uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 42 43

  1. Общая характеристика методологии науки. Исторический аспект методологии науки.

В качестве общей методологии отечественной психологической науки выступает диалектико-материалистическии подход к пониманию окружающего мира, роли и месту психики и психического в нем. Его основные положения сводятся к следующему:

• окружающий нас реальный мир материален (состоит из материи);

• материя первична, а сознание вторично;

• материя находится в непрерывном движении, развитии и подчи­няется законам: единства и борьбы противоположностей; пере­хода количественных изменений в качественные; отрицания от­рицания;

• движение и взаимодействие материи определяет собой качест­венные характеристики всех явлений объективной реальности и собственно психики;

• психика есть свойство высокоорганизованной материи, функция головного мозга;

• сущность психики состоит в отражении воздействий предметов и явлений окружающей действительности;

• сознание — высший этап развития психики;

• психика, сознание социально обусловлены;

• окружающий мир и психика прошли длительный путь эволюции и развития.

Специальной методологией психологии выступают ее методологи­ческие принципы:

• принцип детерминизма, т. е. причинной обусловленности психиче­ских явлений, означает, что они опосредуются естественными и со­циальными условиями и изменяются с изменением этих условий;

• принцип единства сознания и деятельности означает, что созна­ние и деятельность не противоположны друг другу, но и не тожде­ственны, а образуют неразрывное единство (сознание возникает, развивается и проявляется в деятельности; деятельность высту­пает как форма активности сознания, а само сознание обеспечи­вает активный характер деятельности);

• принцип развития означает, что психика может быть правильно понята и адекватно объяснена, если она рассматривается как про­дукт развития и в процессе этого развития;

• принцип личностного подхода ориентирует исследователей всех индивидуально- и социально-психологических особенностей че­ловека.

Также в качестве специальной методологии для психологической науки выступают ее методы (наблюдение, эксперимент, обобщениенезависимых характеристик, анализ результатов деятельности, опросы, тесты) и методики исследования конкретных психологических явле­ний.

Применение конкретных методов и методик психологической на­уки регулируется следующими правилами:

• сущность проявления психических явлений и процессов опреде­ляется их конкретными особенностями и свойствами;

• существуют специальные методики, способы и приемы исследо­вания конкретных классов и видов психологических явлений и процессов;

• результаты применения методик психологического исследова­ния поддаются конкретной статистической обработке и обобще­нию;

• все научные психологические исследования должны проводить­ся в соответствии с разрабатываемыми при этом программами и планами.

Кроме того, естественно-научной основой психологии является фи­зиология высшей нервной деятельности — учение о закономерностях высших, наиболее сложных форм функционирования нервной систе­мы, в особенности тех, которые связаны с психическим отражением действительности и работой организма, поведением человека.

Методология науки разрабатывает проблемы приемов, способов и методов познавательной деятельности(Хрестомат. 1.1.). Методология понимается как учение о методе, который, в свою очередь, трактуется разными авторами по-разному, либо более широко, либо более узко.

В более широком смысле слова метод рассматривается как путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных знаний. Так, в советской литературе по философии можно встретить словосочетания «марксистская методология», «диалектический метод». Такая трактовка понятия «метод» является предельно широкой.

В более узком смысле слова метод – способ (прием) научного познания или практической деятельности. Например, в психологии говорят о методе тестов, методе формирующего эксперимента, методе психоанализа, если речь идет о психотерапии. Под методом в данном случае имеется в виду целая группа методик исследования или практической деятельности, имеющих общие значимые признаки. Это один из вариантов использования понятия «метод» в узком смысле.

Широкое и узкое понимание метода задает различные трактовки понятия «методология» – либо как философско-мировоззренческих оснований познания, либо как совокупности приемов, средств и процедур исследования. Крайности этих двух трактовок понятий «метод» и «методология» сняты М.В. Мостепаненко (Зинченко В.П., Смирнов С.Д., 1983):

«Методпуть познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов)... Методология – учение о методах и принципах познания. Поскольку метод связан с предварительными знаниями, методология, естественно, делится на две части: учение об исходных основах (принципах) познания и учение о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы. В учении об исходных основах, познания анализируются и оцениваются те философские представления и взгляды, на которые исследователь опирается в процессе познания. Следовательно, эта часть методологии непосредственно связана с философией и с мировоззрением. В учении о способах и приемах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих общую методику исследования». Данное определение помогает понять, как соотносятся между собой методология и философия.

