uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 30 31

Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru

Павел Судоплатов

Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год


«ДОСЬЕ» –




Zed Exmann http://publ.lib.ru

«Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год»: ОЛМА ПРЕСС; Москва; 2001

ISBN 5 224 02629 6


Аннотация


Неизвестные эпизоды операций советской разведки и дипломатии в 30 40 е годы XX века в воспоминаниях начальника службы разведки и диверсий советских органов госбезопасности в тылу германо фашистских войск П. А. Судоплатова.


Павел Судоплатов.

Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год.


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА


Об авторе этой книги в нашей литературе и прессе написано немало. Однако приводимые в многочисленных публикациях данные о П. А. Судоплатове базируются лишь на выборочном упоминании отдельных эпизодов жизненного пути.

В связи с этими обстоятельствами издательство считает важным привести исчерпывающую биографическую справку об авторе, составленную по материалам его личного и оперативного дел из архивов ФСБ РФ, СВР РФ и бывшего ЦК КПСС.

Из этих материалов следует, что автор по совместительству в период войны и первый послевоенный год осуществлял руководство пятью важнейшими структурными подразделениями советских органов государственной безопасности.

Представляется, что по этой причине в посмертно издаваемых воспоминаниях дана многогранная и по своему новая оценка ряда важнейших эпизодов истории войны, операций советской разведки и действий дипломатии.


Об авторе


Павел Анатольевич Судоплатов родился 7 июля 1907 года в Мелитополе. Его отец, украинец по национальности, работал мельником, булочником, официантом; мать русская. Он окончил двухклассное училище, два курса факультета советского права МГУ (1933), Военно юридическую академию Советской Армии (1953). Генерал лейтенант. Член ВКП(б) с 1928 года.

П. А. Судоплатов – участник гражданской войны. В 1919 году, двенадцати лет отроду, ушел добровольцем в Красную Армию, был воспитанником 1 го Ударного Мелитопольского полка Заднепровской дивизии, затем беспризорничал. С 1920 года – красноармеец роты связи 123 й стрелковой бригады 41 й дивизии 14 й армии на Украине.

С 1921 года – письмоводитель, регистратор, делопроизводитель, систематизатор оперативного отдела 44 й дивизии и Волынского губотдела VIIV в Житомире. Тогда получил первые навыки конспиративной работы: обеспечивал проживание на конспиративных квартирах главарей банд, вступивших в негласные переговоры с Советской властью.

С 1923 года находился на комсомольской работе в Мелитополе. Был заведующим информотделом окружкома ЛКСМУ, членом правления и комендантом клуба рабочей молодежи. С 1925 года – в органах VIIV Украины: сначала сводчик информационного отделения, потом помощник уполномоченного Мелитопольского окротдела, а с августа 1928 года – уполномоченный секретно политического отдела Харьковского губотдела, затем – уполномоченный Инфо VIIV УССР в Харькове.

В феврале 1932 года П. А. Судоплатова перевели на работу в Москву в центральный аппарат ОГПУ. Он был старшим инспектором отдела кадров ОГПУ, курирован И НО, работал в аппарате ИНО ОГПУ.

В 1935 находился на нелегальной разведывательной работе за границей (Андрей). Для выявления антисоветских планов украинских националистов, их агентуры и диверсантов на Украине, связей ОУН с иностранными разведками, под прикрытием представителя украинского антисоветского подполья был внедрен в руководство ОУН в Берлине. Андрею удалось попасть на учебу в специальную партийную школу нацистской партии в Лейпциге. Завоевав расположение лидера и основателя прогерманской фашистской организации украинских националистов полковника Е. Коновальца, разведчик вошел в его ближайшее окружение, сопровождал его в инспекционных поездках в Париж и Вену.

В 1937 1938 годах Андрей выезжал в Западную Европу в качестве нелегального курьера под прикрытием радиста грузового судна. 23 мая 1938 года по поручению И. Сталина в Роттердаме осуществил ликвидацию лидера ОУН Е. Коновальца.

С сентября 1938 года Судоплатов П. А. исполнял обязанности помощника начальника 4 го отделения 5 го отдела ГУГБ. После ареста руководителей разведки 3. Пассова и С. Шпигельглаза, других старших офицеров отдела в ноябре декабре 1938 года исполнял обязанности начальника 5 го отдела ГУГБ НКВД – внешней разведки.

В декабре 1938 года был назначен помощником начальника Испанского отделения ИНО, однако уже в конце месяца его отстранили от дел. «За связь с врагами народа» в руководстве разведки был исключен первичной организацией отдела из ВКП(б). Но благодаря вмешательству руководства НКВД это решение не было утверждено парткомом наркомата.

