uzluga.ru
добавить свой файл
1

«Усыновление: полярные точки зрения».


Глава 5: Нужно ли менять политику усыновления?

Точка зрения 3: Мифы об усыновлении должны быть развеяны

Питер Л. Бенсон и Ану Шарма



«По большей части, приемные семьи крепки, и подростки чувствуют себя в них комфортно».


Питер Л. Бенсон (Peter L. Benson) является президентом Института исследований (Search Institute) - национальной некоммерческой организации, занимающейся практическими исследованиями, направленными в защиту интересов детей и молодежи. Ану Шарма (Anu Sharma) – одна из ученых этого института. В следующей статье Бенсон и Шарма разрушают так называемые мифы и стереотипы, связанные с усыновлением, которые навязываются средствами массовой информации. Анализируя выводы исследования, проведенного с помощью Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health), авторы доказывают, что эти данные ставят под сомнение многие стереотипы, касающиеся усыновления. На самом деле, утверждают Бенсон и Шарма, приемные дети переживают подростковый возраст так же, а зачастую и легче, чем их сверстники, живущие в биологических семьях.


После прочтения постарайтесь ответить на следующие вопросы:

  1. По каким признакам, по мнению Бенсона и Шарма, можно определить, что приемные дети в целом достаточно легко переживают кризис подросткового возраста?

  2. Как подростки из приемных семей справляются с проблемой самоидентификации (по результатам исследования, проведенного Институтом исследований)?

  3. Какую пользу, с точки зрения авторов, настоящее исследование принесет тем, кто хочет помочь усыновленным подросткам?


Если вы знаете об усыновлении только из выпусков новостей и художественных фильмов, вы, вероятно, думаете, что жизнь приемной семьи преисполнена конфликтами, опасностями и драматизмом. А когда приемный ребенок достигает подросткового возраста, картина становится еще более тревожной.

Однако самое масштабное исследование из всех, проводившихся ранее, в котором принимали участие приемные дети подросткового возраста и их семьи, рассеяло многие из этих страхов. Как и в любом поколении молодежи, среди опрошенных были подростки, которые столкнулись с определенными проблемами. Но, по большей части, приемные семьи крепки, и тинэйджеры чувствуют себя в них комфортно.

Проведение данного исследования, задуманного Институтом исследований – научной организацией, расположенной в Миннеаполисе, стало возможным благодаря крупному гранту, выданному Национальным институтом психического здоровья. В ходе работы в деталях изучалась динамика жизни семей, где есть подростки, усыновленные в младенческом возрасте. [В исследовании принимали участие 1262 приемных родителя, 881 усыновленный подросток и 78 биологических детей, родившихся у приемных родителей]. Усыновления осуществлялись через агентства, расположенные в четырех штатах (Колорадо, Иллинойс, Миннесота и Висконсин), но теперь изучаемые семьи проживают на всей территории Соединенных Штатов.

Благодаря своей масштабности исследование позволило ответить на ключевые вопросы, касающиеся приемных детей, достигших подросткового возраста - трудного времени, наполненного переменами больше, чем все остальные периоды жизни, исключая младенчество.

Насколько хорошо живется приемным тинэйджерам?

В основном, дебаты и споры ведутся по следующему вопросу: не столкнется ли приемный ребенок в процессе взросления с проблемами, вызванными его усыновлением? В прошлом ученые отмечали, что подростки из приемных семей непропорционально представлены среди пациентов различных центров и клиник, а одно из прежних исследований Института показало, что студенты общественных школ, живущие в приемных семьях, более подвержены попаданию в какую-либо группу риска, чем их сверстники из биологических семей.

В ходе же последнего исследования обнаружилось, что, в среднем, у подростков из приемных семей жизнь складывается достаточно благополучно. Половина молодых людей говорят, что они так же довольны жизнью, как и их сверстники, а 38% считают, что им повезло даже больше. Ученые проанализировали многочисленные показатели благополучия и обнаружили, что многие из них присутствуют в жизни усыновленных подростков:

  • Им приносит пользу горячая поддержка со стороны семьи, друзей и т.д.