1.1.2. Исследовательская область методологии науки

Методология, как и любая другая отрасль науки, имеет свою область исследований. А.П. Стеценко (1990) показывает, что под методологией понимаются различные области научных исследований: либо «работы, в которых обсуждаются принципы построения и разрабатываются положения той или иной психологической концепции, сопоставляются те или иные психологические понятия и теории», либо «определенный тип исследований, разрабатывающих всю совокупность проблем, связанных со спецификой научного знания (и стоящей за ним также специфичной научно-исследовательской деятельности) как целостной системы, а также со спецификой свойственных научному знанию форм организации (получения, отчуждения, хранения, проверки и т.п.) в отличие от проблем, касающихся лишь отдельных теоретических обобщений» (Стеценко А.П., 1990. С. 16).

Несколько иное представление об области методологических исследований в психологии дает Ф.Е. Василюк (2003). Он приводит примеры методологического анализа научных понятий, научных теорий и ситуации в науке. Очевидно, эти определения исследовательской области методологии взаимно дополняют друг друга.

За годы, прошедшие со времени написания работы А.П. Стеценко, появилось немало методологических исследований, относящихся к первому из обозначенных направлений. Что касается работ, относящихся ко второму типу методологических исследований, то к настоящему времени можно назвать целый ряд публикаций, где рассматривается специфика психологии как науки (Зинченко В.П., 1997, Асмолов А.Г., 2001, и др.). Как правило, в таких исследованиях специфика психологии как науки рассматривается в перспективе построения психологии на основе некоторой исследовательской программы (например, культурно-исторической теории Л.С. Выготского, психологической теории деятельности А.Н. Леонтьева и др.)

1.1.3. Методология науки и наука, науковедение, мировоззрение

Давая определение методологии науки, следует отделить данную область знания от науки вообще, науковедения и мировоззрения. Такое разграничение поможет лучше уяснить специфику методологии как отдельной отрасли знания и понять, какие проблемы разрабатываются в ней. В.П. Зинченко и С.Д. Смирнов отмечают, что недостаточная дифференциация этих понятий часто приводит к отсутствию содержательного продвижения в разработке проблем методологии науки.

Наукой, как известно, называют область человеческой деятельности, основная функция которой – получение знаний о мире и их систематизация, на основе которой возможно построение научной картины мира и научно обоснованной практики. Известный методолог науки П. Фейерабенд писал, что на вопрос о том, что такое наука, существует бесконечно много ответов, но «каждый из них опирается на предположение о том, что существует особый научный метод, т. е. совокупность правил, управляющих деятельностью науки. Процедура, осуществляемая в соответствии с правилами, является научной; процедура, нарушающая эти правила, ненаучна» (Фейерабенд П., 1986).

Методология, безусловно, является одним из видов научного знания, но в ней разрабатываются лишь проблемы, связанные с принципами и методами получения и применения знаний.

Философией называют научное знание о наиболее общих законах природы, общества и человеческого познания. Определенная часть философских знаний входит в структуру методологического знания. Какие именно философские принципы входят в методологию науки, и какую роль они там выполняют, мы рассмотрим ниже.

Науковедением называют отрасль исследований, изучающую закономерности функционирования и развития науки, структуру и динамику научной деятельности, взаимодействие науки с другими социальными институтами и сферами жизни общества. В науковедении применяются методы истории, социологии, экономики, а некоторые науковедческие проблемы разрабатываются с помощью методов психологии (например, вопросы научного творчества). Принципы и методы получения знаний (т.е. то, что изучает методология) не становятся предметом науковедческих исследований.

Наконец, мировоззрением принято называть систему «взглядов на объективный мир и место в нем человека, на отношение человека к окружающей его действительности и самому себе, а также обусловленные этими взглядами основные жизненные позиции» (Спиркин А.Г., 1983). Нередко выделяют три вида мировоззрения как различные формы общественного сознания – обыденно-житейское, религиозное и философское. Но разграничение между ними весьма условно, поскольку для каждого человека его мировоззрение является сложным конгломератом и приобретенной жизненной мудрости, и усвоенных философских знаний, и, для верующего человека, обобщением его религиозного опыта.

В деятельности психолога мировоззрение определяет его взгляд на человека, природу и пути развития его психологической реальности, сущностные характеристики его личности, и т.д., создавая тем самым исходные предпосылки для постановки задач, выбора методов работы и трактовки результатов. Но собственно методологическая работа не тождественна мировоззрению.

