uzluga.ru
добавить свой файл
1
Роман Левицкий

Университет Марии Кюри-Склодовской

Люблин, Польша


Собственные названия как переводческая проблема


Неужели проблема? Широко распространено мнение, будто собственные названия не переводятся, а переносятся. Если это так, то они или переносятся в неизмененном виде, следовательно, действительно проблемы нет, или – если язык перевода пользуется иной графикой, – передаются путем транскрипции или транслитерации, следовательно, есть некоторая техническая трудность, и всё же – не проблема.

Однако, всегда ли собственные названия не переводятся, а переносятся? А если всерьез подойти к теме передачи собственных названий в переводе, то следует добавить к этому еще по меньшей мере два вопроса: 1) вопрос о том, имеют ли собственные названия эквиваленты или они принадлежат к нак называемой безэквивалентной лексике; 2) вопрос о функции собственных названий в тексте, так как разные их функции могут влиять на способ их передачи в переводе.

Начнем с объема понятия «собственные названия». Традиционно принято включать в их состав три разряда названий: антропонимы, т.е. собственные названия людей; топонимы, т.е. собственные названия мест; зоонимы, т.е. клички животных. Все три разряда объединяются термином «собственные имена» и включают только имена существительные. Поэтому говорят о них также «собственные существительные», противопоставляя их нарицательным. Однако существует и более широкий подход, объединяющий все названия, функция которых состоит в прямом именовании предмета. При таком подходе учитываются также хрематонимы: заглавия, названия фирм и торговых марок, судов, космических кораблей и станций, да и всех прочих объектов, которым люди присваивают название для их прямого обозначения. Эта группа влключает не только имена существительные, и не только отдельные слова, но и словосочетания (а бывает, что и целые предложения). Для них употребляется термин собственные наименования. Именно такое широкое понимание собственных названий необходимо при рассмотрении проблем перевода, так как все эти названия присутствуют в переводимых текстах, они в них очень частотны (в чем можно убедиться, открыв любую книгу, а тем более газету) и все подлежат переводу. Так и будем понимать их далее.

Теперь обратимся к вопросу о функциях собственных названий. Это, конечно, прежде всего именование и идентификация объектов, но не только: можно назвать здесь также другие: передачу эмоционального отношения к объекту (что видно, например, в ласкательных именах); указание на национальную принадлежность объекта (распознаваемость имен, фамилий, географических названий как принадлежащих данной стране, культуре); общественную характеристику человека (как правило, персонажа художественного произведения: есть фамилии и имена, воспринимаемые как благородные, популярные, модные, чудаковатые, иностранные, редкие, деревенские, архаичные и т.п.); индивиуальную характеристику человека (прозвища, «значащие фамилии» в литературных произведениях); наконец, немаловажной является функция аллюзивного использования собственного названия (употребление фамилии известного политика, актера, телеведущего и т.п. или заглавия фильма или тересериала как сигнала, не для прямого его называния, а для упоминания о нем или о его типичном признаке).

Как видим, функции собственных названий разнообразны, и переводчику приходится учитывать, какие функции выполняются данным названием в каждом конкретном случае.

С функциями собственных названий связаны задачи их перевода. Можно назвать следующие: сохранить звучание названия, сохранить тождество обозначаемого объекта, сохранить национальную принадлежность назвнаия, сохранить внутреннюю семантику названия, избежать трудностей в произношении названия и/или в его изменении, избежать нежелательных созвучий и связей, сохранить обычай употребления названия (Ермолович 2005). Видим, что и задачи перевода собственных названий оказываются многообразными. К тому же выполнение одних необязательно связано с выполнением других, и переводчику приходится устанавливать, какое задание в данном случае более важно.

И только теперь, имея полное представление о функциях собственных названий в текстах и о задачах их перевода, можем подойти к вопросу о способах их перевода. Заметим, что от функции собственного названия нередко зависит способ его передачи, в частности, употребление переноса или перевода. Например, прозвища, как правило, переводятся, так как они характеризуют человека; фамилии же переносятся, даже если они имеют внутреннюю семантику (английская фамилия Smith и польская фамилия Kowal имеют ту же внутреннюю семантику, однако первая передается как Смит, а вторая как Коваль, иначе пришлось бы обе переводить одинаково – как Кузнец). И тем не менее, в случае так называемых «значащих фамилий» в художественных произведениях одни переводчики передают заучание, теряя семантику, другие наоборот – предпочитают перевод с передачей внутренней семантики (тогда пропадает идентичность звучания). Такие случаи показывают, что одно и то же собственное название может быть передано в переводе по-разному. То же самое наблюдаем в случае русских отчеств, которые либо переносятся (с риском, что получатель не поймет их функции, спутает с фамилией), либо переводятся (при переводе документов пишут например: сын Ивана), а могут и вовсе пропускаться (см. Ермолович 2005: 207–213). Есть в этой области и определенные обычаи: так, названия газет и журналов всегда переносятся, хотя у них есть внутренняя семантика: пишем по-русски Тайм (а не Время), по-польски Izwiestija (а не Wiadomości) и т.п. А есть и мода: так, в последнее время в польском обиходе появляется всё больше перенесенных заглавий фильмов: Pretty woman, Mission impossible, Rain Man.

