uzluga.ru
добавить свой файл
1
Кристиана БерестоваМагистр Тайной ПечатиПролог.Сначала был Он... ... Самый могущественный из богов, потому что Он был первым.... ... Он был всем. В Нем была вселенная из миллиардов галактик. В Нем был разум всех этих галактик. Он был прежде всего, прежде материи, сознания и атомов. Он был всегда, прежде, чем любая вера и позже Ему дали имя: Превер, что означало: "пред-верие", прежде веры в материю, потому что, чтобы создать, нужно верить. Пред-верие, предзнаменование веры. Земля стала для него песчинкой в пустыне с бесчисленными тоннами песков. В Нем было столько Силы, что крупицы Его сознания, рассыпавшись подобно звездам, стали миллиардами всемогущих богов. Отголоски Его мыслей, обрывки Его снов были столь могущественными, что от энергии наиболее мощных их всплесков, зарождались самые великие божества, способные создавать разумы и материю. У Земли таких было два: Сантал и Боск. Они символизировали два полюса энергии, гармонично уравновешивающих друг друга. Осознав себя, Сантал и Боск создали сущности подобные себе, облачив их в форму. Позже этим сущностям было дано название Креаторы - Творцы. Креаторы могли создавать материю и плоть, могли делать плоть живой, но наделять ее сознанием, - душой им было не под силу. Креаторы стали проводниками мыслей богов, и в какой-то мере сами представляли собой мысль бога. Их миссией было творить материю живую и мертвую. Итак, планета Земля была создана Превером, а все сущее на ней сотворили Сантал и Боск при помощи своих детищ - Креаторов. И вопреки теориям многих религий, сначала было не слово, а мысль, коей и были Творцы, ведь очевидно, что прежде чем сказать слово, необходимо сформулировать его мысленно. Креаторы воплощали мысли богов в реальность. После того как на земле были созданы флора и фауна, Креаторы получили относительную свободу действий. Под чутким контролем богов Сантала и Боска они населили Землю забавными существами, во многом похожими на них самих. Существа могли летать, ибо обладали разумом, а мысль летуча; и подобно мысли они парили над землей. Им даровали красоту и вечную молодость и позже их назвали - античными богами. Существа эти оказались таким удачным творением, что иногда Креаторы воплощались в них. Созданные разными Креаторами боги, отличались друг от друга мышлением и способностями, и они, как и их Творцы, могли творить материю. При помощи Креаторов античные боги создали для себя слуг, похожих на них самих, но все-таки отличных. Из ревности, чтобы слуги не уподобились им, боги наделили их слабостями. Для охоты на диких зверей античные боги сотворили уникальных ловчих: быстроногие хищники с чутким слухом и острым обонянием, достаточно крупные, чтобы на них можно было ездить верхом. Звери могли менять облик, принимая вид человека, и развлекать богов на привале рассказами или игрой в кости. Так появились первые оборотни - луни. Для шпионажа любопытные боги придумали мудрую сущность, которая могла быть везде и негде, а при необходимости надевать тело человека. Так появились верховные демоны. Ради потехи была дана жизнь существам, которые могли создавать примитивную материю и проделывать с ней всякие фокусы. Так появились первые колдуны. Разумеется, и Креаторы, и античные боги, и все подвиды, сотворенные ими, были созданы бессмертными. Креаторы и античные боги часто совещались между собой, как усовершенствовать заведенный на планете порядок. Так появился Верховный Совет Концессий. Флора, фауна, Земля и Солнце излучали достаточно энергии, но бессмертным не хватало живой органики для разнообразия своих воплощений. Для этих целей придумали низших существ, представлявших собой тела с крупицей разума и маленьким огоньком души. Эти существа задумывались исключительно как расходный биологический материал. При необходимости этими телами пользовались