uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 3 4

















«На собратьев не похож,

У времён на перекличке

Гомель мой - во всём величье,

В лоне вод его обличье

Отражает дивный Сож.»

Бронислав Спринчан





« на высоком берегу реки Сож вырос красавец Гомель. Исходной точкой развития города стал древний радимичский детинец, на месте которого был построен замок гомельских правителей. Именно в его окружении начинался посад, отсюда рос город, здесь появились первые храмы, а затем на месте замка был построен дворец владельцев Гомельского имения. Здесь был разбит прекрасный парк, возведены великолепные архитектурные сооружения, а дворец-музей привлекал внимание самых известных искусствоведов своего времени»
Рыжков, О. «Город древний над кручами Сожа:
стихи о Гомеле», Гомель, 2010.





Штрихи к портрету Гомеля: Гомель глазами друзей … и не только / ГГЦБС; ЦГБ им. Герцена; информ.-библиогр. отд; сост. Л. Шилова; отв. за вып. Ж. Евдоченко.- Гомель, 2012.- 33с. – (870-летию Гомеля посвящается).







О Гомеле за 870 лет его существования написано немало статей, исследований, художественных произведений, поэтических строк, картин, создано песен. Тема родного города близка каждому. Наша цель – попытаться собрать высказывания о нашем городе тех, кто здесь когда-то жил, был проездом, но оставил воспоминания, живые впечатления о Гомеле, его обитателях. Своего рода это словесный портрет Гомеля в разные годы и эпохи его жизни. При подготовке издания использовались фонды, каталоги и картотеки ЦГБ им. А. Герцена, других библиотек города, ресурсы интернет, в частности «Краязнаўчы сайт Гомеля і Гомельшчыны”, “Всё о Гомеле” .

Данный проект будет постоянно дополняться новой информацией.


ИТАК….


XII век


Впервые город Гомель упоминается в Ипатьевской летописи как владение Черниговского князя в 1142 в связи с борьбой Ольговичей (потомков черниговского князя Олега Святославича) и Мономаховичей (потомков великого князя киевского Владимира Мономаха) за обладание великокняжеским престолом в Киеве.

Воспользовавшись сложной ситуацией в Чернигове, смоленский князь Ростислав Мстиславович совершил в 1142 году военный поход в черниговские земли, и, по словам летописца, «И слышавъ уже билися Ольговичи у Переяславля съ стрыемъ его с Вячеславомъ и съ братомъ его Изяславомъ. И поиде на волость ихъ и взя около Гомия волость их всю".

ПСРЛ. Т. II. М., 1962. Стб.312.







Летописное известие о бегстве в Гомий в 1158 г. великого киевского князя Изяслава Давидовича:

«Князь же великий киевский Изяслав Давидович, видев беду

и напасть на себя, устрашися и вострепета зело, и восплакав, побеже скоро з братаничем своим со князем Святославом Владимиричем на Вышеград в Гомью, а по княгиню свою посла гонцев зело скоро в Киев. Она же бежа из Киева к зятю своему ко князю Глебу Юрьевичу сыну Долгорукаго во град Переяславль Русский, он же проводи ея до Гомьа.»

ПСРЛ. Т. II. М., 1962. Стб. 498, 500.

XIV век

Гомий (такое название часто использовалось в документах XIV- XVI вв.) вошёл в состав ВКЛ в конце 1350-х годов и оказался в составе владений князя Фёдора Кориатовича – племянника великого князя Ольгерда. В «Летописи Великого княжества Литовского и Жемойтского» сообщается, что Фёдор владел в Литве Новогрудком «и к тому ещё держал Гомей».

ХV век

Правитель Гомеля князь с 1483 г. - Семён Иванович (сын князя Можайского Ивана Андреевича) оставил о себе много разнохарактерных воспоминаний. Строго наблюдая за сбором пошлины с провозившихся через его владения товаров, он начал брать большую пошлину с московских купцов. Из письма московского посла Михаила Еропкина королю Казимиру IV Ягеллончику, датируемым 1488 годом:


«А в Гомье наперед того имали по два гроша с воза и со вьюка; а нынеча князь Семен княж Иванов сын Можайского прибавил в Гомье тридцатое...

