uzluga.ru
добавить свой файл
Щеголихина С.Н.

Роль военных во внешней политике США в ХХ веке.


Тот факт, что внешняя политика США в ХХ в. выразилась в более чем 70 военных конфликтах, усиливает значение американских военных в международных отношениях.

Их деятельность носила двоякий характер - с одной стороны, военные участвовали в принятии внешнеполитических решений, а с другой - реализовывали принятые политические планы в жизнь. Следовательно, в ХХ в. была не просто нарушена, но практически полностью оказалась отброшенной основная постулируемая американской идеологией черта американского государства и заповедь отцов-основателей: немилитаризованность американского общества и политики.

В принятии решений о военном вмешательстве в международные дела, в поведении военных советников, высшего военного командования можно отметить две особенности.

Первая связана с тем, что, в принципе не отрицая военного вмешательства, военные настаивают на достаточно длительном периоде подготовки и большом финансировании. Зная, какова процедура получения этого, можно предположить, что такая позиция - не более чем скрытое противодействие военному решению проблемы. Объяснение оппозиции достаточно простое – никто лучше военных не знает, насколько слаба и неподготовлена американская армия и флот на всех уровнях. И поэтому понятно стремление военных воспользоваться ситуацией, чтобы исправить существующее положение. Немаловажным фактором оппозиционности является также то, что высшие военные чины просто бояться за свою профессиональную подготовку, которая может не выдержать проверку практикой.

Вторая особенность поведения военных при определении внешнеполитического курса и способа действия обусловлена, скорее всего, характером их профессии и американским отношением к понятию «истинный американец». Когда решение о военном вмешательстве утверждено, нет более активных апологетов войны, чем военные. Формальная причина заключается в том, что теперь получен приказ, который необходимой исполнять и президент, как главнокомандующий, находится вне критики.

Одной из проблем военной реализации принятого внешнеполитического решения заключается в том, что администрация США никогда не объясняет своей армии, что значит «одержать победу».

В последнее время в американской политологии муссируется понятие «доверия» (credibility) применительно к внешней политике. Подразумевается, что американские военные и США в целом могут не добиваться окончательной и бесповоротной победы. Достаточно доказать свою собственную способность руководить, показать путь, «подтолкнуть в истинном направлении», а остальное страны и народы должны делать сами под «чутким руководством» американцев.

Причем это понятие, как и многие другие, разрабатывается с достаточным прагматизмом. Так, по мнению М. Линда, автора нашумевших и получивших высокую оценку американского политического руководства книг «Следующая американская нация», «Вьетнам: необходимая война», доверие можно измерить. Анализируя вьетнамскую войну и исследуя ее уроки применительно к современной внешней политике США, М. Линд высказывает мысль о том, что для доказательства своей силы и достойности доверия достаточно 10-15 тысяч погибших. Тогда цель можно считать достигнутой и войну следует закончить. Дальнейшие военные действия просто бесперспективны и вызовут только недовольство американского общества.

Как свидетельствует исторический опыт ХХ века, теоретические планы и фактические результаты военной деятельности США радикально отличались. Причина кроется как в неадекватности самих планов реальной ситуации, так и в особенностях практической деятельности американских вооруженных сил.

Первая особенность связана с характером вооруженных сил США. Мотивы выбора службы, уровень подготовленности, социальный характер солдат достаточно разнообразен, поэтому для воздействия на них приходится переводить политические формулировки в более или менее понятные объяснения. Чаще всего используют два из них – «мы хорошие парни, делаем правильные вещи, чтобы достичь правильного результата» и идею «маленькой победоносной войны». Второй постулат еще более упрощается формулой - быстро сходить на войну и к Рождеству вернуться домой, обеспечив маме свободу испечь знаменитый яблочный пирог.

Но когда индоктринированные романтическим военным мифом солдаты прибывают на настоящую войну, и она из «чудной вещички» превращается в «уборку мусора», то необходим огромный военный талант, чтобы заставить их сражаться так, как отражено в планах.

Немаловажное значение имеет также то, что американское политическое и военное руководство не утруждаются ознакомлением с условиями – от географических до ментальных – в которых собираются вести войну. Соответственно, и войска оказываются совершенно неподготовленными и практически небоеспособными.

Вторая трудность практической реализации внешнеполитических военных решений, приводящая к неожиданным результатам, связана с деятельностью средств массовой информации. Начиная с Первой мировой войны американские армия и пресса ведут настоящую параллельную войну.

Третья особенность американского военного практического опыта связана с недооценкой морально-психологического фактора и переоценкой своего технического, финансового, вообще материального могущества.

Все вышеперечисленные факторы искажают ожидаемые результаты. Перед американским руководством в очередной раз ставится неразрешимая дилемма – отказаться от использования вооруженных сил для доказательства и подтверждения своего мирового статуса невозможно, но вооруженные силы постоянно дезавуируют цели, порождают больше проблем, чем решают. Образ Америки из «корпуса мира» превращается в «отряд морской пехоты».