uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 5 6



На правах рукописи


ТИХОНОВ Юрий Николаевич


ПОЛИТИКА ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ В АФГАНИСТАНЕ

И ПУШТУНСКИЕ ПЛЕМЕНА (1919 ­ ­– 1945)


Специальность: 07. 00. 03 – всеобщая история

(новое и новейшее время)


А В Т О Р Е Ф Е Р А Т


диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Москва - 2008


Работа выполнена в Отделе Ближнего и Среднего Востока

Института востоковедения Российской Академии наук.


Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, профессор В.И. Шеремет (ИВ РАН)


доктор исторических наук, профессор В.Н. Пластун (Новосибирский государственный университет)


доктор исторических наук, профессор Г.Г. Косач (РГГУ)


Ведущая организация:


Институт стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова


Защита состоится « » _____________ 2008 г. на заседании Диссертационного совета Д. 002.042.04 по историческим наукам в Институте востоковедения Российской Академии наук по адресу: 107996, г. Москва, ул. Рождественка, 12.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института востоковедения РАН по адресу: 107031, г. Москва, ул. Рождественка, 12.


Автореферат разослан « » ­­­­­­­­______________ 2008 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук Шарипова Р.М.


© Институт востоковедения РАН, 2008

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. В XIX - ХХ вв. человечество столкнулось с феноменом активного соперничества великих держав в различных районах Азии и Африки. В течение ХХ в. процесс глобализации превратил локальные конфликты и различные повстанческие движения в восточных странах в значимый составной элемент международных отношений. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в стратегически важных регионах нашей планеты. В настоящее время мы являемся свидетелями нового витка «Большой игры» на Среднем Востоке, в центре которой в течение двух столетий находится Афганистан. Будучи «перекрестком» Центральной Азии, эта страна была (и будет) объектом пристального внимания дипломатических ведомств и спецслужб многих европейских государств и США.

С конца XIX в. самым значительным очагом повстанческого движения в мире стали районы проживания пуштунских племен на афгано-индийской границе («линии Дюранда»). Пуштуны оказывали мужественное вооруженное сопротивление любым попыткам установить военный и административный контроль над их землями. Вплоть до 1947 г. граница между Индией и Афганистаном была «имперской мигренью» для британского правительства: постоянные вооруженные восстания пуштунов требовали огромным финансовых и людских жертв, а соперники Англии предпринимали энергичные попытки использовать вооруженную борьбу племен по «линии Дюранда» в своих интересах. Значительные трудности в отношениях с пуштунскими племенами испытывали и афганские монархи. Население Южного Афганистана упорно противодействовало всем попыткам официального Кабула усилить централизацию в государстве и осуществить реформы с целью модернизации страны.

В борьбе за свою самостоятельность пуштуны Афганистана и Британской Индии неоднократно объединяли свои силы и поднимали восстания и мятежи против афганских и британских властей. Пуштунские приграничные племена умело использовали в своих интересах противоречия между Кабулом и Лондоном, а также финансовую и военную помощь врагов Великобритании. Во многом благодаря этому вплоть до настоящего времени пуштунские племена фактически сохранили свой контроль над обширным регионом вдоль ныне существующей афгано-пакистанской границы.

Зона пуштунских племен, где сейчас проводятся операции международных сил против вооруженных формирований движения «Талибан», продолжает оставаться одной из горячих точек планеты. В связи с этим становится очевидным, что в ХХI в. ведущим мировым державам предстоит приложить усилия для нормализации ситуации в Афганистане. Поэтому для воссоздания более точной исторической картины международных отношений в Центральной Азии в ХХ в. необходимо изучить роль «пуштунской проблемы» в политике великих держав в Афганистане в 1919 – 1945гг., чтобы выявить особенности влияние внешнеполитического фактора на ситуацию в зоне пуштунских племен.

Объектом исследования является история попыток ряда великих держав превратить Афганистан в плацдарм для удара по британским позициям в Индии. Для этого рассматриваются внешнеполитические установки советской и германской дипломатии 20 – 40-х гг. ХХ в. на Среднем Востоке; военно-политические меры Великобритании для укрепления безопасности северо-западной границы Индии, важной составной частью которых было поддержание стабильных отношений с Афганистаном.

