uzluga.ru
добавить свой файл
НУЖНА ЛИ РОССИИ РЕФОРМАЦИЯ ?


Вступая в новое столетие, Россия стоит перед фактом тотального социально-политического, культурного и религиозного обновления. Каким будет лицо нашего отечества в грядущем веке - во многом зависит от того, какое направление примут реформы во всех этих областях в наши дни.

В последнее время мы стали свидетелями растущих как грибы после дождя всевозможных христианских организаций западного толка. Что несут они нашему многострадальному отечеству: только ли проповедь о любви, добре и мире? Нужно ли рассматривать их только в плоскости проповеди христианства? Или же "второе издание" распространения христианства в России следует рассматривать в более широкой, скажем, национально-культурной или даже геополитической перспективе?

Нет нужды вдаваться в очень глубокий анализ ситуации, чтобы увидеть, что Российское государство в очередной раз в своей истории (такое повторяется примерно раз в столетие) стоит перед вопросом сохранения своей национально-государственной независимости. Попробуем проанализировать деятельность западных проповедников и возникших уже на местной почве христианских общин западной ориентации в свете обозначенной проблемы.

СМИ давно убеждают нас в том, что Запад во главе с США желает нам только добра, хочет помочь нам выйти из тупика истории, в который завели Россию коммунисты, приобщить нас к высокой западной цивилизации и т.д. Однако если мы внимательнее всмотримся в происходящие в конце XX века на карте мира события, то подобные иллюзии у нас неизбежно исчезнут.

История мировой цивилизации есть история борьбы народов за сферы влияния. Не прекратилась эта борьба и в наши дни. Напротив, мы живем в эпоху тотального, всемирного передела сфер влияния. После крушения биполярного мира Запад, и прежде всего США, активизировал усилия, направленные на расширение своего влияния, используя для этого все доступные средства. Как еще мы можем расценивать рост амбиций и агрессивности НАТО? Какую иную оценку можно дать непрекращающимся разговорам о необходимости продвижения НАТО на восток и тем более войне в Югославии, как не возрождение знаменитого лозунга тевтонских католических рыцарей "Дранг нах остен"?

Мы еще больше убедимся в этом, если не будем забывать слова директора разведки США Аллена Даллеса, сказанные им еще в 1946 году, о том, что, окончив Вторую мировую войну, США начинают Третью - на этот раз с Россией. Об отнюдь не доброжелательных планах Запада в отношении нашего Отечества свидетельствует также разработанный в 1961 году спецслужбами США известный Гарвардский проект, главной целью которого была идеологическая война против СССР. После поражения СССР в холодной войне и крушения коммунистической идеологии на рубеже 80-х и 90-х годов мы стоим перед фактом перерастания культурно-идеологической экспансии Запада в новую фазу. Если раньше главным объектом империалистической агрессии было все советское, то теперь, после воссоздания Российского государства таким объектом становится все русское, российское.

Распад СССР и дезориентация социально-политического и культурно-идеологического векторов общественной жизни привели к вакууму в духовной сфере нашего отечества. Но, как известно, "свято место пусто не бывает": люди не могут жить без того, чтобы не верить во что-то, чтобы не стремиться к какой-то высокой цели. Бесцельное существование порождает так называемый экзистенциальный вакуум.

Несколько десятилетий назад советское общество в целом и многие его представители в частности имели одну общую цель - построение коммунизма. Ныне люди нуждаются в какой-то иной, но не менее привлекательной и притягивающей цели. Цель эта может быть коллективной и индивидуальной. Первая связана с построением общества всеобщего благоденствия, то есть с коллективным счастьем в реальности посюсторонней. Вторая - с достижением своего личного счастья либо в этой, либо в той, потусторонней, жизни. Дать людям в современной России такую государственную идеологию, которая заставила бы их устремить к ней все свои помыслы и усилия, очень сложно. Цель второго порядка - вечную жизнь - дает людям религия. Поэтому вполне объяснимо и логично, что религия начинает и, вероятно, будет в скором времени мощным фактором, определяющим духовную жизнь российского общества в XXI столетии. Только вот какая религия? Русское православие, западный протестантизм, восточные культы или что-то еще? Новая культурно-идеологическая ситуация в России, рост влияния религии в культурной жизни российского общества позволяют Западу играть на новом, религиозном, поле.

