uzluga.ru
добавить свой файл
z_start

саммит

Ночной уговор

ЕС все-таки заставил Польшу играть по общим правилам

n142_kaczynski_eu_poland_epa-3.jpgФото EPA-A.F.I.

В Брюсселе главам государств ЕС все-таки удалось убедить президента Польши Леха Качиньского принять проект будущей конституции Евросоюза. Однако ряд принятых решений реально начнет работать лишь в ближайшие несколько лет.

Александр РОСТОЦКИЙ

«Корень» зла

Переговоры шли два дня и две ночи. Выходившие к журналистам канцлер Германии Ангела Меркель, глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и президент Франции Николя Саркози неизменно уверяли, что хотя переговоры идут трудно, тем не менее они внушают оптимизм. Но стоило появиться на публике Леху Качиньскому, как лучик надежды тут же гас. На вопросы о прогрессе у него был один ответ: «Нет!»

Слово «трудные» — не то слово, которым можно охарактеризовать ход переговоров в Брюсселе. Они были мучительными. И лишь в субботу в 4.30 утра главы государств вышли к прессе и объявили, что компромисс найден. Новый, облегченный, проект конституции ЕС, который вступит в силу в 2009 году и работу над которым межправительственная конференция завершит в конце 2007 года, принят! Все облегченно вздохнули. И никто не обратил внимание на воистину революционное предложение Саркози об исключении из конституции принципа свободной конкуренции — одного из краеугольных камней ЕС на протяжении всей 50-летней его истории. Так всем запудрила мозги позиция Польши.

Напомним, в чем она состояла. После провалов референдумов по европейской конституции во Франции и Нидерландах перед ЕС встал вопрос: что делать дальше? Страны начали долгие переговоры об общеевропейском договоре, который должен быть в основе новой, облегченной, редакции конституции. Удалось договориться со всеми, даже скептически настроенной Великобританией и имевшей возражения Чехией. Не удалось уломать одну лишь Польшу, которой крайне не понравился предлагаемый механизм принятия решений.

Согласно редакции документа, решение должно считаться принятым, если за него проголосуют 55% государств-членов ЕС, население которых при этом составляет не менее 65% процентов. Германия в этом случае получала больше голосов, Италия и Польша — меньше, но тем не менее их вес в ЕС был куда солидней, чем, например, у Мальты, Словении или Эстонии.

Польше, вероятно, стало обидно за малые страны, шансы которых повлиять на принятие решения при такой системе становятся невелики, и она предложила добавить им значимости, заменив предлагаемую систему на систему «квадратного корня» (см. «Час» от 20 июня).

На грани провала

Еще перед началом саммита Варшава заявила, что будет биться за корень не на жизнь, а на смерть. И слову своему оказалась верна.

Так, например, премьер-министр страны Ярослав Качиньский заявил: «Мы требуем, чтобы нам вернули то, что отняли. Если бы не период с 1939 по 1945 год, население Польши сегодня составляло бы 66 миллионов человек». Да еще пригрозил применить право вето. Не уступал ему в риторике и упрямстве и брат Лех Качиньский, но получил отпор от премьера Италии Романо Проди, который обвинил близнецов в том, что они заводят общеевропейское дело в тупик, ибо нет в Европе ни одной страны, никогда не воевавшей с соседями.

Еще дальше пошла канцлер Германии Ангела Меркель, которой порядком надоело уговаривать братьев, вдруг решивших напомнить Германии о ее роли во Второй мировой войне. Тем более что Польша сегодня играет в ЕС роль отнюдь не донора (деньги, и немалые, дает как раз Германия), а реципиента. За пять лет Польша получила от Европы более 67 млрд. евро. Да и как партнер показала себя не с лучшей стороны. Когда, например, речь идет об общеевропейских проектах вроде защиты климата или распределения мигрантов — Варшава браться за лямку не торопится. «Чистую» электроэнергетику она готова строить — на немецкие деньги, мигрантов размещать — в Восточной Германии.