Предмет исследования: антибританская деятельность советской дипломатии, разведки и Коминтерна в Афганистане и среди пуштунских племен; восстания пуштунов на афгано-индийской границе; противоборство внешнеполитических ведомств и спецслужб держав антигитлеровской коалиции с подрывной деятельностью стран «оси» в Афганистане и Индии.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом 1919 – 1945 гг. Выбор нижней хронологической границы обусловлен тем, что в 1919г. Афганистан, добившись независимости, стал субъектом международных отношений. В этом же году Советская Россия установила дипломатические отношения с эмиром Аманулла-ханом и попыталась обеспечить себе транзит вооружения в зону пуштунских племен. 1945 г. выбран верхним хронологическим рубежом, так как в это время закончилась Вторая мировая война, в результате чего прекратилась подрывная деятельность миссий Германии и Японии в Кабуле, а в октябре 1945 г. правительство Хашим-хана при поддержке Великобритании подавило восстание пуштунов в Восточной провинции. Это крупное антиправительственное выступление приграничных племен оказалось последним в длинной череде пуштунских мятежей в Южном Афганистане в первой половине ХХ в.

Историография проблемы (степень научной разработанности темы). В диссертации главное внимание уделено событиям, происходившим в южных и восточных районах Афганистана и «независимой» полосе Северо-Западной Пограничной провинции (СЗПП) Британской Индии, так как в этом регионе периодически вспыхивали вооруженные восстания пуштунов против Англии и афганского правительства. Именно данная часть зоны пуштунских племен фигурировала в различных подрывных операциях противников Великобритании, чего не происходило с относительно стабильными районами вдоль афгано-индийской границы (Сват, Дир, Северный Белуджистан).

До последнего времени специальных исследований по истории политики великих держав в Афганистане с учетом «пуштунского фактора» в 1919 – 1945 гг. в советской и российской историографии проведено не было, хотя отдельные эпизоды указанной темы были освещены как в нашей стране, так и за рубежом.

Первым фундаментальным исследованием по новейшей истории Афганистана, в которых рассматривался ряд вопросов, касающихся пуштунских племен по «линии Дюранда», в советском востоковедении стала монография И.М. Рейснера «Независимый Афганистан»1. В ней основатель советской афганистики проанализировал причины конфронтации приграничных племен с правительством Аманулла-хана.

Гражданская война 1928 – 1929 гг. в Афганистане, в которой активное участие приняли пуштуны, и начавшиеся с 1930 г. восстания патанов «независимой» полосы СЗПП вызвали большой интерес советских востоковедов к новейшей истории Афганистана и Индии. В журнале «Новый Восток» появились статьи, в которых анализировалась ситуация на афгано-индийской границе: И. Ринк «Проблема обороны Индии», «Область независимых племен и ее значение» 2. Значительный вклад в исследование событий 1928 – 1929 гг. внесли работы Примакова В. М. и Соколова-Страхова К.И.3 Характерными чертами этих исследований было стремление объяснить свержение Амануллы происками «британского империализма» и пристальный анализ военной обстановки. Указанные авторы были в разное время военными атташе в Кабуле, поэтому обобщили большой фактический материал о пуштунских племенах.

Большой вклад в изучение новейшей истории пуштунов по обе стороны «линии Дюранда» внесли Л.Р. Гордон и В.А. Ромодин 4, который первыми из отечественных историков осветили «новую наступательную политику» в полосе «независимых» племен СЗПП и дали общую характеристику наиболее крупным пуштунским племенам, указав общую численность пуштунов Британской Индии. Новый этап в изучении истории борьбы пуштунов СЗПП наступил после издания фундаментальной монографии Ю.В. Ганковского «Национальный вопрос и национальное движения в Пакистане» 5, в которой значительное внимание уделялось исследованию национально-освободитель-ного движения пуштунов СЗПП.

В 60 – 80 – х гг. в советской исторической науке появились многоплановые исследования по истории становления советско-афганских отношений и деятельности индийских националистов в Центральной Азии. В этих работах авторы рассматривали отдельные моменты «пуштунской проблемы», ее влияния на международные отношения на Среднем Востоке и нелегальную деятельность Коминтерна в этом регионе.

Л.Б. Теплинский осветил историю становления дипломатических отношений между Советской Россией и Афганистаном и проследил эволюцию советско-афганских связей в 20 – 40-х гг. На основе богатого фактического материала он выделил этапы этих отношений и коснулся проблемы соперничества Советской России – СССР и Великобритании в Афганистане 6. Его работы внесли большой вклад в разработку истории советско-афганских отношений, но в силу цензурных ограничений, существовавших в СССР, в них не было материалов о попытках большевиков превратить Афганистан в плацдарм для антибританской деятельности. По тем же обстоятельствам в его исследованиях не были указаны причины периодического ухудшения советско-афганских отношений в 20 – 30-х гг., одной из которых являлись интриги Коминтерна в зоне пуштунских племен.

