uzluga.ru
добавить свой файл



М атериалы VI научных чтений



Катунин Ю.А.
БОРЬБА С ИДЕЯМИ ПАЦИФИЗМА В КРЫМУ В 20-30-е ГОДЫ ХХ ВЕКА


В первые годы Советской власти верующие ряда конфессий Крыма отказались от службы в Красной Армии, мотивируя это идеями пацифизма, присущими их вероучению. Среди верующих-«отказников» были представители православия, католицизма, иудаизма, молоканства, баптизма и других религиозных течений. Однако подавляющее число «отказников» было среди меннонитов.

Религиозный пацифизм (в переводе с латыни – умиротворение) призывает верующих отказаться от насилия, как способа разрешения различных конфликтов. Война, по мнению идеологов пацифизма, является неприемлемым способом устранения возникших противоречий. Идеи, осуждающие насилие, были сформулированы еще в раннем христианстве не только в Евангельских текстах, но и в трудах Тертуллиана, Климента Александрийского, Оригена и других «отцов» церкви.

После превращения христианства в официальную религию Римской империи идеи раннего пацифизма были изменены на доктрину «справедливой войны», которая получила свое развитие в трудах Фомы Аквинского и окончательно оформилась в учении Франциско Суареса.1

Возрождение идей пацифизма происходит в период Реформации. Идеологами этого учения становятся Эразм Роттердамский и Себастьн Франк. В христианстве пацифизм становится одним из важнейших элементов вероучения квакеров, гуттерского братства, моравских братьев и меннонитов, категорически отрицавших войну как способ разрешения экономических, социальных и политических конфликтов.

В наиболее радикальной форме пацифизм представлен в учении меннонитов. Отказ от насилия и войн, проповедь всеобщего братства, любовь к ближнему, призывы к смирению и покорности, вера в личное бессмертие, - эти основополагающие принципы были сформулированы в 1537 году Менно Сименсом. В ХVII веке в учении меннонитов появляются идеи отказа от военной службы и принесения присяги светским властям. Они были основаны на евангельских текстах, в том числе и на 33-37 стихах V главы Евангелия от Матфея, в которой говорится: «… не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».2

Окончательно принципы идеологии меннонитов были сформулированы в принятой в 1632 году «Декларации главных статей нашей общей христианской веры».

После присоединения Крыма к России и издания Екатериной II манифеста «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселиться, в которых губерниях они пожелают» с 1789 по 1870 годы меннониты переселяются из Германии в Крым и на материковую часть Таврической губернии. От правительства они получили льготы, которых не имели русские поселенцы. Каждой меннонитской семье выделялся надел земли в 65 десятин. Колонисты, переехавшие на постоянное место жительства на юг России, на 10 лет освобождалась от податей и налогов.3 Меннониты брали на себя обязательство, в соответствии с которым они отказывались от пропаганды своего вероучение среди представителей других этнических групп, проживавших в Таврии.

При переселении в Таврию меннониты, «на вечные времена», освобождались правительством от воинской службы. После введения в России в 1874 году всеобщей воинской повинности, только лишь менонитам было дано освобождение от службы в армии, для них выполнение воинского долга было заменено «альтернативными» работами в казенных лесничествах.4

К началу ХХ века экономика юга Украины фактически была монополизирована немцами-меннонитами, владевшими колоссальными земельными наделами и создавшими здесь эффективно действующие промышленные предприятия. В среде меннонитов-переселенцев начался процесс расслоения на богатые и малоимущие слои, что, в свою очередь, породило эмиграционные процессы и раскол в меннонитских общинах. В 40-50 годах ХIХ века в среде меннонитов, сохранивших при переселении на юг России вероучение и культ ортодоксальной староменнонитской церкви, возникает вьюстизм (основатель – Эдуард Вьст), в основе которого было отрицание богатства, которое признавалось грехом.5

В 1855 году в Таврии возникла секта – гюпферов (прыгунов), в которую входило безземельное меннонитское население колоний-поселений.