демоны, надевая их для временного комфортного существования на земле. Низших существ наделили способностью к размножению, чтобы они могли воспроизводить себе подобных беспрерывно, и на расходном материале можно было не экономить. Так появились люди. Боги считали людей скотом, потому что разума в них вложили только крупицу. Одна из античных богинь, демонстрируя свое презрение к безмозглым тварям, пила их кровь. Она наполняла свой кубок пенящейся жидкостью, пока ее слуга-оборотень рвал человека на куски. Богине понравился вкус крови, и она стала охотиться на людей. Именно от нее зародились первые вампиры, именно она привила оборотням тягу к человеческой плоти. Вся эта когорта богов, основала общность, в которую входили все ответвления высших существ. В этой общности установили права и обязанности, а так же ответственность за совершенные деяния. Общность назвали Великим Зеркальным Пондемониумом. Зеркальным, потому что все Творцы и боги, являлись как бы отражением высшего божества - Превера. Со временем старейшины Пондемониума, объединились в единый совет - Верховный Совет Концессий, они установили свод законов, общий для всех бессмертных, необходимый для гармоничного сосуществования видов. Со временем, появилась Башня Правосудия, где судили и куда заточали непокорных, нарушивших общие для всех правила. Каждый, кто пользовался дарами Пондемониума, будь то вечная жизнь или магия, обязан был служить на благо своего сообщества или Пондемониума в целом, установленный или не установленный срок. Каждая ветка богов основала свое отдельное сообщество. Так появились: Сообщество Пьющих Кровь, Сообщество Магии и Колдовства, Сообщество Королевства Луны объединявшее в себе оборотней, и т.д. Во всех сообществах существовал иерархический уклад по отношению к своему виду, и рангу в статусе Пондемониума. Главенствующую роль в сообществах занимали верховные демоны, они несли ответственность за каждого своего подданного и представляли интересы своего сообщества перед Верховным Советом Концессий. Каждое сообщества имело свою армию для защиты своего вида от посягательств других сообществ. Все эти армии, при надобности, объединялись в единый Легион Зеркального Пондемониума - Легион бессмертных. В каждом сообществе существовали свои ранговые сетки, например можно было быть генералом в армии своего сообщества и лишь сержантом в ранговой сетке Легиона. Когда началась вся эта история, я занимал одну из высших военных должностей в своем сообществе, в сообществе Магии и Колдовства, под главенством верховного демона Самаэля, подданным которого я являюсь, и по сей день. Я состоял на должности Магистра Тайной Печати. Магистр Тайной Печати.Книга 1.Начало.Для начала разрешите представиться. Меня зовут Кристиан Лантье. Честно говоря мое имя намного длиннее, но об этом вы узнаете чуть позже. Я - подданный Зеркального Пондемониума, из чего можно сделать вывод, что я бессмертен. Эта история произошла со мной и моими друзьями совсем недавно, хотя началась она очень давно. Шел 1222 год. Для западной Европы это были темные времена диких суеверий, массовых репрессий, инквизиций и крестовых походов. Церковь, повсеместно вытесняя язычество укрепляла свои бастионы. Человечество еще было совсем юным и не очень умным, хотя весьма и весьма талантливым. Многие чудеса техники еще не были изобретены. Наука только зарождалась очень медленно, давая слабые ростки из-под пресса суеверий. Как известно спящий разум порождает чудовищ. Все, что не мог постичь ум людей того времени, автоматически становилось чертовщиной и сатанинским промыслом. Я и моя жена Айрин, жили на окраине королевства в лесу, недалеко от небольшой французской деревеньки и растили дочь, 17-тилетнюю Донну. Моя жена Айрин из династии тех самых первых колдунов созданных античными богами, и все члены ее семьи