uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 15 16
ЗАХАРИЯ СИТЧИН

ВОЙНЫ БОГОВ И ЛЮДЕЙ


ZECHARIA SITCHIN

THE WARS OF GODS AND MEN




МОСКВА

«эксмо»

2006


Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов предшествовали войнам людей. Часто в битвах небо жители использовали оружие и технику, во многом превосходящие современные.

Известный исследователь теории палеоконтакта Захария Ситчин убедительно доказывает: высокоразвитые существа, которые жили на Земле много тысячелетий назад, обладали передовыми технологиями, позволявшими им вести широкома штабные боевые действия с использованием самого фантастического оружия. Отголоски сражений богов дошли до нас в «Илиаде», в «Теогонии» и «Махабхарате»,- в мифах и эпических сказаниях, в которые превращались реальные события,- пройдя через жернова потрясенного человеческого воображения.

Более того, сопоставление древних сакральных текстов, археологических на ходок и легенд позволило автору этой книги реконструировать и проследить все этапы великих войн, названных им Первой и Второй войнами Пирамид, которые происходили между богами более десяти тысяч лет назад и оказали решающее влияние на дальнейшее развитие человеческой цивилизации.


Перевод с английского Ю. Гольдберга

ISBN 5-699-15964-9 432 с: ил.


ОГЛАВЛЕНИЕ


Предисловие

Глава первая

ВОЙНЫ ЛЮДЕЙ

Глава вторая

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ГОРА И СЕТА

Глава третья

РАКЕТЫ ЗЕВСА И ИНДРЫ

Глава четвертая

ХРОНИКИ ЗЕМЛИ

Глава пятая

ВОЙНЫ ДРЕВНИХ БОГОВ

Глава шестая

ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Глава седьмая

КОГДА БОГИ ПОДЕЛИЛИ ЗЕМЛЮ

Глава восьмая

ВОЙНЫ ПИРАМИД

Глава девятая

МИР НА ЗЕМЛЕ

Глава десятая

ПЛЕННИК ПИРАМИДЫ

Глава одиннадцатая

«Я ЦАРИЦА!»

Глава двенадцатая

В ПРЕДДВЕРИИ КАТАСТРОФЫ

Глава тринадцатая

АВРААМ: СУДЬБОНОСНЫЕ ГОДЫ

Глава четырнадцатая

ЯДЕРНАЯ КАТАСТРОФА

Эпилог

Хроники Земли: хронологическая таблица

ПРЕДИСЛОВИЕ

Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов положили начало Войнам Людей.

Войны Богов за господство на Земле начались на их родной планете.

Так первая человеческая цивилизация оказалась на грани ядерной катастрофы.

Это факт, а не выдумка; все это было записано в глубокой древности — в Хрониках Земли.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ВОЙНЫ ЛЮДЕЙ

Весной 1947 года мальчик-пастух, разыскивая отбившуюся от стада овцу, обнаружил пещеру, внутри которой находились глиняные сосуды с манускриптами на еврейском языке. Эти и другие документы, найденные в этом районе в последующие годы, — называемые свитками Мертвого моря, — пролежали нетронутыми около двух тысячелетий, аккуратно свернутые и спрятанные еще в те неспокойные годы, когда Иудея бросила вызов могуществу Римской империи.

Были ли они какой-то частью общественной библиотеки Иерусалима, перенесенной в безопасное место перед падением города и разрушением его Храма в 70 году до нашей эры, или же — как полагают большинство ученых — библиотеки ессеев, секты отшельников с мессианскими воззрениями? Мнения по этому вопросу разделились, потому что в библиотеке хранились как традиционные библейские тексты, так и манускрипты, посвященные обычаям, укладу и верованиям ессеев.

Содержанием одного из самых длинных и хорошо сохранившихся, а также наиболее драматичных по своему содержанию свитков является предстоящая война, нечто вроде Последней Битвы. Озаглавленный учеными «Война сынов Света против сынов Тьмы», этот текст описывает разрастающийся конфликт, когда локальные войны между Иудеей и соседними государствами постепенно переросли в войну мирового масштаба, охватившую весь Древний мир: «Первое приложение рук сынов Света при начале (действий) против жребия сынов Тьмы, против войска Велиала: против полчища Эдома и Моава и сынов Аммона, и во[йска?] Филистеи, и против полчищ киттиев Ашшура, и (кто) с ними в помощь бесчестящим Завет». А после этих битв «(И придет царь) киттиев против Египта, а по окончании сего выйдет в великой ярости сразиться с царями Севера...»

В этой Войне Людей, предсказывается в свитке, особая роль будет отведена Богу Израиля:

А в день, когда падут киттии, — битва, сильное побоище пред Богом Израиля. Ибо этот день назначен им от века для войны, уничтожение сынов Тьмы...

Пророк Иезекииль предсказал Последнюю Битву «в последние годы», в которой будут участвовать Гог и Магог и в которой сам Господь «выбьет лук твой из левой руки твоей и выбросит стрелы твои из правой руки твоей». Но в свитках Мертвого моря говорится и об участии в битвах многих богов, сражающихся бок о бок с простыми смертными. В день тот:

...сойдутся на великое побоище божественный сонм и общество мужей — сынов Света со жребием Тьмы, сражаясь вместе, ради могущества Божия, при великом шуме и кличе божественных (ангелов) и людей в грозный день.

Хотя крестоносцы, сарацины и другие завоеватели, вторгавшиеся на Святую землю в исторические времена, шли в бой «с именем Бога», представление о том, что сам Господь сойдет на поле боя и что боги и люди будут сражаться вместе, кажется нереальным, и к этому в лучшем случае относились как к аллегории. Однако каким бы невероятным ни казалось это утверждение, в древности люди действительно верили, что Войны Людей не только начинаются по приказу богов, но и сами боги принимают в них активное участие.