В 1860 году в среде меннонитов, проживавших в Таврической губернии, произошел еще один раскол, – появилось движение новоменнонитов («Братская община»), в которое стали проникать идеи баптизма.

Расколы в движении меннонитов привели к тому, что, начиная с 1860 года, из Таврии начался процесс эмиграции значительной части немцев-колонистов, переселявшихся с согласия правительства на Кубань, Урал, Туркестан, Западную Сибирь и в другие части России. Так, в 1900 году из Крыма в Омскую губернию переселилась «община Петерса», основавшая в Сибири пять деревень.

Несмотря на наличие в вероучении меннонитов положения об отрицании войны и насилия, они материально поддержали царское правительство в военных действиях в период Крымской войны 1853-1854 годов, и, особенно, в период Первой мировой войны. Раскол меннонитов на ортодоксальный и модернистские толки привел к размыванию в их учении идеологии пацифизма. По данным меннонитского историка П.М. Фризена, участие в военных действия в годы Первой мировой войны приняло около 14 тысяч меннонитов.6

Зажиточная часть меннонитов положительно отнеслась к свержению самодержавия и формированию Временного правительства во главе с Керенским.

Однако меннониты, проживающие в Таврической губернии, достаточно негативно отнеслись к установлению здесь Советской власти, вернее к анархии, которая вспыхнула на юге после октябрьских событий 1917 года. Бесконечная смена политических режимов в Крыму в течение 1918 -1919 годов приводила к появлению на полуострове различных вооруженных формирований и банд, занимавшихся грабежом населения Таврической губернии. Экономический террор вынудил меннонитов пересмотреть свои взгляды и создать в колониях-поселениях отряды самообороны, в рядах которых насчитывалось до 2 тысяч человек.

После установления на территории Таврии власти Добровольческой армии во главе с А.А. Деникиным, а с апреля 1920 года диктатуры войск барона Врангеля, отряды самообороны меннонитов вливаются в воинские формирования белого движения.

А. Иванов в статьи «Святое воинство» приводит факты участия в борьбе с большевиками достаточно большого числа меннонитов, он писал о том, что: «Зимой 1918 года в армии Деникина из числа меннонитов был создан полк, боровшийся против Красной армии. Значительная часть полка перешла на службу к Врангелю. Из них был создан батальон, который совместно с офицерскими отрядами защищал Турецкий вал и Ишуньские позиции.

В 1921 году в Токмакском уезде у меннонитов органами ГПУ было изъято 278 сабель, 298 гранат, 728 винтовок, 170 обрезов, 171 револьвер и 40 849 патронов».7

Информацию о создании воинских частей из числа верующих-меннонитов подтверждает военный прокурор армии Врангеля И.М. Калинин. Он пишет о том, что после прихода Белой армии, летом 1920 года в Бердянском уезде местные меннониты сформировали свой религиозный полк. Вместе с тем, Калинин отмечает, что об участии меннонитов в военных действиях в Крыму ему ничего неизвестно.8

После окончания Гражданской войны идеи пацифизма вновь стали господствовать в вероучении меннонитов, проживавших на территории Крымского полуострова. Пацифизм стал проникать и в среду православия, католицизма, иудаизма и других крымских конфессий.

Анализируя причины отказа от службы в Красной Армии верующих православной, католической и иудейской конфессий Крыма, для которых идеи пацифизма не являются основополагающими, можно утверждать о том, что их отказ от службы в вооруженных силах был своеобразной формой скрытого протеста, который они подобным образом выражали в отношении новой власти. Объявляя себя пацифистами, противники Советской власти находили законный способ отказа от службы в армии, защищавшей идеи большевизма.

В то же время для многих семей, утративших кормильцев на фронтах Первой мировой и Гражданской войн, а также в период голода 1921-1923 годов, от которого в Крыму погибло более ста тысяч человек, уход в армию на длительный срок молодых людей, способных содержать многодетные семьи, был очередным суровым испытанием. Пацифизм был единственным способом, позволявшим законно спасти семью от многомесячного отсутствия работников, заменивших погибших родителей.