Перестройка и демократия принесли нам традиционные буржуазные свободы: слова, печати, совести, вероисповедания, собраний и т.д. Все они зафиксированы в российском законодательстве. В абстрактно-теоретичес-ком смысле свобода - благо, но то, во что выльется свобода на практике, зависит от того, каким образом ею воспользоваться. Еще Аристотель заметил, что любое благо, взятое в недостатке или избытке, превращается в свою противоположность - порок. Избыточная свобода быстро превращается в анархию, а общество в состоянии анархии гораздо легче подвержено экспансии извне. Складывается ощущение, что предоставив равные возможности всем конфессиям, заведомо была дана фора христианству западного образца, и прежде всего протестантизму, насчитывающему в своем составе свыше ста различных деноминаций: от традиционных (лютеране, методисты, англикане, баптисты) до тоталитарных сект (адвентисты седьмого дня, мормоны, свидетели Иеговы и др.). И весь этот "крестовый" поток обрушился сейчас на Россию. Уж слишком это напоминает крестовые походы Средневековья, организованные католической церковью. Было бы слишком наивно думать, что западное христианство отказалось от распространения своего влияния на восток. И то, что нам представляют как свободное соревнование различных вероучений, на поверку оказывается инстументарием хорошо спланированной экспансией Запада. Разве не свидетельствует об этом агрессия протестантской Америки против православной Сербии? В "свободной" конкуренции с Русской Православной Церковью, только-только разгибающейся от 70-летнего полу-подполья, протестантизм имеет явные преимущества. В его руках - прекрасно отлаженный пропагандистский аппарат пасторов и прессы, десятилетиями обкатанные курсы проповедей, испытанные средства внушения и, конечно же, мощная финансовая поддержка.

За борьбой религий стоит борьба культур. Любая религия возникает не на пустом месте и помимо собственно учения ее основателя несет в себе элементы национальных, культурных и социальных особенностей. Именно этим и объясняется при наличии одной Библии существование ста различных христианских и около христианских деноминаций. Если отбросить указанные обстоятельства, то их возникновение остается загадкой.

Православие - это во многом русская религия, созвучная душе русского народа; так сказать, "обрусевшее христианство". Протестантизм же - религия европейской цивилизации эпохи Нового времени, несущая элементы европейского сознания. Смена религии в стране неизбежно ведет к очень серьезным глубинным трансформациям во всем укладе жизни народа, в структуре мышления людей: ведь протестантизм основан на рационализме, а православие - чувствах. Протестант всегда начинает с того, что аргументированно обосновывает свою веру, доказывает истинность Библии с помощью рациональных научных методов. Одновременно с усвоением протестантизма усваивается западная система ценностей (апология индивидуализма, предпринимательства и т.д.). И вот уже русский человек открыт Западу для внушения своих идей и учений, на что в первую очередь претендуют США. А почему мы должны принимать "культуру" государства, которому отродясь всего 220 лет? С точки зрения философов и историков Освальда Шпенглера и Арнольда Тойнби, средняя продолжительность жизни нации составляет 1000-1200 лет. С этих позиций возраст американкой нации нельзя назвать иначе, как юношеский. Но разве это нормально, когда юноша навязывает свою систему ценностей зрелым людям?

Таким образом, в свете выше изложенного протестантизм предстает как сладкая пилюля, вместе с которой россияне глотают сильнодействующий яд - духовное рабство.

* * *

Рассмотрим теперь подробнее те средства, которые используют западные миссионеры для пропаганды своих идей.

Внушение. Как известно, легче всего поддается внушению сознание молодого человека (до 20 - 25 лет); оно похоже на сырое тесто, готовое воспринять ту или иную форму. Именно поэтому западные проповедники делают ставку прежде всего на молодежь, находя в юных душах такие струнки, дергая за которые, не сложно увлечь за собой. Постараемся разобраться в том, что же подталкивает подростков и ребят более старшего возраста идти в различные религиозные организации христианского и не христианского толка.

1. Прежде всего, одной из основных характеристик данного возраста является огромная потребность в общении в себе подобными, в объединении в группы и совместной деятельности. Все это молодые юноши и девушки в изобилии находят в религиозных общинах протестантского направления. Наличие общины, пожалуй, важнейший фактор, отличающий в этом смысле протестантизм от православия. Это - то место, тот "микрокосм", куда человек может прийти со своими бедами и нуждами, поделиться ими с "братьями" и "сестрами", попросить их помолиться за него и т.д. и т.п. Словом, протестантская община представляет собой большую семью (в среднем - 100-200 чел.), отличающуюся единством, иерархией и общей жизнью. В церковных общинах, основанных на российской земле, проводятся всевозможные молодежные кампании, праздники с застольями, стимулирующими общение и объединение молодежи. Итак, первое основание роста молодежных протестантских групп лежит внутри души самого молодого человека.