А се список о гостех, что ся им сила чинила в Литовской земле... Шли великого князя гости Тишка Коврижкин да Гридя Лукин с товарищи шли из заморья через Литовскую землю, и как пришли в Гомей, да мыты и пошлины поплатили, и князю Семену княжу Иванову сыну Андреевича поминок несли камку бурьскую, и князь Семен поминка их у них не взял, а их велел пограбити, и пограбили их княж Семеновы люди, Ондрей Олександров сын Чертов да Василий Тферитин с товарищи, а взяли у Тиши пять камок бурьских, да камку червчату бурьскую, да две камки тяжелые добрые, да тафты шестьдесят локот, да пол-сема лохти ездьские; а всего на сорок рублев и на пол-четверта рубля. А у Гриди у Лукина да у его товарища у Онтона взяли две камки бурьские з золотом, тяжелые, да две литры червьчатого шолку, да четырнадцать брусов мыла грецкого, да япанчю бурьскую, да два фунту перцу; а всего на дватцать рублев.»


XVI век

Литовцы несколько раз пытались отнять Гомель у русских; но не имели успеха и отступали; в 1511 г. князь Семен удачно захватываете речицкие села: Засовье, Чоботовичи, Калкчевичи, Бацуни, Чорное, Гирево, Заспу, Левошевичи и Борки. В грамоте о перемирии на 5 лет, данной королем Сигизмундом 18 февраля 1523 г., говорилось: «мне великому господарю не зачепляти города Гомья съ волостями», и все-таки через два года оказывается, что литовские люди приказчики (по нашему: чиновники) из Пропойска и из Речицы, «не единова приходя, в гомельской волости людей наших иных до смерти побили, а иных головами свели к себе с женами и с детьми, а животы (скот) их многие пограбили...»

Сборник Императорского Русского Исторического Общества.

Как свидетельствуют материалы литовско-московских переговоров в апреле-мае 1525 г., касающихся «пограничных обидных дел» в окрестностях Гомея:

[Из слов великого князя московского Василия Ивановича королю Жигимонту Казимировичу, переданных московским послом дворянином Федором Афанасьевым]: Великий государь Василей, Божьею милостию, государь всеа Руси и великий князь, велел тебе говорити: присылал к нам из Стародуба наместник наш, князь Олександр Иванович Оболенской, что твои люди из Пропойска и из Речицы, приказщики, Сенка Полозов, через перемирные грамоты вступаются в наши волости Стародубские и Гомейские; да неодинова приходя, в тех волостех людей иных до смерти побили,а иных головами к себе свели в Речицу и в Пропоеск з женами и з детми, а животы их многие пограбили. И наш наместник, князь Олександр, о том посылал к твоим наместником украинным неодинова, чтоб в наши волости и села и в земли и в воды через перемирные грамоты не вступались и людем нашим обиды не чинили;

а которых наших людей свели головами з женами и з детми, и они б тех людей отпустили; а которые грабежи нашим людем от твоих людей учинились, и они б в тех делех управу учинили. И твои наместники наших людей, которых поимали в тех волостех, и до сех мест держат у себя, а в обидных делех нашим людем с твоими людми управы ни в чем не учинят.”

В 1535 году, отдавая приказ войскам о возвращении Гомия под свою власть, Великий князь Литовский Сигизмунд Август охарактеризовал город как «мощный и обороною способный Гомий».
Гетман Ю. Радзивилл, начав осаду, основную ставку сделал на артиллерийский обстрел Гомельского замка: «А так в середу весь день... на замок стрелба била, а потом с середы на четверг всю ночь и в четверг мало не весь день с наших дел стрелбу чинили». Как свидетельствует
Патриаршая летопись, находившийся в Гомеле русский князь Димитрий Щепин-Оболенский оказался «не храбр и страшлив, видев люди многие и убоявся, из града побежал, и дети боярские с ним же и пищалники». В замке остались только «тутошние люди немногие Гомьяне», которые, видя «воеводское нехрабрство и страхование... здаша град».