В определении мировоззрения можно выделить несколько тенденций. Одна из них – отождествление мировоззрения и философских взглядов. В.П. Зинченко и С.Д. Смирнов отмечают, что такая тенденция была характерна для советской философии прошлых лет, но в настоящее время не встречается. Другая тенденция – резкое разграничение науки и мировоззрения. Этой точки зрения придерживается, например, А.М. Пятигорский: « Наука не может дать ответа на все вопросы, которыми она занимается, а мировоззрение может дать ответы на все вопросы, которыми оно не занимается. И, конечно, в этом смысле термин «научное мировоззрение» есть чистейший вздор» (Зинченко В.П., 1997. С.12). Взяв за основу положение о том, что мировоззрение не тождественно ни конкретной науке, ни философии, конкретизируем представление о мировоззрении на основе взглядов В.С. Степина, который подчеркивает культурно-историческую обусловленность мировоззрения.

По мнению В.С. Степина (2000), основа для мировоззренческих представлений и установок – универсалии данной культуры. Формами, в которых они реализуются, «…являются категории культуры – мировоззренческие универсалии, систематизирующие и аккумулирующие накапливаемый человеческий опыт. Именно в их системе складываются характерный для исторически определенного типа культуры образ человека и представление о его месте в мире, представления о социальных отношениях и духовной жизни, об окружающей нас природе и строении ее объектов и т.д. Мировоззренческие универсалии определяют способ осмысления, понимания и переживания человеком мира» (Степин В.С., 2000).

Мировоззренческие универсалии, по В.С. Степину, можно условно разделить на два блока.

«Первый из них образуют категории, в которых фиксируются наиболее общие характеристики объектов, преобразуемых в деятельности: “пространство”, “время”, “движение”, “вещь”, “свойство”, “отношение”, “количество”, “качество”, “причинность”, “случайность”, “необходимость” и т.д. Предметами, преобразуемыми в деятельности, могут быть не только объекты природы, но и социальные объекты, сам человек и состояния его сознания. Поэтому перечисленные “предметные категории” имеют универсальную применимость».

Второй блок универсалий культуры «…составляют категории, характеризующие человека как субъекта деятельности, структуры его общения, его отношений к другим людям и обществу в целом, к целям и ценностям социальной жизни. К ним относятся категории: “человек”, “общество”, “я”, “другие”, “труд”, “сознание”, “добро”, “красота”, “вера”, “надежда”, “долг”, “совесть”, “справедливость”, “свобода” и т.д.» (Там же. С. 76). Заметим, что этот список может быть продолжен фундаментальными категориями психологии – «личность», «общение», «деятельность». Представления о путях познания и методах конкретных наук не входят в систему этих мировоззренческих универсалий. Мировоззренческие универсалии определяют подходы специалистов к исследовательской и практической деятельности, но опосредованным путем. Для психолога мировоззренческие универсалии, распространенные в данной культуре, определяют взгляд на человека, косвенным путем влияют на выбор теоретических моделей и методов исследования. Уместно вспомнить, например, расхожее высказывание, касающееся бихевиористских экспериментов, о том, что для американца лабиринт – модель жизненной среды.

1.1.4. Основное назначение методологического знания

Для науки основное назначение методологического знания состоит в том, что оно выполняет рефлексивную функцию, то есть функцию интеллектуального средства, позволяющего ученому или практику выйти в рефлексивную позицию и осознать свои познавательные средства и адекватность их применения. Для современной науки характерно расширение сферы рефлексии . Одно из основных направлений в современной методологии науки – рефлексия познавательных средств, имеющихся у ученого и влияние этих средств на познание им объекта.

1.1.5. Два вида методологического знания

Принято выделять два вида методологического знания – дескриптивную и нормативную методологию. Такое деление методологического знания было впервые осуществлено Э.Г. Юдиным (1978) (Хрестомат. 1.2.) и используется в литературе, посвященной методологическим проблемам психологии (Зинченко В.П., Смирнов С.Д., 1983).

Дескриптивной методологией принято называть исследования, имеющие характер ретроспективного анализа уже осуществленных процессов научного познания. С.Д. Смирнов отмечает, что даже в тех случаях, когда мы осуществляем выбор и обоснование направления научного исследования, мы опираемся на рефлексию ранее пройденного пути к знанию. Методологический анализ ранее пройденных этапов развития науки выполняет целый ряд функций для развития научного познания:

  1. Катализация, стимулирование процесса научного познания. Эта функция методологического знания осуществляется за счет критического осмысления идей, имеющихся в культуре, анализа существующих научных теорий и концепций.

  2. Организация и структурирование научного знания как целого за счет его интеграции и синтезирования, за счет разработки общенаучных средств и форм познания – общенаучных понятий, категорий, методов, подходов, а также за счет выделения философско-мировоззренческих принципов познания (Юдин Э.Г., 1978, Зинченко В.П. и Смирнов С.Д., 1983).

