uzluga.ru
добавить свой файл
1
Путешествие из Америки в Канаду

Когда мой знакомый из Атланты узнал о том, что я собираюсь в Канаду посетить свою подругу, тоже на коляске, он назвал нас “крэйзи герлз”. То есть, сумасшедшими девушками. Кажется, он был прав, хотя поездка была очень интересная и запоминающаяся. Нy как не навестить мою подругу Галину Горбатых, как говорится, находимся-то по соседству, два локтя по карте. Началось все с визы, то есть с того, что я как всегда вовремя не оформила визу по почте (на что уходит два месяца). Причем сроки поджимают: в начале мая у меня заканчивается учеба, и я поеду домой в Россию.

Я решила взять билеты на автобус до Буффало, в этом городе находится ближайшее американское посольство. Приехав в два часа ночи на автобусную станцию Сиракуз, обнаружила , что автобус до Буффало откладывается из за снежного бурана на неопределенное время. Я должна была прибыть в Буффало в 7 утра, Канадское посольство открывается в 8 и работает до 11. Выехать получилось только в шесть утра и прибыли мы в Буффало в 10 часов. Мне показали здание посольства, вот оно, 30 этажей, где-то полтора километра от автовокзала в Буффало. Вроде бы близко, но не забудьте снежный буран и тротуары, заваленные снегом, так что даже не видно, где находятся специальные скаты - заезды для коляски. В Америке в маленьких городах все вызывают такси по телефону, машины не стоят на станциях и аэропортах, как у нас, поэтому с надеждой на такси нужно было попрощаться, потому что не было времени и не было телефона. Я решила ехать прямо по обочине дороге среди машин. Хорошо, что в Америке машины боятся пешеходов, а не пешеходы машин. Все на меня смотрели как на сумасшедшую, несколько людей, шедших по тротуару, предложили помощь, но чем они мне помогут? Никто не будет меня толкать по шоссе до посольства. Так я и ехала вся в снегу, в мокрых перчатках, и со странной улыбкой на лице (мне надо было изображать оптимизм, чтобы люди не думали, что мне нужна помощь).

Приехала в это фешенебельное здание, еду, за мной мокрый снег по полу. Последний огромный ком снега упал с подножки прямо на сверкающий пол канадского представительства. Волосы мокрые, глаза горят, руки не могут найти нужные документы. В общем, в итоге мне дали визу за пятнадцать минут. Дежурившая в зале женщина очень удивилась. Обычно этот процесс занимает несколько часов. Я и обратный билет взяла на семь вечера, учитывая это.

Обратный путь на автобусную станцию Буффало показался легче, так как проделала часть пути на трамвае. Мне понравилось ездить на трамвае в Буффало. Хотя трамваи там и не оборудован подъемником, американцы соорудили специальный пандус-платформу для посадки, удобную для всех, здоровых и инвалидов. Как в московском метро, платформа остановки вровень с полом вагона. Никогда не видела таких трамваев. Когда подъехала к автобусной станции в Буффало, двое очень хорошо одетых мужчин ринулись помогать мне заехать на бордюр, рискуя запачкать свои длинные пальто (почему-то не было ската для колясок). Вообще у американцев насчет помочь, нет проблем. Причем, даже просить не надо, сами предлагают. Они знают, как обращаться с людьми с инвалидностью, знают, как обращаться с инвалидной коляской. Это все потому, что последние тридцать лет, благодаря принятым законам, дети-инвалиды учатся вместе со здоровыми детьми, дети-инвалиды ходят в обычные детские сады. Итак, удалось взять билеты на автобус до Сиракуз на час дня, хотя не соглашались поначалу, поскольку автобус с подъемником был запланирован на 7 вечера. Колясочник, желающий путешествовать, должен заранее позвонить по специальному телефону, и на поездку будет предоставлен автобус с подъемником. Каким то образом заменили часовой автобус на автобус с подъемником, и я такая вся такая довольная поехала домой.

По дороге в Сиракузы, удалось посмотреть на центр Буффало, а так же даун-таун другого города, Рочестер. Что в одном, то и в другом городе, есть удивительно красивые старинные дома и церкви в готическом стиле, от которых трудно отвести взгляд. И прямо рядом с ними безликие коробки современных зданий. В целом, как я поняла, все американские города устроены одинаково. Несколько десятков многоэтажных зданий в центре города, так называемом «даун-тауне», затем кварталы зданий поменьше, бизнесы различные, рестораны, жилые дома для бедных и студентов, ну и конечно знаменитые белые пригороды, где живут люди, осуществившие американскую мечту (дом с лужайкой, желательно с бассейном, пара машин, пара детишек). Эти пригороды тянутся на многие километры. Все передвигаются на машинах, поэтому я в Америке чувствую себя инвалидом – у меня нет машины и это очень осложняет жизнь.