  • Они активно участвуют в различных молодежных мероприятиях, занимаются спортом, музыкой, принимают участие в юношеских программах и общественных организациях.

  • Они считают, что их самооценка так же высока, как и у их сверстников.

  • Они почитают нравственные и общественные ценности, например, с удовольствием участвуют в благотворительных акциях.

Однако есть поводы и для беспокойства. Один из них – школа. Только у 50% подростков из приемных семей школьные оценки превышают средний балл, по сравнению с 74% их братьев и сестер (рожденных приемными родителями), и только 20% приемных тинэйджеров сказали, что обычно получают наивысшие оценки, по сравнению с 45% биологических детей. В то же время, однако, все они говорили, что им нравится ходить в школу, и они изо всех сил стараются учиться хорошо.

Что происходит в подростковом возрасте?

Все тинэйджеры сталкиваются с проблемой самоидентичности. Они экспериментируют с одеждой, прической, слушают непонятную для взрослых музыку, хотят все испытать и попробовать, пытаясь найти ответы на вопросы: Кто я такой? Кем я становлюсь? Чем я отличаюсь от остальных? Чем я похож на других людей и что меня с ними связывает? Подросток старается расставить все по полочкам, поэтому на первый план выходят вопросы расовой и этнической принадлежности и интерес с собственной родословной. И нет ничего удивительного, что именно в этом возрасте ребенок с новой силой начинает задавать вопросы об усыновлении.

Наше исследование подтвердило, что эти вопросы становятся более актуальными в течение подросткового периода, но выяснилось также, что, как правило, усыновление не усложняет поиски индивидуальности. Подростки из приемных семей имеют такое же ясное самоощущение, как их братья и сестры, биологические дети приемных родителей. Например, 79% усыновленных подростков сказали, что они «хорошо представляют себе, кто они», среди биологических детей так же ответили 77% опрошенных. А 86% приемных юношей и девушек сообщили, что они «полностью довольны собой».

Для этих тинэйджеров усыновление не повлияло на самоидентичность. Всем подросткам было задано семь вопросов об общих чувствах, которые они испытывают в связи с усыновлением. В среднем 69% опрошенных в своих ответах отразили в целом позитивную картину усыновления. Точнее говоря, 73% сказали, что им хорошо живется в приемной семье, и 84% сообщили, что они рады своему усыновлению. Только 10% считают, что родители любили бы их больше, если бы они были их родными детьми, и лишь 7% ответили, что факт усыновления приводит их в ярость.

Как мы и ожидали, старшие дети (16-18 лет) думают о связанных с усыновлением вопросах больше, чем дети 12-15 лет. Только 25% усыновленных подростков сказали, что они часто думали об усыновлении, когда учились в третьем, четвертом и пятом классах. С шестого по восьмой класс процент повышается до 35. Среди девяти- двенадцатиклассников 41% юношей и девушек ответили, что они часто думают о своем усыновлении.

В дополнение к возрастным различиям мы обнаружили также различия в ответах представителей разных полов: девочки задумываются об усыновлении чаще. Например, с утверждением: «я всегда легко относился к тому, что меня усыновили», согласились 76% мальчиков и только 63% девочек. Подобным же образом, среди учеников девятых-двенадцатых классов 54% девочек ответили, что они часто думают об усыновлении, по сравнению с 25% мальчиков.

Усыновленные девочки, в частности, хотят получить дополнительную информацию об усыновлении. 72% девочек и 17% мальчиков выразили желание, чтобы их усыновители больше рассказывали бы им об их биологических родителях. Девочки также чаще хотят встретиться с ними.

Жизнь приемной семьи

Среди приемных подростков…

83% сообщают, что родители часто говорят им, что любят их.

80% согласны, что каждый член семьи имеет, по крайней мере, право голоса при принятии важных семейных решений.

75% говорят, что ладят с родителями.

74% говорят, что отлично ладят с родителями.