обладали большой магической силой. До встречи с Рини я был обычным человеком, но ее отец сделал мне невероятный подарок на нашу с ней свадьбу: он открыл во мне способности к колдовству, посвятил меня в таинства магии и представил Самаэлю - верховному демону, главе Сообщества Магии и Колдовства. Именно Самаэль, впоследствии, даровал мне бессмертие. Итак, шел 1222 год. Как я уже говорил, это были страшные времена. Охотники на ведьм выжигали целые селения поддерживая истерию среди крестьян и демонстрируя могущество церкви и короля. Учитывая, что мы с женой и были самыми подходящими объектами охоты инквизиторов, мы жили прикрываясь легендой. Я играл роль сельского врача, а моя жена верную мать семейства. Когда я в роли врача, приехал с женой в эту деревеньку, свободного дома для нас не нашлось и нас поселили в бывшем домике лесника, который по счастью располагался в лесу. Таким образом, мы были хоть немного удалены от деревни и скрыты от посторонних глаз. Разумеется, в близлежащих деревушках нас знали все. Частенько Айрин вместе с Донной, ходили на рынок за продуктами, а я лечил больных на дому. И хотя наша деревенька располагалась на самой окраине королевства и до нас, время от времени, долетали обрывки новостей, из которых мы узнавали о том, что творится во Франции и по соседству. Из этих обрывков мы складывали представление как армия и церковь, с молчаливого согласия короля, выжигает целые селения еретиков. Мы надеялись и молились чтобы из-за нашей удаленности от столицы, инквизиция нас не коснулась, но беда все-таки пришла и в наш отдаленный уголок. В один из летних вечеров, наша дочь Донна не вернулась домой... Оседлав двух жеребцов, мы с Айрин отправились в деревню на ее поиски. Первым нам встретился отец девочки, с которой дружила наша дочь. Срывающимся голосом он поведал нам о том, как неделю назад в деревню приехал новый священник. Всю неделю он присматривался к местным жителям, а сегодня днем нагрянул вооруженный до зубов отряд королевских палачей... Старик рыдал в отчаянии. - Именем короля всех старух, девок и женщин единым махом в сарае спалили. Жену мою и тещу, и дочь, а с ними и вашу красавицу. "Жги, - кричат, - ведьм!" "А как их отличить-то?", - спрашивают. "Жги всех! Господь разберется!", - полными ужаса и отчаяния глазами старик смотрел на нас, словно ожидая что вот сейчас его кто-то разбудит и весь этот кошмар окончится. - Да, что же это делается, сердешные вы мои? Как же мне теперь жить-то дальше без семьи? Вы молодые у вас еще детишки народятся, а мне как жить? Жить-то теперь как!?! Больше не слушая его Айрин пришпорила коня, срываясь с места и устремляясь в деревню. - Прости, отец, - только и нашел, что сказать я. Картина представшая перед нашими глазами, до сих пор снится мне в кошмарах. Дома тогда строили близко и от сожженного сарая выгорело пол деревни. Уцелела лишь горстка стариков с младенцами на руках, другими словами те, кто никак не мог противиться вооруженным солдатам. Всех пытавшихся защитить свой дом мужчин, нещадно убили. Тощие старики перепачканные сажей как тени, медленно ходили от пепелища к пепелищу, беззвучно шевеля губами. Один старик упал на пепел, оставшийся от его дома и рыдая целовал его, что-то бормоча себе под нос. Навстречу нам вышел древний старец, староста деревни. Он посмотрел на меня, на застывшее лицо Айрин и тихо сказал. - Ступайте за мной, я покажу вам место. Осиротевшие старики смотрели нам в след с состраданием, и каким-то жутким пониманием нашего горя. - Это здесь, - староста указал нам рукой на пепелище, оставшееся от сожженного сарая. - Я не знаю, была ли среди них ваша дочь, но днем я видел ее на рынке. Я взглянул на жену. Ветер трепал ее прекрасные темно-каштановые волосы, а в глазах ее застыло зеркало, в котором отражалась Донна. Сердце матери отказывалось верить в то, что