Одной из самых романтизированных войн, когда «любовь спустила на воду тысячи кораблей», стала Троянская война между греками-ахейцами и троянцами. Известно, что война была начата греками, чтобы заставить троянцев вернуть Прекрасную Елену ее законному супругу. Однако в греческом эпосе «Киприада» эта война представлена как осуществление тщательно продуманного плана великого бога Зевса:

Были времена, когда тысячи и тысячи людей селились плотно на земле. И пожалев их, Зевс своей великой мудростью решил ослабить ношу земли. И посеял он вражду к Илиону (Трое), чтобы через смерть сократить род людской.

Гомер, греческий поэт, поведавший о событиях Троянской войны в «Илиаде», обвинял богов в разжигании и поддерживании конфликта. Посредством косвенного и прямого вмешательства, иногда невидимые, иногда в человеческом обличье, боги выступают главными актерами в этой человеческой драме. И за всем этим стоял Зевс (Юпитер): «Все, и бессмертные боги, и коннодоспешные мужи, спали всю ночь; но Крониона сладостный сон не покоил. Он волновался заботными думами, как Ахиллеса честь отомстить и ахеян толпы истребить пред судами».

Еще перед началом битвы бог Аполлон начинает военные действия: «...Ночи подобный, сев наконец пред судами, пернатую быструю мечет; звон поразительный издал серебряный лук стреловержца... Девять дней на воинство божие стрелы летали... Частые трупов костры непрестанно пылали по стану». Когда же воюющие стороны согласились прекратить военные действия, чтобы спор разрешился в единоборстве их предводителей, недовольный Зевс приказывает Афине: «Быстро, Афина, лети к ополченью троян и данаев; там искушай и успей, чтобы славою гордых данаев первые Трои сыны оскорбили, разрушивши клятву». Исполняя волю отца, Афина «бурно помчалась... словно звезда, какую Кронион Зевс посылает... яркую; вокруг из нее неисчетные сыплютея искры». А позже, когда с наступлением темноты сражение приостановилось, Афина превращает ночь в день, освещая поле брани: «Облак у них пред очами Афина рассеяла мрачный, свыше ниспосланный: свет воссиял им, открылось пространство все, и от черных судов, и от поля погибельной битвы; Гектор открылся ужасный, и все илионян дружины».

В каждой битве боги внимательно следят за судьбами отдельных героев, иногда сталкивая их друг с другом, иногда унося с поля брани героя, которому угрожает опасность, или останавливая несущуюся без возницы колесницу. Когда же боги и богини, оказавшись в разных станах, начинают сражаться друг с другом, Зевс приказывает им не вмешиваться в войну смертных.

Но боги не могут долго оставаться в стороне, потому что многие из прославленных воинов являются сыновьями богов или богинь (от смертных женщин или мужчин). Особенно разгневался Арес, когда его сын Аскалаф был убит дротиком, брошенным одним из ахейцев. Арес объявляет другим бессмертным: «О, не вините меня, на Олимпе живущие боги, если за сына я мстить иду к ополченьям ахейским, мстить, хоть и сужено мне, пораженному Зевса перуном, с трупами вместе лежать, в потоках кровавых и прахе!»

«Все то время, пока божества не приближались к смертным, — пишет Гомер, — бодро стояли ахеяне, гордые тем, что явился храбрый Пелид (Ахиллес), уклонявшийся долго от брани печальной». Гнев богов нарастал, а ахейцы получили подкрепление в лице полубога Ахиллеса, и поэтому Зевс меняет свое решение: «...Останусь я здесь и, воссев на вершине Олимпа, Буду себя услаждать созерцаньем. Вы же, о боги, Ныне шествуйте все к ополченьям троян и ахеян; Тем и другим поборайте, которым желаете каждый»... Так он вещал — и возжег неизбежную брань меж богами К брани, душой несогласные, боги с небес понеслися.

Троянская война, как и сама Троя, долгое время считались лишь частью увлекательных, но вымышленных греческих легенд, которые ученые корректно называют «мифологией». Троя и связанные с ней события не принимались всерьез даже в 1822 году, когда Чарльз Макларен выдвинул гипотезу о том, что холм под названием Гиссарлык в восточной части Турции и есть то место, где находилась гомеровская Троя.

И только в 1870 году, когда предприниматель по имени Генрих Шлиман на собственные средства начал раскопки холма и совершил удивительные открытия, ученые поверили в существование Трои.

В настоящее время считается, что Троянская война произошла в XIII веке до нашей эры. В те времена, как утверждают греческие источники, люди и боги сражались бок о бок. И таких представлений придерживались не только греки.

В те времена Малую Азию населяли в основном хетты, хотя ее край со стороны Европы и Эгейское море были усеяны греческими поселениями. Знакомые ученым лишь по упоминаниям в Библии, а потом и в египетских надписях, хетты и их государство — Хатти — обрели реальные черты тоже после того, как археологи начали раскопки их древних городов.

Расшифровка хеттской письменности и языка, принадлежавшего к индоевропейской семье, позволила проследить корни этого народа вплоть до второго тысячелетия до нашей эры. В это время из Кавказского региона началась миграция арийских племен — часть их переселилась на юго-восток, в Индию, а часть — на юго-запад, в Малую Азию. Наивысший расцвет Хеттского царства приходится приблизительно на 1750 год до нашей эры, а пятьсот лет спустя начался его упадок. Именно тогда хеттов стали беспокоить набеги враждебных племен со стороны Эгейского моря. Хетты называли завоевателей народом Ахиявы, и большинство ученых склоняются к мнению, что они и были тем самым народом, который Гомер называл ахеянами — то есть ахейцами, чье нападение на западную оконечность Малой Азии было увековечено в «Илиаде».