Р.Т. Ахромович в монографии «Афганистан после второй мировой войны»7 дал обзор внешней политики правительства Хашим-хана и упомянул о попытках стран «оси» создать в Афганистане агентурную сеть с целью «развернуть подрывные действия против британских позиций в Индии». Впервые в отечественном востоковедении Т.А. Ахромович рассмотрел обстановку на афгано-индийской границе в 1943 – 1945 гг.

А.Н. Хейфец 8 исследовал роль СССР в урегулировании кризиса 1923г., возникшего в результате «новой наступательной политики» Англии в «независимой» полосе СЗПП. Он осветил и участие СССР в подавлении Хостского мятежа 1924 – 1925 гг. При рассмотрении причин выступления приграничных племен против Амануллы А.Н. Хейфец придерживался устоявшейся в советской историографии точки зрения, что эти события спровоцировала Англия, хотя документальных доказательств этому нет.

Сотрудничеству восточных националистов с советским правительством и КИ посвящены труды М.А. Персица, Т.Ф. Девяткиной, М.Н.Егоровой, А.М.Мельникова, А.В. Райкова 9. В этих работах на базе документов Коминтерна изучена антибританская деятельность Туркестанского бюро Коминтерна и первых советских полпредов в Афганистане. В монографиях указанных авторов был рассмотрен план М.Н. Роя создать в Туркестане «революционную армию» для вторжения через Афганистан в Индию. Данный материал объясняет многие моменты в отношениях между Афганистаном и Советской Россией, а также позволяет более беспристрастно оценить политику Великобритании в Афганистане и зоне пуштунских племен. Ценный фактический материал о попытках экспорта революции в Индию в 1919 – 1921 гг. позволяет выяснить причины роста международной напряженности в Центральной Азии в начале 20-х гг.

В 80-х гг. в отечественной исторической науке появился ряд ценных работ по истории Афганистана и пуштунов. Крупный вклад в разработку новой истории пуштунских племен внес Л. Темирханов10. В его исследованиях определены главные принципы британской пограничной политики в отношении пуштунов. Н.М. Гуревич в монографии, посвященной внешней торговле Афганистана11, коснулся вопроса о попытках афганского правительства в 1942 г. заставить Англию согласиться на присоединение «пуштунских» территорий к Афганистану. Проблема сопротивления племен реформам Аманулла-хана была изучена в монографии группы советских ученых под руководством Ю.В. Ганковского «История вооруженных сил Афганистана. 1747 – 1977.»12.

Большой вклад в исследование восстания 1936 – 1939 гг. в Вазиристане и политики фашисткой Германии в отношение Индии внесли труды А.В.Райкова 13. В них рассматриваются: «индийская» политика стран «оси» в 1939 – 1945 гг. и сотрудничество Факира из Ипи с миссиями Германии и Италии в Кабуле.

В 90-х гг. в России была рассекречена часть документов НКИД, Коминтерна и советской разведки, касающихся различных проблем новейшей истории Афганистана. Основываясь на материалах Архива Службы внешней разведки (СВР), Ю.Л. Кузнец издал труд ««Мародеры» выходят из игры»14, в котором осветил усилия спецслужб СССР и Англии по срыву попыток Абвера проникнуть в «независимую» полосу СЗПП с целью разжечь восстание пуштунов на афгано-индийской границе. После выхода в свет работы Ю.Л.Кузнеца открылось новое направление в изучении влияния «пуштунского фактора» на деятельность спецслужб великих держав в Афганистане.

Значительным шагом в изучении секретных сфер в истории советско-афганских отношений стали исследования С.Б. Панина15. Он, используя документы советского посольства в Кабуле и Коминтерна, осветил сотрудничество между Москвой и Кабулом до 1928 гг., а также затронул вопросы деятельности КИ в Афганистане, хотя работа этой организации в зоне пуштунских племен не получила в его работах достаточного освещения.

Ценный материал о признании афганским правительством «линии Дюранда» фактической афгано-индийской границей был введен в научный оборот благодаря коллективной монографии В.Я. Белокреницкого, В.Н. Москаленко, Т.Л. Шаумян «Южная Азия в мировой политике»16.