  3. Выработка стратегии развития науки, оценка перспективности того или иного научного направления. Данная функция методологического знания становится особенно важной при планировании междисциплинарных исследований (В.П. Зинченко и С.Д. Смирнов, 1983).

В российской философии второй половины ХХ века крупнейшими специалистами в области дескриптивной методологии можно назвать Б.М. Кедрова , М.К. Мамардашвили, Хрестомат. 1.6.) П.П. Гайденко, В.С. Степина.

Нормативная методология играет в науке роль предписаний и норм, направленных на решение ряда организационных проблем научно-исследовательской деятельности. По Э.Г. Юдину, оно выполняет три основных функции: обеспечивает правильность постановки проблемы (по форме и по содержанию), дает средства для решения уже поставленных задач и улучшает организационную сторону исследований.

Крупнейшим российским методологом, разрабатывавшим нормативные аспекты науки, был Г.П. Щедровицкий. Проблемы нормативной методологии разрабатываются Н.Г. Алексеевым, О.С. Анисимовым, Ю.В. Громыко, П.Г. Щедровицким и другими.

1.2. Структура методологического знания

1.2.1. Представления о структуре методологического знания

Методологическое знание состоит из нескольких структурных уровней. Разные авторы по-разному выделяют эти уровни. Так, в работах В.А. Ядова и Г.М. Андреевой выделено три уровня методологического знания, у В.Н. Дружинина – пять. В отечественной психологии довольно широко распространилась структурная модель методологического знания, в которой выделено четыре уровня:

  • уровень философской методологии;

  • уровень общенаучной методологии;

  • уровень конкретно-научной методологии;

  • уровень процедур и техник исследования (Садовский В.Н., 1980, Юдин Э.Г., 1978, Зинченко В.П. и Смирнов С.Д., 1983) Хрестомат. 1.2.).

Ее мы и возьмем за основу в нашем пособии. Каждый из этих уровней будет более подробно рассмотрен в соответствующей главе. Здесь мы дадим им лишь краткую содержательную характеристику.

Уровень философской методологии представляет собой философские знания, полученные при помощи методов философии и разрабатываемые обычно профессиональными философами. По мнению Э.Г. Юдина (Зинченко В.П., Смирнов С.Д., 1983), философия выполняет двоякую методологическую роль: «во-первых, осуществляет конструктивную критику научного знания с точки зрения условий и границ его применения, адекватности его методологического фундамента и общих тенденций его развития. Во-вторых, философия дает мировоззренческую интерпретацию результатов науки – в том числе и методологических результатов – с точки зрения той или иной картины мира». Философская методология, становясь неотъемлемой частью мировоззрения психолога, определяет постановку им исследовательских и практических задач, задает наиболее существенные мировоззренческие предпосылки для видения той реальности, с которой имеет дело ученый или практик, поэтому данный уровень в структуре методологического знания было бы правомерно назвать также философско-мировоззренческим.

Уровень общенаучной методологии, или общенаучных принципов и форм исследования, как отмечают В.П. Зинченко и С.Д. Смирнов, получил развитие лишь в ХХ веке. К нему относятся содержательные научные концепции (например, концепция ноосферы В.И. Вернадского), универсальные концептуальные системы (тектология А.А. Богданова, общая теория систем Л. фон Берталанфи) и некоторые современные общенаучно-методологические подходы (синергетика Г. Хакена, концепция автопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы, теория диссипативных структур И.Р. Пригожина), а также методологические или логико-методологические концепции – структурализм, получивший широкое распространение в антропологии, этнографии и, отчасти, в психологии и психотерапии, системный анализ, логический анализ. Методологию системного проектирования Г.П. Щедровицкого также можно отнести к уровню общенаучной методологии.







Уровень конкретно-научной методологии применим к конкретной науке и специфическим для нее познавательным задачам. Методология этого уровня разрабатывается прежде всего специалистами в данной области знания. На этом уровне методологических исследований философские и общенаучные принципы конкретизируются и преобразуются применительно к данной науке и той реальности, которую она изучает. Далеко не все создатели значительных психологических теорий проявили себя как методологи психологии. Среди тех, кто оказал огромное влияние на методологию психологической науки и практики, были В. Вундт, З. Фрейд, К. Левин, Л.С. Выготский, Ж. Пиаже, Г. Оллпорт, Дж. Келли, а в наше время – Р. Стернберг.