Ну вот, теперь у меня в кармане есть виза. Это четвертая виза в моем паспорте вдобавок к монгольскай, шенгенской и американской. Прямо на автостанции Сиракуз по возвращении, я купила билет на автобус до Монреаля. Я взяла билет до Монреаля на 4 марта, обратно на 9 марта. С целью, встретить Международный женский день в обществе Гали, желательно за рюмкой красного сухого вина. Я тут в Америке пью очень редко, в последний раз это было красное вино на Новый год. Открытая бутылка водки стоит в моем холодильнике с октября, некому пить. Да, насчет еды. Ребенка оставить было не с кем, и я решила его обеспечить запасом еды на четыре дня. Сварила все и разложила в тарелочки, накрыла крышками, в общем, только разогреть. Также, купила ему что то вроде «Доширака», кун-фу называется, хлопья (по английски, сириалз), молоко, яблочный сидр. Должна вам сказать, яблочный сидр, чуть ли не единственный вид американской еды, по которому буду скучать в России. Представьте себе, что пьете яблоко, без мякоти. Вот это и есть сидр. У нас ничего такого и близко не продается (в тетрапаках, это просто суррогат какой то). Мой знакомый любезно согласился меня подвести до автовокзала, и к удивлению служащих, я опять нарисовалась на их горизонте. Опять она. Видимо, местные инвалиды ездят редко (конечно, у них в основном есть машины).

В автобусе, вышла вперед шофер - афроамериканка и объявила, что она работает на Грейхаунде третий день, но вы, дорогие пассажиры, не волнуйтесь, доедем. "Грейхаунд" переводится как гончая, беговая собака, что дала имя автобусной компании, обслуживающей всю Америку и Канаду. Американцы очень много ездят, практически каждый уик-энд. Поскольку у меня нервная система крепкая, я заснула сразу же после известия о водителе-новичке. Когда проснулась, схватилась за голову. Мы вроде бы должны были уже приехать в Олбани, если верить расписанию. Оказывается, водитель ехала очень медленно, и вдобавок, не смогла найти дорогу в центр Олбани, где должна была быть моя пересадка. Я смотрю в окно, а мы кругами ездим. Потом, она говорит, не подскажет ли мне кто-нибудь, как найти автобусную станцию. Я такого даже в России не видела. У меня следующий автобус в Монреаль через тридцать минут, а тут, понимаешь, дорогу ищем. У нас бы в России весь автобус завозмущался, но американцы все политкорректно молчали. К слову, об автобусах. Я тут одного понять не могу. Когда у нас в кампусе студенты садятся в автобус, они автоматически стараются стоять не менее чем в метре, минимум полуметре друг от друга. Сохранять персональную дистанцию. И даже если мороз, даже если на улице осталось пара несчастных, никто не подвинется, нарушив персональную дистанцию. Да, тут еще очередь – это святое. Никому не придет в голову пройти без очереди. Инвалиды, пожилые, все стоят в очереди. А в России, мне часто просто не дают стоять в очереди. Да что там в России. Поехала я как-то раз в российское посольство в Нью-Йорке, получать один документ для приезда моего сына в Америку. Встала вежливо в очередь перед посольством, как и положено. И вдруг все наши соотечественники зашумели-зашумели и меня просто на руках из очереди вынесли и занесли в посольство (потому что в русском посольстве в Нью-Йорке нет пандуса).

