uzluga.ru
добавить свой файл
1
Елена Рябина

аспирантка института эстонского и общего языкознания Тартуского университета


Словарный запас цветообозначений у удмуртов:

гендерные и возрастные различия


1. Введение

Автор настоящей работы исследует лексику цветообозначений в удмуртском языке, используя метод опроса носителей языка, предложенный учёными И. Дейвис и Г. Корбетт (Davies & Corbett 1994, 1995). Во время интервью многие информанты жаловались, что в удмуртском языке мало цветонаименований. На самом деле, некоторые социальные группы знают много удмуртских цветонаименований, а у остальных групп словарный запас цветонаименований ограничен. В этой статье описывается, каким словарным запасом цветообозначений обладают удмурты разных полов, возрастов и профессий.

Общеизвестно, что женщины знают больше цветонаименований, чем мужчины, и это предположение доказано научными исследованиями. Результаты исследований, которые проводились в начале 20-го века, показывают, что женщины способны быстрее называть цвета (см. DuBois 1939). Авторы последующих исследований утверждают, что женщины используют в своей речи больше специфичных названий цветов, в то время как мужчины – основные цветонаименования (см. Rich 1977, Nowaczyk 1982, Simpson & Tarrant 1991, Yang 2001). Некоторые учёные обращали внимание и на возрастные аспекты, например, в исследовании Э. Рич (Rich 1977) возрастные различия были значительны для представителей мужского пола: молодые мужчины (в возрасте 20-35 лет) знали больше специфичных цветонаименований по сравнению с мужчинами старшего возраста (45-60 лет). Результаты другого исследования (Simpson & Tarrant 1991), напротив, показывают, что старшие информанты обоих полов знали больше специфичных цветонаименований, чем молодые представители; более того, мужчины старшего возраста знали больше специфичных цветонаименований, чем представительницы женского пола молодого поколения.

Д. Франк (Frank 1990), которая проводила анализ электронных каталогов, утверждает, что есть женские и мужские цвета. Красный, пурпурный, белый – это женские цвета, а черный, коричневый – это мужские цвета. Женские цвета выражаются абстрактными и сложными словами, а мужские цвета – простым, ясными и реальными словами.

Почему же у мужчин и женщин разная лексика цветонаименований? Р. Лакофф (Lakoff 1975) объясняет это следующим образом: повседневные занятия женщины связаны с цветами, например, приобретение одежды или интерьер дома. Это предположение подтверждается результатами исследования Э. Рич (Rich 1977), которая сравнивала словарный запас цветообозначений католических монашек и остальных информантов обоих полов. Оказалось, что монашки знают меньше цветонаименований, чем остальные женщины, но больше, чем мужчины. Отсюда можно сделать следующие выводы: во-первых, словарный запас цветообозначений дополняется в течении жизни, потому что монашки обычно не занимаются выбором одежды; во-вторых, основная лексика цветообозначений закладывается в детстве, когда ещё не выбрана профессия, потому что монашки знали больше цветонаименований, чем мужчины. Учёные Д. Симпсон и А. Таррант (Simpson & Tarrant 1991) утверждают, если у мужчин профессия или хобби связаны с цветами, они обычно знают больше цветонаименований, а у женщин словарный запас цветонаименований не зависит от профессии и интересов.

В настоящем исследовании мы пытались выяснить, у кого богаче словарный запас цветонаименований: у мужчин или у женщин? Влияет ли возраст и сфера деятельности информантов на знание цветовых терминов? Кто использует больше специфичные цветонаименования, а кто – основные?


2. Методы исследования

2.1. Организация эксперимента

Для сбора полевых данных был использован метод исследования основных цветонаименований, предложенный учёными И. Дейвис и Г. Корбетт (Davies, Corbett 1994, 1995). Этот метод представляет собой опрос носителей языка, который проводят в два этапа.