К появлению в 1920 -1925 годах верующих-«отказников» крымские правительство относилось достаточно спокойно. В соответствии с Декретом от 4 января 1919 года, молодые люди, открыто заявившие о своем пацифизме, полностью освобождались от воинской повинности. Однако со второй половины 20-х годов государство начинает достаточно резко менять свое отношение к этой категории граждан. В 1926 году для верующих, отказавшихся от службы в армии по религиозным убеждениям, был введен достаточно большой военный налог, из-за которого многие малоимущие семьи, в которых проживали «отказники», оказались в сложном материальном положении.

В 1927 году в правительстве Крыма стали разрабатывать проекты привлечения верующих-«отказников» к «альтернативной» службе.

24 октября 1928 года на заседании Президиума КрымЦИК было принято постановление, в соответствии с которым малоимущие граждане Крыма, освобожденные от службы в армии по религиозным убеждениям, должны были привлекаться органами власти для работ по борьбе со степными и лесными пожарами, для устранения последствий наводнений и паводков, снежных заносов, эпидемий и других стихийных бедствий, а также могли использоваться при лесозаготовительных работах. Верующие, привлекаемые к «альтернативным» работам, получали в день за свой труд по 75 копеек.9

14 ноября 1928 года был издан циркуляр № 33 Центрального Административного Управления Крымской АССР «О порядке использования лиц, освобожденных от обязательной службы по религиозным убеждениям», в котором речь шла об использовании верующих-пацифистов на «альтернативных» работах на территории полуострова. Всего в 1928 году в списки «отказников» было внесено 14 человек, основную часть которых составляли немцы-меннониты.

В 1929 году политика привлечения верующих к «альтернативной» службе стала использоваться в общегосударственных масштабах.

31 мая 1929 года Народным Комиссаром внутренних дел РСФСР был издан приказ № 108 о привлечении с 10 июня по 15 октября 1929 года для работ на лесных промыслах государственного треста «Лесхим» граждан, освобожденных в 1924 – 1928 годах от призыва в армию по религиозным убеждениям.

Для работ в пределах Костромской области на предприятия «Лесхима» направлялись верующие Иваново-Вознесенской, Владимирской, Ярославской и Костромской губерний, а также Ленинградской области.

Верующие-«отказники» Вятской, Московской, Тверской, Тульской, Рязанской, Смоленской, Брянской, Калужской губерний, Средне-Волжской, Центрально-Черноземной и Марийской Автономной областей, Нижневолжского края, а так же Татарской, Чувашской и Крымской Автономных республик направлялись на работы в управления «Лесхима», находившиеся в Нижегородской губернии. Все другие регионы СССР были закреплены за Уральской областью и Сибирским краем. Верующие ряда республик, краев и областей, освобожденные от службы в армии, использовались органами НКВД для выполнения различных работ на местах.

10 июня 1929 года был издан приказ № 2 НКВД Крымской АССР, в соответствии с которым все верующие-«отказники» обязаны были явиться на призывные пункты, для отправки на работы в Нижегородскую губернию. В списки были включены верующие 1902 – 1905 годов рождения. Основную массу «отказников» в 1929 году составляли верующие-меннониты, среди пацифистов было лишь несколько представителей православной церкви.

Осенью 1929 года стало резко меняться отношение меннонитов к проблеме исполнения воинской повинности. В октябре 1929 года о своем отказе от идей пацифизма и желании служить в армии заявили верующие-меннониты ряда религиозных общин Крыма.