16 января 1939 года утвержден заместителем начальника 4 го отделения 5 го отдела ГУГБ, а с 10 мая этого же года – заместителем начальника внешней разведки НКВД СССР. С 1939 года руководил подготовкой операции «Утка» (ликвидация Л. Троцкого), успешно осуществленной в Мексике 20 августа 1940 года Л. Эйтингоном и Р. Меркадером дель Рио.

26 февраля 1941 года решением Политбюро ЦК НВКП(б) П. А. Судоплатов назначается заместителем начальника Разведывательного управления только что созданного Наркомата Госбезопасности СССР.

После начала Великой Отечественной войны, с 26 июня 1941 года по совместительству он возглавил Штаб по ликвидации вражеских парашютных десантов и диверсионных групп. Тогда же был назначен заместителем начальника Центрального штаба истребительных батальонов НКВД СССР.

5 июля 1941 года П. А. Судоплатов был утвержден начальником Особой группы при наркоме внутренних дел СССР (Андрей), 3 октября 1941 года – 2 го отдела НКВД СССР. А с 30 ноября 1941 года по 1 июля 1942 года он одновременно являлся и заместителем начальника 1 го (разведывательного) Управления НКВД СССР.

В первые месяцы войны по ходатайству П. А. Судоплатова нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия отдал распоряжение освободить из под следствия и из лагерей более 20 человек из числа осужденных сотрудников советской разведки, в том числе Я. С. Серебрянского, И. Н. Каминского и П. Я. Зубова, которые были приняты на работу в Особую группу.

18 января 1942 года Павла Анатольевича назначают начальником 4 го Управления НКВД СССР. Руководил партизанскими и разведывательно диверсионными операциями в ближних и дальних тылах противника, координировал работу агентурной сети на территории Германии и ее союзников.

После выделения из состава НКВД органов госбезопасности 12 мая 1943 года назначен начальником 4 го Управления НКГБ СССР. Одновременно по 14 мая 1946 года являлся заместителем начальника Разведывательного управления НКГБ СССР.

С февраля 1944 года он – начальник группы «С» при наркоме внутренних дел СССР. Руководил обобщением материалов по атомной проблематике, полученных агентурным путем.

В 1945 году П. А. Судоплатову было поручено возглавить объединенную группу НКВД – НКГБ по составлению для И. В. Сталина и В. М. Молотова информационно аналитических материалов к Ялтинской конференции. В задачу группы входили оценка потенциала Германии для продолжения войны, а также изучение возможной позиции союзников на Ялтинской встрече. Аналитикам группы удалось создать психологические портреты членов американской и английской делегаций, определить мотивацию их поведения, что для советского руководства подчас было не менее важно, чем агентурные материалы.

В 1945 1947 годах Судоплатов П. А. под прикрытием советника НКИД П. Матвеева участвовал в подготовке и проведении конфиденциальных переговоров наркоминдела СССР В. М. Молотова с Чрезвычайным и полномочным послом США А. Гарриманом и лидером курдского национального движения М. Барзани.

22 мая 1945 года он становится по совместительству начальником отдела «Ф» НКВД СССР, созданного для работы на территории стран, освобожденных Красной Армией от противника, а также для сбора информации от граждан СССР, побывавших в плену или интернированных в странах Европы. 30 августа 1945 года в связи с расформированием отдела освобожден от этой должности и назначен начальником особого Бюро при наркоме Госбезопасности – информационно аналитической службы.

27 сентября 1945 года его назначают начальником (по совместительству) созданного на базе группы «С» самостоятельного отдела «С» НКВД СССР, а 10 января 1946 года – НКГБ СССР. Одновременно он руководит объединенным разведывательным бюро Специального комитета при СНК/Совете Министров СССР по проблеме №. 1 (создание атомного оружия). Отвечал за координацию обеспечения разведывательными материалами руководителей и ведущих ученых советского ядерного проекта.

С 15 ноября 1945 года (по совместительству) становится начальником отдела «К» НКГБ СССР, образованного для оперативного обслуживания атомных спецобъектов.

После образования 15 марта 1946 года МГБ СССР совмещал должности руководителя 4 го Управления (до его упразднения 15 октября 1946 года) и отдела «С» (4 мая 1946 – 30 мая 1947 года).

15 февраля 1947 года возглавил отдел «ДР» (известен как Спецслужба или «Бюро Судоплатова»), сформированный для развертывания в случае войны разведывательно диверсионной работы против военно стратегических баз США и НАТО, расположенных вокруг СССР.

9 сентября 1950 года был утвержден Политбюро ЦК ВКП(б) начальником Бюро № 1 МГБ СССР по диверсионной работе за границей, созданного на базе Спецслужбы МГБ СССР. 6 января 1951 года назначен начальником Бюро на правах начальника Управления.