В 1-м эксперименте информантов просят перечислить все цветонаименования, которые они могут вспомнить. Во 2-м эксперименте информантам показывают 65 цветных квадратиков, которым они должны дать названия. Информанты могли пропускать цветные квадратики, если затруднялись дать им названия. Стимульный материал представляет собой набор из 65 цветообразцов, отобранных из цветового спектра В. Оствальда, размером 5 х 5 см, покрытых цветными бумагами Color Aid Corporation. Цветные квадратики показывают информантам, кладя на основу серого цвета в случайном порядке. Тест проводят при естественном дневном свете, избегая попадания солнечных лучей и тени. Все ответы информантов записываются.

Между двумя экспериментами цветовое зрение информантов проверялось с помощью The City University Color Vision Test (Fletcher 1980).

В эксперименте принимали участие 111 информантов, 67 женщин (средний возраст – 41.5 г.) и 44 мужчин (средний возраст – 43.5 г.). Опрос информантов проводился в июле-августе и декабре 2007 г., а также в январе 2008 г в Ижевске, в некоторых деревнях Удмуртии, Татарстана и Башкортостана.

2.2. Принципы сравнения лексики цветообозначений в гендерном и возрастном аспектах

Для того чтобы сравнить лексику цветообозначений у мужчин и женщин разных возрастов и профессий, информантов разделили на 6 групп.

Группа Ж1: представительницы женского пола в возрасте 10-34 л., 12 человек: 9 учениц и 3 работниц сельского хозяйства.

Группа Ж2: представительницы женского пола в возрасте 38-77 л., 26 человек: 13 пенсионеров, 7 женщин с высшим образованием, 1 фельдшер и 5 работниц сельского хозяйства.

Группа Ж3: женщины-филологи удмуртского языка или художники в возрасте 19-57 л., 29 человек: 19 человек с филологическим образованием или учительницы начальных классов, 1 художница, 1 дизайнер и 10 студенток факультета удмуртской филологии.

Группа М1: представители мужского пола в возрасте 9-35 л., 10 человек: 5 учеников, 3 работника сельского хозяйства, 1 человек с техническим образованием и 1 учитель.

Группа М2: представители мужского пола в возрасте 38-76 л., 18 человек: 5 пенсионеров, 4 человека с техническим или экономическим образованием, 3 учителя и 6 рабочих и работников сельского хозяйства.

Группа М3: мужчины в возрасте 21-71 л., 16 человек, среди которых 11 человек с филологическим образованием, 1 студент журналистики, 3 художника и 1 дизайнер.

В 1-м эксперименте, где перечисляли термины цветообозначений, выяснялось, сколько терминов способны назвать представители каждой группы. Во 2-м эксперименте, где давали названия цветным квадратикам, принимались во внимание количество пропусков и использование специфичных терминов цветообозначения. Для того чтобы узнать использование специфичных терминов цветообозначения, каждому информанту присуждались баллы, подразделив ответы на 4 категории, как это было сделано у Э. Рич (Rich 1977):

1) Основное цветонаименование, например, лыз ’синий’, горд ’красный’, вож ’зелёный’.

2) Сложное цветонаименование, например, югыт-лыз ’светло-синий’, пеймыт-вож ’тёмно-зелёный’, вожпыр-лыз ’зеленовато-синий’.

3) Специфичное сложное цветонаименование – это основное цветонаименование, усложнённое словом, обозначающим какой-либо предмет: ин-лыз ’небесно-голубой’, кешер-ӵуж ’морковно-жёлтый’.

4) Специфичное цветонаименование – слова, обозначающие какой-либо предмет, например, италмас ’купальница’ или редко встречающиеся цветонаименования, например, коньысир ’сиреневато-розовый’.

Баллы присуждались следующим образом: за основное цветонаименование – 1 пункт, за сложное цветонаименование – 2 пункта, за специфичное сложное цветонаименование – 3 пункта и за специфичное цветонаименование – 4 пункта. Так как цветных квадратиков всего 65 штук, то можно было набрать от 65 до 260 баллов.