На протяжении нескольких столетий, предшествовавших началу Троянской войны, хетты значительно расширили границы своей империи, заявляя, что на то была воля их верховного божества Тешуба (Громовержца). В древние времена его называли «Богом Грома, чья мощь убивает», и некоторые хеттские цари утверждали, что бог лично принимал участие в битвах: «Могучий Бог Бури, мой повелитель (писал царь Муршили) явил свою божественную силу и ударил молнией» во врага и тем самым помог победить его. На поле боя хеттам помогала и богиня Иштар, которую называли «повелительницей войн». Именно ее «божественной силе» приписывали многие победы, когда она сама «сходила (с небес) покарать врагов».

Границы хеттского влияния, о чем неоднократно свидетельствуют тексты Ветхого Завета, протянулись к югу до самого Ханаана, но на этих землях хетты проживали как мирные поселенцы, а не как захватчики. Они, в отличие от египтян, рассматривали Ханаан как нейтральную зону, не предъявляя на нее никаких прав. Фараоны же всячески стремились расширить свои северные владения за счет Ханаана и Страны Кедров (Ливана); им это удалось в 1470 году до нашей эры, когда они разбили коалицию ханаанских царей при Мегиддо.

Ветхий Завет и надписи, оставленные врагами хеттов, рисуют хеттов опытными воинами, усовершенствовавшими применение боевых колесниц на Ближнем Востоке древности. Однако по свидетельству самих хеттов они шли в бой только тогда, когда боги давали возможность врагу сдаться, чтобы предотвратить кровопролитие, а если хетты одерживали победу, то довольствовались выкупом и пленными — они не грабили города и не убивали их жителей.

Но фараон Тутмос III, выигравший сражение при Мегиддо, гордо заявлял:

«Потом я пошел на север, грабя города и уничтожая вражеские станы». О поверженном царе фара он писал: «Я опустошил его города, сжег его станы, насыпал на месте их курганы; они не пригодны для жизни. Всех людей я взял в плен, я сделал их узниками; я увел их скот и забрал все их добро. Я истребил всю жизнь; я выкосил их хлеб и вырубил их рощи и все красивые деревья. Я уничтожил эту землю». Все это он совершил, писал фараон, по воле Амона-Ра, его бога.

Египтяне даже хвастались своей жестокостью к поверженным врагам. Фараон Пепи I, к примеру, увековечил память о своей победе над азиатскими «жителями пустыни» в поэтическом сочинении, прославляющем войско, которое «разорило землю жителей пустыни... вырубило фиговые деревья и виноградники... сожгло все поселения, людей умертвило многие тысячи». Памятные надписи сопровождались красочными батальными сценами (рис. 1).



Следуя этой жестокой традиции, фараон Пи-Анхи, пославший войска Верхнего Египта против мятежного Нижнего Египта, был разгневан предложением своих полководцев пощадить оставшихся в живых врагов. Поклявшись «не оставлять камня на камне», фараон объявил, что он сам отправится в покоренный город «разрушить то, что от него осталось». За это, уверял он, «отец мой Амон похвалит меня».

Богу Амону, по велению которого египтяне совершали свои зверства, противостоял Бог Израиля. По словам пророка Иеремии, «так говорил Господь, Бог Израильский: «Я накажу Амона, бога Фив, и тех, кто верует в него, и нашлю кару на Египет и богов его, на фараонов и царей». Согласно Библии, эта вражда длилась давно: почти тысячелетием раньше, во времена Исхода, Иегова, Бог Израиля, навлек на Египет бедствия, чтобы не только смягчить сердце египетского правителя, но и «вершить казнь над всеми богами Египетскими».

Чудесное избавление израильтян из египетского плена и их путешествие в Землю обетованную, как утверждает Библия, стало возможным благодаря прямому вмешательству Иеговы:

И двинулись сыны Израилевы из Сокхофа,

и расположились станом в Ефаме, в конце пустыни.

Господь же шел пред ними

днем в столпе облачном, показывая им путь,

а ночью в столпе огненном, светя им...

Далее следует описание битвы у моря, о которой фараон предпочел умолчать; об этих событиях мы узнаем из Книги Исхода:

И обратилось сердце фараона и рабов его

против народа сего...

И погнались за ними Египтяне...

И настигли их расположившихся у моря.

...И гнал Господь море сильным восточным ветром

всю ночь, и сделал море сушею;

и расступились воды.

И пошли сыны Израилевы среди моря по суше...

На рассвете, когда египтяне поняли, что произошло, фараон отправил в погоню за израильтянами колесницы. Но:

...В утреннюю стражу воззрел

Господь на стан Египтян

из столпа огненного и облачного,

и привел в замешательство стан Египтян.

И отнял колеса у колесниц их,

так что они влекли их с трудом.

И сказали Египтяне:

побежим от Израильтян,

потому что Господь поборает за них против Египтян.

Но египетский правитель, преследовавший израильтян, приказал колесницам не прекращать преследования. Египетское войско ждал печальный конец:

И вода возвратилась,

и покрыла колесницы и всадников

всего войска фараонова, вошедших за ними в море;

не осталось ни одного их них...

И увидели Израильтяне руку великую,

которую явил Господь над Египтянами.

Строки библейского повествования почти полностью совпадают с рассказом жившего позже фараона Рамсеса II, который описывал чудесное явление Амона-Ра, вставшего на его зашиту в решающей битве с хеттами в 1286 году до нашей эры.