Уровень процедуры и техники исследования связан с исследовательской практикой. Он представляет собой нормы и требования к приемам ведения исследовательской и практической работы. В психологии к нему относятся, например, нормы проведения экспериментально-психологических исследований и классификации видов эксперимента (Готтсданкер Р., 1982, Дружинин В.Н., 2002), требования к разработке психодиагностических методов и их классификации (Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М., 1998). Методологические нормы (явно или имплицитно) присутствуют и в практической психологии, однако данная область психологической методологии пока мало разработана.

1.2.2. Значение методологического знания для психологии

Значение методологического знания для психологии особенно велико. Можно назвать целый ряд причин, почему это так. Прежде всего, к этим причинам относятся особенности психологии как науки. Как известно, психология – «наука о самом сложном, что пока известно человечеству» (Гиппенрейтер Ю.Б., 1996), наука, в которой сливаются субъект и объект познания (29). Эти обстоятельства делают психологию наукой, занимающей особое место в системе научного знания. Так, Б.М. Кедров (1965, 1981) (Хрестомат. 1.6.) не относил психологию ни к естественнонаучным, ни к гуманитарным дисциплинам. В предложенной Б.М. Кедровым схеме психология занимает центральное место в треугольнике, образованном естественнонаучными и гуманитарными дисциплинами, которые делятся на социальные и философские. Особое место психологии в системе знания требует особого внимания к методологическим проблемам психологии и методологическим аспектам деятельности ученого и практика.

Психология как наука имеет еще одну особенность, заметно отличающую ее от других наук. М.К. Мамардашвили считал, что наука взаимосвязана с культурой в той мере, в которой она воспринята человеком как феномен культуры: «…есть различие между самим научным знанием и той размерностью (всегда конкретной, человеческой и, теперь замечу, культурной), в какой мы владеем содержанием этого знания и своими собственными познавательными источниками. Вот это последнее, очевидно, и называется культурой, взятой в данном случае в отношении к науке» (Мамардашвили М.К., 1982. С. 41). Культурой он считал науку в той мере, в которой «в ее содержании выражена и репродуцируется способность человека владеть им же достигнутым знанием универсума и источниками этого знания» (там же, с. 42). И вполне понятно, что в этом смысле психология как наука в гораздо большей степени является (актуально или потенциально) феноменом культуры, чем многие другие науки, поскольку психологическое знание в принципе обладает гораздо большим человекообразующим потенциалом. Становясь явлением культуры, психологическое знание начинает определять представления человека о себе, своем внутреннем мире, мотивах, поступках. Методология позволяет оценить, насколько верным путем получены выводы о человеке и насколько адекватно они переданы в культуре. Поэтому методологическое знание имеет большое значение в процессе превращения тех или иных направлений психологии в явления культуры.

Правда, как неоднократно отмечал В.П. Зинченко (1997) имеется совсем немного направлений психологии, воспринятых культурой, и первым из них можно назвать психоанализ. Как наиболее перспективные в этом плане общепсихологические подходы В.П. Зинченко называет культурно-историческую теорию Л.С. Выготского и теорию интеллекта Ж. Пиаже. Постепенно становятся достоянием культуры и некоторые направления практической психологии. К ним относятся прежде всего психотерапевтические теории. Среди них можно назвать (в не столь давнем прошлом и в основном на Западе) транзактный анализ, а в наши дни – нейролингвистическое программирование. Одно только упоминание этих направлений психологии позволяет почувствовать, насколько значимо методологическое знание при трансляции в культуру практической психологии и насколько опасна в этом деле методологическая безграмотность и некорректность. Кстати, одна из наименее разработанных проблемных областей психологии – методология практической психологии в целом и психологического просвещения – в частности. Данная область методологических проблем психологии нуждается в подробном анализе и в дальнейшей разработке.

Имеются некоторые обстоятельства исторического характера, в силу которых методологическое знание имеет для психологии особое значение. Во-первых, психология – достаточно молодая наука. Существуют многочисленные попытки ученых построить логическое описание развития науки, выделить общие логико-философские закономерности развития науки. Мы еще вернемся к рассказу об этих попытках и применимости их для психологии. Очевидно, что коль скоро научная психология – молодая наука, в ней особенно необходимы средства, позволяющие оценить, насколько адекватны ее методы и насколько в принципе верны пути развития науки.

Другое историческое обстоятельство, повышающее значение методологии для психологии, относится скорее к истории науки в нашей стране. По меткому выражению В.П. Зинченко (1993), психология в нашей стране развивалась не по естественной логике кризисов, а по безумной логике катастроф. Многие направления отечественной психологии, развивавшиеся в 20-х – начале 30-х годов ХХ века были уничтожены вместе с их создателями. Чтобы проанализировать научное наследие того времени (например, для того, чтобы выделить научные программы с большим эвристическим потенциалом) необходимы специальные средства научного анализа, которыми и является методология.

