uzluga.ru
добавить свой файл
1 2
Триста лет святой обители


В Казанскую Ключевскую пустынь едут православные со всей России

Одно из самых известных святых мест Мордовии Казанская Ключевская пустынь пятнадцать лет назад была пустынью в буквальном, светском понимании этого слова.

Степень разрушений была настолько велика, что на месте старинного, осно­ванного триста лет назад монастыря устояла только Казанская церковь. Впро­чем, устояла — слишком громко сказано. Уцелел только остов, напоминавший ру­ины Сталинграда. От купола остались обглоданные ребра перекладин, где вили гнезда вороны и росла лебеда. А в ка­менных стенах, испещренных оспина­ми разрухи, зияли такие бреши, что под своды храма легко въезжал КамАЗ. Да и не церковь это была, а превращенное в склад здание без окон и дверей. Вок­руг все поросло травой, сочились запу­щенные родники, а над святым источ­ником вместо надкладезной часовни стоял покосившийся сарайчик.

Эти руины, казалось, не восстановить уже никогда. Но в Мордовии в середине 90-х наступили другие времена — не раз­рушения, а созидания, в том числе и ду­ховной жизни. Возведенный в сан Епис­копа Саранского и Мордовского влады­ка Варсонофий и его соратник иеромо­нах Илларион, понимая значимость это­го удивительного места для всех право­славных республики, объединили уси­лия во имя благого дела — восстановле­ния святой обители.

От Петра Первого — до Косыгина


Архимандриту Иллариону, назначен­ному в 1993 году наместником Казанской Ключевской пустыни, наверное, сам Бог велел взяться за этот титаничес­кий труд. Ведь в середине 60-х отец Ил­ларион (в ту пору молодой инженер Иван Царев) руководил участком на строительстве крупнейшего химкомби­ната в г. Балашове Саратовской облас­ти. Эту грандиозную стройку курировал лично Председатель Совмина СССР Алексей Косыгин. Косыгинская школа дала будущему наместнику уникальный опыт, который помог совершить, каза­лось бы, невозможное — на месте руин, которые собирались сравнять с землей бульдозером, создать заново красивый и мощный монастырь.

От поселка Тургенево до Казанской Ключевской пустыни — рукой подать. Стоит свернуть с трассы на асфальти­рованную дорогу, вьющуюся среди по­лей, и сразу впереди возникают золотые купола, красивые кирпичные строения и белоснежная красавица церковь.

У стен монастыря обычно стоит два-три десятка машин, по номерам которых мож­но изучать географию всей страны и ближнего зарубежья — от Архангельска до Краснодара и от Белоруссии до Украины.

Ради чего православный люд из Мос­квы и Санкт-Петербурга, с Урала, из Карелии, Пятигорска и Нефтеюганска преодолевает порой тысячи километров, чтобы побывать здесь? Прежде всего люди стремятся сюда, чтобы прикос­нуться к чудотворной иконе, попросить о помощи себе и близким, обрести бод­рость и силу духа, окунувшись в святые источники. Одно только название глав­ного из них «Слезки Божией Матери» уже просветляет душу.

Казанская пустынь, основанная в на­чале XVIII века на высоком пологом склоне, расположена в живописной ме­стности среди холмов и полей, где уже много столетий бьет из земли множе­ство родников с хрустально чистой целительной водой. По имени самого большого из них это место исстари называется Ключ. По преданию, здесь, на неиссякаемом роднике, недалеко от села Четвертаково бывшего Алатырского уезда, триста лет назад явилась икона Казанской Божией Матери.

Все это стало предпосылкой для со­здания здесь святой обители. Основателем Казанской Ключевской пустыни (монастыря) стал Местоблюститель Патриаршего престола, первый Прези­дент Святейшего Синода Стефан Явор­ский — один из самых ярких иерархов Русской Церкви при Петре I. Первая церковь, построенная над родником, где явилась Чудотворная икона, была освя­щена в августе 1708 года. Впоследствии Казанская Ключевая пустынь внесла свою лепту в длительный и сложный процесс христианизации народов По­волжья. Верующие приходили к явленной иконе с мирскими заботами, за уте­шением и защитой от напастей, с просьбами о помощи себе и близким, за исцелением духовным и телесным.

Моления и «ходы со святою иконою» совершались по просьбе разных сельс­ких обществ в селениях Ардатовского и Алатырского уездов. Сохранилась за­пись о том, как в великую засуху летом 1885 года по желанию жителей Алатырского уезда был совершен крестный ход на поля об испрошении дождевого оро­шения на них.