На состоявшемся в октябре 1929 года в деревне Ялантуш-Немецкий Воинского сельского совета Джанкойского района собрании верующих-меннонитов было принято дополнение к Уставу религиозной общины, в котором идеи пацифизма устранялись, и вводилось положение об обязательном прохождении службы в армии.10

Решение Ялантушской общины оказало серьезное влияние на другие меннонитские общины Крыма. В середине октября 1929 года в газете «Красный Крым» была опубликована Декларация крестьян-меннонитов Крымской АССР, подписанная 42 верующими, проживавшими в деревнях: Карасан (8 человек); . Че-Че (2 человека); Аджи-Мамбет (3 человека); Спат (12 человек); Эсенбак-Ишунь (4 человека) и т.д. В Декларации верующие объявили о своем желании защищать Советскую власть с оружием в руках.11

В первом пункте Декларации было записано: «Следя за международным положением последних лет, мы убедились, что единственное государство в мире, которое искренне не хочет войны, - это СССР. Поэтому оборона такого государства есть долг каждого сознательного гражданина».12

В следующих пунктах Декларации данная группа верующих обвиняла своих лидеров в политиканстве, она отождествляла их с кулаками. Верующие писали: «Известно, что проповедники идут в ногу с кулачеством, ибо интересы у них одинаковы. И когда в 1918 году интересы кулачества потребовали создания реальной защиты, то они сумели через посредство проповедников создать так называемую «вооруженную самооборону», и проповедники санкционировали меннонитам взять в руки оружие и убивать им людей. Но кого? Бедноту, дерзнувшую взять революционным путем излишки хлеба у кулаков. А когда дело касается обороны страны трудящихся, тогда проповедники говорят, что их вероучение запрещает брать в руки оружие и приводят, как бы в доказательство этого, заповедь – не убий».13

Публикация Декларации в прессе свидетельствовала о расколе в среде меннонитов. Основой раскола стал классовый принцип, насаждавшийся в эти годы в общественном сознании. Декларация оказала серьезное идеологическое воздействие на верующих других конфессий, отказывавшихся от службы в армии по религиозным убеждениям.

Сразу же после публикации приказов НКВД РСФСР и НКВД Крымской АССР 39 верующих-меннонитов призывного возраста из различных деревень Крыма приняли решение о службе в Красной Армии.

Среди православных верующих, отказавшихся от идей пацифизма, были Андрей Жако из Джанкоя и Григорий Матвейчук из д. Аши Симферопольского района. 14

12 марта 1930 года НКВД РСФСР вновь принимает решение об использовании труда граждан, освобожденных от военной службы по религиозным убеждениям, на лесоразработках треста «Лесхим».

В соответствии с Постановлением НКВД призыву в трудовые лагеря не подлежали следующие категории верующих:

- граждане, которые вместо воинской службы отработали в народном хозяйстве по спецнаправлениям не менее двух лет;

- верующие, которые были признаны непригодными для физической работы врачебно-экспертными комиссиями при областных и окружных отделах здравоохранения;

- граждане, отказавшиеся от своих религиозных убеждений.

Призываемые на лесоразработки верующие имели право на получение 2-х недельного выходного пособия с места постоянной работы, при условии, что они не возвращались обратно в Крым.

Составление точных списков и оповещение верующих осуществлялось через военкоматы. С момента явки на сборные пункты верующие-«отказники» брались на пищевое и денежное довольствие треста «Лесхим» на основании положений, равных с военнослужащими и красноармейцами кадровых частей РККА.

Во время нахождения в пунктах сбора и в пути следования вместо натурального пищевого довольствия верующим выдавались «кормовые» деньги в сумме 42 копейки в сутки на одного человека.

Не позднее 10 марта 1930 года трест «Лесхим» обязан был выслать на имя областного или окружного административного отдела сумму, которая использовалась для следующих целей:

- оплаты стоимости проезда верующих от места их жительства до призывного пункта;

- для оплаты найма помещения, необходимого для размещения верующих;

- на приобретение билетов для проезда к месту работы;

- для выплаты «кормовых» денег.

Повестки верующим об их призыве на работу рассылались лишь после получения денег от «Лесхима». Все верующие обязаны были явиться на сборные пункты 5 апреля к 9 часам утра.