2. Второй момент, который неизбежно заставляет обратить на себя внимание при знакомстве с ребятами из эдакой "большой семьи" - неустроенность в их собственных малых семьях. Социальный кризис развивается параллельно с кризисом основной ячейки общества - семьи. Поэтому в эпохи кризисов так активно плодятся всевозможные неформальные группировки. Ведь церковная община выступает своего рода имитатором, заместителем, искусственным компенсатором нормальных естественных отношений в семье. Как правило, в подобные общины уходят те ребята, которые так или иначе, прямо или косвенно выталкиваются из дома своими родственниками. Часто в тоталитарные секты попадают дети из тоталитарных семей, привыкшие всю жизнь жить "под каблуком" своих деспотичных родителей, слабовольные, безынициативные и, следовательно, испытывающие потребность в руководстве, попечительстве, наставничестве и т.д. Церковная община для детей из неблагополучных семей, интуитивно стремящихся к высокому, светлому, доброму, становится единственным якорем надежды на какое-то просветление в мрачном существовании, в котором черные полосы сменяются светлыми. В итоге церковь забирает человека из семьи к себе (хотя сейчас уже не редки и полноценные христианские семьи, в которых супруги являются членами одной общины и с рождения воспитывают детей в фарватере конкретного церковного вероучения). Но ведь семья - это ячейка общества. Получается, что религиозная община уводит у себе не просто члена семьи, но и члена общества, гражданина государства. В самом деле, в проповедях протестантских пасторов часто можно услышать призыву к отмежеванию от "мира", к позиции "нейтралитета" в государственных делах. "Что общего у света со тьмою" - цитируют они евангельские строки.

3. Третий мотив, влекущий молодежь в церковную общину, - это потребность в самореализации, самоактуализации. Как известно, протестантские секты охватывают в большинстве своем маргинальные слои общества: людей без определенного социального статуса, без определенного рода занятий, а иногда и без определенного места жительства. У таких людей остается одна определенность - жизнь в церковной общине. Здесь они обретают то, чего не могут найти в обществе: признание, поддержку себе подобных, определенный род занятий - церковное поручение (служение).

Представим себе ситуацию. Молодой человек, не нашедший стабильности ни в семье, ни в учебной или трудовой деятельности, стремится вырваться из порочного круга неопределенности или неподходящей ему компании. Его взоры и надежды начинают обращаться к сверхъестественной силе, которая поможет ему вырваться из сложившейся ситуации, - религии, Богу. Но к какой религии примкнуть, как разобраться в этом море самых различных христианских и нехристианских направлений, которые пышным цветом расцветают сегодня на российской земле? И вот однажды он видит объявление (или слышит от знакомых) о начинающейся евангельской программе; его интригуют яркие броские лозунги, обещания помощи в изучении Библии. Он начинает посещать эти лекции, втягивается, его завораживает теплая дружеская атмосфера; однажды его приглашают на богослужение в церковь, которая организовала данную программу. Юноша привыкает к одним и тем же лицам, его тепло приветствуют, принимают за своего; наступает время, когда ему предлагают принять обряд крещения и стать членом данной общины. Теперь он "свой", он перешагнул ту невидимую грань, которая отделяет "мир" и "церковь". Здесь все иначе, здесь за более короткий срок можно достичь того, для чего "в миру" нужны годы труда (а теперь еще и большие деньги).

Хочешь петь в церковном хоре? Пожалуйста! Абсолютного слуха и хорошего голоса здесь никто не спросит. Хочешь вести библейские уроки для людей, вдвое-втрое тебя старше? Тоже можно - только зарекомендуй себя как активный член церкви. Хочешь читать проповеди за кафедрой перед все общиной? И это реально! Нужен только небольшой (3-4 года) стаж церковной работы. Если особенно хочется стать проповедником - церковь может оплатить твое обучение в Духовной Академии - и через 5 лет ты будещь дипломированным пастором.

А за всем этим - вестернизация умов и душ современной российской молодежи. Какую идеологию будут нести ушедшие в протестантизм юноши и девушки? Какую культуру будут они нести, желая того или нет, будущему нашего славного Отечества?

Мощным средством вовлечения в евангельскую общину новых членов является музыка. Протестанты выпускают специальные сборники молодежных псалмов (религиозных гимнов). Одновременно с усвоением западной музыки на подсознательном уровне воспринимается дух западной культуры.

Основным объектом критики протестантов является Русская Православная Церковь. Не потому ли это что она до сих пор остается единственной структурой, сохраняющей единство почти на всей территории бывшего СССР? Слушателям проповедей внушают, что православие есть ложная, сатанинская религия, отвращая тем самым не только от Православной Церкви, но и от русской истории в целом.