Да, вернемся к нашим баранам. В конце концов, мы приехали в Олбани за пять минут до отправления моего автобуса в Монреаль. Я как ошпаренная кинулась к выходу на посадку, но у водителя Монреальского автобуса при моем появлении вытянулось лицо. Меня, говорит, не предупредили, что будет колясочник. Мой автобус без подъемника. Я говорю, не может быть. Я за три дня сообщила о моей поездке в специальный офис «АДА», то есть людям, отвечающим за реализацию Закона об Американцах с Инвалидностью. Мне там дали специальный подтверждающий номер, так что я ничего не знаю, будьте добры посадить меня на автобус. Он весь такой расстроенный, кинулся звонить начальству, а я быстренько направилась воспользоваться приспособленным туалетом. Это так здорово, когда везде есть приспособленные туалеты. У нас в Улан-Удэ, на сегодня, всего пять в общественных учреждениях: Совет Министров, перронный туалет железнодорожного вокзала, и три в общественных организациях инвалидов. Есть над чем работать во имя светлого будущего, товарищи. Я, конечно, часто отвлекаюсь от сути моего повествования, но может, в этом рассказе мои отступления и есть самое интересное? С пол-четвертого до пол-пятого утра, весь автовокзал в Олбани, столице штата Нью-Йорк решал, как посадить меня в автобус. Притащили откуда то пыльное металлическое приспособление, с шестью колесами. Никто не знал, как управлять этой штуковиной. Видимо, это был гидравлический подъемник по ступенькам автобуса. Я побоялась сесть на эту машину. Я девушка не худенькая, если не удержат и уронят меня с высоты двух метров с этой штуковины, мало не покажется. В итоге, мне это надоело, и при поддержке одного из пассажиров автобуса, я предложила им поднять меня в автобус на руках, как это мы годами делали и делаем в России. Тут водитель заволновался, кто же будет нести ответственность и снова пошел звонить начальству по телефону. Я все-таки их убедила занести меня на руках, и за пять секунд двое мужчин занесли меня в автобус, и мы благополучно тронулись. По приезду в Монреаль, была проблема, как же меня вынести из автобуса. Опять, притащили кресло, похожее на самолетное. Я попросила их постелить на пол что-нибудь мягкое и сползла по ступенькам в коляску, которую поставили возле двери в автобус. Они были счастливы.

Дальше было все гладко, даже рассказывать неинтересно. Приехала в Квебек, меня там встретили Галины друзья из Сенегала на автовокзале, посадили на автобус и мы доехали до общежития, где она живет. На автовокзалах Монреаля и Квебека заметила, что здесь меньше полных людей, чем в Америке, большинство говорит по-французски, все очень вежливые и галантные, какими и должны быть настоящие французы. Мне француз, водитель автобуса сказал, что путешествовать со мной, одно удовольствие. Я всегда знала это, но как редко удается это услышать от водителей автобусов. В первый же день удалось познакомиться с Галиными новыми друзьями. Это в основном финалисты нашей программы, продолжающие образования из Сенегала (это франкоязычная страна в Африке). Также, у нее есть друг-помощник русский эмигрант Юрий Белов, и обаятельная женщина из Ирана Парвин, что учится с ней в одном классе на курсах французского языка. Галя живет в сдвоенной комнате общежития для студентов университета Лаваля. Она неплохо приспособилась, устроилась, уже обзавелась хозяйством. Салфеточки, сувениры, чистота. Вот что значит наша российская жилка. Она умудряется в микроволновке готовить, как из ресторана. Плохо, что у нее в комнате нет электроплиты (запрещено). Чтобы сготовить еду, студентам надо идти на нулевой этаж, где расположены кухни и шкафчики под номерами, у каждого свой, где они могут хранить кухонные принадлежности. Там же и столы, где студенты должны поедать приготовленное. Но у них общежитие представляет из себя такие длинные, бесконечные коридоры, пока дойдешь до кухни, умрешь с голоду, а пока дойдешь обратно, уже будешь голодный. Но зато, за комнату с частичными удобствами, Галя платит в три раза меньше, чем я. Опять же, я живу с сыном, поэтому не могу жить в одной комнате, у меня что-то типа российской двухкомнатной. Мы с Галей сходили в магазин, где-то в километре от ее общежития. Цены мне показались выше, чем у меня в супермаркете недалеко от дома в Америке. Но я почему то забыла, что канадский доллар чуть дешевле американского, хотя есть такая тенденция к выравниванию цены. В магазине, никто из служащих практически не говорит по-английски.