При наличии группы в 25 человек она отправлялась к месту работы в теплушках. При меньшей численности они отправлялись в общих вагонах рейсовых поездов.

Лица, не явившиеся на сборные пункты, симулировавшие болезни или сбежавшие в пути, привлекались к уголовной ответственности по ст. 16 и 68 УК РСФСР. На лиц, не явившихся на призывные пункты до 20 апреля 1920 года, заводилось уголовное дело и объявлялся розыск.

Все верующие, прибывшие из Крыма в г. Новосибирск, обязаны были явиться для регистрации в контору треста «Лесхим», на которую возлагались следующие задачи:

- формирование трудовых команд;

- размещение команд в специальных бараках, отвечающих санитарно-жилищным нормам;

- организация «котлового» довольствия;

- соблюдение принципов казарменного положения;

- ежемесячная выплата зарплаты в размере 1 руб. 55 коп.;

- снабжение работающих верующих-поселенцев спецодеждой.

В случае, если обмундирование не выдавалось, то трест обязан был выделить верующим в месяц 5 руб. 37 коп., что соответствовало стоимости обмундирования одного красноармейца в месяц. В экипировку красноармейца в это время входили: ботинки, шаровары, гимнастерка, фуражка, ремень и фляга для воды. Бельевого и постельного довольствия верующим не полагалось.15

На трест приказом НКВД возлагались следующие функции; организации медицинского обслуживания; проведения политико-воспитательной работы; постановка и верующих с учета в воинских организациях; отметка в документах о работе вместо несения воинской службы; хранение отобранных на время работ у верующих документов.

Рабочий день в местах поселения продолжался 8 часов. Верующие обязаны были ежедневно выполнять норму выработки. Невыполнение нормы расценивалось как отказ. Причем на верующих не распространялись действия Кодекса законов о труде и Кодекса законов о льготах и преимуществах для военнослужащих РККА и их семей.

По окончании работ, не позднее 15 ноября 1930 года, Новосибирская районная контора «Лесхима» должна была выслать в места призыва списки верующих с точным указанием отработанного ими времени и дня окончания работ. Обратная отправка верующих-«отказников» осуществлялась за счет средств треста.

После завершения работ трест обязан был предоставить в НКВД РСФСР подробный письменный доклад об использовании труда верующих, с указанием сумм, затраченных на работы, и подробный отчет о проведенной политико-воспитательной работе.

Для контроля за выполнением Постановления НКВД, за счет средств «Лесхима» на время работ Наркомат внутренних дел командировал на лесоразработки своего представителя.16

18 марта 1930 года, на основании приказа НКВД РСФСР, был издан приказ № 48 НКВД Крымской АССР о призыве с 20 апреля по 30 октября верующих Крыма. В этот же день всем начальникам районных административных органов был направлен циркуляр № 49, в котором был подробно расписан механизм привлечения верующих для работ в структурах «Лесхима».

5 апреля для освидетельствования крымских верующих-«отказников», направляемых на лесоразработки, во всех районах были созданы врачебно-экспертные комиссии.

При составлении списков пацифистов было выявлено, что «отказники» отсутствовали в Керченском, Судакском, Карасубазарском, Ялтинском, Севастопольском и Бахчисарайском районах.

В Джанкое было 54 человека, отказавшихся от службы в армии по религиозным убеждениям. В Феодосийском районе – 26 человек, в Ялте – 2 человека, в Евпаторийском районе – 15 человек.

Военкоматы подготовили сметы расходов для отправки верующих из каждого района. Так, для отправки верующих из Феодосии требовалось 1151 руб. 46 копеек. В смету включались следующие расходы:

- проезд с места жительства в г. Феодосию – 28 руб;

- проживание на квартире (за одни сутки) – 19 руб. 50 коп.;

- суточные (13 дней) на одного человека – 141 руб.96 коп.;

- проездные билеты к месту работ - 962 рубля.17

Для отправки на лесоразработки евпаторийских верующих-«отказников» требовалось 670 рублей.

