С. Пушкин.

Жилые постройки лепились из глины и покрывались соло­мой или камышом. Двор обносился плетнем или канавой.

Станица располагалась на высоком берегу Кубани и её отли­чительной особенностью было отсутствие колодцев, так как все попытки докопаться до грунтовых вод, успеха не имели. В основном для питья использовалась дождевая вода, которая собиралась в разного рода емкости.

Позже жители станицы научились делать бассейны, чему на­учил их священник Гривцов И. К. в 1898 г.

Поэтому еще одной отличительной особенностью станицы было то, что практически все дома в последствии были крыты железом.





Через 12 лет, в 1814 году, в станице была построена каменная церковь «Во имя Михаила Архангела», при ней открыта цер­ковноприходская школа, в которой изучался Закон Божий. В 1897 году церковь была капитально отремонтирована, но ста­ла уже тесной для большого числа жителей и тогда начался сбор денег на постройку новой. К 1910 году было собрано более 20 тысяч рублей. Так появились в 1914 году еще два храма (на восточной и западной сторонах станицы).

Церковь, построенная в 1814 году в центре станицы, была разрушена еще до войны (1937-1939 г.г.), а Георгиевская (на востоке) после Великой Отечественной войны. Западная ра­ботает и в наши дни.

Сегодня мы имеем возможность видеть лишь на фотосним­ках как выглядела несуществующая ныне Георгиевская цер­ковь. От церкви «Во имя Михаила Архангела», увы, не осталось никакого следа — все фотоснимки, по- видимому, безвозврат­но утеряны.

Георгиевская же церковь поражает своей строгостью и тор­жественностью. Завораживающе красив и её внутренний ин­терьер, в частности, иконостас.

Большинство годовых станичных отчетов прошлого века начинаются словами: «Станица Казанская устроена в 1802 году при реке Кубани тесными дворами, огорожена плетнем с вы­рытым близ него рва; находится в хорошем состоянии».

Название новая станица получила от Казанского редута, а редут — от 64-го Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича полка, который был сформиро­ван в 1700 году, строил данный редут, нес здесь службу и вхо­дил в состав Кавказского корпуса. Казанским стал называться в 1709 году за выдающиеся заслуги во время Крымской вой­ны. Награжден Георгиевским знаменем с надписью: «За Сева­стополь, 1854-1855 гг.»




следующая страница >>