Значительный вклад в российскую афганистику внесла монография В.Г.Коргуна «История Афганистана. ХХ в.»17. В этом исследовании многопланово проанализирована история Афганистана в ХХ в. Обобщив достижения российских и зарубежных историков, В.Г. Коргун по-новому оценил ряд моментов в политике великих держав в Афганистане в 20 – 40-х гг.

В 2000 – 2007 гг. проблема противоборства великих держав в Афганистане и роли в ней пуштунских племен была исследована автором данной диссертации в ряде монографий и статей (см. список работ). В итоговой монографии «Политика великих держав Афганистане и пуштунские племена. 1919 – 1945» на базе новых источников изучены этапы вооруженной борьбы пуштунов; проанализированы причины англо-афганского соперничества, а после прихода к власти Надир-шаха – сотрудничества в зоне пуштунских племен; исследованы интриги амануллистов; рассмотрены планы стран «оси» спровоцировать восстание в районе афгано-индийской границы и меры Великобритании и СССР для сохранения стабильности в Афганистане и СЗПП.

Зарубежных исследователей прежде всего интересовали восстания пуштунов и события «тайной войны» в зоне пуштунских племен в 20 – 40-х годах. Первыми к разработке указанных проблем приступили ученые Великобритании. Деятельность разведок стран «оси» на индо-афганской границе осветил в своей работе Г. Кёрк 18. Его книга стала первым исследованием по этой проблеме: в ней в общих чертах рассказывалось о попытках Абвера забросить своих агентов к Факиру из Ипи. Бывший губернатор СЗПП О.Кароэ в монографии «The Pathans» 19 привел интересные факты о деятельности Абвера в «независимой» полосе пуштунских племен.

В монографиях британских историков главное внимание уделялось истории операций британских войск в СЗПП накануне и в годы Второй мировой войны. Эта тенденция проявилась в работах Д. Эллиота и А.Суинсона 20. В этих книгах были проанализированы ход и результаты «новой наступательной политики» Великобритании в СЗПП. Н.Митчелл21 удалось на базе ранее неизвестных документов, в первую очередь дневника британского губернатора СЗПП Г. Канингхема, воссоздать ситуацию в СЗПП накануне и в годы Второй мировой войны. Особенно ценным в книге Митчелл являются сведения о событиях в Вазиристане в 1940 – 1943 гг.

Крупный вклад в изучение проблемы безопасности северо-западной границы Британской Индии в 1936 –1945 гг. внес М. Хаунер, использовавший рассекреченные документы из архивов Германии и Англии. Он в своей фундаментальной работе «India in Axis Strategy. Germany, Japan and Indian Nationalists in Second World War»22 проанализировал планы фашистской Германии использовать вооруженную борьбу пуштунов в своих интересах. М. Хаунер первым из английских историков ввел в научный оборот документы, свидетельствовавшие о том, что спецслужбы Великобритании и СССР в ходе совместной операции обезвредили фашистскую агентуру в Афганистане и зоне пуштунских племен. М. Хаунер отметил, что без материалов советских архивов нельзя воссоздать картину борьбы стран антигитлеровской коалиции и стран «оси» в Афганистане в период Второй мировой войны.

Британские историки в своих исследованиях подчеркивали, что Англия стремилась укрепить оборону северо-западной границы Индии, опасаясь в начале Второй мировой войны возможного наступления советских, а после 22 июня 1941 г уже немецких войск на Индию. Тезис об «оборонительном» характере мер британских властей в зоне пуштунских племен является одной из характерных черт вышеуказанных исследований.

С 60-х гг. в изучение новейшей истории международных отношений на Среднем Востоке и пуштунов включились исследователи США. Д. Спейн, долгое время проживший в Пакистане, на большом фактическом материале, издал две книги 23, в которых осветил ход восстаний пуштунов в 20 – 40гг. и меры Англии для их подавления. Он не ограничился описанием боевых операций против патанов, но и изучил деятельность британской администрации СЗПП, что до него в зарубежной историографии никто не делал. Д. Спейн также затронул проблему участия Советской России в «Большой игре» в Афганистане, осветив попытки Джемаль-паши с советской помощью поднять антибританское восстание приграничных племен.

Л. Адамец в своих работах на базе документов из английских и индийских архивов вскрыл причины, по которым Афганистан после завоевания независимости не признал границу с Индией 24. Этот исследователь осветил переговоры И. Риббентропа с афганским министром Абдул Маджидом об использовании Абвером территории Афганистана для подрывных операций в «независимой» полосе СЗПП. Л. Адамецу удалось раскрыть цели и основные этапы деятельности германской разведки в зоне пуштунских племен. Он также первым из западных ученых опроверг утверждение о «советской угрозе» Афганистану и Индии в 1940 – 1941 гг.