Нельзя не отметить, что изучение методологии психологической науки для любого психолога является очень актуальным и крайне необходимым. Современная психология представляет собой пеструю картину разнообразных, трудносовместимых а зачастую отрицающих друг друга теорий и подходов. Это вполне справедливо и для отечественной психологии, в которой разнообразие и взаимные противоречия разнородных направлений выражены очень ярко. Такое положение дел вполне естественно для науки, которая совсем недавно вырвалась из жестких рамок государственной идеологии. Методологическое знание необходимо для проведения содержательного анализа разнородных теорий и концепций, поиска идей, которыми одна теория или концепция может удачно дополнить другую, для соотнесения между собой понятийных систем, используемых разными теориями. Кстати, одна из наиболее ярко выраженных в современной психологии тенденций – создание интегративных подходов, совмещающих в себе на новой основе теоретические принципы, сформулированные в предшествующих теориях.

1.2.3. Современное состояние методологических исследований в психологии

Методологические аспекты отечественной психологии разработаны очень неравномерно. А.П. Стеценко в 1990 г. констатировала неудовлетворительное состояние некоторых направлений методологических исследований и почти полное отсутствие работ, в которых методология рассматривалась бы в связи со спецификой психологии как науки (№). Е.Д. Хомская (1997) отмечает, что в новые постперестроечные времена философские методологические проблемы психологии все меньше интересуют научную общественность. Ситуация стала меняться в последние годы, и внимание наиболее видных отечественных теоретиков психологии привлекают проблемы специфики психологии как науки Хрестомат. 1.4.), перспективы развития психологии на той или иной теоретико-методологической основе, включение в психологические теории философского и духовного наследия прошлого. Чтобы понять, как развивается теоретический базис современной психологии, любому профессиональному психологу крайне необходимы знания методологических основ психологии.

Однако изучение методологических основ психологии в существующих условиях – дело весьма затруднительное. Достаточно сказать, что последняя книга, специально написанная как пособие для студентов по методологическим проблемам психологии, вышла двадцать лет назад мизерным тиражом и давно стала библиографической редкостью (Зинченко В.П., Смирнов С.Д. «Методологические вопросы психологии», М., изд-во МГУ, 1983). Содержание данного курса трактуется разными преподавателями по-разному. Это естественно, поскольку, например, в имеющиеся нормативные документы по вузовскому образованию включено предельно краткое содержание (так называемый «федеральный компонент») данного курса, а в него – методологические принципы отечественной психологии, в то время как многие видные психологи показали их несостоятельность, частичную или полную. В данном пособии нашей задачей было изложение, далеко не полное, но по возможности беспристрастное, различных точек зрения на методологические основы психологии, чтобы у читателя была возможность самостоятельного выбора.

1.3. Базовые понятия методологии науки

1.3.1. Базовые понятия

Базовыми понятиями методологического анализа научного исследования являются предмет исследования, объект исследования и познавательная ситуация.

  1. Предметом исследования называют совокупность объекта исследования и познавательных средств его изучения. По отношению к предмету данного конкретного исследования предмет науки выступает как более общее понятие и выполняет методологическую функцию.

В.П. Зинченко и С.Д. Смирнов (1983) отмечают, что зарождение и развитие науки связано с формированием предмета науки, а радикальное изменение научного предмета ведет к революции в науке. Эта роль научного предмета в развитии науки особенно заметна на примере психологии. Предмет науки для психологии – системообразующая категория, поскольку, как очевидно из всей ее истории, система научного знания строилась в зависимости от того, что было признано учеными в качестве предмета науки. Другими словами, психология как наука создавалась всякий раз по-иному – смотря по тому, что становилось ее предметом. В истории психологической науки предметом становились, как известно, акты сознания, поведение, целостные образы или гештальты, развитие высших психических функций, деятельность и т.д.

Более короткое определение предмета научного исследования дано В.П. Зинченко и С.Д. Смирновым: «в предмет исследования входят объект изучения, исследовательская задача, система методологических средств и последовательность их применения. Более развернутое определение предмета научного исследования дано Г.П. Щедровицким(1995) (Хрестомат. 1.5.). Прежде всего, в нем конкретизировано, какие методологические средства входят в предмет исследования.