В этом сражении у крепости Кадет в Ливане четыре отряда фараона Рамсеса II выступили против войска, собранного со всей империи хеттским царем Муаталли. Оно завершилось отступлением египтян, стремившихся на север, в земли Сирии и Месопотамии. Но большие потери в битве ослабили и хеттское войско.

Хетты могли одержать и более убедительную победу, поскольку едва не пленили самого фараона. Учеными были найдены лишь незначительные фрагменты хеттских записей об этом событии; однако Рамсес по возвращении в Египет счел нужным подробно описать свое чудесное спасение.

Надписи на стенах храма, сопровождавшиеся подробными рисунками (рис. 2), рассказывают о том, как египетские армии подступили к Кадету и, расположившись лагерем под южными стенами крепости, начали готовиться к битве. К их удивлению, хетты не ринулись на врага. Тогда Рамсес приказал двум отрядам подойти к крепости. И тут словно из-под земли появились хеттские колесницы, атаковав наступающие отряды с тыла и посеяв панику в двух других египетских отрядах, которые остались в лагере.




Когда египтяне в панике побежали с поля боя, Рамсес вдруг понял, что «Его царственная особа осталась одна, без охраны»; когда «царь посмотрел назад, он увидел, что его окружили колесницы числом около 2500» — не колесницы египтян, а колесницы хеттов. Брошенный своими военачальниками, пешими воинами и возничими, Рамсес воззвал своему богу, напомнив ему, что оказался в смертельной опасности только потому, что следовал его приказам:

И царь сказал:

«Что теперь, отец мой Амон?

Неужели отец забыл своего сына?

Делал ли я что против согласия твоего?

Что я делал и что я не делал, разве на то не было воли твоей?»

Обратившись к египетскому богу и напомнив, что враг верует в других богов, Рамсес вопрошал: «Что эти азиаты пред тобой, о Амон? Эти несчастные, что не ведают о тебе, о боже?»

Рамсес умолял своего бога Амона послать ему спасение, ибо могущество его было больше, чем сила «тысяч пеших, сотен тысяч конников», и случилось чудо: бог явился на поле битвы!

Амон услышал, что я взываю к нему.

Он протянул мне свою руку, и я возрадовался.

Он встал подле меня и позвал:

«Вперед! Вперед!

Рамсес, возлюбленный Амоном, я с тобой!»

Повинуясь приказу бога, Рамсес ринулся в гущу врагов. По божьей воле хетты вдруг сделались слабыми: «руки их опустились, они не могли поднять ни лука, ни копья». И они стали говорить друг другу: «Это не смертный промеж нас; это могучий бог; человек не может того, бог направляет десницу его». Не встречая сопротивления, рубя врагов направо и налево, Рамсес спасся с поля боя.

После смерти Муаталли Египет и Хеттское царство заключили мир, и правящий фараон взял в жены хеттскую царевну. Мир был необходим не только хеттам, но и египтянам, которым угрожало нападение «народов моря» — захватчиков с Крита и других греческих островов. Они обосновались на средиземноморском побережье Ханаана, и Библия называет их филистимлянами. Однако их атаки на сам Египет неизменно отражались войсками фараона Рамсеса III, который увековечил сцены этих сражений на стенах храма (рис. 3). Он приписывал свои победы строгому следованию «замыслам повелителя, моего царственного божественного отца, господина всех богов». Именно богу Амон-Ра, утверждал Рамсес, он был обязан всеми своими победами: «Амон-Ра, кто был против них, истребил их».





Кровавый след войн между людьми, которые развязывались по воле богов, приводит нас в Месопотамию — Землю Между Двух Рек (Евфратом и Тигром) — библейскую землю Сеннаар. Именно там, как утверждается в 11 главе Книги Бытия, появились первые города с домами из кирпича и башнями, поднимающимися до небес. Именно там было положено начало письменной истории человечества; именно там с первых поселений древних богов началась предыстория человечества.

Все это события далекого прошлого, и со временем мы обратимся и к ним. Однако сейчас из Египта времен Рамсеса II перенесемся на тысячу лет назад. В те времена в далекой Месопотамии царем стал честолюбивый юноша. Современники называли его Шарру-Кин — Справедливый правитель, а авторы современных учебников называют его Саргоном I. Он построил новую столицу, дав ей имя Агаде, и основал царство Аккад. Аккадский язык с клинообразной письменностью (клинописью) был прародителем всех семитских языков, в том числе иврита и арабского, на которых говорят до сих пор.

Находясь у власти большую часть двадцать четвертого века до нашей эры, Саргон объяснял столь длительное правление (пятьдесят четыре года) особым статусом, дарованным ему Великими Богами, которые сделали его «наместником Иштар, помазанным жрецом Ану, великим справедливым пастухом Энлиля». Именно Энлиль, писал Саргон, «не дозволял никому противиться Саргону» и дал ему власть над «землями от Верхнего моря до Нижнего моря» (т. е. от Средиземного моря до Персидского залива). Плененных царей Саргон в собачьих ошейниках приводил к «вратам Дома Энлиля».

Во время одной из кампаний в горах Загроса Саргону помогали, как и героям Трои, божественные силы. Когда он «вошел в землю Варахши... и наступила тьма... Иштар осветила путь». После этого Саргон смог «преодолеть мрак» ночи и провести свою армию через горные перевалы современного Луристана.

Аккадская династия, начало которой было положено Саргоном, достигла пика своего могущества при его внуке Нарамсине (Любимец Сина). В надписях, оставленных Нарамсином на памятниках, говорится, что в сражениях ему помогал бог, вооруженный особым оружием, «Оружием Бога», а другие боги разрешили — и даже приглашали его — посетить их обитель.

