uzluga.ru
добавить свой файл
1

Как господин Батлер материализм опровергал


Недавно нашел в Интернете текст под названием «Кто ты — материя или жизнь?» (http://www.geocities.com/reinkarnacija/matterorlife.htm). Это лекция известного в мире представителя индуизма, «духовного учителя» Криса Батлера. Разумеется, такой человек может только отрицать материализм и доказывать, что материя не есть всё существующее. Рассмотрим, как он это делает.

Первая мысль, которую Батлер выражает, критикуя материалистов, та, что мы, материалисты, не знаем, что такое жизнь. «Материалист придерживается мнения, что существует лишь одна реальность — материя. Поэтому, когда он сталкивается с такими вопросами, как «что есть сознание или самосознание, что есть жизнь», он приходит к выводу, что все это должно иметь какую-то химическую основу. Сознание и жизнь есть или химические по сути, или некий продукт сложных химических реакций… Первый вопрос, которого никто, к сожалению, не задает, когда нам говорят, что жизнь появилась при соединении различных молекул, есть этот: «Уважаемый учёный, уважаемый господин профессор, что вы имеете ввиду произнося слово «жизнь»? В действительности, материалисты никогда так и не ответили в этот вопрос. Они никогда не предъявили определения понятия «жизни», поскольку они его не имеют… Они не знают, что такое жизнь!», — восклицает от радости Батлер.

«Скажем, что жизнь есть химическая по сути, что жизнь есть продукт химии (поскольку, по их мнению, есть лишь одна реальность, т.е. материя…), — продолжает Батлер, — Но вы нигде, ни в одном словаре не найдете ее химического определения. Вы нигде не найдете определения жизни. Вы только найдете объяснение, что жизнь есть то свойство растений и животных, которое отличает их от мертвой материи. Это не объяснение. Это то же самое, что и сказать: «жизнь есть свойство живых существ», или иными словами: «жизнь есть свойство жизни». Но что это?! Они объясняют икса через икса! — не может нарадоваться своими неотразимыми, как ему кажется, аргументами Батлер, — Они не могут ответить на вопрос «что есть жизнь?». Как пример он дает цитату из какого-то учебника по биологии, авторы которого с нежеланием признает, что такое понятие, как жизнь, «легко не поддается простым и ясным учебным определениям». К сожалению, мир не ограничивается западными учебниками по биологии.

Ответить на вопрос Батлера, конечно, мы можем. Но перед тем, как начать разрушать эти железные аргументы Батлера, я хотел бы процитировать и то, как он понимает материалистов. «Механисты действительно на нас смотрят лишь как на машины, — объясняет Батлер, — они утверждают, что нет никакой разницы между машиной и человеком, с исключением только того, что человек есть более сложная машина. Это единственное различие, которое материалист видит… Итак, первая проблема, с которой сталкивается материалист при попытке объяснить жизнь, состоит в том, что он не знает, что есть жизнь». Итак, первая проблема, с которой сталкивается Батлер при попытке раскритиковать материалистов, состоит в том, что он не знает, что есть материалисты. Мы здесь сталкиваемся с таким явлением, как подмена понятий. Механицизм, это только одно направление материализма. И не самое лучшее. Диалектические материалисты механистов критиковали ещё в XIX веке. Но этого факта Батлер не знает и ставит знак равенства между механистами и всеми материалистами.

По механицизму природа есть закрытый и не меняющиеся механизм. Появление механицизма было связанно за достижениями классической механики XVII-XVIII вв. (Галилей, Ньютон и др.). Это негибкое мировоззрение, тяжело принимающее новшества. Диалектический материализм в свою очередь есть более высокая степень развития философии. Он появился в XIX в. Его основатели — Маркс и Энгельс. Позже его развивал Ленин и другие философы. Диалектический материализм отличается от механицизма тем, что если последний говорит, что природа не меняется и есть лишь одна форма движения — механическая, что диалектический материализм утверждает, что сама материя постоянно меняется, а значит, есть и разные формы её движения, имеющие свои закономерности. Именно поэтому он не замкнут, а открытый, способный открыть новые закономерности и объяснить новые открытия.