Решением короля в 1537 г. мещане Гомеля и вся волость были освобождены от «роблення замку Гомейского на 1 год... под тым обычаем иж они не мели до году одного замку рубити и ничего в нем оправовати, хиба естли бы которые кгонты в замку опали, або дощчка ся где оторвала, то мели за ся прибити и направити». Однако местный князь И. Толочинский отобрал королевский привилей у мещан и волощан, начал «их примушати» для выполнения разных работ в замке, а непослушных сажал в башню, отбирая в залог жен и детей. Присланного для разбирательства специального королевского дворянина державца «зсоромотил и бити его хотел». Это вызвало гнев короля, но главная причина его недовольства и тревоги за ситуацию в Гомеле сформулирована была предельно ясно в следующих словах присланной державцу грамоты: «знать и помнить необходимо, ...иж тот замок за великим накладом к рукам нашим пришол, ...иж тот замок на украйне есть, а к людем украинным треба ся ласкаве захвати и не годиться им ни в чем обтяженья чинити».

По материалам книги Ткачева М.А. "Замки Беларуси"


Первое упоминание о гербе Гомеля, а точнее, о городской печати с надписью на латинском языке "Герб города Гомеля", относится к 1560 г. Более ранние свидетельства в письменных источниках об этом не обнаружены. Согласно "Привелею мещаном гомейским на печать местьскую" от 21 марта 1560 г. великий князь литовский Сигизмунд Август пожаловал гомельским мещанам по их просьбе печать с изображением серебряного кавалерийского креста.

«Присылали до нас подданные нашы мещане места Гомейского, оповедаючы, што ж они печати месткое, которое бы справы местьские печатовали мели, в себе не мають и для того великое заструдненье в тых справах и потребах местских им частокрот деется… Ино мы з ласки нашое господарское… печать местьскую з гербом крыжа им дали и мети дозволили и сим листом нашым дозволяем. Мають вжо они от того часу тое печати и гербу помененого во всих справах и потребах, оному месту належачих, вживати и им печатоватися по тому, яко и у ыншых местах нашых Великого князства Литовского обычай того заховывается.»






XVIIвек

В июне 1654 г., в самом начале войны между Русским государством и Речью Посполитой, на Гомель из Новгород-Северского двинулось войско атамана Ивана Золотаренко. Оно насчитывало 20 тыс. конных и пеших ратников. По свидетельству Летописи Самовидца, “… при наказномъ гетманЂ Івану Золотаренку, съ данною ему булавою, бунчукомъ и арматами, который, самъ около Гомля и Бихова ляховъ мЂшая, командировалъ къ Смоленску брата своего съ частю войска, где козаки при очахъ монаршихъ особливЂйшую въ добуванью Смоленска отвагу свою, его величеству зЂло угодную, показивали. Да тамъ же послЂ и Золотаренко, доставши Гомля и Нового Бихова и другихъ городовъ, былъ у его царского величества и ударствованъ; при которолъ Смоленскъ взято и воеводу смоленского ГлЂбовича з жолнЂрали полскими в цЂлости отпущено… Сам атаман, сообщая царю Алексею Михайловичу о своем выступлении, писал, что «Гомель... есть всем местам граничным литовским головою. Место велми оборонное, людей служилых немало, снарядов и пороху много...»

Как писалось в донесении царю 13 августа 1654 г., после более чем полуторамесячной осады «гомляне, полковники, ротмистры и со всеми своими людьми покорилися».

По материалам книги Ткачева М.А. "Замки Беларуси"


А вот каким предстаёт Гомельский замок из «Инвентаря староства Гомельского, составленного в году 1681 месяца октября, разными днями».