На следующий день, шестого марта, мы с Галей решили поехать в центр города, посмотреть исторический Квебек. Но наши волонтеры по каким то там причинам вместо 12 явились в 3 часа дня. Если учесть, что с утра валил снег, то представляете, что творилось на улице. Но Галя настояла на том, чтобы мы пошли, она такая же сумашедшая русская, как и я. Скажем так, россиянка. Нам пятерым (трем студентам из Сенегала, Галя и мне) удалось сесть в автобус без проблем. Дело в том, что автобусы в Квебеке не оборудованы подъемником, хотя и с очень низким полом. Инвалиды должны либо вызывать специальный автобус с подъемником заранее, либо ездить на такси или индивидуальных машинах. В январе, Галю с сопровождающим сенегальцем выгнали из автобуса, попалась принципиальная водительша. Поэтому мы, решительно запрыгнули с волотерами в этот автобус и постарались встать так, чтобы никому не мешать. Водитель ничего не сказал, и мы были счастливы. Нас высадили где-то в километре от конечной цели нашего путешествия, замка Шато де Фронтенак. Мы стали карабкаться в гору, перчатки быстро намокли, сопровождающие скользили и падали, вообще все было очень весело и необычно. На нас оглядывались прохожие, в этот сезон и в такую погоду на улицах не привыкли видеть колясочников. Да еще хохочущих. Да еще с надписями «Россия» на колясках. Это самая высокая точка Квебека и самое знаменитое здание в городе. Нам пообещали экскурсию по зданию, которая обошлась каждому в восемь долларов. Экскурсия была интересной, вела ее переодетая в костюм 19 века девушка, но показалось маловато, ожидали большего. На обратном пути из замка, долго ждали автобуса и замерзли, особенно было жаль африканцев. Они к такому не привыкли и видно, никогда не привыкнут. Моя Галя, обычно мерзлячка, говорила что ей совсем не холодно. Это был ее первый выход в исторический Квебек за два месяца жизни в Канаде. На обратном пути в Лаваль, водитель – женщина – мягко попросила нас пересесть в автобусе на сиденья, и это тоже было весело. У нас есть снимки где мы очень довольные, едем в автобусе «как люди» со колясками в сложенном виде рядом. Снегопад все усиливался, и к тому моменту когда мы добрались до входа в общежитие, мы были все в снегу. Сфотографировались в таком виде. Не правда ли интересно видеть африканские лица на белом фоне, рядом с засыпанными снегом колясочниками? Я заметила, в Квебеке частные дома поменьше, чем в Америке, и сделаны из кирпича или камня. Все-таки, гораздо севернее. Всюду французская речь. В центре мы проходили мимо катка, где катались дети, по моему, под Мирей Матье или что-то из восьмидесятых.

На следующий день, Галя меня водила смотреть университет. Там очень удобно сделано, все корпуса соединены между собой под землей туннелями. Если учесть, что зима в Квебеке такая же, как у нас в Сибири - шесть месяцев, то это очень здорово. Ей не приходится выходить на улицу чтобы попасть в школу. В Лавале учится 30 000 студентов. Это очень большой университет. У Гали, программа обучения составлена так – 8 месяцев французского, и затем два года на обучение по программе общественного и государственного администрирования. Она будет мастером наук.

Мы с Галей встретили восьмое марта, получили много поздравлений из России. В Америке и Канаде, как-то не празднуют восьмое марта. Сходили на кухню, приготовили голубцы и яблочный пирог, картофельное пюре. Много говорили обо всем, сравнивая жизнь за рубежом и в России.

Когда я покидала Квебек, галины друзья подняли меня в автобус. Водитель возмутился, сказал, что я не имею права находиться в автобусе. Но из автобуса не выгнал, хотя, как мне показалось, нарочно остановил автобус в сугробе, недоезжая до автобусной остановки. Мы высадились в снег по пояс. Снег попал даже в сумку, которая висела у меня за спиной на коляске. Избалованная Америкой, я подумала, боже мой, как Галя проведет еще два года в этом Квебеке, где нет приспособленного общественного транспорта? Единственный выход для нее– быстрее искать и регистрироваться в специальной службе автобусов по вызову. В Америке, эта служба очень неудобная в пользовании, не знаю как у канадцев. Обратный путь прошел, как по маслу, все было вовремя и как положено. Да, я забыла, в Монреале на автовокзале увидела группу людей и как-то сразу вычислила – русские. У россиян такое выражение лица, его не спутаешь. Трудно объяснить словами. Оказалось, группа русских паломников индийского гуру Саи Баба. Они срочно начали меня вербовать в его подданные. Я их вежливо выслушала, даже прочитала книжицу о его учении, что мне дали. Книжка мне понравилась, учит терпению, добру, пониманию. Но сами русские громко говорили, постоянно шумели, скандалили в закусочной, и между собой. Что явно противоречило учению, но меня не удивило. В группе был один американец, явно спутник одной молодой женщины. Он все время просил, говорите по-английски! Еще он был недоволен своей спутницей: "Ты каждую ночь будишь меня в четыре часа медитировать. Не могла бы ты медитировать без меня?".

И кажется больше ничего интересного не было на обратном пути, если не сказать о том, что водитель такси, что вез меня с автостанции в Сиракузах домой, активно интересовался, есть ли у меня бой-френд, говорил, что я красивая, а также, как трудно одинокому мужчине в этом городе. Вот такие дела.