Главный удар Нарамсин нанес в северо-западном направлении, и среди его завоеваний был город-государство Эбла, где археологи обнаружили хранилище глиняных табличек, представляющих исключительный научный интерес: «Хотя со времен разделения народов никто из царей не мог разрушить Арман и Эблу, бог Нергал открыл дорогу могучему Нарамсину и отдал ему Арман и Эблу. Он подарил ему Аман, Кедровую гору, до Верхнего моря».

Нарамсин приписывал успех своих военных кампаний тому обстоятельству, что он исполнял приказы своих богов, а поражение он потерпел из-за того, что вступил в войну вопреки их воле. Ученые сопоставили фрагменты нескольких версий текста, озаглавленного «Легенда о Нарамсине». Она написана от первого лица, и в ней Нарамсин рассказывает, что его беды начались после того, как богиня Иштар «переменила замыслы» и боги дали свое благословение «семи царям, братьям, славным и благородным; а войско их было числом 360 тысяч». Выступив с территории современного Ирана, они захватили горный районы Гутии и Элама к востоку от Месопотамии, угрожая самому Аккаду. Нарамсин спросил богов, как ему поступить, и ему было велено сложить оружие и, вместо того чтобы идти в бой, отправиться спать со своей женой (но по какой-то серьезной причине царь не стал предаваться любовным утехам).

И боги сказали ему:

«О Нарам-Син, вот тебе наше слово:

Войско это против тебя...

Свяжи свое оружие и положи его в угол!

Уйми свое упрямство, останься дома!

Вместе с женою своей спать ложись,

Но с нею ты не должен...

Из земли своей на врага не ходи».

Но Нарамсин, заявив, что он может полагаться на свое собственное оружие, решил пренебречь советом богов и атаковать врага. «В первый год я выслал войско числом 120 тысяч, но никто не вернулся живым», — признается Нарамсин. Во второй и третий годы потери Аккада были еще больше, и на страну обрушились голод и смерть. Через четыре года после начала не одобренной богами войны Нарамсин воззвал к великому богу Эа, чтобы тот успокоил Иштар и собрал Совет Богов. Боги порекомендовали ему отказаться от дальнейшей борьбы, пообещав, что «в дни грядущие Энлиль нашлет гибель на Детей Зла», и Аккад будет спасен.

Обещанная эра мира длилась около трех столетий, в этот период центром царства становится древнейшая часть Месопотамии, Шумер, где вновь расцветают первые города Древнего мира — Ур, Ниппур, Лагаш, Исин, Ларса. Под властью царей Ура Шумер стал центром империи, охватывавшей весь древний Ближний Восток. Но к концу третьего тысячелетия до нашей эры эти земли стали ареной многочисленных междоусобных войн, а затем великая цивилизация Шумера — первая из известных человеческих цивилизаций — оказалась перед лицом катастрофы небывалого масштаба.

Это судьбоносное событие, на наш взгляд, нашло отражение и в Библии. Воспоминания об ужасном бедствии остались в памяти человечества, запечатленные и увековеченные в многочисленных древних плачах, которые дают довольно точную картину разрушений и опустошения на земле, которая была колыбелью древней цивилизации. В месопотамских текстах говорится, что катастрофа, обрушившаяся на Шумер, стала результатом решения, принятого на совете великих богов.

Понадобилось почти целое столетие, чтобы люди вновь заселили южную Месопотамию, и еще одно столетие, чтобы эта земля возродилась после постигшего ее несчастья. К тому времени центр власти в Месопотамии сместился на север, в Вавилон. Там зарождалась новая империя, главным божеством которой был провозглашен честолюбивый бог Мардук.

Приблизительно в 1800 году до нашей эры царем Вавилона стал Хаммурапи, прославившийся своим сводом законов, и он немедленно приступил к расширению границ своего царства. Как свидетельствуют его надписи, боги не только указывали ему, нужно ли начинать военные кампании и когда, но и сами становились во главе его армий:

Через силу великих богов

царь, любимый богом Мардуком,

возродил мощь Шумера и Аккада.

По велению Ану,

с Энлилем во главе войска,

с могучими силами, которые дали ему великие боги,

он стал сильнее армии Эмутбала

и царя его Рим-Сина...

Чтобы Хаммурапи мог уничтожить еще больше врагов, бог Мардук даровал ему «могучее оружие», называемое «Великим Могуществом Мардука»:

С Оружием Могучим,

с которым воевал Мардук,

герой (Хаммурапи) разбил в битве

армии Эшнуны, Субарту и Гутиума...

С «Великим Могуществом Мардука»

он победил армии Сутиума, Турукку, Каму...

С Великой Силой, которую дали ему Ану и Энлиль,

он победил всех своих врагов

до самой страны Субарту.

Но вскоре Вавилону пришлось делить власть на Ближнем Востоке со своим северным соперником — Ассирией, где верховным божеством был провозглашен не Мардук, а бородатый бог Ашур (Всевидящий). В то время как Вавилон покорял земли на юге и востоке, ассирийцы расширили границы своих владений в северном и западном направлении, до самых «земель Ливана, что на берегах Великого моря». Здесь находились владения богов Нинурты и Адада, и ассирийские цари предусмотрительно отмечали, что вели свои военные кампании по прямому приказу этих великих богов. Так Тиглат-Паласар I, живший в двенадцатом веке до нашей эры, рассказывал:

Тиглат-Паласар, царь по закону, царь мира, царь Ассирии, царь четырех сторон света;

Отважный воин, направляемый приказами Ашура и Нинурты, великих богов, его властелинов, так победил своих врагов...