3. Результаты

3.1. Результаты эксперимента № 1: перечисление терминов цветообозначения

В Таблице 1 представлено, сколько терминов цветообозначений перечислили представители каждой группы, а также показаны общие результаты мужчин и женщин. Во 2-м столбце таблицы показано количество перечисленных терминов в каждой группе, в 3-м столбце – среднее число перечисленных терминов каждой группы.

Как видно из Таблицы 1, средний результат у мужчин и женщин значительно не отличается. Разницу можно заметить, если рассматривать каждую группу отдельно. Среди представителей мужского пола больше всех терминов – в среднем 21 – перечислили филологи и художники (группа М3). Их коллеги-женщины (группа Ж3) перечислили в среднем 20 терминов. Женщины группы Ж2 (в возрасте 38-77 л.) перечислили в среднем меньше терминов, чем филологи и художники обоих полов, но больше представителей остальных групп: 17 терминов. Мужчины молодого и старшего поколения перечислили одинаковое количество терминов: в среднем 14 терминов.

Меньше всех терминов – в среднем 13 – перечислили представительницы группы Ж1 (в возрасте 10-34 л.). В этой группе ученица 15-ти лет меньше всех перечислила терминов цветообозначений (10 терминов).

Таблица 1. Количество перечисленных терминов цветообозначений

Группы

Количество перечисленных терминов

Среднее число перечисленных терминов

Группа Ж1

160

13.3

Группа Ж2

449

17.26

Группа Ж3

581

20

Общий результат у женщин

1190

17.76

Группа М1

142

14.2

Группа М2

265

14.7

Группа М3

345

21.56

Общий результат у мужчин

752

17

Следует отметить, хотя у мужчин-филологов и художников (группа М3) среднее число перечисленных терминов самое высокое, некоторые женщины группы Ж3 (филологи и художники) перечислили больше всех терминов по сравнению с другими информантами. В частности, 52-летняя учительница удмуртского языка и литературы перечислила 68 терминов, другая учительница (возраст – 51 год) перечислила 52 цветовых термина. Корреспондентка газеты (возраст – 36 лет) перечислила 45 терминов. Среди мужчин 49-летнему художнику удалось вспомнить 53 термина. Профессор, также художник, перечислил 36 терминов. Поэт, редактор журнала перечислил 30 терминов.

3.2. Результаты эксперимента № 2: Называние цветных квадратиков

3.2.1. Пропущенные ответы

В Таблице 2 представлены количество предложенных названий для цветных квадратиков, а также количество и процент пропущенных ответов. Процент пропущенных ответов вычисляли, используя следующую формулу: ((u/n)x100)/65, где 65 – это количество цветных квадратиков, u – количество пропущенных ответов, n – количество информантов каждой группы. Как видно из таблицы, лучше всех справились с заданием мужчины группы М3 (филологи и художники), так как они дали названия почти всем цветным квадратикам. Женщины группы Ж3 (филологи и художники) также неплохо справились с заданием.

Мужчины старшего возраста (группа М2) больше всех затруднялись давать названия цветным квадратикам. 58-летний учитель средней школы пропустил 17 цветных квадратиков; 41-летний инженер – 12 цветных квадратиков, 43-летний директор школы – 9 цветных квадратиков. Следует отметить, что информанты проживают в Алнашском районе, где на удмуртском языке разговаривают больше, чем в остальных районах республики. Среди мужчин старшего возраста 12 информантов оставляли какой-либо цветной квадратик без названия. Представительницы группы Ж1 (в возрасте 10-34 л.) больше пропускали ответы, чем представители мужского пола того же возраста (группа М1). В группе Ж1 возникли трудности у учениц из Селтинского района. 13-летняя ученица не назвала 10 цветных квадратиков, 15-летняя ученица – 6 цветных квадратиков. В этой группе 8 информантов пропустили какой-либо цветной квадратик.