С 21 марта 1953 года Судоплатов – заместитель начальника ПГУ (контрразведка) МВД СССР. С 30 мая 1953 года – начальник созданного 9 го (разведывательно диверсионного) отдела МВД СССР После его реорганизации, 31 июля 1953 года переведен в ВГУ МВД СССР на должность начальника отдела главка внешней разведки.

20 августа 1953 года уволен «за невозможностью дальнейшего использования», а 21 августа 1953 года арестован. Обвинен в участии в «заговоре Берии». До 1958 находился под следствием. Виновным себя не признал. 12 сентября 1958 осужден на закрытом заседании военной коллегии Верховного суда СССР по ст. 17 58 п. 1 «б» УК РСФСР с применением ст. 51 УК РСФСР к 15 годам тюремного заключения. Содержался в местах лишения свободы (Владимирская тюрьма).

21 августа 1968 года П. А. Судоплатов вышел на свободу. Более 20 лет вел борьбу за свою реабилитацию. Только 10 февраля 1992 года «в связи с открывшимися новыми обстоятельствами, а также неподтверждением и отказом свидетелей от данных против П. А. Судоплатова показаний в судебном заседании» в соответствии с п. «а» ст. 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года он был реабилитирован Главной военной Прокуратурой РФ.

Опубликовал в соавторстве с сыном А. П. Судоплатовым книги воспоминаний на английском, немецком, французском, испанском, шведском и русском языках; «Особые задания» (издана в США), «Разведка и Кремль» (издана в России в 1996). Умер 24 сентября 1996 года.

1 октября 1998 года Указом Президента РФ семье П. А. Судоплатова возвращены изъятые при аресте государственные награды. Павел Анатольевич был награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2 й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1 й степени, медалями «Партизану Отечественной войны» 1 й степени, «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «XXX лет Советской Армии и ВМФ», «800 лет Москвы», а также знаком Заслуженного работника НКВД.


ПРЕДИСЛОВИЕ


Предлагаемые воспоминания – плод не одного года. В них – моя жизнь. Я пишу лишь о том, что пережил, говорю о тех событиях как свидетель или непосредственный участник. Происхождение некоторых событий, их мотивы мне не всегда были понятны. Не принято было в той системе, в которой проходила моя профессиональная деятельность, быть откровенным, распахнутым. Во всем должна была соблюдаться сдержанность. Иногда я ничего не знал, что происходило в соседнем кабинете. Значение слов, сказанных как бы мимолетно Сталиным, Молотовым, Берией, Микояном, Маленковым и другими руководителями страны, я осознавал значительно позже, после важных событий, произошедших во внутренней жизни и на международной арене.

О значении того или иного человека, его личности, чертах характера судят по его делам. Точно так же можно судить и о государстве. Чем крупнее событие, происходящее во благо страны, тем державнее государство, тем значительнее его вес в мире. Почему до сих пор внимание миллионов людей приковано к одному из величайших событий XX века – Великой Отечественной войне 1941 1945 годов? Да потому, что многие пружины, приведшие к победе советского народа в величайшей битве, долгое время были скрыты, неизвестны, о них знали лишь немногие. Только недавно стало известно о тайных операциях, которые проводили наши разведка и контрразведка нередко вместе с советскими дипломатами.

В последнее время в нашей печати появилось немало публикаций с воспоминаниями тех, кто называет себя либо очевидцами, либо участниками крутых поворотов в нашей истории, действий разведки и тайной дипломатии. В этих работах очень много наносного, выдуманных мифов и легенд. Особенно грешат ими те, кто по своему служебному положению в прошлом, как правило по линии ЦК КПСС, имели значительные возможности ознакомиться с секретными документами из архивов КГБ, МИД. Однако цитируются теми, кто открестился от прошлой партийной работы – В. П. Наумовым и А. Н. Яковлевым – документы всегда выборочно, не полностью. Таким образом, чтобы даже посмертно скомпрометировать неугодных лиц данными из фальсифицированных уголовных дел, утративших свое юридическое значение. По возможности, развеять их, снять ненужные наслоения – в этом тоже я вижу свою задачу. Это не простая миссия. Но она необходима. Чтобы точно оценить происшедшее, надо хорошо представлять себе подлинные мотивы акций Советского государства в критические периоды нашей истории, отбросив обывательские представления. Чтобы не делать в будущем ошибок, нужно глубоко знать подлинную подоплеку героики и трагедии прошлого. Истины простые, только не все следуют им. Оттого и рождаются мифы, возникают недомолвки, недосказанности да и просто вымыслы.

Ряд соображений об известных событиях должен стать известным лишь после моей смерти.