дочери больше нет. И я понял, мне не увидеть ее слез до тех пор, пока она не будет твердо уверена в смерти дочери. - Кому-нибудь, кроме меня, нужен этот пепел? - громко спросила Айрин, и все обернулись на ее голос. - Это все, что осталось от тех, кого мы любили, от наших жен и дочерей, - сказал высокий сухой старичок. - Если вы поможете нам собрать это в мешки, мы с мужем отвезем пепел на кладбище и сегодня же предадим его земле. - Я сам похороню свою дочь, - заявил невысокий, коренастый старик-гончар. - Разве ты сможешь отделить ее от прочих? - возразил ему староста. - Нет, не смогу, поэтому пусть каждый возьмет по щепотке и захоронит в семейной могиле. Я понимал для чего Рини понадобился пепел. Она собиралась провести ритуал и узнать была ли среди погибших наша дочь и я поспешил ей на помощь. - Отцы, послушайте себя. Вы делите золу! В смерти наши близкие были вместе и раз нам не разделить их из пепла, пусть он останется единым и не оскверненным дележкой. Мы захороним их всех вместе, и все вы сможете приходить на могилу. Мы самые сильные и молодые из вас, у нас двое слуг. Помогите нам собрать пепел в мешки и мы увезем их на кладбище. Ночью мы похороним их, а завтра вы сможете прийти на могилу и помолиться за упокой их душ. Вперед выступил невысокий старик и обратился к старосте. - Ты наш старейшина и всегда давал нам мудрые советы. Прими же и на этот раз верное решение. Мы послушаемся его. Старейшина кивнул и повернувшись ко мне, спросил. - Почему вы хотите хоронить их ночью? - Все они погибли насильственной смертью. Возможно среди этих женщин была моя дочь и если это так, я хочу чтобы душа ее упокоилась как можно скорей, а не скиталась вместе с прочими призраком по деревне, оплакивая свою судьбу. На несколько минут воцарилась тишина, которую никто не смел нарушить, потом староста кивнул. - Пусть будет так. Нам не разделить из пепла наших жен и дочерей. В смерти они были вместе, пусть же и после прах их захоронят в одной могиле. У нас будет место где мы сможем оплакивать их, а души обретут покой и снова вернутся к Создателю. Когда он закончил говорить. Все смиренно склонили головы в знак повиновения. В деревню верхом въехали наши слуги. Жофрей и Матье служили у нас уже 200 лет, с тех пор как мы с Айрин начали жить вместе. Это был еще один подарок ее отца, барона дю Плесси, на нашу свадьбу. Барон был одним из величайших колдунов за всю историю существования Зеркального Пондемониума. Сделав слуг бессмертными, барон приказал им вечно служить нам верой и правдой, защищать нас и наших детей и они не смели ослушаться. Матье много времени проводил рядом с Айрин, исправно исполняя все ее поручения, Жофрею была поручена Донна и до последнего времени верный слуга везде сопровождал нашу дочь. Но девочка росла, у нее стали появляться свои секреты, она начала сбегать от навязчивой опеки старого солдата. Сбежала и на это раз... Примерно через час мы уложили наполненные пеплом мешки, в два воза, отряженные нам старостой и сопровождая их верхом, направились в сторону кладбища. Матье поехал с нами, а Жофрей остался присматривать за дорогой, чтобы не оказалось случайных свидетелей того что собиралась сделать Айрин. На поляне неподалеку от кладбища, мы разгрузили возы. Айрин прочла заклинание, хлопнула в ладоши и на поляне материализовался ее огромный колдовской котел на триноге под которым тот час же вспыхнуло пламя. Рини бормотала заклинания и перед ней появлялись склянки со снадобьем, которое она выливала в котел. Этому, как и всем прочим колдовским премудростям, научил ее отец. Я не вмешиваясь стоял в стороне. В руках стоявшего рядом с моей женой, Матье, появился большой деревянный черпак и он принялся помешивать варево в котле. И хотя я являюсь Магистром, мне долгое время не удавалось понять: как жене удавалось мысленно общаться со слугами. Знаний