По велению господина моего Ашура захватил я своею рукой земли от нижнего течения реки Заб до Верхнего моря, что на западе. Три раза я шел против земель Наири. Я склонил к своим ногам тридцать царей Наири.

Я взял заложников и получил за них выкуп — объезженных лошадей...

По велению Ану и Адада, великих богов, властелинов моих, я пошел в горы Ливана; я срубил кедров для храмов Ану и Адада.

Присвоив себе титул «царя мира, царя четырех сторон света», ассирийские правители бросили вызов Вавилону, во владениях которого находились земли древних царств Шумера и Аккада. Чтобы оправдать свои претензии, ассирийским царям необходимо было захватить те города, где в древности жили великие боги; однако на их пути стоял Вавилон. Осуществить этот замысел удалось Салманасару III. В его надписях говорится следующее:

Я пошел отомстить Аккаду... и победил... Я вошел в Куфу, Вавилон и Борсиппу.

Я принес жертвы богам священных городов Аккада. Я пошел вниз по реке в Халдею и получил дань с царей халдейских...

В это время Ашур, великий господин... дал мне скипетр, жезл... все, что нужно, чтобы править народом. Я исполнял только надежные приказы, которые давал мне Ашур, великий властитель, господин мой, любящий меня.

Описывая различные военные походы, Салманасар утверждал, что свои победы он одерживал с помощью оружия, врученного ему двумя богами: «Я воевал с Могучей Силой, которую дал мне Ашур, повелитель мой; и с сильным оружием, дарованным мне Нергалом, что направляет меня». От оружия Ашура, гласят надписи, исходило «сияние ужасное». Вражеские воины бежали с поля боя, увидев «ужасное Сияние Ашура, объявшее их».

После упорного сопротивления Вавилон был захвачен ассирийским царем Синахерибом (в 689 году до н.э.), и вавилоняне потерпели поражение, потому что их бог Мардук, разгневавшись на царя и его народ, объявил, что «карой им будет семьдесят лет разорения», — такое же наказание Бог Израиля впоследствии положил Иерусалиму. Подчинив себе всю Месопотамию, Синахериб принял вожделенный титул «царя Шумера и Аккада».

В своих надписях Синахериб также рассказывает о военных кампаниях на средиземноморском побережье, которые привели к столкновению с египтянами, преградившими ему путь на Синайский полуостров. Список завоеванных им городов звучит как строки Ветхого Завета: Сидон, Тир, Библ, Акко, Ашдод, Ашкелон — «сильные города», которые Синахериб «сокрушил» с помощью «ужас нагоняющего сияния оружия Ашура, владыки моего». На барельефах, иллюстрирующих его военные походы (например, осаду Лакиша, рис. 4), воины атакуют врага оружием, напоминающим ракеты. В покоренных городах, свидетельствует Синахериб, «правителей и князей, которые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление, причислил к полону».




До нас дошло описание предмета, известного как Призма Синахериба, содержавшееся в сделанной царем исторической записи о покорении Иудеи и нападении на Иерусалим. Ссора Синахериба с царем Иерусалима Езекией была вызвана тем, что он держал в плену царя филистимского города Экрон по имени Пади, «который не нарушил клятвы, данной своему богу Ашуру». Синахериб писал:

А Хизкию-иудея, который не склонился под мое ярмо — 45 городов его больших, крепости и малые поселения их окрестностей, которым нет счета... Города его, которые я захватил, отделил я от его страны и Метинти, царю Аш-дода, Пади, царю Экрона, и Цилли-Белу, царю Газы, отдал и уменьшил его страну.

В описании осады Иерусалима есть несколько интересных аспектов.

Во-первых, осада была вызвана не прямой, но косвенной причиной: там в плену держали верного Синахерибу царя Экрона.

Во-вторых, против Иерусалима не было применено «ужас нагоняющее сияние оружия Ашура», которое использовалось для «сокрушения сильных городов» Финикии и Филистии. В описании осады Иерусалима отсутствует и обычная в надписях концовка — «я воевал с ними и победил их». Синахериб лишь урезал границы Иудеи, отдав ее окраины соседним царям.

Более того, в случае с Иерусалимом отсутствует и обычное заявление, что Синахериб, нападая на этот город, повиновался «надежным приказам» бога Ашура. Значит ли это, что он осадил город по собственной воле, а не по велению своего бога?

Это предположение превращается почти в уверенность, если ознакомиться с другой версией этих событий, изложенной в Ветхом Завете.

Синахериб старался сгладить свою неудачу во время осады Иерусалима, но в главах 18 и 19 Второй Книги Царств мы находим объективный рассказ о случившемся. Из библейского повествования следует, что «в четырнадцатый год царя Езекии, пошел Сеннахирим, царь Ассирийский, против всех укрепленных городов Иудеи, и взял их». Потом Синахериб послал двух своих военачальников с большой армией к Иерусалиму, столице Иудеи. Но вместо того, чтобы штурмовать город, ассирийский полководец Рабсак начинает переговоры с правителями города, причем на еврейском языке, чтобы все жители могли понять его.

О чем же должны были узнать жители Иудеи? Из библейского текста становится ясно, что в переговорах обсуждался вопрос о том, дал ли согласие на вторжение ассирийцев в Иудею Бог Иегова!

«И сказал им Рабсак: скажите Езекии: так говорит царь великий, царь Ассирийский: что это за упование, на которое ты уповаешь?»

А если вы скажете мне:

«на Господа Бога нашего мы уповаем»...

При том же разве я без

Воли Господней пошел на место сие?