Теперь, когда мы отличили зерна от плевел, можем вернуться к вопросу о жизни. Батлер утверждает, что «вы нигде не найдете определения жизни», и что «найдете лишь объяснение, что жизнь есть то свойство растений и животных, которое отличает их от мертвой материи». Жизнь была объяснена ещё во второй половине XIX в. в «Диалектике природы» Энгельса: «Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней природой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка». (Ф. Энгельс «Диалектика природы», 1982 г. стр. 264, 265). И здесь же уточняет: «И у неорганических тел может происходить подобный обмен веществ, который и происходит с течением времени повсюду, так как повсюду происходят, хотя бы и очень медленно, химические действия. Но разница заключается в том, что в случае неорганических тел обмен веществ разрушает их, в случае же органических тел он является необходимым условием их существования». Иначе говоря, жизнь есть одна из форм движения материи. Формы есть и другие. Возьмем, например, горную породу. Каков результат их обмена веществами с окружающей средой? Выветривание. Горная порода, при обмене веществами с окружающей средой, разлагается. Это одна форма движения материи. А, например, в случае растения все наоборот. Оно разлагается лишь тогда, когда не в состоянии производить обмен веществ. Что будет, если растение не получит воды? Оно перестанет функционировать и начнется разложение его тела, ибо получение воды поддерживает его существование. Т.е. в белковых телах происходит конструктивный, продуктивный обмен веществ, который, можно сказать, и есть суть жизни. Это другая форма движения материи.

Конечно, можно было бы возразить, поскольку некое продуктивность есть и в выветривании горной породы. Например, гидролиз. Он происходит там, где есть такие минералы как пироксены, полевые шпаты и т.д. Вследствие воздействия окисленной воды они распадается и формирует новые кристаллы — каолинит и кварц. Но эти новые минералы формируется за счет прежних — структура прежнего минерала разрушается и формируется новая, прежний минерал перестает существовать. Фотосинтез, тем временем, есть иной процесс. Кислород производится не за счет клетки растения. Клетка растения выделяет кислород и сама при этом не исчезает. Это есть главное различие между обменом веществ живых и не живых тел.

(Конечно, Батлер мог бы спросить: а почему движение живых тел именно такое? Почему они движутся именно так, а не иначе (например, почему обмен веществ не приводит к разложению растений)? И он мог бы заявить, что такой конструктивный обмен веществ обусловливает жизнь как отдельный элемент, дух. Но мы также можем спросить: а почему в неживых телах происходит деструктивный обмен веществами? Что обуславливает то, что горная порода разлагается? Почему такая форма движения материи вообще происходит? Почему вещи ни с того ни с сего вдруг взяли да начали разлагаться? Может потому, что в них тоже есть какой-то дух? Какой-то дух со знаком минуса? Мы сейчас же создадим новую религию! А если серьезно, то придумать легенду можно для каждой формы движения материи, и все они будут достойны одна другой. Ведь жизнь не является какой-то исключительной формой движения материи. Это лишь одна из форм.)

Диалектический материализм не утверждает, что жизнь есть «некий продукт сложных химических реакций». Это искаженная формулировка. Жизнь есть форма движения материи, а не продукт материи; это две разные вещи.

Итак, на вопрос Батлера, что есть жизнь, мы уже ответили. Но как на этот вопрос отвечает сам Батлер? Он утверждает, что «жизнь в действительности есть совсем отдельный от материи элемент бытия… Жизнь есть жизнь. Материя есть материя… В этом отношении, частица жизни иногда называется «дух», «душа», или «атма»… Эта частица жизни в действительности вовсе не принадлежит материи… Все, что мы видим в этом мире, есть материя… Поскольку наши материальные глаза сделанные из материи, мы и видим материю. Но мы видим материю двух видов. Точнее, не двух видов, но материю в двух состояниях. В первом случае мы видим материю одну, в которой нет жизни. А во втором случае мы видим материю, которая находится под влиянием жизни. Иначе говоря, в ней воплотилось живое существо. Например, вы все теперь смотрите на меня. Вы видите мое материальное тело, но вы также видите жизнь. Если честно, то, что вы теперь видите, есть жизнь и материя вместе. А теперь взгляните-ка на пол или свои стулья. Это есть материя одна. Этот деревянный стул когда-то находился под влиянием жизни. Тогда мы его называли деревом… Иначе говоря, есть некая характеристика материи, которая находится под влиянием жизни, и материи, которая есть одна. Когда материя есть одна, она не растет, не умножается и т.д. Ее химический состав склонен к разложению… Итак, такая характеристика материи. Именно потому ваш стул не растет, поскольку в нем нет жизни».