Далее, если внимательно послушать любую западную евангельскую программу, мы непременно встретим своеобразный политический момент. Только ленивый проповедник не обрушивается сейчас на 70-летнее прошлое нашей страны: коммунистическая партия объявляется сатанистской, а главной причиной развала СССР часто называется именно факт притеснения Церкви. Все советское общество представляется бездуховным. Но разве стало более духовным российское общество в конце XX века, когда религия и церкви расцвели пышным цветом? Даже если отвлечься от той или иной политической позиции и мыслить совершенно нейтрально, нельзя не задаться вопросом: почему во многих протестантских проповедях присутствует антикоммунистическая истерия, если, по признанию самих протестанов, коммунисты преследовали "сатанистскую" Православную Церковь?

Внушение людям негативного отношения к православию, к истории прошедшего столетия настраивает слушателей против российской культуры в целом, восстанавливает молодое поколение против системы ценностей родителей, вбивает клин между поколениями.

2. Затем, помимо явного внушения существует также внушение неявное, действующее на уровень подсознания. Современная наука признает последнее гораздо более мощным по воздействию. Одним из средств внушения такого уровня является непосредственно сам язык проповеди.

Когда приходишь со "свежим", еще не привыкшим к этому специфическому языку ухом в ту или иную протестантскую общину, складывается ощущение, что за кафедрой - не русский проповедник, а хорошо подготовленный иностранец, неплохо овладевший русским произношением. В речи протестантских пасторов часто проскальзывают схемы, формы иностранного (чаще английского) языка. Например, в церкви христиан адвентистов седьмого дня можно часто услышать обороты типа: "я имел общение" вместо "я общался", "я имел опыт" вместо "у меня был опыт", "у меня были переживания" вместо "я переживал", "распят" вместо "распят", "пожертвования" вместо "пожертвования", "Люцифер" вместо "Люцифер" и т.д.

Подобные фразы представляют собой просто примитивный перевод с английского языка, так называемую "кальку". Объясняется это тем, что большая часть проповедей российских пасторов просто копирует проповеди англоязычных евангелистов. При этом мы еще не берем во внимание тот факт, что в каждой протестантской общине время от времени появляются гости - сами западные проповедники, "отцы-основатели" церкви в том или ином городе, районе. И эти гости часто берут на себя право учить нас нашей светской и церковной истории, хотя на поверку оказывается, что они и всемирную-то историю знают лишь в рамках библейской схемы.

Языковая экспансия чрезвычайно опасна. Язык - это душа нации. Каждый язык несет складывающиеся столетиями особенности национального характера. Структура языка созвучна, как и музыка, структуре национальной души. Поэтому если мы хотим сохранить независимость государства, нам в первую очередь необходимо позаботиться о независимости родного языка.

3. Наконец, нельзя не упомянуть такое мощное средство протестантизма как деньги. Стоит только взглянуть на оформление и тиражи печатной продукции западных конфессий, как возникает вопрос: только ли на пожертвования прихожан все это издается? Далее, на территории России за последние 10 лет открыт ряд высших учебных заведений, готовящих протестантских пасторов. Одно из них - Заокская Духовная Академия христиан адвентистов седьмого дня в Тульской области. Комплекс ее зданий построен на средства одного американского адвентиста и назван его именем. Ежегодно в адвентистском издательстве "Источник жизни" переводятся сотни англоязычных текстов

Тут невольно вспоминается старая проверенная поговорка: "Кто платит, тот и заказывает музыку". Так что хотим мы того или нет, православным людям надо сегодня задуматься, какую церковную музыку (как в прямом, так и в переносном смысле) будет слушать российское общество в грядущем столетии…

Андрей Спасский,

Доктор философских наук,

Профессор кафедры философии

Московского Экстерного

Гуманитарного Университета


СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОСЛАВНОГО, КАТОЛИЧЕСКОГО И ПРОТЕСТАНТСКОГО ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ


Христианская Церковь была основана в 30 году, когда Иисус передал Свое учение Апостолам. Руководителем Церкви Он назначил Петра. Первые триста лет христиане находились в положении гонимой иудейской секты со стороны языческой римской власти. Поворот наступил в 325 г., когда император Константин провозгласил христианство официальной религией Империи. Новый статус Церкви вызвал расцвет христианской литературы (философии) - учений святых отцов Церкви - т. н. Патристики (Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Августин Блаженный). Это богословское наследие эпохи Поздней Римской Империи, а также времени расцвета Византии (VI - X вв.) получило в истории Церкви название Предания (в отличие от Священного Писания - книг Ветхого и Нового Завета).