Господь сказал мне:

«Пойди на землю сию, и разори ее».

Слуги царя Езекии, стоя на городской стене, просили Рабсака перестать говорить по-еврейски и излагать свое послание на арамейском языке, который в те времена служил языком дипломатии, но Рабсак лишь ближе подошел к стене и продолжал еще громче говорить по-еврейски, чтобы его слышали все. Потом он начал бесчестить послов Езекии и поносить царя. Увлекшись, Рабсак позабыл, что ассирийцы пошли войной на город с благословения Иеговы, и стал оскорблять самого Господа.

Когда Езекии передали его слова, он «разодрал одежды свои, и покрылся вретищем, и вошел в дом Господень... И послал слово к Исайе пророку, говоря: день скорби и наказания и посрамления день сей... Может быть, услышит Господь, Бог твой, все слова Рабсака, которого послал царь Ассирийский, господин его, хулить Бога живого и поносить его словами». И через пророка Исайю Бог отвечал: «О царе Ассирийском... Тою же дорогою, которою пришел, возвратится, и в город сей не войдет... Я буду охранять город сей, чтобы спасти его».

И случилось в ту ночь:

пошел Ангел Господень,

и поразил в стане Ассирийском

сто восемьдесят пять тысяч.

И встали поутру,

и вот все тела мертвые.

И отправился, и пошел, и возвратился Сеннахирим,

царь Ассирийский, и жил в Ниневии.

По свидетельству Ветхого Завета после возвращения Синахериба в Ниневию, «когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, то Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него». Ассирийские источники подтверждают библейские строки: Синахериб действительно был убит, и на трон взошел его младший сын Эсархаддон.

В надписи, оставленной Эсархаддоном, известной как «Призма В», об этих событиях рассказывается более подробно. По приказу великих богов Синахериб провозгласил своим законным наследником младшего сына. «Он собрал народ ассирийский, молодых и старцев, и заставил братьев моих, отпрысков отца моего, дать нерушимую клятву перед богами Ассирии... чтобы мне править после него». Но братья нарушили клятву, убив Синахериба, а впоследствии пытались убить и Эсархаддона. Но боги похитили его «и спрятали в тайном месте... сохранив меня для царства».

Позже Эсархаддон получил «надежный приказ от богов: «Ступай, не медли! Мы последуем за тобой!»

Сопровождать Эсархаддона была избрана богиня Иштар. Когда его братья выступили из Ниневии, чтобы отразить атаку на столицу, «Иштар, Богиня Войны, желавшая, чтобы я был ее верховным жрецом, встала рядом со мной. Она сломала их луки, рассеяла их войско». Когда ряды воинов Ниневии были расстроены, Иштар обратилась к ним от лица Эсархаддона. «По ее высочайшему повелению они все пошли ко мне и склонились передо мной, — писал Эсархаддон, — и признали меня своим царем».

И Эсархаддон, и его сын и наследник Ашурбанипал пытались воевать с Египтом, причем оба применяли Сияющее Оружие. «Ужас вселяющее Сияние Ашура, — писал Ашурбанипал, — ослепило фараона так, что стал он как безумный».

В других надписях Ашурбанипала указывается, что это оружие, испускающее яркое, ослепительное сияние, было частью головного убора богов. В одном из эпизодов враг «был ослеплен сиянием головы бога». А «Иштар, что живет в Арбеле, одетая Божественным Огнем и в Лучистом Шлеме, пролила пламя на Аравию».

В Ветхом Завете также повествуется о некоем Сияющем Оружии, которое могло ослеплять. Когда ангелы (буквально: «посланники») Господа пришли в Содом перед его уничтожением, жители города пытались взломать дверь дома, где остановились гости. И ангелы «людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою... так что они измучились, искав входа».

Когда Ассирия достигла небывалого могущества, подчинив себе даже земли Нижнего Египта, ее цари — по словам Господа, вложившего их в уста пророка Исайи, — забыли, что они являются всего лишь орудием в руках Бога: «О, Ассур, жезл гнева Моего! И бич в руке его — Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего». Но ассирийские цари жаждали не просто наказания: «у него будет на сердце — разорить и истребить немало народов». Но это не соответствовало намерениям Бога, и поэтому Господь Иегова объявил: «Посмотрю на успех надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высоко поднятых глаз его».

Библейские пророчества, предрекавшие падение Ассирии, сбылись: захватчики с севера и востока объединились с восставшими на юге вавилонянами, и в 614 году до нашей эры пал Ассур, религиозный центр Ассирии, а двумя годами позже была захвачена и разграблена столица Ниневия. Великая Ассирия прекратила свое существование.

С падением Ассирийской империи вассальные цари Египта и Вавилона воспользовались случаем и попытались возродить свое былое могущество. Земли, разделяющие эти государства, вновь стали лакомым куском для соседей, и египтяне во главе с фараоном Нехо первыми вторглись на эту территорию.

В Вавилоне Навуходоносору II — как утверждается в его надписях — бог Мардук приказал вести свою армию на запад. Эта военная кампания увенчалась успехом потому, что «другой бог», в чьих владениях лежали эти земли, «не желал более земли кедров», и теперь там «правили и разоряли ее враги».

В Иерусалиме пророк Иеремия передал людям волю Бога Иеговы встать на сторону Вавилона, ибо Бог Иегова — называющий Навуходоносора «рабом Моим» — решил сделать вавилонского царя орудием своего гнева против богов Египта:

Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я пошлю и возьму Навуходоносора, царя

Вавилонского, раба Моего...

И придет, и поразит землю Египетскую: кто обречен на смерть, тот предан будет смерти; и кто — в плен, пойдет в плен; и кто — под меч, — под меч. И зажгу огонь в капищах богов Египтян; и он сожжет оные...

