uzluga.ru
добавить свой файл
1
…Шел 1423 год. Через узкое окно полная луна заглядывала в келью и освещала ее бледно-мертвым светом. От толчка в плечо Андрей проснулся. Приподнявшись на жесткой постели, он оглянулся - в келье никого не было. «О, Господи! Правильно ли я поступаю? Давеча настоятель благословил меня на дальний путь расписывать Успенский собор Троицкого монастыря, но что я могу один? Без Данилы не оправдать мне доверия. С кем посоветоваться, на кого опереться? А он наотрез отказался идти на Маковецкую гору, потому что я за него решил и сказал игумену, что идем вместе. Обиделся!» Андрей вышел из кельи и сел на лавку. «Ну да, ладно, идти надо, отказываться поздно. По пути обязательно остановлюсь за Покровским мирским монастырем, что на Хоткове стоит, в скиту перед деревней Машино. Игумен говорил, что отец Сергий останавливался на этом месте, когда искал место для монастыря, да ушел дальше на север. Но братия место не забыла, вырыли колодец, поставили часовенку. Надо бы там воды набрать. Помню когда там был не мог остановиться, все пил и пил вкуснейшую воду.» Андрей закрыл глаза и задумался. Что ждет его впереди, что оставит он после себя на этой земле? В глубине сознания начал смутно проступать образ Троицы.


…Совсем недавно Великий князь крестил Киев, и христианство медленно продвигалось на север переносимое племенами славян, уходящих от опустошительных набегов половецких орд. С северо-запада, в поисках лучшей доли, двигались варяжские племена и уходили все дальше на восток, на свободные земли. С востока перемещались племена мери и мурома. Какие-то племена спешили в неизведанные земли, кто-то полюбил приглянувшиеся места, и оставался, создавая поселения. Вот и наступил момент, когда пути-дороги этих разных народов пересеклись и переплелись, словно пальцы на сложенных руках. С тех давних пор остались лишь названия: река Воря - от варяжских племен, означающая «лесистая гора»; река Пажа - исконно русское слово более позднего происхождения, которым называли поля и луга; поселки называли по именам основателей- Радонеж от славянина Радонега, Хотьково – от Хота.


…Шел 1947 год. Москва Кремль. Заседание Полит Бюро ВКПб. «.. на этом собрание считаю закрытым, а вас товарищ Берия, я попрошу остаться. Ну что Лаврентий Павлович, писателей мы поселили в Переделкино, вот только, что с учеными-академиками делать?»

«Думаю товарищ Сталин их надо отделить от людей искусства и выделить землю в другом месте, подальше. Например, на севере области. Рядышком с Загорским отделом НКВД. Да и монастырские застенки, в случае чего рядом».

« Отлично! Ми виделим с десяток гектаров земли в этом районе. Пусть сами выбирают место. А решением Совнаркома закрепим землю поименно в вечное пользование. Пусть помнят щедрую руку товарища Сталина! Хе-хе…»


Андрея колотил мелкий озноб. Еще бы, такое известие, даже не верится, что можно будет летом выбраться из суматохи города в лес и жить там, на четверти гектара земли, никого не видя и никому не мешая! После коммуналок, где не возможно сосредоточится, и с огромным трудом даются статьи и рефераты, как будет здорово жить в отдельном доме! Отдельные квартиры только у Ферсмана, Афанасьева да Строева, остальные по коммуналкам сидят. Только где же это место выбрать? Вокруг Загорска полно красивейших мест: Абрамцево с Мамонтовской усадьбой, Хотьково с полуразрушенным монастырем и церковь в Городке, где говорят прошли детские годы Сергия Радонежского. Тут без Саркина не обойтись. Этот знаток найдет святое место, не ошибется». Андрей Маркович полез в записную книжку.


….Шел 1941 год. Ранним утром, пастух Андрей шел к коровнику на край деревни. «Господи, хорошо бы успеть проскочить это поле, да спрятать в лесу стадо. А то на прошлой неделе «Юнкерс» успел сбросить бомбу, так трех коров, так разнесло, что и на суп собрать было нечего, остались только «рожки да ножки». Хорошо, хоть колодец в лесу остался, будет, чем скотину напоить…»


… Шел 2004 год. Андрей проснулся в полчетвертого и никак не мог уснуть - перед глазами стояла фотография сделанная еще год назад. Композиция с передним и задним планом, уравновешенность, даже луч света пересекал картину почти по диагонали, все устраивало его, но…дорога была пуста. Как лицо без глаз! «О, Господи, как я забыл про Тебя! Не зря Ты в моем видении сошел с картины Иванова на нашу святую землю. Спаси и сохрани ее для нас и наших потомков».


Вот и получилось то, что Вы держите в руках, навеянное рассказами Эдика, Ирины, Лили, Рафика и Ольги.

С любовью к Вам, Андрей