о телепатии тогда еще не существовало. Пламя лизало котел и световые блики плясали, вспышками освящая лицо Айрин. Временами в этом призрачном мерцании огня, лицо Рини становилось похожим на личико Донны. Мое сердце болезненно сжималось при мысли, что я больше не увижу дочь. Когда варево было готово, Рини зачерпнула зелье деревянным черпаком и плеснула на один из мешков, а после и на все остальные. - Души насильственной смертью убитых, памятью близких еще не забытых, явитесь немедля! И мне укажите, виновен кто в том, что вы пеплом лежите! Возле мешков выстроились призрачные, как будто сотканные из тумана, образы девушек и женщин с печальными лицами. - Кристи, - в отчаянии простонала моя жена. - Не одна из них не была ведьмой!!! Ее глаза сверкнули молниями и запылали синим огнем. Прежде, чем я успел что-то сделать, жена еле заметно шевельнула пальцами и мои руки оплела огненная веревка, лишающая колдуна возможности двигаться и колдовать. - Прости, - хрипло прошептала Айрин, - ты бы помешал мне. В этот момент из-за прочих душ робко выступила еще одна. - Нет!!! - обезумев от горя, закричали мы оба. Перед нами стояла кристально-чистая душа нашей дочери. Она виновато улыбалась нам, как в детстве теребя кончики заплетенных в косы волос. Для того чтобы воспитать ребенка с кристально чистой душой не искалечив ее ни злом, ни насилием, надо понимать ценность этой души, а на это способны немногие. Эта душа стоила целого мира..., и сейчас она виновато улыбалась, прощаясь с нами... Донна никогда не видела Айрин такой, но для нее это было безразлично. Это по-прежнему была ее любимая мамочка. - Мама, - тихо позвала она. За считанные мгновения синие пламя в глазах Рини потухло, она стала прежней. - Не плачь, мамочка, мне теперь хорошо и больше не больно. Зачем ты связала папу? Не обижай его, мамочка, он не виноват. Я видел как жена держится из последних сил, что сердце ее разрывается от немыслимой боли. - Донна, девочка моя, - сдерживая рыдания, обратилась она к дочке, - покажи мне, кто виноват! Дочка нежно улыбнулась ей. - Я не знаю, мамочка, спроси у них, - она указала на души стоявшие позади. - Я хочу проститься с вами, родные мои. Меня уже зовут и я не могу противиться. - Кто зовет? - испугалась Айрин. - Ангелы. Мне нужно к ним. Я слышу их голоса, они уже рядом. Спасибо вам любимые мои за все. Я всегда буду с вами рядом в своих мыслях. Я вас очень люблю. Прощайте. Она поцеловала меня и Айрин в мокрые щеки, и как будто коснулась души каждого из нас ласковым ветром. - Подожди! - закричала Айрин, заламывая руки, - Нет! Донна! Стой!!! Но облачко тумана махнуло нам рукой, взлетая в звездное небо, и только золотые искры прощальным дождем, осыпались на поляну. - Это несправедливо! - в гневе кричала Айрин. - Это мы воспитали ее такой! Я и ты! Мы вложили в нее всю нашу любовь, все самое лучшее что было в нас, а она досталась ему!!! Она с негодованием вскинула голову, устремляя взгляд в ночное небо. И лес содрогнулся от ее нечеловеческого крика. - Почему ты забрал ее, Превер?!! Это был не вопрос. Это было обвинение, вырвавшееся из разбитого материнского сердца. - Укажите мне, кто виноват!!! От этого крика полного боли и отчаяния, все стихло, лес накрыла абсолютная тишина и скорбь. Одна душа подошла к котлу и провела над ним рукой. Клубы пара над снадобьем рассеялись, на поверхности зелья появилась зеркальная плёнка отразившая лицо того, кто по мнению душ был виновен в их смерти. Я стоял чуть поодаль и не видел лица этого человека. Я увидел его лично, чуть позже, когда посланный Айрин демон принес его в могучих когтях к нам на поляну. Как известно, исполняя приказы демоны властны над временем и пространством, поэтому инквизитор оказался перед нами за считанные мгновения. Если кого-то заинтересует вопрос: почему мы с женой не послали одного из