Еще с петровских времен Казанская пустынь стала не только духовным, но и торговым центром. Ежегодно 8 июля (по новому стилю 21 июля) на Ключе купцы, торговцы со всех концов Ала­тырского уезда и других мест съезжа­лись на Ключевскую ярмарку. По­скольку в этот день, в престольный праздник Казанской иконы Божией Матери, в пустынь приходили сотни людей на праздничное богослужение, торговля шла бойко. В десятках раскинувшихся у стен монастыря лавок и шалашей два дня подряд торговали всякой всячиной: смолой, бревнами, суриком, белилами, разнообразной провизией — конопляным маслом и све­жей рыбой, вином и квасом.

Кстати, лет пять назад в монастыре была найдена «петровская монета» — квадратная пластина выпуска 1726 года достоинством в одну копейку. О покупательной способности монетки можно судить по записи в расходной книге монастыря за 1769 год: «для раскрашивания на Ключе церковного креста куплено сурику, белил, постного масла всего на 21 копейку».


Со всей Руси великой


Казанская Ключевская пустынь сегод­ня — это место паломничества и благодат­ная святая обитель и большая стройка. В солнечный день на белоснежных стенах Казанской церк­ви сияют ярким светом иконы из мозаики с позолоченной смальтой: Святая Троица в рублевском стиле, Казанской Божией Матери, Спаса Нерукотворного. Перед ней на площади, выложенной брусчаткой, в окружении цветочных клумб — красивая чаша фонтана из коричневого мрамора, увенчанная высоким белоснежным крес­том из того же камня. На него направле­ны 17 водяных струй — по количеству бью­щих у подножия холма больших и малых источников. Целительная вода подается сюда со склона по трубам с помощью специальных технических устройств. Фонтан сооружен специально для немощных лю­дей, не имеющих возможности дойти до большого родника.

Когда на 30-метровой колокольне мо­настыря звонит главный колокол, его вол­шебный благовест разносится на десят­ки верст вокруг. Отлит этот красавец с уникальной высотой звучания на знаме­нитом московском заводе «АМО ЗИЛ».

В красивом трехэтажном братском корпусе — встроенная домовая церковь. В ее алтарной части можно увидеть на­стоящее чудо — неописуемой красоты живые, мерцающие пурпуром и лазу­рью, светящиеся иконы. Их создал по уникальной технологии из жемчужно­го перламутра, серебра и золота яркий представитель Феодосьевской художе­ственной школы Николай Солонников. Эти иконы с алтарными вратами, выполненными в том же неповторимом сти­ле, скоро украсят храм преподобного Сергия Радонежского в строящемся тре­хэтажном здании Епархиального духовно-просветительного центра.

В его цокольном этаже расположены просторные гостевые кельи, с уютной мебелью, где может остановиться на не­сколько дней всякий, кто приехал изда­лека помолиться и прикоснуться к мес­тным святыням.

Еще весной достраивались стены ду­ховного центра, а в начале лета над Клю­чевским полем уже вознесся позолочен­ный купол храма преподобного Сергия Радонежского.

Мощный, статный, с сочным шаля­пинским басом наместник Казанской Ключевской пустыни отец Илларион не ходит, а летает по своим обширным вла­дениям. Он сам строго следит за ходом строительства, легко взбегает через две ступеньки под самый купол будущего храма, замечает любую погрешность и, если что не так, гневается не на шутку.

Но и в гневе своем 72-летний отнюдь не благостный и не елейный, а «могу­чий и кипучий» архимандрит привлека­телен бьющей через край особой энер­гетикой. Не зря не только в Мордовии, но и в России и за ее пределами о нем идет слава как о провидце и целителе.

Во всяком случае, прихожане рассказы­вают об удивительных историях исцеле­ния. С москвичкой Еленой мы встрети­лись у источника «Слезки Божией Мате­ри». Два года назад Лена страшно разби­лась в автомобильной катастрофе. Луч­шие доктора одной из московских клиник не могли вывести ее из тяжелой комы. Род­ственники готовились к самому худшему. И тут кто-то из знакомых рассказал им о святой обители в Мордовии и ее храните­ле отце Илларионе. Родственники приеха­ли на Ключ. Помолились у чудотворной иконы и попросили батюшку поехать в Москву. Архимандрита из святой обите­ли в виде исключения допустили к посте­ли умирающей. К вечеру того же дня Лена пришла в себя. Теперь она приезжает сюда, в монастырь с молитвой и благода­рением за свершившееся чудо.