В 1973 г. в США были изданы монографии Р. Стюарт, Л. Пуллады и Л.Дюпре, которые значительно пополнили материал, накопленный до этого зарубежными афганистами25. Эти исследователя собрали обширные сведения о политике Аманулла-хана и гражданской войне 1928 – 1929 гг. в Афганистане. Р. Стюарт на архивных источниках осветила события, связанные с попыткой Амануллы свергнуть Бачаи Сакао, и доказала, что главную роль в крахе монарха – реформатора вернуть себе престол, сыграли гильзайские племена. В свою очередь Л. Пулладе удалось проследить назревание конфликта между государственными структурами в Афганистане и племенной системой пуштунов. Л. Дюпре издал труд, содержащий ценный этнографический и фактический материал по данной стране. В разделе, посвященном новейшей истории Афганистана, он кратко изложил главные события политической истории этой страны.

Вопросы истории борьбы пуштунов против Англии и политической борьбы в СЗПП были изучены американскими историками Ч. Миллером и С.Риттенбергом 26. Они в своих работах доказали, что восстания пуштунов СЗПП были составной частью национально-освободительного движения народов Британской Индии.

Немецких исследователей в истории пуштунских племен интересовала прежде всего деятельность Абвера на афгано-индийской границе в годы Второй мировой войны. И. Кирхайзен 27 первой ввела в научный оборот документы из так называемой «коллекции Абвера». Ей удалось воссоздать общую схему деятельности германской агентуры в Афганистане. Однако в то время архивы спецслужб СССР и Великобритании были еще недоступны для историков, поэтому И. Кирхайзен сделала неправильный вывод о результатах операций Абвера в Афганистане и Индии. Ю. Мадер в одной из своих работ восстановил «Дневник Абвера», в котором поместил материал об акциях германской разведки в Афганистане и Индии28. Б. Шрёдер29, продолживший изучение деятельности Абвера в зоне пуштунских племен, выявил ряд новых фактов о связях Факира из Ипи с посольствами стран «оси» в Кабуле. Все вышеуказанные германские историки отмечают в своих трудах, что главной причиной провала деятельности Абвера в Афганистане и «независимой» полосе СЗПП было поражение вермахта под Сталинградом и на Кавказе.

Об устойчивом интересе зарубежных ученых к истории пуштунских племен свидетельствует тот факт, что исследования, затрагивающие разные грани указанной проблемы, появляются даже в тех странах, где еще не сложились востоковедческие школы по Афганистану и Индии. Исследователь из Швеции Э. Янcсон доказал в монографии «India, Pakistan or Pakthunistan»30, что в 1940 ­– 1941 гг. Факиру из Ипи удалось поднять на восстание против Англии новые племена Вазиристана. Этот ученый на базе отчетов администрации СЗПП изучил хронику нападений патанов на части английской армии, форты и населенные пункты этой провинции. Э. Янссон впервые привел данные о тайной разведсети, созданной Англией в СЗПП в годы Второй мировой войны.

Австралийские исследователи сосредоточили свое внимание на изучении военной истории СЗПП. Б. Фарвелл 31 осветил историю ударных частей английских войск, задействованных в 30­ – 40-х гг. в операциях в Вазиристане. А. Уоррен на основе ценных источников из британских архивов написал работу, в которой значительное внимание уделил биографии Факира из Ипи и его роли в сопротивлении племен Вазиристана «новой наступательной политике» Англии 32.

Большая часть работ афганских исследователей об афгано-индийской (афгано-пакистанской) границе и патанах была опубликована при участии афганского МИДа с целью обосновать территориальные претензии Афганистана к Пакистану 33. В этих трудах помещен материал о статусе «независимой» полосы СЗПП в составе Британской Индии, дается описание районов расселения приграничных племен и их отношений с Кабулом. На русский язык была переведена фундаментальная монография М.Губара 34, в которой он исследовал период правления Аманулла-хана, уделив значительное внимание событиям Хостского мятежа и гражданской войны 1928 – 1929 гг. Работы афганских историков представляют значительную ценность при изучении истории Афганистана, пуштунских племен и международных отношений 20 – 40-х гг. в Центральной Азии.



следующая страница >>