Рис. 1.1. Структура научного предмета (Щедровицкий Г.П., 1995)

В структуру научного предмета входят:

    • факты, или единицы эмпирического материала;

    • средства выражения, среди которых окажутся языки разного типа, математические описания, системы понятий и др.;

    • методические предписания и системы методик, фиксирующие приемы научно-исследовательской работы;

    • онтологические схемы, изображающие идеальную действительность изучения;

    • модели, репрезентирующие частные объекты исследования;

    • знания, объединяемые в теоретическую систему;

    • проблемы;

    • задачи научного исследования (Щедровицкий Г.П., 1995).

Стрелками на схеме показаны взаимосвязи в структуре научного предмета. В данном определении предмет научного исследования показан в более широком контексте науки и принятых в ней теорий, схем и моделей. В любом методологически обоснованном научном исследовании могут быть выделены перечисленные единицы.

  1. Объект исследования. Другая, не менее важная категория методологического анализа – объект исследования, который «не просто некоторая часть внешней реальности, на которую можно прямо указать. Для того чтобы превратить объект как непосредственно наблюдаемую реальность в объект науки, требуется выявить устойчивые и необходимые связи в данной области явлений и закрепить их в системе научных абстракций, а так же отделить содержание объекта, независимое от познающего субъекта, от формы отражения этого содержания… Процесс построения объекта научного исследования невозможен без появления особой познавательной задачи, научной проблемы» (46, стр. 25). Приведем простой пример. Если в психологическом исследовании изучаются исполнительские действия человека-оператора, то такое выделение изучаемого из внешней реальности подразумевает, по крайней мере, что 1) имеется некоторое теоретическое определение действия в терминах психологии и 2) есть некоторая более общая теоретическая схема, хотя бы в виде последовательности действий человека-оператора, в которой изучаемый объект занимает свое место.

  2. Познавательная ситуация – еще одна фундаментальная категория методологии науки. Классические представления о познавательной ситуации включали проблему как неполноту знаний об изучаемом предмете, задачи, поставленные для решения познавательной проблемы, а также условия и совокупность средств, имеющихся для решения задач. На рубеже 20-х – 30-х годов ХХ века учеными была осознана неполнота этих представлений. В 1927 г. великий физик Нильс Бор сформулировал принцип, ставший известным как принцип дополнительности. Данный принцип имел два содержательных аспекта. Мы рассмотрим лишь один из них, имеющий отношение к методологии любой науки, а не только физики: исследователь является неотъемлемой частью познавательной ситуации. Смысл этого принципа вполне понятен: исследователь выбирает тот или иной возможный способ описания и интерпретации полученных данных, без исследователя с его знаниями, опытом, научной интуицией, интеллектом и т.д. невозможна никакая познавательная ситуация в науке и т.д.

Специфика психологии как науки в том, что познавательная ситуация в ней – субъект-субъектная в принципе. И исследователь, и испытуемый в психологическом исследовании или психолог и клиент в практике неотъемлемы от ситуации. Однако, как это не покажется странным, человек далеко не сразу стал неотъемлемой частью познавательной ситуации в психологии.

Как известно, первым в истории психологии как самостоятельной науки общепсихологическим подходом стал ассоцианизм. В ассоцианизме главным методом исследования была аналитическая интроспекция, в основе которой имелось одно существеннейшее допущение. Интроспекционисты неявно исходили из предпосылки, что любой человек, прошедший специальную подготовку, обладает одним и тем же набором познавательных средств, позволяющих изучать акты сознания. Еще одно допущение состояло в том, что у любого человека сознание функционирует по одним и тем же законам, то есть личность испытуемого (в интроспективной психологии он же исследователь) не влияет на результаты. Ошибочность именно этих допущений и привела в конце концов к краху ассоциативной психологии.

В отечественной психологии необходимость введения испытуемого (его эмоциональных и потребностных состояний, его мотивации и т.д.) в познавательную ситуацию была впервые осознана Л.С. Выготским (1924). “Опрос испытуемого с целью совершенно объективного изучения и учета необнаруженных рефлексов есть необходимая часть экспериментального исследования нормального человека в состоянии бодрствования “(22, с. 47) – писал он по поводу методики рефлексологического исследования, подчеркивая, что только так и возможна подлинно материалистическая рефлексология.

Постепенно в психологии была осознана и необходимость учета личности исследователя или создателя теории. В литературе по практической психологии, и прежде всего по психотерапии, этот принцип соблюдается более последовательно. Как правило, изложение психотерапевтической теории в литературе начинается с рассказа о создателе этой теории как личности и об его жизни (например, Соколова Е.Т., 2001). Это не случайно, поскольку понять, как возникло то или иное представление о страданиях человеческой души возможно только при учете контекста жизни того человека, который предложил данную психотерапевтическую теорию. Анализ биографий крупнейших психотерапевтов – создателей психотерапевтических теорий показывает, что их жизнь имела прямое отношение к сформулированным ими теоретическим положениям. Примеров можно привести много, но это не входит в задачи данного пособия.