Таблица 2. Количество пропущенных ответов и предложенных названий для цветных квадратиков

Группы

Количество названных ответов



Пропущенные ответы

% пропущенных ответов

Группа Ж1

751

28

3.58

Группа Ж2

1648

41

2.42

Группа Ж3

1848

31

1.64

Общий результат у женщин

4247

100

2.29

Группа М1

630

17

2.61

Группа М2

1107

63

5.38

Группа М3

1031

7

0.67

Общий результат у мужчин

2768

87

3



3.2.2. Набранные баллы за называние цветных квадратиков

Результаты набранных баллов у информантов зависели от количества предложенных специфичных цветонаименований. В Таблице 3 видно, что больше всего баллов за названные цветонаименования получили филологи и художники, то есть информанты групп М3 и Ж3 (135 и 120 соответственно). Женщины в возрасте 38-77 л. (группа Ж2) набрали больше баллов, чем мужчины в возрасте 38-76 л. (группа М2). Информанты группы Ж1, представительницы женского пола в возрасте 10-34 л., набрали меньше баллов, чем представители мужского пола в возрасте 9-35 л. (группа М1).

Таблица 3. Набранные баллы

Группы

Основное

Сложное

Специфичное сложное

Специфичное

Общий результат

Средний результат

Группа Ж1

389

674

54

32

1149

95.75

Группа Ж2

577

1784

177

484

3022

116.23

Группа Ж3

542

2186

270

496

3494

120.48

Общий результат у женщин

1508

4644

501

1012

7665

114.4

Группа М1

263

674

72

28

1037

103.7

Группа М2

472

1104

96

204

1876

104.2

Группа М3

267

1062

324

508

2161

135

Общий результат у мужчин

1002

2840

492

740

5074

115.31


Д. Франк (1990) пишет, что мужские цвета – простые, ясно выраженные и реальные слова. Другие авторы (Rich 1977, Nowaczyk 1982, Simpson & Tarrant 1991, Yang 2001) утверждают, что мужчины используют в своей речи основные цветонаименования. Однако в настоящем исследовании информанты группы М3 фантазировали, называя цветные квадратики. В частности, в спектре зелёного цвета были использованы следующие названия:

G - вуэм турын буёл‚ ’цвет спелой травы’ G S3 - вож нюлэспыръем ‘цвета зеленого леса’, пушнер буёл ‚цвет крапивы’ GYG - выль кенлэн буёлэз ‘цвет невесты’ GYG T4 - кубиста-вож ‘капустно-зеленый’ GYG S1 – гужем-вож ‘летне-зеленый’, YG - ожо-вожо ‘зелёная травка’, сизьыл-турын ‘осенняя травка’.

Хорошие знания цветовых терминов показали художники группы М3: 71-летний и 45-летний художники при описании 65 цветных квадратиков дважды использовали только 3 цветонаименования, причем стоит заметить, что последний только 4 раза использовал основные цветонаименования. Другой художник использовал основное или сложное цветонаименование только 9 раз, остальные термины были специфичные либо специфичные сложные названия.

Женщины групп Ж2 и Ж3 также использовали различные цветонаименования для цветных квадратиков, но они меньше использовали специфичные цветонаименования, больше использовали сложные специфичные цветонаименования. Кроме того, они, в отличие от мужчин группы М3, повторяли цветонаименования.

