uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 5 6
Под ред. Е.Б. Старовойтенко, В.Д. Шадрикова


Научное издание


ПСИХОЛОГИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ:

Новые модели и концепции


МОСКВА 2008


Международное издание: Россия, Украина, Австрия


Коллектив авторов: Абульханова К.А. (раздел 1), Калина Н.Ф. (раздел 7), Карпенко З.С. (раздел 6), Лэнгле А. (раздел 10), Орлов А.Б. (раздел 9), Петровский В.А. (раздел 5), Старовойтенко Е.Б. (раздел 4), Семенов И.Н. (раздел 8) Татенко В.А. (раздел 3), Шадриков В.Д. (раздел 2),Шумский В.Б. (раздел 9)


Психология индивидуальности: Новые модели и концепции

// Под научной редакцией Старовойтенко Е.Б. и Шадрикова В.Д.


Данная книга является опытом творческого осмысления проблемы индивидуальности в новом социокультурном и научном контексте. Представлен ряд авторских концепций и моделей, рзвивающих современные парадигмы психологии индивидуальности: онто-психологическую, субъектную, феноменологическую, культурную, экзистенциально – гуманистическую. Работа носит инновационный и программный характер, намечая перспективу методологии, теории и практики психологии индивидуальности. Она также является оригинальным образовательным проектом, содержательно определяющим подготовку профессионалов в сфере психологии личности, индивидуального консультирования и психотерапии. Издание представляет интерес для психологов, философов, специалистов в области социальныхз и гуманитарных наук.


с Абульханова К. А

Старовойтенко Е.Б.

Татенко В.А.

Шадриков В. Д. и др.


I. ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВА ПСИХОЛОГИИ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ


ПРОБЛЕМА ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ *

1. Направления психологического изучения индивидуальности.

Задолго до возникновения психологии и даже первых обыденных психологических знаний в самой жизни и ее историческом, литературном воспроизведении заявляет о себе индивидуальность человека. Проблема индивидуальности всегда высвечивалась своими разнообразными гранями: одними она блистала, будучи связана с творчеством, способностями человека, другими, когда речь заходила об исключительных - в том или ином отношении или вообще ярких личностях, третьими - когда то или иное общество создавало условия для расцвета индивидуальности или, напротив, всячески нивелировало ее. «Вся моя воля всегда была направлена на защиту моей индивидуальности» - писал А.Грин, закончивший свою жизнь, осветившую людей фейерверком мечты, в доме с земляным полом. Она описывается с самых различных точек зрения, в самых различных контекстах: индивидуальность отлична от всех (сравнительно с другими); индивидуальность - это уникальность, неповторимость (как и ее судьба); индивидуальность - это особый, ярко заявляющий о себе характер; наконец, индивидуальность - это творческая или обладающая выдающимися качествами (харизматическая) личность, и т.д. До нас дошли мастерски описанные образы выдающихся исторических деятелей, отличавшихся мудростью или жестокостью, образы святых и мучеников,

__________________________________

* Индивидуальный исследовательский проект № 07 – 01 - 170 выполнен при поддержке Научного Фонда ГУ-ВШЭ.

особенности которых, связанные с их именами, стали нарицательным обозначением определенных человеческих качеств, некоей определенной символикой: макиавеллизм, донжуанство, донкихотство и т.д.

Если обобщить разнообразные представления, бытующие в обыденном сознании людей, то индивидуальность зафиксировалась в них как некая исключительность личности.

Однако с момента становления психологии как науки проблема индивидуальности оказалась для нее своеобразным «камнем преткновения»: возникла дилемма - как может существовать наука о неповторимых, т.е. не подлежащих обобщению, типизации явлениях? В методологии интроспекционизма, поставившего проблему психологического познания, эта дилемма получила свое косвенное выражение: познать психику может только ее обладатель. Здесь просматривается идея своеобразного научного эгоцентризма, индивидуализма как невозможности объективного, идущего извне познания. Этот эгоцентризм приходит в противоречие с направлением, которое, напротив, определяет индивидуальность как различия личностей, чаще всего несущественные. Это представление закрепилось в распространенном в психологии словосочетании «индивидуальные различия». Но за данным представлением кроется понимание личности как инварианта, свойственного всем людям. В литературе, в обыденной жизни часто приходится читать или слышать утверждение, что в сущности человек не меняется (в истории, веками). Более того, в таком случае индивидуальные различия оказываются некоторой периферией по отношению к общему для всех личностей «ядру». Но это сразу приходит в противоречие с представлением об индивидуальности как «Я» - самости, т.е. самой «сердцевине» личности.