Наиболее подробную калькуляцию предоставил НКВД Джанкойского района. Калькуляция позволяет выявить нам не только общее число верующих, но и определить основные места проживания «отказников».

Верующие-«отказники» отправлялись в Джанкой со следующих станций и деревень:

- со станции Курман – 39 человек – по 50 коп. – 19 руб. 50 коп;

- со станции Таганаш – 1 человек – по 50 коп. – 0 руб. 50 коп.;

- со станции Богемка – 10 человек – по 60 коп. – 6 руб. 00 коп.;

- из д. Токульчак (45 км.) – 3 человека – по 7 руб. 50 коп. – 22 руб. 50 коп.;

- из д. Япунджа (40 км.) – 1 человек – по 6 руб. 50 коп. – 6 руб. 50 коп.

Всего для проезда от места жительства в г. Джанкой требовалось 55 рублей.

Оплата «кормовых» денег за три дня пребывания в Джанкое 54 человек составила 68 руб. 04 коп. (из расчета 42 коп. в сутки на одного человека).

За проживание «отказников» на частных квартирах и в гостиницах города был выставлен счет на 96 рублей.

Покупка билетов в жестком пассажирском вагоне до места назначения обошлась «Лесхиму» в 2019 руб. 60 коп.

Всего затраты «Лесхима» для отправки верующих – «отказников» из Джанкоя составляли 2464 руб. 64 коп.18

НКВД Крыма для отправки верующих в г. Новосибирск затребовал с треста «Лесхим» 6 тысяч рублей.

К моменту отправки на работы 6 граждан Крыма решили пойти на службу в армии, заявив, что они порвали с религией. Комиссия здравотдела освободила от работ по состоянию здоровья еще 4 человека.19

На ряд верующих, вовремя не явившихся на призывной пункт, были заведены уголовные дела.

Всего в Крыму для отправки на лесоразработки в 1930 году было израсходовано 2417 рублей 65 копеек. Остаток денег в сумме 3582 руб. 35 копеек НКВД Крыма возвратил тресту «Лесхим».20

Информация об использовании верующих Крыма на лесоразработках в последующие годы в фондах архивов нами не обнаружена.

Таким образом, мы можем констатировать, что в Крыму идеи пацифизма, привнесенные сюда немецкими колонистами, исповедующими учение Менно Сименса, окончательно исчезают из вероучений различных конфессий полуострова в начале 30-х годов ХХ века.


1 Христианство: Словарь. – М.: Республика, 1994. – С. 393 - 394.

2 Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового завета. Издание Московской патриархии. – М., 1979. – С. 1016.

3 Крестьянников В.Ф. Меннониты. – М.: Из-во политической литературы, 1967. – С. 21.

4 Там же. – С. 21.

5 Там же. – С. 27.

6 Frisen P.M. Die Alt-Evangelische Mennonitische Bruderschaft in Rusland (1789-1910). – Halbstadt, 1911. S. 526.

7 Иванов А. Святое воинство. – Крымская правда. – 1961. - № 4. – 6 января.

8 Калинин И.М. Под знаменем Врангеля: Заметки бывшего военного прокурора. – Ростов-на-Дону, 1991. - С. 134.

9 Государственный архив Автономной республики Крым (ГААРК). - Ф. Р. 663. – Оп. 10. – Д. 1591. – Л. 42.

10 Там же. – Ф. Р. 663. – Оп. 10. – Д. 1591. – Л. 69.

11 Красный Крым. – 1929 г. – 14 октября.

12 Там же.

13 Там же.

14 ГААРК. – Ф. Р.663. – Оп. 10. – Д. 1591. – Л. 146.

15 ГААРК. – Р. 663. – Оп. 10. – Д. 1746. – Л. 3.

16 Там же. – Д. 1746. – Л. 2-7.

17 Там же. – Л. 30

18 Там же. – Л. 27.

19 Там же. – Л. 56.

20 Там же. – Л. 102.