uzluga.ru
добавить свой файл
z_start

угол зрения

Милые бранятся. Только...

Почему правые партии умеют договариваться, а левые — нет?

n053_saeima_od-02_baza.jpgФото Оксаны Джадан.На правом фланге — полное согласие.

Меня не волнуют подчас хамские перепалки в правящей коалиции, да и в стане правых вообще — они друг друга стоят, но поучиться у них есть чему. Хотя бы тому, как следуют они циничной сентенции политического мудреца Уинстона Черчилля: «В политике нет постоянных союзников и постоянных противников, а есть постоянные интересы». Потому уже 15 лет правые и находятся во власти.

Анатолий КАМЕНЕВ

Недели не проходит без стычки между «временщиками» и «народниками». Так и норовят подножку друг другу поставить, будто выясняя, кто в их компании главный, на прочность друг друга испытывают. Но, заметьте, сталкиваясь по вроде бы принципиальным вопросам, на личности не переходят и своих не сдают.

Позеленевшие крестьяне с «первыми» часто пытаются громкими заявлениями показать, что и они что-то значат. Но Эмсиса с перекрашенным Бригманисом «народники» и «временщики» всерьез не принимают: дескать, говорить-то вы можете, но не забывайте, что в коалицию взяли, чтобы голосовали как надо. В критических моментах, когда на кон будет поставлен интерес, разыграют, конечно же, «зеленую» карту.

Демарши «первых» продолжения тоже обычно не имеют, иначе бы они завершались переделом бизнес-сфер Шлесерса и Народной партии. И, не любя друг друга, они свято блюдут свой интерес.

Премьер как уж на сковородке крутится, дабы показать незыблемость коалиции — ему важно удерживать власть в предвыборный период. Он прекрасно понимает, что «временщики» — партнеры ненадежные, а их профессионализм не соответствует их амбициям. Понимает и то, что ради своих постоянных интересов надо считаться и с интересами партнеров. Но и грызясь друг с другом, правые переступают через гордыню, едва почувствовав реальную угрозу своему положению во власти, меняя тактику в пользу стратегии.

Даже отправив в оппозицию «тевземцев», коалиционеры на всякий случай подстраховались — учли и их интересы. Тогда, в ноябре 2004-го, Добелис взволновался: «Надо подумать, сможем ли мы, будучи в оппозиции, добиться выделения бюджетных средств для национальных организаций и на поддержку легионеров».

Коалиционеры его успокоили и минувшей осенью, принимая поправки к бюджету, выделили по 25 тысяч латов не только каждому депутату от правящей коалиции на их личное усмотрение, но и депутатам-«тевземцам». И удовлетворили их требование о пособиях оставшимся легионерам. Так что Добелис напрасно волновался, не волнуются и коалиционеры — их интересам ТБ/ДННЛ не угрожает. Интересы-то эти просты — находиться во власти.

А у левых и всех, кто находится слева от центра и все 15 лет пребывает в оппозиции, есть постоянные интересы? Постоянные противники есть. Нет, увы, постоянных союзников. А вот постоянные интересы просматриваются весьма странные. Странность их в том, что интересы эти ограничиваются лишь депутатскими мандатами и гарантированным пребыванием в оппозиции.

Для любой политической партии постоянный интерес был и остается один — попадание во власть. Потому что только во власти можно реализовать свои экономические, социальные, политические программы. Это стратегическая задача, а вот тактические решения могут быть различны, как различны могут быть и союзники, и противники.

Созданное четыре года назад объединение «За права человека в единой Латвии» развалилось, потому что в угоду стратегическим целям компаньоны не сумели переступить через личные амбиции. И не столько в подходах к программным установкам — там-то различия если и были, то вполне преодолимые — сколько в симпатиях и антипатиях. Надежды проголосовавших за объединение избирателей потонули во взаимных и далеко не парламентских оскорблениях лидеров, выяснявших, кто из них более заслуженная «пчела».

Провалы ЛСДРП обусловлены не идеологическими шатаниями партии, а громкими внутрипартийными, точнее, межличностными разборками с публичными оскорблениями и откровенным хамством «вождей» в адрес оппонентов, отбившими охоту избирателя голосовать за «свиней» да «дураков» с «идиотами». И хотя у левофланговых до подобной лексики перепалки не доходят, их споры не поднимаются выше раздевания оппонента да выяснения, кто первым предложил ту или иную идею.

Эпатаж мечущегося Журавлева симпатий не вызывает. Но нужно отдать ему должное: Журавлев и его окружение никогда не переходят на личности и не нападают на «заклятых» партнеров по левому флангу. Полагаю, хамовитость в оценке действий правых и лояльность даже к не желающим признать его полноправным партнером для избирателя более привлекательны, чем выясняющие отношения, а потому не способные найти точки соприкосновения и сотрудничества другие левые и левоцентристские партии и объединения.

Избирателю трудно понять, почему они видят друг в друге не союзников в возможных совместных действиях, а конкурентов. Почему считающие себя серьезной политической силой допускают скандальные выпады против реальных партнеров? Почему в ответ на поднимаемую в прессе проблему, на высказанную, пусть и ошибочную, идею тут же появляется жесткая и агрессивная отповедь? Суть же отповеди сводится не к обсуждению и развитию идеи, а все к тому же утверждению собственного «я» да выяснению все того же главенства на левом фланге. И уж без ерничества в адрес оппонента, подчас смахивающего на донос, не обходится. Для попадания в Сейм на очередную отсидку в оппозиции этого может оказаться достаточным, для хотя бы частичного исполнения предвыборных обещаний — уж наверняка нет. Потому что раздираемая личными конфликтами оппозиция симпатий избирателя не вызывает и угрозы для правящих не представляет.

Вы что-нибудь слыхали про «коэффициент косолапости»? Это плата за неразумные решения. Уж столько «наук» за 15 лет прошли все левые политики и партии, а коэффициент своей косолапости так и не просчитали. И не пойму, почему избиратель расплачивается? Ведь отдав свой голос, он не получает взамен то, что ему обещали. И не получит, пока те не последуют совету кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!» Или хотя бы перестанут публично клевать друг друга. Уж чего-чего, а объектов для критики на нашей политической арене хватает. Или те не по зубам?

***

В прошлой думе умеренный раж отдельных депутатов сделал думу и работоспособной, и авторитетной. Чем не пример для дальнейшей работы — ради реализации постоянных интересов найти союзников. Пусть и временных...