И сокрушит статуи в Бефсамисе (Гелиополе), что в земле Египетской, и капища богов Египетских сожжет огнем.

В ходе этой кампании Бог Иегова объявил, что он накажет и Иерусалим за грехи его жителей, которые стали поклоняться «богине неба» и богам Египта: «Вот, изливается гнев Мой и ярость Моя на место сие... и возгорится и не погаснет... Так я поступлю с городом сим, над которым наречено имя Мое». Это случилось в 586 году до н.э. «Пришел Навузардан, начальник телохранителей, предстоявший пред царем Вавилонским, в Иерусалим. И сожег дом Господень, и дом царя, и все домы в Иерусалиме. И все войско Халдейское... разрушило все стены вокруг Иерусалима». Однако Иегова обещал, что бедствия Иерусалима будут длиться лишь семьдесят лет.

Царем, который должен был исполнить это обещание и разрешить восстановление храма в Иерусалиме, был избран Кир. Его предки, говорившие на языке индоевропейской семьи, предположительно пришли из Каспийского региона в провинцию Аншан на восточном побережье Персидского залива. Там Хакам-Аниш (Мудрейший), стоявший во главе переселенцев, положил начало династии, которую мы называем династией Ахеменидов; представители этой династии — Кир, Дарий, Ксеркс — вошли в историю как правители земель, превратившихся со временем в Персидскую империю.

Когда в 549 году до нашей эры на трон Аншана взошел Кир, он владел лишь отдаленными областями Элама и Мидии. В Вавилоне же, в те времена находившемся на пике своего могущества, царем был Набонид, который получил власть при весьма любопытных обстоятельствах: обычно царя избирал бог Мардук, но Набонид получил престол в результате уникального соглашения между Верховной Жрицей (матерью Набонида) и богом Сином. В тексте частично поврежденной таблички Набонид обвиняется в том, что он «поставил на основании статую... он называл ее «богом Сином»... Во время, назначенное для празднества Нового года, объявил он, что не будет торжеств... Он приказал творить новые обряды и не признавал таинств предков».

В то время как Кир сражался с греками в Малой Азии, Мардук, желая, чтобы его вновь провозгласили верховным божеством Вавилона, «озирал земли, думая найти справедливого правителя, который примет волю его. И он назвал имя Кира, царя Аншана, и провозгласил его правителем всех земель».

После первых кампаний Кира, одобренных Мардуком, бог «приказал ему выступить против города его, Вавилона. Он повелел ему (Киру) идти по дороге на Вавилон, и сам шел рядом с ним как друг его». Так, идя буквально бок о бок с вавилонским богом, Киру удалось без кровопролития захватить Вавилон. 20 марта 538 года до нашей эры Кир «держал руки Бела (Владыки) Мардука» в святилище Вавилона. В день Нового года его сын Камбис присутствовал на празднике в честь Мардука.

Кир оставил своим преемникам империю, объединившую в своих границах все прежние империи и царства, кроме одного. Шумер, Аккад, Вавилон и Ассирия в Месопотамии, Элам и Мидия на востоке, земли на севере; владения хеттов и греков в Малой Азии, Финикия, Ханаан и Филистия — все они теперь подчинялись одному суверенному царю и одному верховному божеству, Ахура-Мазде, Богу Истины и Света. На древних персидских рисунках (рис. 5а) он предстает бородатым богом, пересекающим небеса в Крылатом Диске — точно так же ассирийцы изображали своего главного бога Ашура (рис. 5б).





После смерти Кира в 529 году до нашей эры единственным независимым государством со своими богами оставался Египет. Четыре года спустя сын и наследник Кира Камбис повел войска вдоль Средиземноморского побережья Синайского полуострова и разбил египтян при Пелусии. Через несколько месяцев он захватил Мемфис, столицу египетских царей, и провозгласил себя фараоном.

Несмотря на военные победы, Камбис при описании египетского похода избегал традиционного начала: «великий бог, Ахура-Мазда, избрал меня». Он сознавал, что Египет не входил во владения этого бога. Выказывая почтение независимым богам Египта, Камбис падал ниц перед их статуями, признавая их власть. В свою очередь египетские жрецы узаконили его право на египетский трон, даровав ему титул «сына Ра».

Теперь весь Древний мир был объединен под властью одного царя, избранного «великим богом истины и света» и признанного богами Египта. Ни у людей, ни у богов больше не осталось причин для войны. Мир на земле!

Но мир оказался недолговечным. На другом берегу средиземного моря увеличивалось могущество, богатство и честолюбие греческих государств. В Малой Азии, на островах Эгейского моря и восточного Средиземноморья разгорались конфликты как локального, так и международного масштаба. В 490 году до нашей эры Дарий I предпринял попытку захвата Греции и потерпел поражение при Марафоне; девять лет спустя армия Ксеркса I была разбита при Саламине. Через полтора века развернул свою завоевательную кампанию Александр Македонский, заливший людской кровью все древние земли до самой Индии. Исполнял ли он «надежный приказ» богов? Как раз наоборот. Уверовав в легенду о том, что отцом его был египетский бог, Александр сначала проложил путь в Египет, к оракулу, подтвердившему его божественное происхождение. Но оракул также предсказал ему смерть в молодом возрасте, и во всех своих дальнейших странствиях и завоеваниях Александр искал Источник Жизни, напившись из которого, он мог бы избежать уготованной ему судьбы.

Несмотря на все усилия, он умер молодым, в расцвете сил. И с тех пор Войны Людей велись только между людьми.







следующая страница >>