4. Обсуждение результатов и выводы

В этой статье сравнивали словарный запас цветообозначений у удмуртов разных полов, возрастов и профессий. В работе были использованы данные полевого исследования, предложенный учёными И. Дейвис и Г. Корбетт (Davies, Corbett 1994, 1995). Как уже упоминалось в ведении этой статьи, по мнению многих информантов в удмуртском языке мало цветонаименований. Однако, из результатов опроса видно, что удмуртский язык располагает богатым словарным составом названий цветов. Отступив от результатов данного исследования, хотелось бы представить маленькую статистику. 111 удмуртских информантов назвали во время двух экспериментов 8 974 терминов, среди которых 1 133 были разными. В исследовании учёных И. Дейвис и Г. Корбетт (Davies & Corbett 1994: 69, 72, 75) 77 русских информантов назвали в этапе перечисления терминов 1 535 цветовых терминов, среди которых было 126 разных наименований. В этапе называния цветных квадратиков 54 русских информантов предложили 3510 цветонаименований, но авторы не указали количество разных терминов. Дело в том, что в удмуртском языке, как и в других финно-угорских языках, есть различные морфологические способы выражения оттенков цветов. Но даже по сравнению с остальными финно-угорскими языками, удмуртские информанты назвали больше цветонаименований: 80 эстонских информантов перечислили 1515 терминов, среди которых было 285 разных цветонаименований; во 2-й части эксперимента они предложили 5197 цветонаименований, среди которых 638 были разными (Sutrop 2000: 146, 148, 151). 40 венгерских информантов перечислили в результате двух экспериментов 3432 цветонаименований, среди которых 595 были разными (Uusküla, Sutrop 2007: 106), и 68 финских информантов перечислили 5876 цветонаименований, среди которых 1014 были разными (Uusküla 2007: 373).

Автор исследования столкнулась во время сбора полевых данных с реальным положением удмуртского языка: многие удмурты, а особенно представители молодого поколения, не могли участвовать в эксперименте из-за незнания удмуртского языка. К примеру, в Республиканской Детской школе искусств, где учатся одарённые дети со всей Удмуртии, только два ученика смогли участвовать в эксперименте: один ученик родом из Кукморского района Республики Татарстан, а второй ученик родом из Шарканского района, интересно заметить, что он по национальности русский.

Возвращаясь к результатам данного исследования, напомним, что больше всех цветонаименований знают мужчины-филологи и художники (групп М3). Эта группа лидирует по результатам обоих экспериментов. Во-первых, они перечислили в среднем больше всех цветовых терминов; во-вторых, они дали названия почти всем цветным квадратикам; в-третьих, они набрали наибольшее количество баллов за данные названия цветным квадратикам.

Результаты предыдущих исследований показывают, что женщины знают больше цветовых терминов, чем мужчины (Rich 1977, Nowaczyk 1982, Simpson & Tarrant 1991, Yang 2001). В настоящем исследовании женщины группы Ж3 (филологи и художники) уступают своим коллегам из группы М3. Но надо заметить, что в 1-м эксперименте некоторые женщины группы Ж3 перечислили больше всех терминов. Кроме того, в группе М3 был всего 1 студент, а в группе Ж3 было 10 студенток. Но всё-таки, информанты группы М3 удерживают уверенное первенство в этапе называния цветных квадратиков, так как они больше всех давали специфичные названия цветным квадратикам.

Женщины старшего возраста (группа Ж2) справились с заданием не так превосходно, как филологи и художники обоих полов, но они знают больше цветонаименований по сравнению с мужчинами молодого и старшего поколения (группы М1 и М2) и представительницами женского пола в возрасте 10-34 л.. Этот результат подтверждает выводы предыдущих исследований (Rich 1977, Nowaczyk 1982, Simpson & Tarrant 1991, Yang 2001).

Учёные Д. Симпсон и А. Таррант (Simpson & Tarrant 1991) утверждают, если у мужчин хобби или профессия связаны с цветами, они знают больше цветонаименований; а у женщин хобби или профессия не влияют на знание цветовых терминов. В настоящем исследовании также оказалось, что мужчины, у которых профессия связана с цветами, знают больше цветовых терминов, чем остальные мужчины и даже женщины. Результаты тех женщин, у кого профессия связана с цветами, незначительно отличаются от результатов остальных женщин старшего возраста. Все информанты группы М3, как филологи, так и художники, показали хорошие результаты. Можно предположить, хотя у филологов профессия не связана с цветами непосредственно, они искусны в знании цветовых терминов.

Представительницы женского пола в возрасте 10-34 л. (группа Ж1) показали самые слабые результаты в обоих экспериментах. Представители мужского пола той же возрастной категории показали результаты лучше. Надо отметить, что в группе Ж1 были 3 ученицы из Селтинского района, где на удмуртском разговаривают мало.