72% согласны, что их семья дает им все, что бы они хотели получать от нее.

Adoptive Families, июль/август 1994.


Эти различия имеют можно объяснить особенностями развития. Когда с проблемой или кризисом сталкиваются девочки, они стараются внутренне разобраться с ним, они думают и размышляют. Мальчики предпочитают выплеснуть эмоции с помощью физических действий. Поэтому приемные мальчики более девочек склонны к агрессивному поведению.

Насколько тесной должна быть связь между родителями и подростком?

Важность привязанности в приемной семье– взаимной связи между родителями и ребенком – хорошо известна. Когда ребенок приходит в дом, усыновители уделяют особое внимание достижению близких взаимоотношений, и многие специалисты отмечают, что недостаточная привязанность может стать источником проблем для приемного ребенка, когда он достигнет старшего возраста.

Однако, у некоторых родителей вся работа по достижению близких взаимоотношений, проделанная, когда ребенок был еще мал, идет насмарку, когда их сын или дочь достигает подросткового возраста. Внезапно дети отдаляются от родителей, хотят, чтобы их оставили в покое. Возникает вопрос: неужели при усыновлении привязанность настолько слаба, что разрушается при первых же признаках конфликта? Или в данном случае возникшая дистанция – это всего лишь часть взросления ребенка, проявление его поисков собственной индивидуальности и независимости?

В целом, наши данные показывают отсутствие проблем с привязанностью у приемных тинэйджеров. Фактически, им нравится проводить время с родителями (79% любят проводить время с матерями, 78% нравиться общаться с отцами); типичным является ответ, что многие вещи в родителях их восхищают.

Если мы сравним приемных подростков с их братьями и сестрами, биологическими детьми приемных родителей, то мы практически не обнаружим различий в степени привязанности. Фактически, приемные дети, так же как и их братья и сестры, говорят, что их ценности, особенности характера и интересы совпадают этими категориями их родителей. Единственный пункт, где они видят разницу – это внешность. Так, 24% приемных подростков сказали, что они похожи на свою приемную мать, а 26% считают себя похожими на приемного отца. В то же время нам открылись некоторые любопытные различия между восприятием близости к матери и отцу. В среднем, приемные подростки менее, чем их братья и сестры, склонны признавать, что они «близки со своей матерью» (69% против 79%) и с отцом (63% против 73%). Хотя разница незначительная, из нее все же можно заключить, что, вероятно, существует нечто, создающее эмоциональную дистанцию между приемными подростками и усыновителями.

Достаточно ли в приемных семьях говорят об усыновлении?

Большинство приемных тинэйджеров не смогли вспомнить то время, когда они не знали, что усыновлены. Около 68% сказали, что впервые узнали об этом, когда им еще не было трех лет, или что они не помнят, когда именно родители рассказали им об их происхождении. Еще 27% узнали об усыновлении к семилетнему возрасту. Таким образом, наше исследование предоставило доказательства того, что типичная приемная семья намеренно не скрывает информацию об усыновлении.

В то же время, мы не получили сведений, подтверждающих, что усыновление – достаточно постоянный предмет бесед между детьми и родителями. Только две трети подростков сказали, что разговаривали на эту тему с отцом в прошлом году. Сорок процентов ответили то же самое о подобном разговоре с матерью.

Возможно, одна из причин, по которой усыновление не является главной проблемой в большинстве семей, заключается в том, что усыновление не используется родителями в качестве оружия против подростков. Только 2% приемных детей сказали, что их родители пытаются связать их внешние поведенческие проблемы с усыновлением. И лишь 5% говорят, что их мать или отец часто совершают какие-либо поступки, напоминающие детям, что они усыновлены. В общем же, молодые люди чувствуют, что их родители осознают и принимают их отличия (63% за матерей и 61% за отцов), но не заостряют на них внимание.