них предупредить и спасти Донну, отвечаю. Никто не вправе оспорить волю судьбы. Того, что свершилось, уже не изменить. Если бы мы только могли узнать о том что произойдет, прежде, чем оно случилось, мы бы могли попытаться вмешаться в ход событий. Только попытаться, никаких гарантий. После того как душа нашей дочери улетела к Преверу, изменить что-то мы были уже не властны. Те, кто может сказать, что не верит ни в бога, ни в дьявола - счастливые люди! Вы живете в неведении и не верите в богов потому что никогда с ними не сталкивались. Нам же, по роду деятельности, приходится сталкиваться с таким колдовством, и с такими богами о которых вы наверное, только в книжках читали... Еще в самом начале своего основания, Совет Концессий установил закон - единый для всех бессмертных: "Если кто-то берет на себя право судить кого бы то ни было, выносить приговор и приводить его в исполнение; этот кто-то должен быть готов к тому, что если его приговор несправедлив, он лично понесет за него ответственность". Колдуны, в особенности, обязаны нести ответственность за каждое свое действие, ибо колдун наделен силой и должен пользоваться этой силой мудро, не нарушая вселенской гармонии. Итак, мы не могли изменить участь Донны, но Рини решила наказать религиозного фанатика, спалившего около тридцати ни в чем не повинных женщин. Если бы отряд королевских палачей просто перебил их всех палкой, души погибших, как и всех умерших насильственной смертью, счастливо упокоились бы на небесах, но их сожгли и теперь они рисковали уже никогда не обрести покой. У многих остались не отпущенные грехи, которые припеклись к душе и теперь, чтобы очиститься им пришлось бы пройти сквозь чистилище. Душа нашей дочери улетела к Преверу сразу после того, как попрощалась с нами, лишь потому что была кристально чистой. - Что это? Где я? Что за чертовщина? - вопил маленький упитанный человечек в одеянии католического священника. Демон не отпускал его из страшных, похожих на ястребиные, когтистых лап. Человечек так громко и надрывно орал, что выносить это было невозможно. Айрин подала демону знак, и тот выдохнул. С выдохом от пасти демона отделился комок слизи, похожей на смолу, и плотно залепил священнику рот. Теперь тот мог только мычать. Моя жена подошла к нему на расстояние шага и глядя ему в глаза своими пылающими синими огнями, глазами, вкрадчиво прохрипела. - Гляди, как выглядит настоящая ведьма? Человечек в ужасе таращился на нее. Роскошные длинные волосы моей любимой женщины трепал ветер и в палящем свете костра она выглядела настоящим исчадием ада. - Посмотри на них! - продолжала она, - Это души женщин сожженных тобою и тобою приговоренных. Среди них была моя дочь, но душа ее уже на небесах. Слышишь ты, тварь? Девочка убитая тобой, уже на небесах, а ты теперь в руках самой настоящей ведьмы. Смотри и хорошенько запоминай, как выглядит настоящая ведьма, когда она злится! Похожа я на тех бедных девочек, которых вы пытаете в подземельях, и которые не могут сопротивляться? Длинным заточенным ногтем Рини задрала пухлый подбородок священника, впилась в его перепуганные глазенки своими пылающими глазами, и демонически расхохоталась. - Ты даже не представляешь, что я сейчас с тобой сделаю. Ты заплатишь за все свои злодеяния! И не надейся, я тебя не убью. У тебя не выйдет умереть под флагом мученика. Я накажу тебя, и ты будешь с этим жить, и всегда помнить об этом и тех злодеяниях, которые ты совершил над невинными! Не буду описывать какие ужасы моя любимая женщина вытворяла с престарелым религиозным фанатиком, отмечу одно: после этой ночи он остался калекой, психическое же его состояние, сильно пошатнулось. Думаю, тогда он смог на собственной шкуре убедиться, что истязать беззащитных женщин гораздо легче, нежели подвергнуться пыткам в лапах настоящей ведьмы, ужаленной в самое