Такие ли уж страшные для материалистов эти аргументы? Ни в коем случае. Во-первых, объясняя материю как мертвое тело, которое не растет, не развивается и разлагается (стул), Батлер объяснил лишь одну форму движения материи, а не саму материю. Ведь есть ещё тела, в которых обмен веществами не приводит к разложению тела. Это есть один из многих случаев, когда идеалисты, критикуя материализм, в действительности критикует не его, а то, как они его понимают. Они сами создает свою картину материализма и доказывает, что она не правильна. Тем временем настоящий материализм остается нетронутым.

Почему стул не растет? Не потому, что в нем исчезла мистическая жизнь, а потому, что он не может сноситься с окружающей средой как прежде и в нем нет прежнего обмена веществ. Этот кусок деревины был отрублен от дерева, он лишился листьев и корней, с помощью которых он мог обмениваться веществами с окружающей средой, и прежние процессы в нем остановились. Теперь его отношение с окружающей средой определяется или гниением, или плесневением, словом разложением. Просто были изменены способы его сношения с окружающей средой и движение материи приобрело другую форму. Это касается и самого Батлера. Он не есть «жизнь и материя вместе», а органическое тело, которое конструктивно, продуктивно обменивается веществами с окружающей средой. Если его изолировать от воды, пищи и воздуха, этот обмен прекратится и тело начнет разлагаться. Материя опять же поменяет форму движения.

Дальше Батлер говорит, что материалисты «не в состоянии объяснить сознание, самосознание, личность. Иначе говоря, они не могут материально объяснить духа». «Кто ты есть? — спрашивает Батлер, — Где ты есть? В каком месте тела есть ТЫ? Часть какой-то железы мозга? Какая-то комбинация молекул в мозге? Теперь вы все глядите на меня. Но КТО видит меня? Ваши глаза? Ваши уши? Нет! Это лишь механизмы, словом, провода, которыми электромагнитные импульсы идет куда-то в мозг. Но где есть тот, кто сознает всю эту информацию? У вас вся эта информация попадает через ваши уши и глаза и другие органы чувств, но где есть вы, получатель всей этой информации? Кто смотрит? Кто слушает? Кто ВЫ?». На этот вопрос материалист, отлично от Батлера, может ответить. То нечто, что само себя сознает, называется человеческим «я». Человеческий «я» есть продукт мышления. А что такое мышление? По словам Павлова, совокупность рефлексов. А рефлексы имеют физиологическую основу — они бы не существовали без нейронов (нервных клеток). Например, все знают собаку Павлова. Перед кормлением собаки звучал звонок. Однажды, после ряда таких сеансов, звонок прозвучал, но пища не была поддана. Но во рту собаки все равно появились слюны. Т.е. звук повлиял на нервы собачьего звукового рецептора, из них пошел нервный импульс до центральной нервной системы, а из ней нервный импульс пошел на слюнные железа (хотя во рту пищи не было), поскольку раньше после звонка всегда следовала пища. Значит, развился рефлекс — если нервы звукового рецептора фиксирует некий звук, автоматически включаются слюнные железа и т. д. Но ведь это уже можно назвать мышлением. Ведь звонок сам по себе не имеет ничего общего с пищей. А собака поняла связь между этими двумя вещами. Но все это не произошло бы без нервов. А человеческий «я», как я уже говорил, есть продукт того же самого мышления. Как он появляется? Философ Г. Твердохлебов в своей статье «Физиология мышления» http://www.tverd4.narod.ru/st02.htm пишет, что условие появления «я» есть присутствие личной собственности. Самая первая цель каждого живого организма состоит в удовлетворении своих потребностей. Это биологический закон, без которого живые существа не могли бы существовать. Поэтому, когда обезьяна воспользовалась орудием и начала превращаться в человека, она, мысля, начала делить орудия на те, которые не могут удовлетворить ее потребностей, и те, которые удовлетворить их могут. Последних, если они были многократного пользования, человекообразная обезьяна хотела иметь при себе, чтоб могла их использовать при необходимости. Появилось понимание — это моё. Другие орудия, которые не могли удовлетворить потребностей, ее не интересовали, были ей не нужны — не моё. Эти две понятия в своем единстве воплотили «я». По прошествии времени, человекообразным обезьянам превращаясь в человека, а этому развиваясь, развивался и свой «я». Чем больше обучался человек, чем более сложным становилось его мышление, тем сложнее и глубже стало его «я». Он начал углубляться в себя, искать себя, спрашивать «кто я?», «где я?». Один из миллиардов «я» нашего мира, так размышляя о себе, решил, что он является каким-то отдельным бытием, не имеющим ничего общего ни с этими рецепторами, ни с этими нейронами, ни со всем нервным центром — мозгом, благодаря которым он и появился. Он начал думать, что его тело не функционировало бы без него, хотя он сам и существует благодаря этому телу. Наконец этот индивид начал проповедовать другим индивидам такие теории. И вот перед вами Крис Батлер.