« Замок Гомельский на горе высокой над рекой Сожем с одной стороны, а с другой от Места рвом обведен и палами дубовыми окружен с одиннадцатью избицами, около этого замка имеющимися. Идет к замку от Места мост на палах через ров. Брама деревянная с воротами и калиткой на бегунах, при ней клямка с пробоями и замок, а у самых ворот защепка для замыкания. В середине замка по правой стороне дом старый, драницами крытый, с крыльцом из дешевых бревнышек сделанным. При входе в сени дверь на бегунах. С правой стороны к избе белой дверь на завесах с крюками, клямкой, крючком и пробоями, окон стеклянных, вставленных в дерево, три с рамами на бегунах и пробоями, лавок три, стол один, полок три… печь из зеленого кафеля, при ней комин для освещения огнем, около этой печи две лавки. Из этой избы к коморе дверь на завесах, с крюками, с защепкой и пробоями, окно одно, вставленное в дерево, лавок две; из этой коморы к коморке дверь на бегунах с защепкой и пробоями; из этого помещения, выходя через сени напротив, к пекарне дверь на бегунах, в ней печь... лавок две. За этим домом кухня, сделанная из дерева, к ней двери на бегунах, верх драницами крыт; в сторону от этой кухни винный погреб из дерева сделанный, крытый драницами, к нему двое дверей, одна вверху драничная с защепкой и пробоями на бегунах, а другая внизу также с защепкой и пробоями, при ней ледник; на этом погребе свиранчик, крытый драницами, двери к нему на завесах с защепкой и пробоями, с ледником… за этим свиранчиком конюшня с возовней, сделанная из дерева, драницами крытая, ворот двое, пол досками вымощен. За этой конюшней конюшенка из тына приставлена, также с помостом, драницами крытая. Напротив этой конюшенки винокурня, драницами крытая, ворота к ней на бегунах. При винокурне баня, двери к ней на бегунах, печь... двое полов, там же лестница, позади погреб-ледник. На этом же месте вверху... сделанный из драниц, драницами крытый, к нему дверь на бегунах с защепкой, пробоями и замком висячим. За этим... церковь замковая Св. Николая с колоколами и всякой принадлежностью. За этой церковью дом новый, драницами крытый, внизу два свирана, к ним две двери на завесах с крюками, защепками, пробоями и замками висячими; на этих свиранах вверху избы, к ним лестницы со двора, перед сенями крыльцо, к сеням дверь на завесах с крюками, между ними по правой стороне к избе двери на завесах с крюками, защепкой и пробоями, печь из кафеля зеленого, при ней комин для освещения огнем, окон, вставленных в дерево, четыре, стол один, лавки две... из этой избы к коморе двери на завесах с крюками, защепкой и пробоями, окон, вставленных в дерево, три, стол один, двое стульев... там же коморка, столбами подпертая. Двери к ней на завесах с крюками и защепкой, с этой коморы к сеням... двери на завесах с крюками, защепкой и пробоями, напротив... избы через сени, двери к избе большой на завесах с крюками, стол один, окон, вставленных в дерево, четыре, печи нет. Из этих же сеней к Сожу дверь на завесах, от которой узкое крыльцо, у которого по краям коморки, двери на бегунах с защепками и пробоями. Этот дом весь из дерева тесанного сделан, пол досками вымощен.

За этим домом возле брамы тюрьма, сделанная из дерева, дверик ней на бегунах с защепкой и пробоями.

Само Место, пойдя от замка по правой стороне, вокруг палами дубовыми обставлено, двойными, с избицами, упирается вторым концом аж до реки Сожа. Около этого же Места ров копанный, брам три, сделанных из дерева, и воротами, пробоями, крюками

и замками висячими.».


XVIII век

Страшный пожар в 1737 году превратил в пепел и руины значительную часть Гомеля. В письме, написанном зимой 1738 года комиссаром Гомельского староства Михалом Чарторыйским гродненскому воеводе Михалу Массальскому, содержатся любопытные сведения:

«В местечке Гомле… девица, прозывающаяся Семенова, на улице Троицкой живущая, суша грибы в ночи в године одиннадцатой через нерасторопность девичью в неосторожность дом свой запалила, откуда … огонь распространился на костел фарный, на церкви три дицезские, на домов шинковых два…» Много броваров (пивоварен), лавок с товарами и городских домов пламень «спалил и в пепел обратил».