Поэтому-то Меркель и заявила, что конференцию по конституции можно провести и без Польши... Однако на нее тут же обрушились с критикой Чехия и Литва, а британский и французский премьеры стали уговаривать Меркель дать Варшаве еще один шанс.

Справедливости ради надо отметить, что только лишь польским упрямством дело в Брюсселе не ограничилось. Великобритания, например, была против придания европейской Хартии прав документа, обязательного для выполнения во всех странах ЕС. Кроме того, Великобритания хотела сохранить за собой контроль над собственной внешней политикой, юстицией и внутренними делами.

Были свои пожелания и у Нидерландов, которым в конце концов удалось добиться усиления роли парламентов стран-членов ЕС и включения в соглашение критериев приема в Евросоюз новых членов.

Но претензии Великобритании и Голландии оказались пустяками по сравнению с несгибаемостью Польши.

А поутру они сказали...

Когда уже казалось, что саммит закончится провалом, лидеры стран ЕС снова сели за стол переговоров. Просидели почти всю ночь. О чем говорили — даже представить трудно, ведь вроде все слова уже были сказаны, все аргументы приведены. Рано утром, когда особенно хочется спать, они вышли к прессе и сообщили: есть компромисс!

Позже стало ясно, что Качиньские хоть и не смогли навязать свою игру Европе, тем не менее им удалось отсрочить введение ряда решений, на которых настаивало большинство стран ЕС.

До чего же удалось договориться станам-членам ЕС в Брюсселе?

На саммите было решено до 2014 года сохранить введенную в 2000 году систему, по которой количество голосов не связано с численностью населения и для принятия решения требуется одобрение 14 из 27 членов ЕС, или 54 процента голосов. С 2014 по 2017 год устанавливается переходный период, после чего начинает действовать система «двойного большинства».

Проектом нового, упрощенного, варианта конституции, одобренного главами государств и правительств членов ЕС, не предусмотрены такие государственные символы, как флаг и гимн.

«Мы отказались от всего того, что заставляет думать о ЕС как о государстве, в частности, от флага и гимна, — заявила Ангела Меркель на пресс-конференции по итогам переговоров. — Но я думаю, что флаг еще потребуется, а гимн будет звучать».

Руководителям европейских стран удалось в целом договориться о том, как будет именоваться руководитель внешнеполитического ведомства ЕС. Его будут называть не министром (именно такая формулировка была предложена в провалившейся европейской конституции), а верховным представителем ЕС, и этот пост совмещается с должностью вице-председателя Европейской комиссии — с существенными штатными и финансовыми полномочиями.

Кроме того, к 2009 г. у Евросоюза появится президент.

«Мы надеемся, что с 2009 г. у нас будет европейский президент и высокий представитель по общей внешней политике и безопасности, как сегодня Хавьер Солана, но в ранге заместителя председателя Еврокомиссии», — сказала Меркель.

В ходе саммита была достигнута договоренность позволить Кипру и Мальте с января следующего года ввести у себя единую европейскую валюту.

Я очень довольна тем, что удалось достичь на саммите в Брюсселе. Тот факт, что нам удалось одобрить новый договор, это уже сам по себе путь к новому расширению ЕС, — подчеркнула Ангела Меркель. При этом она отметила, что независимо от того, какая формула будет применяться в Совете министров ЕС, решение о принятии нового члена должно быть исключительно единодушным.

То есть теперь у Хорватии, Турции и Македонии появилась надежда стать членами ЕС. Хотя, думается, наиболее велики шансы у не такой уж бедной Хорватии, принятия которой усиленно добиваются Германия и Австрия. Остальным, вероятно, снова придется ждать.

В свою очередь президент Франции Николя Саркози по итогам переговоров заявил, что на саммите ЕС в Брюсселе нет ни победителей, ни проигравших, а «вся Европа начала движение вперед». Неужели до этого она топталась на месте?