Сотни людей, которым здесь в святой обители помогли в их делах и нуждах умным советом, усердными молитвами, в свою очередь помогают воссоздавать новую Казанскую Ключевую пустынь разумом и пожертвованиями. В поне­дельник, 21 июля — в престольный праздник Иконы Казанской Божией Матери и 15-летия возрождения святой обите­ли на Ключ съехались православные из всех уголков страны.

Мордовия прославилась своими вели­кими святыми, мучениками и подвижниками. И мы всей душой и телом стре­мимся воссоздать и сохранить одну из святынь земли мордовской, сказал в праздничной проповеди отец Илларион.


Введение


В нашем обществе появляется интерес к духовному прошлому нашей Родины не только у священнослужителей, но и у светских ученых, историков, краеведов. Нам открываются многие имена тех, кто потрудился в прошлых веках над созданием духовной основы нашего Отечества, просвещал народы мордовского края евангельским светом истины и добра. Эти люди в советскую эпоху были незаслуженно забыты, хотя они составляли славу населения. Они созидали нашу культуру, великую во всех отношениях. Есть чему поучиться у наших предков, которые жили не богачи нас, но оставили нам замечательное культурное наследие, которое, к большому сожалению, наши отцы не смогли сохранить. Честь вернуть его выпала нам. Начинается новое тысячелетие, и с первых дней его нам надо разбросанные камни, строить и созидать.

Молодая Саранская епархия успела кое-что сделать в области просветительства, в том числе основала собственные периодические издания и выпустила некоторые брошюры о христианских приметах старины и современности.

Во второй половине XIX столетия, в связи с мировой просветительской деятельностью губернских периодических изданий, многие приходские священники всерьез занялись изучением истории и этического состояния православных сообществ, в том числе и монастырей.

Духовенство в Русской Православной Церкви делится на две категории — белое и черное. Белое живет среди мирян и ведет жизнь отчасти светскую: имеет семьи, часто многодетные, кормится с зарплаты, нередко имеет приусадебные участки, и в этом отношении мало чем отличается от рядовых членов приходов. Работа белого духовенства заключается в обслуживании приходских храмов, исполнении треб и руководстве конфессиональными общинами. Отношения с приходами строятся на договорной основе, то есть белое духовенство — это церковные служащие, напрямую связанные с отправлением религиозных потребностей верующего населения. В белом духовенстве имеется своя иерархия, сложившаяся на протяжении многих веков. Иерей — это клирик, наделенный правом вести богослужение, а для этого ему нужно обладать не только знанием ритуальной стороны дела, но и иметь специальное образование, получаемое в семинариях и Духовной академии.

Протоиерей — это высшее звание в белом духовенстве, как правило оно сочетается с настоятельством в храме. Принято еще одно наименование священнослужителей — пресвитер и протопресвитер, но в реальной церковной практике эти термины употребляются сравнительно редко. Следует упомянуть об очень важной должности, на которую назначаются преимущественно протоиереи — благочинного, то есть главы церковного околотка, района. В Мордовии 14 благочинии, некоторые из них объединяют по несколько административных районов. Протоиереев и иереев в среде верующих обычно называют также священниками; в старину широко пользовались именами протопоп и поп, но с XVIII столетия эти термины, особенно поп, получили несколько ироническую окраску и перешли в состав просторечия.

Священник и его помощники составляют причт, в который входят пономарь, дьячок, дьякон и протодьякон. Двое последних являются основными помощниками священника, они прислуживают иерею во время литургии.

В церковной организации имеется целый ряд наград для духовенства: жалованные камилавки, Библии от Синода. Есть ордена, высшим из которых является орден Равноапостольного князя Владимира; наградой является и второй нагрудный крест, носимый поверх рясы; очень почитается даруемое некоторым иереям право вести литургию с отверстыми царскими вратами в алтарь; чин митрофорного протоиерея означает, что в облачение священника входит архиерейская митра, особый парадный головной убор, но в отличие от епископской митры головной убор священника не венчается крестом.

Причт осуществляет свои цели по договору с церковным советом, в состав которого входят выборные от прихожан. По сути, церковный совет является нанимателем, а причт — наемными работниками, получающими от совета содержание.