Биография создателей общепсихологических теорий также позволяет понять, в каком контексте человек формулировал свой взгляд на психику, что, в свою очередь, поможет понять и саму теорию, в том числе и ее возможную односторонность и уязвимые места. Достаточно привести два примера. Зоолог Жан Пиаже строит свою теорию интеллекта на основе гомеостатической модели (интеллект понимается как функциональный орган адаптации, то есть поддержания динамического равновесия между индивидом и средой). Химик по базовому образованию, Джо Гилфорд строит свою трехмерную модель интеллекта, в которой просматриваются довольно очевидные аналогии с периодической системой химических элементов Д.И. Менделеева. Приведя эти примеры, зафиксируем для себя, что в психологии, очевидно, личность ученого определяет выбранный им способ описания и интерпретации фактов ничуть не меньше, чем в естественных науках.

1.3.2. Методы исследования в методологии науки

Основными методами исследования в методологии науки являются исторический анализ развития науки, логический анализ имеющегося научного знания и методологический эксперимент. Так, например, хорошо известная работа Л.С. Выготского «Исторический смысл психологического кризиса» имеет прежде всего методологических характер. Основным методом при ее создании был исторический анализ развития науки. При разработке принципов построения теоретической системы, сопоставлении теоретических взглядов разных научных школ на одну и ту же проблему используется, наряду с этим, логический анализ имеющегося научного знания. Как пример можно привести ранние работы А.Г. Асмолова, в которых он осуществляет сопоставление исходных понятий и, на основе этого, синтез двух общепсихологических теорий – теории деятельности А.Н. Леонтьева и теории установки Д.Н. Узнадзе. Пример методологического эксперимента в психологии можно привести из работ Л.С. Выготского, который, по словам А.А. Пузырея (1986) (Хрестомат. 1.3.) был непревзойденным мастером мысленного эксперимента, «т.е. умел отыскивать каждый раз такие ситуации, исход которых был очевидным, а следствия из него имели принципиальное и далеко не столь очевидное значение» (80, стр. 62). Мысленный эксперимент Выготского, цитируемый А.А. Пузыреем, относится к области дефектологии. Суть его в воображаемой ситуации, что в будущем мы настолько хорошо знаем законы аномального развития и обладаем такими возможностями организации социальной ситуации развития, что ребенок с дефектом нигде на него не наткнется. В этом случае, очевидно, у ребенка не будет никаких психологических особенностей, вызванных дефектом. Следовательно, дефекта в этом случае как бы не существует, причем, как подчеркивает А.А. Пузырей, не только и не столько субъективно для ребенка, но и объективно. Менее тривиальный вывод из этого эксперимента состоит в том, что дефект как фактор психического развития – понятие социальное.

Конкретно-научное значение этого мысленного эксперимента состоит в том, что он позволяет наметить пути психологической и педагогической помощи аномальным детям и увидеть границы возможного в этой области.

Методологическое значение эксперимента заключается в том, что он позволяет охарактеризовать сущность понятия, которое является системообразующим для дефектологии. Примеры методологических экспериментов мы разберем дальше на страницах этого пособия.

  1. Принцип детерминизма. Виды детерминизма.

  2. Механический и телеологический детерминизм.

  3. Особенности биологического детерминизма. Проблема биологического, социального и психологического детерминизма.

Детерминизм – один из главных объяснительных принципов научного познания, требующий истолковывать изучаемые феномены исходя из закономерного взаимодействия доступных эмпирическому контролю факторов.

Детерминизм выступает прежде всего в форме причинности (каузальности) как совокупности обстоятельств, которые предшествуют во времени данному событию и вызывают его.

Наряду с этой формой детерминизма регуляторами работы научной мысли являются и другие: системный детерминизм (зависимость отдельных компонентов системы от свойств целого), детерминизм типа обратной связи (следствие воздействует на вызвавшую его причину), детерминизм статистический (при сходных причинах возникают различные – в известных пределах – эффекты, подчиненные статистической закономерности), целевой детерминизм (предваряющая результат цель определяет процесс ее достижения).

Принцип детерминизма, будучи общенаучным, организует различное построение знания в конкретных науках. Это обусловлено своеобразием их предмета и исторической логикой его разработки. Применительно к психологии в развитии детерминизма, направляющего изучение и объяснение ее явлений, выделяются несколько эпох.


следующая страница >>