Если тинэйджеры хотят поговорить об усыновлении, то и мальчики, и девочки предпочитают вести такой разговор с матерью, а не с отцом. Две трети (65%) подростков сказали, что они чувствуют себя более комфортно, если разговаривают об усыновлении с матерью. И только 47 % не испытывают стеснения, обсуждая эту тему с отцом. Однако многим приемным подросткам, особенно, девочкам, хотелось бы чаще разговаривать с родителями о своем происхождении (52% девочек против 38% мальчиков).

В какой-то степени разница между мальчиками и девочками может быть обусловлена отношением родителей к беседам на тему усыновления. В общем и целом, только 29% приемных подростков сказали, что их матери первыми начинали разговор, и только 19% вспомнили, что это делали их отцы. Однако девочки чаще говорили, что их поощряли оба родителя. 35% девочек сказали, что их вызывали на разговор об усыновлении матери, и только 20% мальчиков ответили то же самое. И 22% девочек вспомнили, что беседу об усыновлении начинали отцы, по сравнению с 13% мальчиков.

Как на подростков влияет межрасовое усыновление?

Трудно найти проблему, связанную с усыновлением, которая порождала бы больше споров, чем межрасовые усыновления. Хотя данное исследование не может ответить на многие вопросы этих дискуссий, оно в состоянии дать представление о динамике межрасовых усыновлений, поскольку 29% подростков, принимавших участие в исследовании, принадлежат к иной расе, чем их приемные родители (прежде всего корейские дети в кавказских семьях).

Исследование показало, что молодые люди, прошедшие через межрасовое усыновление, имеют вполне положительную расовую идентификацию. Только 20% опрошенных сказали, что они предпочли бы принадлежать к другой расе. А 79% ответили, что их родители хотят, чтобы они гордились своей этнической принадлежностью.

Ответы родителей показали примерно то же самое. Лишь немногие из них воспринимают межрасовое усыновление как проблему. Фактически, только 3% усыновителей верят, что оно негативно повлияло на ребенка. И всего лишь 1% родителей сказали, что межрасовое усыновление отрицательно сказалось на жизни их семьи в целом.

Большинство подростков, похоже, естественно влились в поликультурное общество и образ жизни. По результатам исследования, 78% ладят одинаково хорошо как с людьми их расовой принадлежности, так и с людьми из других этнических групп. Только 8% чувствуют себя более комфортно в обществе людей их расы.

Этот уровень комфортности отражают и дружеские привязанности подростков. У большинства из них (63%) никто из их ближайших друзей не принадлежит к той же расе, что и они. Еще 19% опрошенных ответили, что из пяти лучших друзей лишь один относится к их этнической группе.

Эти данные вызывают предположение, что подростки, прошедшие через межрасовое усыновление, возможно, несколько изолированы от сверстников, принадлежащих к их расе. Только у 37% детей из пяти друзей один или больше принадлежат к их этнической группе. Эту явную изоляцию частично можно объяснить тем фактом, что подавляющее большинство семей живут не в мегаполисах.

Результаты успокаивают и заставляют задуматься

Одна из опасностей национального исследования заключается в том, что оно в какой-то мере поглощает индивидуальные нужды и проблемы и создает образ «среднестатистического» или «типичного» подростка. По каждому пункту анкеты существует некоторая вариативность. И если большинство приемных подростков дают одни и те же ответы, это вовсе не означает, что ваш сын или дочь должны быть такими же. Это не значит также, что с ним/ней что-то не так, если он/она не попадает в число среднестатистических тинэйджеров страны.

Результаты исследования и успокаивают приемных родителей, и заставляют их задуматься. Успокоение приносит тот факт, что, несмотря на образ, созданный средствами массовой информации, подростки, как правило, довольно хорошо чувствуют себя в приемных семьях. Большинство из них считают усыновление положительным фактом своей биографии.

Однако национальное исследование также заставляет родителей задуматься над некоторыми проблемами развития, которые возникают в подростковый период, и над тем, какую роль в возникновении этих трудностей играет усыновление. Поняв суть проблемы и отыскав подходящий способ ее решения, приемные родители укрепят взаимоотношения с детьми.

—————————————————————————————————————