Отвлекаясь от различий теорий «Я-концепции» личности (даже таких существенных, как рациональное или иррациональное объяснение «Я» в его связи с сознательным или бессознательным), можно сказать, что само понятие «Я» заключает в себе принцип «отсчета» от неповторимости личности и неотъемлемости от нее этой единственности, собственности «Я» (будь то «self-control» или «id»). В английском наименовании «Эго» заключена идея эгоцентризма не в смысле психологической квалификации данной личности, а в смысле методологическом - движения в объяснении личности от ее внутреннего, ее сердцевины, ее «Я». Понятие «Эго» было принципиальным введением индивидуализации как основы в самую сущность личности, и тем самым, радикальным шагом в постановке проблемы индивидуальности на научную почву. При возникновении проблемы присвоения различных, извне взятых ролей и взаимодействия «Я» (или «Id») с действительностью, носящего конфликтный характер, приводящего, согласно Фрейду, к другим личностным образованиям, качествам, уровням (например, «супер-эго»), уникальность «Я» так или иначе, должна была либо соотнестись, либо столкнуться с внешним миром, социумом, его нормами, стандартами и запретами.

Проблема индивидуальности приобретает новый смысл, когда психологи приступают к созданию характерологии. Изучение характера, несомненно, означает раскрытие особенности человека. Однако здесь вновь возникает дилемма: психология не может описывать каждый в отдельности характер, как это, скажем, делает писатель в художественном произведении. Необходима типизация характеров. Но любое обобщение требует выделения единых общих оснований типизации характеров, что опять вступает в противоречие с идеей неповторимости. Эта дилемма особенно очевидно выступает в художественной литературе, где тот или иной характер оказывается типичным для данной эпохи, социального слоя и т.д. и вместе с тем - самобытным.

Можно сказать, что в созданных психологами характерологиях (Э. Шпрангер, Г. Айзенк, А.Лазурский и др.) были выделены разные основания типизации. Характерологии содержали психологические определения для обозначения индивидуальности, но не вскрывали ее психологическую сущность.

Еще одно научное направление в познании индивидуальности появляется с развитием эмпирической психологии, более точно - дифференциальной психофизиологии. Индивидуальность здесь «ухватывается» и объективно выявляется, но на самом низшем - психофизиологическом уровне, который совершенно не исчерпывает ни ее творческой, ни ее личностно неповторимой сущности. В дифференциальной психологии не вскрывается индивидуальность личности.

Между тем, в постепенно развивающейся области психологии личности, в создающихся оригинальных теориях и моделях личности индивидуальность начинает высвечиваться как ее существенная характеристика - как ее наиболее совершенное качество, творческая сущность (Г.Олпорт, Э.Эриксон и др.). Эта своеобразная идеализация личности, с одной стороны (поскольку далеко не все личности обладают индивидуальностью), с другой - опять «уход» от раскрытия сущности индивидуальности, принятие ее как данности.

Имплицитно проблему индивидуальности содержит направление персонологии, обозначаемое как теории личностных черт (к которому, кстати, относят и теорию Г.Олпорта, давшего глубокую трактовку личности). Черта, несомненно, фиксирует особенность, но, одновременно, осуществляет обобщение (как это, например, имеет место в концепции Р.Кетелла). Сами черты выделяются путем массового исследования, отвечающего критериям надежности, валидности, т.е. путем стандартизации. Конечно, при таком подходе личность получает до некоторой степени индивидуализированную характеристику, так как набор черт оказывается достаточно специфичным. Но вопрос о том, насколько априорно выделенные черты, приписанные данной личности, исчерпывающе описывают ее индивидуальность, остается открытым по сей день.

Таким образом, до определенного этапа развития психологии, более того, до достижения некоторой степени определенности в постановке проблемы личности, проблема индивидуальности заключает в себе научно не эксплицируемые противоречия - выступает на описательном уровне или охватывается научным исследованием, но на уровне психофизиологии, и предстает в разных, не связанных друг с другом направлениях изучения.

В отечественной психологии проблема индивидуальности представлена рядом разноплановых направлений теоретической интерпретации и эмпирических исследований. Одно из классических направлений составляют работы Б.М.Теплова и его школы (В.Д. Небылицын, В.М. Русалов и др.). Оно, в свою очередь, охватывает ряд различных подходов к индивидуальности.

Во-первых, это дифференциальная психология как область изучения индивидуальных особенностей психических процессов, трудно отделимая от дифференциальной психофизиологии. Во-вторых, это исследование психофизиологических базальных предпосылок способностей, которые составляют, одновременно, одно из направлений изучения личности. Способности как предмет психологического изучения оказались принадлежащими к двум областям психологии: исследованиям психических процессов и функций, непосредственно связанным с дифференциальной психофизиологией, и исследованиям личности. Однако стоит отметить, как нерешенный, вопрос о способах связи этих двух областей исследований способностей и их релевантности изучению индивидуальности.

В работах Б.М. Теплова была уточнена, применительно к человеку, Павловская типология. В.Д. Небылицын внес своими исследованиями огромный вклад в психологическую характеристику данных типов, рассмотрев проблему их функционирования (возможностей и ограничений) на основе принципа компенсации, Например, ограниченность «слабого» типа рассматривалась как компенсирующаяся его функциональными преимуществами по отношению к другим типам: тонкостью дифференцировок и т.д. Обобщая, можно сказать, что в работах тепловской школы индивидуальные различия, выявленные в дифференциальной психофизиологии, были связаны, с одной стороны, с работой мозга, с другой стороны - с личностными проявлениями.