Формально единство Церкви сохранялось до середины XI в., хотя уже в IV в. в связи с разделением Римской Империи на Западную и Восточную сложились две различные христианские традиции - римская и византийская (Константинополь, Александрия и Антиохия). Впоследствии, после официального раскола Церкви на западную и восточную в 1054 году на основе двух этих традиций сложились католическая и православная Церкви.

Далее, уже в рамках католической Церкви в XV - XVI вв. в Германии, Швейцарии и Франции возникло движение Реформации, связанное с именами Мартина Лютера, Жана Кальвина, Ульриха Цвингли и др. Главным лозунгом Реформации был возврат к чистому, библейскому христианству, очищение его от всего привнесенного людьми.

Итак, начиная с XVI в. христианство представлено тремя основными ветвями: православием, католицизмом и протестантизмом. Иногда в самостоятельное направление выделяют англиканскую церковь. Различия между протестантизмом, с одной стороны, и первыми двумя существенно превосходят разногласия между православием и католицизмом.

Различия между православием и католицизмом лежат скорее не в теоретической или богослужебной областях (хотя и здесь они, безусловно, имеются: например, католики считают, что Святой Дух исходит как от Отца, так и от Сына, а православные - что только от Отца), а в духовной, философской сфере. Католицизм, взращенный на почве рационалистической античной и средневековой философии, весь пронизан духом схоластики, т. е. попытки рационального, научного осознание Бога. Отсюда появлялись всевозможные попытки выведение доказательства бытия Божия (например, Ансельма, епископа Кентерберийского (Англия) и Фомы Аквинского). Западный ум искал пути доказательства евангельских доктрин с помощью логических выводов. Наиболее актуальной для средневековой католической религии была дилемма между двумя тезисами: "Понимаю, чтобы верить" и "Верю, чтобы понимать". Т.о., католицизм постоянно озабочен проблемой подкрепления веры разумом, знаниями, наукой.

Православное же богословие считает излишним акцентирование внимания на доказательствах бытия Бога и утверждает, что вполне достаточно одной веры.

Протестантизм существенным образом отличается как от католицизма, так и от православия.

  1. Отрицание культа Богоматери, занимающего в католицизме и православии огромное значение.

  1. Отрицание культа святых.

  1. Отрицание иконопочитания (основание - 2-я ветхозаветная заповедь "Не сотвори себе кумира и никакого изображения…").

  1. Отрицание Священного Предания (учения святых отцов Церкви). Единственным авторитетом признается Библия.

  1. Отрицание почти всех семи церковных таинств (крещение, миропомазание, исповедь, причащение, елеосвящение, бракосочетание, рукоположение). У протестантов осталось только крещение, а причащение, бракосочетание и рукоположение сохраняются как обряды).

  1. Крещение православные и католики совершают в младенчестве, на 40-й день жизни. Протестанты же утверждают, что крещение должно быть осознанным, и ему должна предшествовать вера.

  1. В вопросе о спасении протестанты делают акцент на вере и считают, что оно сугубо индивидуально. Православие же допускает здесь определенный "коллективистский" элемент: молитвы родственников за усопших.

  1. Православная церкви четко делятся на священнослужителей и мирян. У протестантов такого деления нет: каждый крестившийся по тому или иному обряду или прошедший конфирмацию считается членом церкви и проповедником. Протестантская община характеризуется более или менее устойчивым составом, структурой (всевозможные должности) и общей жизнью.

  1. Богослужение в протестанских церквях представляет собой проповедь пастора (или другого авторитетного лица мужского или женского пола) на национальном языке на заранее приготовленную тему. В некоторых церквях (например, адвентистской) проводятся библейские уроки по специальным урочникам.

  1. Внутри протестантизма также существует разделение на традиционные конфессии (лютеране, кальвинисты, методисты, англикане, баптисты), каждая из которых насчитывает 60-70 млн. чел., и современные секты (адвентисты, мормоны, "Церковь Христа" и др.). К тоталитарным "околохристианким" сектам относятся "Свидетели Иеговы", "Белое братство" и др. Адвентисты, например, отрицают бессмертие души, а иеговисты отрицают Божественную природу Христа, бессмертие души и др.

, работа над каждым из которых стоит примерно $ 500. Деньги чаще всего дают сами авторы - адвентисты. Кроме того, западные проповедники часто выступают спонсорами - меценатами перспективных молодых людей, желающих получить духовный сан в адвентистской церкви, поскольку обучение в Академии ($ 2500 в год) не по карману среднему россиянину.