сердце. Вдоволь натешившись, Айрин приказала демону вернуть священника туда, откуда тот его принес, крикнув напоследок. - Если ты не освободишь всех, кого вы держите в подземельях по обвинению в колдовстве, через три дня я снова пошлю за тобой! Позже я узнал что запуганный и покалеченный священник, по возвращению выпустил из подземелий своего монастыря всех арестованных для пыток и казни колдунов и ведьм. Когда его схватили и представили перед судом, он честно поведал обо всем случившемся с ним той ночью. Его объявили сумасшедшим и упекли в каменный мешок. Я веду свое повествование к тому, с чего в общем-то и начиналась история о которой я хочу вам поведать. Выместив часть ярости на святого отца, моя жена отнюдь не утолила свою боль. Я подозревал что Рини может прийти в голову мысль воссоздать из пепла тело Донны, не смотря на то что душа ее потеряна навечно. Вот только смысла в этом не было абсолютно. - Вы знаете какая судьба ожидает вас теперь? - спросила Рини у стоящих перед ней душ. Те отрицательно покачали бесплотными головами. - Слыхали вы, что такое чистилище? Души утвердительно закивали. - Сначала вы попадете туда, а уж потом достойных отправят к ангелам. Тех же, кому случалось тяжело грешить, поселят неподалеку от пекла, у озера Плача, где они будут вечно оплакивать свою судьбу. Вы к этому готовы? Одна душа шагнула вперед. - Мы видели, ты великая колдунья. Можешь ли ты чем-нибудь помочь нам в память о том, что в смерти, твоя дочь была с нами? - Я могу вернуть вам ваши тела, и сделать вас бессмертными. Но взамен, вам придется вечно служить на благо Зеркального Пондемониума. - Мы согласны! Верни нам жизнь, сделай нас бессмертными! - Загалдели души. Моя жена милостиво улыбнулась. - Подходите ко мне по очереди. Души послушно подходили к Айрин. Шепча заклинания, она брызгала зельем на пепел и вместо золы с земли вставали живые тела, в которые жена загоняла души. И только три души не пожелали вернуться в прежнее тело согласившись на чистилище, куда моя жена их тот час же и отправила. Затем, не смотря на мои отчаянные вопли протеста, она вернула к жизни и тело Донны... Возрожденная Донна была точной копией прежней, с одной только разницей, в ней не было больше души. Словно фарфоровая кукла она хлопала глазами, глядя в одну точку и была как новорожденная - чистым листом бумаги. Безжизненным листом. - Что ты будешь с ней делать?!!! - закричал я. - Это же просто труп, зомби! Рини подошла ко мне, в ее горящих глазах стояли слезы. - Я ненавижу тебя, Кристиан, за то что ты не уберег нашу дочь. Себя я тоже за это ненавижу. И я люблю тебя, Крис, ведь ты единственный мужчина в моей жизни. Я знаю, ты осуждаешь меня, но я не могу поступить иначе. Я не отдам смерти свою дочь. Пусть мне не удастся вложить в нее душу, но я не позволю червям жрать ее плоть или ветрам трепать частички ее нежного тела. Я не знаю, встретимся ли мы с тобой еще. Все может быть, ведь мы бессмертны, но после всего, что случилось с нами сегодня, я не смогу пока видеться с тобой. Я очень люблю тебя, Кристиан, но сейчас мне нужно побыть одной. - Нет, Айрин! - не в силах выдержать разрывавшую сердце боль, кричал я. - Я не могу за одну ночь потерять вас обеих! Рини прижала пальцы к моим губам. - Помолчи, дай мне закончить. Спасибо тебе за все: за любовь, за Донну, за все счастье в моей жизни, которое было в ней, благодаря тебе. Прости меня и прощай. С этими словами она щелкнула пальцами и исчезла, вместе со всеми возродившимися женщинами, Матье и телом Донны. Вместе с ней исчез и ее котел, и баночки со снадобьем. Исчезла и огненная веревка с моих рук. Остался только костер, я и Жофрей. Вот так и началась эта история. О том, что я делал в промежутке между 1222 годом и 2008, я, возможно, расскажу вам позже. А сейчас пришла пора рассказать о последствиях, той самой ночи.