В отличие от белого, черное духовенство берет на себя обет безбрачия, отказывается от мирской жизни ради спасения души и живет в монастырях, отдельно от общества. Инок означает "живущий иначе", а черным эту категорию служителей Бога называют по цвету одежды. Различается иночество трех типов. Сначала идет приготовление в монашество — послушание, которое иногда может длиться многие годы. Преподобный Серафим Саровский пробыл в послушании восемь лет. Обычно послушники прикрепляются келейниками к опытным старцам, которые наставляют неофитов и готовят их к пострижению. Термин "послушание" имеет еще одно значение: так называются все виды работ и должностей в монастыре, кроме настоятельской.

Первое пострижение — в послушники рясофорные, иногда их называют иноками; поэтому сам термин "инок" в узком смысле понимается как полумонах. Однако мне удобнее употреблять слово "инок" в широком смысле — как синоним понятий "монах" и "чернец". Понятие "рясофорный" означает, что послушник, не став еще монахом, получает право носить монашеское одеяние. Во время второго пострига, великого, рясофорный послушник теряет свое имя и получает новое, под которым он далее и живет. Смена имени символизирует отказ от мира и посвящение себя служению высшей идее, Богу. Одежду все монахи носят одинаковую: черную рясу и черный же головной убор в виде цилиндра — клобук. Еще одно пострижение, великую схиму, принимают лишь избранные монахи. Это очень редкое явление даже для старых времен, сейчас тем более. Как правило, схимники выделяются в монашеской среде особым духовным настроем, аскетизмом, повышенным интеллектуальным чутьем и оригинальным воздействием на людей. Верующие ищут у схимников (и часто находят) дар глубочайшего проникновения в сущность вещей, житейскую мудрость и духовную опытность. В схиме монах еще раз теряет свое имя и получает третье; одновременно акт пострига означает отказ от дальнейшей карьеры. В исключительно редких случаях схимники брали на себя руководство монастырями,- но всегда по настоятельной просьбе братии, желавшей начальствования над собой человека, умудренного жизненным опытом и твердого в делах Веры. Основатель Саровского монастыря иеромонах Исаакий, постригшийся в схиму под именем Иоанн и удалившийся от дел, снова вернулся к руководству обителью, потому что братия посчитала уход своего наставника роковым обстоятельством, повлекшим резкое ухудшение положения пустыни. Подобные факты не опровергали, а подтверждали основное свойство схимы — полное отрешение от мира ради спасения души.

Схимники носят одежду, несколько отличающуюся от обычной монашеской: это все та же черная ряса, но головной убор представляет собой полусферический клобук с изображением креста, черепа, скрещенных костей и двух копий по сторонам креста. Имеются символические изображения и на вуали клобука. Схимницы носят не клобук, а глубокий куколь, скрывающий лицо. На куколи тоже имеются символы и надписи.

Основная церковная иерархия формируется цз монашества. Иноки, получившие право содействия священству, называются иеродиаконами, то есть диаконами-монахами; священники-монахи именуется иеромонахами. Их можно узнать по большому белому наперсному кресту, носимому поверх рясы. Заслуженный иеромонах получает право носить желтый ("золотой") наперсный крест. Схимник-священник называется иеросхимонахом. Внутри монастыря существуют должности, которые тоже называются по-особому: эконом (келарь) ведает хозяйством, ризничий хранит богослужебные одеяния, казначей отвечает за кассу и так далее. В монашеской среде принято обращение друг к другу "брат", к старшим по возрасту и положению — "отец" (у монахинь — соответственно "сестра" и мать"). Бытуют и другие названия: инок (инокиня), чернец (черница), старец (старица). Алена Арзамасская была именно старицей, то есть монахиней с большим сроком проживания в монастыре.