В 1939 году, после того как П. Фитина, молодого журналиста, пришедшего сразу на руководящую работу в органы НКВД, недавно окончившего ускоренные курсы разведывательной Школы особого назначения (ШОН), и меня назначили руководителями Иностранного отдела (внешней разведки), Берия, тогдашний нарком НКВД, счел нужным разъяснить нам основные направления наших государственных интересов в тайных взаимоотношениях со странами Запада. Его высказывания со ссылками на «указания тов. Сталина» резко контрастировали с официально провозглашенными на XVIII съезде ВКП (б) целями «советской внешней политики». Считаю нужным воспроизвести их по памяти.

«Не думайте, что ликвидация Троцкого может подменить трудную и важнейшую вашу задачу обеспечения по линии разведки важнейших акций советской внешней политики, – говорил Берия. – Надо научиться защищать методами агентурной работы наши позиции в местах, где у нас переплетены интересы с противником и где без тайного сотрудничества в силу ряда соображений ни англичанам, ни французам, ни американцам, ни японцам, ни немцам без нас не обойтись. И наша разведка должна сопровождать акции действия советской дипломатии, во главе которой поставлен В. Молотов».

И меня, и Фитина удивило, что Берия сказал о том, что наши послы и поверенные в делах в Чехословакии, Китае, Франции, Германии и США выполнили первую часть своей миссии – провели тайный зондаж намерений в сфере взаимных отношений с руководством Англии, Франции, США и Германии. «Мы нужны этим господам, – продолжал он, – поскольку передел господствующих позиций американцев, англо французов, немцев и японцев в Европе, Китае и на Дальнем Востоке неизбежен в ближайшее время. Тов. Сталин считает, – говорил Берия, – что этот передел выльется в военное столкновение. Для вашей ориентировки имейте в виду, нам, в отличие от царских дуроломов в 1914 году, следует как можно дольше оставаться в стороне от схватки. Мы будем воевать только тогда, когда нам это будет выгодно».

Во время этой встречи мы узнали, что наиболее глубоко тайный обмен мнениями происходил в Германии, Турции, Финляндии, Швеции. Там советским послом была А. Коллонтай. И хотя Коллонтай, заметил Берия, «сочувствует разгромленной оппозиции», трогать ее мы не будем. Нам важно сохранить ее как участника тайных переговоров, уже имевших место. Имейте это в виду на ближайший год, отмечал Берия, независимо от тех материалов, которые на нее придут.

«В Китай, – говорил он, – с тайной миссией к Чан Кайши предполагалось направить Панюшкина в качестве и посла, и резидента разведки. Но определять содержание диалога с американцами о противостоянии японцам в этой стране будет не Панюшкин, а Уманский, наш посол в США. Он же должен был заняться поддержанием отношений с Бенешем, когда тот приедет в Америку из Европы. Имейте в виду, – наставлял Берия, – что Уманский будет выполнять одновременно ряд обязанностей главного резидента НКВД во всей Америке. По Германии мы определимся особо позднее, так считает тов. Сталин».

Мы молчали. Я попросил дать разъяснения по операции, связанной с Троцким. На что получил ответ: дело это исключительно важное. Троцкий, добавил Берия, должен быть уничтожен к началу большой войны, чтобы обезглавить остатки пятой колонны. Занимайтесь этим делом каждодневно, сказал Берия, но ликвидировать его можно и нужно с учетом того, что его одновременно используют и ненавидят как в Америке, так и в Европе.

В книге использованы материалы документов:

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П34/25 от 14.06.41 и Указа Президиума ВС СССР от 17.06.41 «О награждении тт. Меркадер К. Р., Эйтингон Н. И., Василевского Л. П. и др.».

Указ Президиума ВС СССР от 31.05.60 – закрытый.

Пост. СНК СССР от 24.06.41 «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе», объявленное пр. НКВД СССР от 26.06.41.

Пр. НКВД СССР № 00882 от 5.07.41.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П34/287 от 30.07.41 «О назначении руководящих работников НКВД СССР», объявленное пр. НКВД СССР № 00984 от 31.07.41.

Пр. НКВД СССР № 001435 от 3.10.41.

Пр. НКВД СССР № 00145 от 18.01.42.

Справка о штатах и структуре НКВД СССР от 20.05.42.

Пр. МГБ СССР № 00447 от 9.10.46.

Пр. МГБ СССР № 569 от 15.02.47.

Записка МГБ СССР № 6990/А от 4.08.50 И. В. Сталину.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П77/310 от 9.09.50, объявленное пр. МГБ СССР № 00532 от 28.09.50.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П77/309 от 9.09.50, объявленное пр. МГБ СССР № 00533 от 28.09.50.

Пр. МВД СССР № 00318 от 30.05.53.

Пр. МВД СССР № 00601 от 31.07.53.

Записка МВД СССР № 876/к от 17.09.53 в Президиум ЦК КПСС.



следующая страница >>