Мужчины старшего возраста (группа М2) больше всех затруднялись называть цветные квадратики, они оставили 5,38% цветных квадратиков неназванными. У представителей мужского пола молодого поколения (группа М1) процент пропущенных ответов в 2 раза меньше – 2,61 %, но обе группы набрали почти одинаковое количество баллов за называние цветных квадратиков. Это значит, что мужчины старшего поколения использовали больше сложных и специфичных цветонаименований.

Таким образом, профессия не влияет значительно на знание цветовых терминов на результаты женщин старшего возраста (группы Ж2 и Ж3), но оно явилось важным фактором среди мужчин (группы М2 и М3). Женщины старшего возраста (группы Ж2 и Ж3) по сравнению с мужчинами старшего возраста (группа М2) и представителями молодого поколения обоих полов знают больше цветонаименований. Самые слабые результаты оказались у представительниц женского пола молодого поколения (группа Ж1), что говорит не только о недостаточном усвоении лексики цветообозначений в процессе социализации, но также фактом, что молодые знают удмуртский язык хуже. Такие же результаты были у мужчин: старшие мужчины больше использовали специфичные цветонаименования, чем молодые.


Литература

Davies, Ian and Greville Corbett (1994) “The Basic Colour Terms of Russian”. Linguistics 32, 65-89.

Davies, Ian and Greville Corbett (1995) “A Practical Field Method for Identifying Basic Colour Terms”. Languages of the World 9, 25-36.

DuBois, Philip H. (1939) “The sex Difference on the Color-Naming Test”. American Journal of Psychology 52, 380-382.

Fletcher, Robert (1980/1998) The City University Colour Vision Test. London: Keeler, 3rd ed.

Frank, Jane (1990) “Gender Differences in Color Naming: Direct Mail Order Advertisements”. American Speech 65, 2 , 114-126.

Lakoff, Robin T. (1975) Language and woman’s place. New York: Harper Colophon Books.

Nowaczyk, Ronald H (1982) “Sex-Related Differences in the Color Lexicon”. Language and Speech 25, 3, 257-265.

Rich, Elaine (1977) “Sex-Related Differences in Colour Vocabulary”. Language and Speech 20, 4, 404-409.

Simpson, Jean and Arthur W. S. Tarrant (1991) “Sex- and Age-Related Differences in Colour Vocabulary”. Language and Speech 34, 1, 57-62.

Sutrop, Urmas (2000) The Basic Colour Terms of Estonian. Trames 2, 143–168.

Uusküla, Mari (2007) The Basic Colour Terms of Finnish. Journal of Linguistics 20, 367–397.

Uusküla, Mari & Sutrop, Urmas (2007) Preliminary study of basic colour terms in modern Hungarian. Linguistica Uralica 43, 2, 102–123.

Yang, Yonglin (2001) “Sex and Language Proficiency Level in Color-naming performance: an ESL/EFL Perspective”. International Journal of Applied Linguistics, 11, 2, 238-255.

Аннотация

В этой статье сравнивали словарный запас цветообозначений у удмуртов разных полов, возрастов и профессий. Анализ лексики цветонаименований у 6 групп информантов показывает, что профессия не влияет значительно на знание цветовых терминов на результаты женщин старшего возраста, но оно явилось важным фактором среди мужчин. Оказалось, что мужчины-филологи и художники знают больше всех удмуртские цветонаименования. Женщины старшего возраста по сравнению с мужчинами старшего возраста и представителями молодого поколения обоих полов знают больше цветонаименований. Представительницы женского пола молодого поколения показали самые слабые результаты, что говорит не только о недостаточном усвоении лексики цветообозначений в процессе социализации, но также фактом, что молодые знают удмуртский язык хуже. Такие же результаты были у мужчин: старшие мужчины больше называли специфичные цветонаименования, чем молодые.