Стоит поближе присмотреться к переносу названия. В языках, пользующихся латинским шрифтом, принят прямой перенос написания, т.е. с сохранением графики подлинника. Можно бы полагать, что в этих случаях уж точно имеем дело с прямым переносом – и нет проблемы. Однако это неверно: во-первых, надо уметь прочитать его (когда идет чтение вслух), во-вторых, нередко возникает вопрос о его склонении, как в устной форме, так и в письменной. В случае расхождения графических систем применяется передача звучания (транскрипция), реже – написания (транслитерация). А бывает, что и написание сохраняется, что мы часто наблюдаем в последнее время в русском языке (например, сохранение написания латиницей названий фирм и торговых марок).

Так или иначе, любой перенос названия связан с его адаптацией, т.е. приспособлением к правилам языка перевода. Различают фонетическую адаптацию (произношение согласно фонетическим правилам языка перевода) и морфологическую адаптацию (придание названию парадигмы изменения, грамматического рода и т.п.). Все типы адаптации видны в польском варианте названия Валентиновка: Walentynowka, в том числе в форме предложного падежа: w Walentynowce. Это: 1) фонетическая адаптация (отвердение сочетания ти ty, леle, перенос ударения на предпоследний слог, исчезновение редукции, чередование k : c в форме предложного падежа); 2) морфологическая адаптация (приобретение парадигмы склонения: Walentynowki, Walentynowce, Walentynowką).

Вопрос о правилах транскрипции и транслитерации регулируется не только обычаем, но прежде всего соответствующими нормативными предписаниями. Предписания касаются прежде всего транслитерации, транскрипция проводится скорее согласно установленному (и постоянно меняющемуся) обычаю, который периодически регистрируется переводоведческой литературой в виде правил передачи (см., в частности, Ермолович 2005: 300–406).

Пора поставить вопрос об эквивалентности в переводе собственных названий. Долгие годы мнение о том, что эти названия не подлежат переводу, а лишь автоматическому переносу, приводило к признанию собственных названий частью «безэквивалентной лексики», следовательно, отрицанию наличия эквивалентов таких названий. Правда, двуязычные словари содержали приложения со списком «географических названий», что, однако, скорее показывало наличие у них эквивалентов как некоторое исключение от общего правила, нежели нормальное и широко распространенное явление. В настоящее время такой подход в значительной мере пересмотрен, например, в новом большом русско-польском и польско-русском словаре под ред. Я. Вавжинчика впервые включены в общий словник многочисленные антропонимы и топонимы. Не учтены в нем собственные наименования, а также собственные названия в форме словосочетаний.

Необходимо сказать, что роль эквивалентности в переводе собственных названий велика, гораздо больше, чем обычно полагают. Эквиваленты есть не только у более известных географических названий, но и у многих названий лиц (как реальных, так и вымышленных, например, литературных персонажей), у заглавий книг, музыкальных произведений, фильмов, у названий фирм и торговых марок… Самое главное практическое последствие этого факта заключается в следующем: если собственное название имеет в языке перевода эквивалент, т.е. устоявшееся, постоянное соответствие, то следует употребить этот эквивалент, а не переводить самому.

Вот почему знание эквивалентов собственных названий так важно для переводчика. Кроме того, он должен иметь в виду, что, как уже было сказано вначале, главная функция собственных названий – это прямое обозначение объекта, его идентификация, следовательно, в переводе должны употребляться названия, употребляемые в языке перевода для обозначения именно этого объекта, пусть даже их форма не полностью соответствует или вовсе не соответствует форме оригинального названия.

Поиски эквивалентов собственных названий по письменным источникам бывают трудными и продолжительными. К тому же некоторые их признаки особенно трудно установить (например, в русском языке – место ударения). Учитывая всё это и сознавая такую потребность, я выпустил в 2008 году польско-русский словарь собственных названий.

Словарь содержит около 6000 польских названий и их русских эквивалентов. Учтены названия из следующих групп:

  • персоналии известных исторических и современных личностей: писателей, музыкантов, политиков, ученых, живописцев, артистов балета, театра, кино и др.;

  • персоналии известных литературных персонажей, героев опер, фильмов;

  • некоторые имена «обычных» людей, в том числе уменьшительные;

  • географические названия: городов, стран, регионов, континентов, морей и океанов, проливов, заливов, рек, озер, каналов;

  • названия городских районов, известных улиц и площадей, мостов и строений;

  • астрономические названия: планет, звезд, созвездий, туманностей;

  • избранные клички животных;

  • названия политических партий, международных политических и общественных организаций, органов государственной власти, вузов, а также аббревиатуры – сокращения этих названий;

  • заглавия литературных произведений, кинофильмов и телесериалов, опер, балетов, оперетт, мюзиклов и прочих музыкальных произведений, картин и скульптур;

  • названия газет и журналов;

  • избранные названия фирм и торговых марок.

В словаре помещены не только собственные названия, но и устойчивые словосочетания, в состав которых они входят, а также слова, образованные от собственных названий (например, имена прилагательные). Везде указывается ударение, а в случаях грамматических затруднений дается информация о склонении и о роде. Для наглядности (особенно при склонении) иногда приводятся примеры употребления названия, по образцу которых можно самостоятельно образовать сочетания.

В конце даны таблицы соответствий для самостоятельной передачи польских собственных названий в русском тексте, т.е. для тех случаев, когда в русском языке отсутствует устоявшийся эквивалент польского названия.


Литература


R. Lewicki, 2008: Polsko-rosyjski słownik nazw własnych, Lublin.

Д.И. Ермолович, 2005: Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. Москва.

J. Grzenia, 2003: Słownik nazw własnych, Warszawa.