Иерархическая лестница в черном духовенстве продолжается должностью строителя, то есть организатора небольшой общины, пустыни. Многолюдные обители возглавляются игуменами, сан которых со времен Екатерины Второй соотносится с монастырями третьего класса. Крупные и знаменитые монастыри возглавляются архимандритами, их сан соотносится с обителями второго и первого класса. За пределами монастырей архимандриты могут возглавлять, например, подразделение в епархиальном правлении или при архиерейском доме. Игумен при назначении сразу получает право носить. "золотой" наперсный крест, а крест архимандрита имеет дополнительные украшения. Следующий сан — епископ, управляющий церковной областью. С епископа начинаются чины архиереев, высшего руководства церкви. Архиереи носят уже не наперсный крест, а нагрудную панагию, то есть медальон с изображением Божией Матери. Указателем на сан архиерея является также особый посох, а во время богослужения в облачение архиерея входит богато украшенная митра, увенчанная крестом. Отличительным знаком епископа является и присвоенная его сану лиловая или фиолетовая мантия. Архиепископа, то есть руководителя крупной церковной области, отличает от епископа крест на клобуке. Митрополит, то есть глава древней, особо значимой и авторитетной епархии (митрополии), носит уже белый клобук с крестом, а белый головной убор патриарха, главы Русской Православной Церкви, имеет не цилиндрическую, а полусферическую форму и украшен золотыми изображениями шестикрылого серафима. Митрополиту присвоена мантия голубого цвета, патриарху — зеленого.

Есть еще одно понятие — викарий, то есть наместник правящего архиерея. В истории нашего края, например, епископ Краснослободский Григорий считался викарием Пензенской епархии. Это означало, что владыка Григорий управлял церковным округом Краснослободска в качестве наместника пензенского архиерея, а в особых случаях епископ Краснослободский замещал правящего архиерея, коим тогда являлся епископ Павел. При епископах в качестве викариев могут состоять архимандриты. Точно так же викарии могут служить при архиепископах, митрополитах и патриархе.

Архиереи официально носят титул Преосвященнейших, а в обычной практике их титулуют "владыка", — это общепринятое обращение к руководителям церкви как в древности, так и сейчас.

С XVIII века все монастыри России, а их насчитывалось 914, делились на классы. Вне классов стояли (и стоят доныне) четыре мужских монастыря — лавры Киево-Печерская, Троице-Сергиева, Почаевская и Александро-Невская. Ниже располагаются монастыри первого класса, за ними следуют второго и третьего. Существовали также заштатные обители, не получавшие государственных субсидий и развивавшиеся только за счет собственных ресурсов и энергии. Чаще всего такие обители исчезали, но иногда они поднимались на ноги и со временем им присваивался штатный класс. Кроме монастырей, в России когда-то насчитывалось 65 скитов, то есть уединенных небольших общежитий, насельники которых брали на себя особо строгие обеты. Жили иноческой жизнью и 84 архиерейских дома, по сути тоже монашеские общины, состоявшие при руководителях церкви и исполнявшие канцелярские, хозяйственные и прочие функции. В начале нашего века имелись также 134 общины, не успевшие перерасти в монастыри, но руководствовавшиеся общепризнанными монашескими правилами. В тексте книги будет часто встречаться термин "пустынь": изначально пустынью называли нечто среднее между общиной и монастырем, многие пустыни так навсегда и остались в этом положении, но многие превратились в полноценные монастыри. Иногда случалось, что пустынь, ставшая крупным монастырем, сохраняла свое прежнее наименование, как знаменитый Саров, который до самого закрытия считался Успенской пустынею, хотя по количеству монахов, богатству, великолепию архитектуры, духовным традициям входил в число крупнейших монастырей державы.

Есть цифры, которые характеризуют количественный состав монашества Российской империи: на начало XX века Русская Православная Церковь насчитывала 33044 инока и 73390 послушников. Разумеется, за годы Советской власти количество монахов и послушников резко упало, но сегодня вновь происходит возрождение "ангельского чина", в том числе и у нас в Мордовии.

Особняком стоят и так называемые ставропигиальные (крестовоздвиженские) монастыри, то есть такие монашеские обители, которые были основаны непосредственно патриархами, а до введения патриаршества — митрополитами Московскими. Высшие иерархи церкви считаются настоятелями таких монастырей, в том числе правящий патриарх Алексий II имеет титул Священноархимандрита Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Мордовия не сподобилась иметь ставропигиальные монастыри и лавры, но монастырскую историю нашего края нельзя считать неинтересной: она посвоему поучительна и драматична, она знала взлеты и падения, она -часть нашей культуры, незаслуженно забытая и еще более незаслуженно оболганная теми, кто долгие годы культивировал веру в живых и мертвых идолов, а поэтому боялся, ненавидел и всячески унижал Веру в древнего русского Бога.

Времена поменялись. Поменялось все, кроме одного: Православие, свято чтившее прошлое и оберегавшее его в самые тяжелые для себя годы, донесло до нас подлинную Россию, которую мы потеряли и которую должны вернуть.



следующая страница >>