Копия письма находится у гомельского краеведа Дмитрия Гусакова. Таким образом, виновницей пожара, уничтожившего в XVIII веке почти весь Гомель, стала некая «блондинка» Семенова, жившая на ул. Троицкой (ныне – Крестьянской), большая любительница грибов…

В июле 1775 г. в честь победы над Турцией в Москве на Ходынском поле были устроены грандиозные празднования, главным героем которых стал граф Петр Александрович Румянцев -Задуна́йский (1725— 1796). Он был щедро вознагражден императрицей Екатериной II. Виновник Кючук-Кайнарджийского мира получил 12 наград, среди которых медаль со своим изображением, наименование Задунайский, украшенные драгоценными камнями фельдмаршальский жезл и шпагу, орден Св. Андрея Первозванного, а также деревню Гомель в 5000 душ в Белоруссии - для увеселения. В 1772 году земли Беларуси вошли в состав Российской империи. Екатерина II подарила Гомель, тогда — «деревеньку Гомий в Белоруссии», фельдмаршалу Петру Александровичу Румянцеву в знак признательности за его победы над турками. Обремененный государственными делами, Румянцев не сразу начинает заниматься подаренными ему землями. Впервые со времени праздника Гомель упоминается в бумагах фельдмаршала лишь 21 марта 1776 г. В письме к ближайшему Другу графу Завадовскому он пишет: «... О поездке в Гомель почти не думаю».




Граф П.А. Румянцев умер в 1796 г. Наледником Гомельской экономии стал его средний сын Николай Петрович (1754-1826).

Вот каким мог быть первый приезд Николая Петровича Румянцева в Гомель:

Та декабрьская ночь 31 дня 1799 года была морозной и тихой. В небольшом частновладельческом местечке, что в белорусских землях Российской империи, почти все спали. Тёмные кривые улочки были пустынны. И только силуэт подъехавшего к селению в роскошной карете элегантного человека в цилиндре и с тростью высвечивала луна. Он прохаживался от дома к дому,заглядывал в окна. За исключением недавно выстроенного из камня помещичьего дворца да ещё двух-трёх домов, все постройки здесь деревянные, а на многих и покрытые соломой крыши.

  • В какую глушь я попал, —подумал человек в цилиндре и с тростью. — Ну, нет же, я встряхну это место:выровняю и вымощу улицы, построю на них дома, проведу дороги,которые помогут обосноваться здесь торговцам и промышленникам… И к концу моего пребывания это захолустное местечко превратится в крупный, развитый город Западного края.

Местечко это Гомель, а вобразе человека в цилиндре и с тростью входил в Гомель Девятнадцатый век.”


Гомельские ведомости.-1992.-26 верас. – С.4.






Одним из направлений деятельности Н.П. Румянцева стало создание нового облика Гомеля. После смерти отца, унаследовав Гомельское имение, он разворачивает здесь полномасштабные строительные работы. В I четверти XIX в. центре города была сформирована площадь, от которой лучами разошлись три главные улицы: Пробойная (сейчас Советская), Садовая (проспект Ленина), Фельдмаршальская (Пролетарская). На центральной площади возведены общественные здания: гостиный двор, ратуша, костел, доходное училище, чуть в стороне - Петропавловский собор, дом для проживания владельца, дом для летнего проживания, более известный гомельчанам под названием «охотничий домик», немецкий и русский трактиры. На улице Советской выросли каменные аптека, больница, ланкастерская школа, начала строиться Троицкая церковь. Чуть в стороне на высоком берегу реки выросло здание лицея. Обширнейшая программа возведения нового города была реализована архитекторами Джоном Кларком, приглашенным в Гомель в 1801 г., и Иваном Дьячковым, работавшим в городе с 1814 г.

Сам граф называл наш город не иначе как "мой любимый Гомель".


В период своего правления Екатерина II (1762-1796) совершила большую поездку по белорусским наместничествам. Своеобразным отчётом поездки стала книгаТопографические примечания на знатнейшие места путешествия Ее Императорского Величества в белорусские наместничества, изданная в Санкт-Петербурге в 1780 г. В ней впервые была подробно описана история и современное состояние присоединенных к Российской империи восточнобелорусских земель.Издание позволяет получить представление о внешнем виде многих населенных пунктов Полоцкого и Могилевского наместничеств, составе их населения, а также дает описание замков, дворцов, храмов, монастырей Восточной Беларуси. Гомель представлен следующим образом:







следующая страница >>