В классических работах Б.М.Теплова была поставлена проблема изучения индивидуальных различий, проявляющихся в способностях. Он напрямую связал проблему индивидуальных различий с проблемой способностей в их разнообразной зависимости от физиологических особенностей и особенностей психических процессов. Способности, относящиеся к личностному уровню организации человека, определялись в связи с ее физиологическим и психическим уровнями. Не воспроизводя здесь широко известной теории способностей Б.М.Теплова, можно сказать, что в них индивидуальность человека значительно более выражена и иначе реализуется, чем на уровне индивидуальных психофизиологических или даже психических свойств. Способности - иное, более высокое качество психической организации, чем индивидуальные особенности психики, составляющие предмет дифференциальной психологии. Иными словами, тепловская школа позволяла разработать не только направление дифференциальной психофизиологии, но и достаточно самостоятельное направление - психологии способностей, одновременно заложив основу для обсуждения проблемы их связи.

Однако в подходах школы Теплова имплицитно заключалась еще одна, до настоящего времени не замеченная проблема или своего рода противоречие. Проблема индивидуальности фактически решается посредством применения типологического метода и построения типологии, отправляющейся от Павловских типов.

У Теплова различия между индивидуальностями фактически сводятся к типологическим различиям. Если к тому же учесть, что каждый тип образуется (по Павлову) путем сочетания одних и тех же теоретически выделенных признаков, то и различия между типами минимизируются. В такой типологии отход от принципа индивидуальности выражен очень ярко.

Однако работами учеников и продолжателей Б.М.Теплова, прежде всего В.Д. Небылицына, а также В.М. Русалова, А.Е. Ольшанникова и Т.Ф. Базылевич, были сняты многие неясности и ограничения тепловской типологии. В.Д. Небылицын, преодолев структурный принцип построения типологии обращением к функциональным возможностям так называемого «слабого» типа, открыл перспективу исследований функционального потенциала типов. В.М.Русалов предложил более сложную и широкую модель базальной типологической организации индивидуальности, включив в нее, в том числе, конституциональные характеристики типов.

В работах Т.Ф. Базылевич и Л.Г. Дикой были исследованы функциональные возможности и ограничения индивидуальности и типа, проявляющиеся в деятельности. Были, в частности, раскрыты адаптационные, резервные и другие аспекты деятельности индивидуальности.

Однако этим еще не было окончательно разрешено основное противоречие (или даже парадокс) тепловского определения способностей в их связи с деятельностью. Теплов определил способности как психические свойства, обеспечивающие успешность деятельности. А, как известно, успешность деятельности – это, прежде всего, ее социально оцениваемый результат. И хотя Теплов признает, что успешность одной и той же деятельности достигается у способных людей психологически различными путями, в этой трактовке заключается принцип, противоречащий индивидуализации.

Минимизация индивидуальности при выявлении связи способностей и деятельности в свое время произошла и на другом направлении изучения, в силу абсолютизации роли социальной детерминации способностей в ущерб раскрытию их генетических и собственно индивидуально-психологических механизмов. В 1957 г. на первом съезде Общества психологов СССР произошла дискуссия по проблеме способностей между А.Н. Леонтьевым и С.Л. Рубинштейном. В качестве одного из существенных доказательств своей позиции последний подчеркнул роль механизма обобщения, то есть собственно психологического внутреннего пути формирования способностей, а не их интериоризации (выведения) из социальных способов деятельности. Тем самым Рубинштейн поддержал определенным образом позицию Б.М.Теплова, но одновременно разошелся с ней, выдвинув гипотезу об общем для всех людей процессе внутреннего обобщения, который, по его мнению, лежит в основе генезиса способностей. Поскольку тот же механизм составляет и основу характерообразования, можно говорить о том, что Рубинштейн перевел проблему способностей в план личностной проблематики, не отрывая личностного уровня от уровня психической организации, а содержательно доказывая их связь.

Однако, возвращаясь к анализу ряда аспектов проблемы индивидуальности, охваченных тепловским направлением, необходимо подчеркнуть, что оно не исчерпывалось проблемами дифференциальной психологи и проблемой способностей, но наметило и проблему целостной личностной организации индивидуальности. Однако Б.М.Теплов занял особенную позицию в определении личности, считая, что она «строится снизу». Иными словами, психофизиологический, темпераментальный индивидуальный уровень не только составляет фундамент, природное (в широком смысле слова) основание личности, но определяет само ее происхождение, ее генезис.

Не нужно напоминать, что направление разработки проблемы способностей составило одно из ярких и исследовательски (эмпирически и теоретически) обоснованных направлений отечественной психологии. В этом направлении изучались проблемы способностей как свойств, находящих у человека индивидуальное развитие и выражение, а также проблемы индивидуальных различий конкретных типов способностей, например, математических, музыкальных и др. Между этими проблемами сохранялась связь, заключенная в тезисе, что

следующая страница >>