Другой аргумент, что «я» не отделим от тела. Это страх смерти. Если мы действительно являемся, как говорит Батлер, духами, «искорками высшего бытия» и т. д., а наши тела есть лишь одежда, которую мы раньше или позже сбросим, то почему практически все люди боятся физической смерти? Ведь если одежда устарела и распалась, мы без всякого сожаления перестаем ее носить. Точно также люди, становясь старше, скажем, с 50 лет могли бы без всякого страха сбросить эту свою «одежду». Их не должны были бы стеснять такие биологические законы, как страх смерти, поскольку сама природа вложила бы в человека понятие, что смерти нет. Но такого понимания на уровне инстинктов никогда не было, а такие биологические законы, как страх смерти, всегда были. И люди во все времена до последней держались за свое стареющее, уставшее и на половину нефункционирующее тело, которое, при старении, приносит больше бед, чем пользы. Из этого напрашивается вывод, что никакие «искорки» к никакому «высшему бытию» после смерти тела не летят, иначе природа не вложила бы в человека страха смерти.

Ещё один блеск мысли, о котором нельзя не упомянуть. «Материалисты оказались в очень жалком положении», — говорит Батлер после своих размышлений о «я», — «в ситуации отрицания жизни. Они отрицают жизнь. Все, что они видят, есть всего-навсего материя». В действительности сам Батлер оказался в жалком положении, поскольку уже который раз целясь в материализм, он промахивается. Диалектический материализм никогда не отрицал жизни, он утверждает, что жизнь есть форма движения материи. Но Батлер, не понимая, что такое материя, вбил себе в голову, что материя это что-то мертвое и разлагающееся, как будто материя имеет лишь одну форму движения. В действительности материя есть объективная реальность во всей своей многогранности.

Заканчивая, хотел бы процитировать заключительное слово Батлера.

«Почему в мире столько проблем защиты природы? Почему столько экономических проблем? Потому, что мы все себя отожествляем с материальными телами и стараемся свою бесконечную духовную жажду удовлетворить материальными средствами. Ведь не страны Третьего мира создает столько проблем для мировой экономической и экологической системы. В этом в большинстве случаев виновны богатые страны. Ведь не филиппинцы создают множество мировых проблем. Здесь виновны современные страны Запада! Именно потому, что мы хотим удовлетворить свою духовную жажду в материи, поскольку мы думаем, что мы являемся телами. Мы не осознаем, что мы есть духовные сущности и нам нужна духовная пища.

Кто из нас говорит себе: «хорошо, чтоб удовлетворить свое тело я буду работать 6 или 8 часов в день, 5 день в неделю а в оставшееся время я буду развивать свои отношения с богом». Мы так не говорим. Мы не осознаем, что мы не тела. Мы верим, что будем счастливы все больше наслаждаясь, все больше употребляя, все больше покупая, все больше денег получая. Сколько миллионеров на Филиппинах приходит к тому, чтобы сказать себе: «хорошо, у меня уже есть 20 млн. песо, 10 000 млн. песо, и мне достаточно». Им никогда не достаточно! Сколько детей богатых родителей могут сказать, что им всего достаточно? Им никогда не достаточно. Никогда, никогда не достаточно. Все хотят больше. Что это? Это и есть проявление духа, который хочет удовлетворить себя материальными наслаждениями. И именно это создает проблемы в мире. Вот почему мир готов воевать ради нефти!

…Во-первых, ваша действительная суть есть дух, жизнь, а не материя, во-вторых, вы являетесь неотъемлемой частицей Высшего Духа. Мы все родня, поскольку мы все являемся искорками Высшего Бытия. И, наконец, третье — какова наша естественная функция, как мы станем счастливыми? Мы можем стать счастливыми развивая свою любовь к этому Высшему Существу… Даже и в этом мире мы можем соединится с богом развивая свою любовь к Нему, жажду удовлетворить Его, опыт общения с Ним. Даже и в этой жизни. Это и есть то, что мы должны культивировать в своей жизни: свой отношения с Богом, осознание и нашу любовь к Богу. Это нам надо развивать».

Для чего я мучаю читателя этими религиозными размышлениями? Для того, что показать, как религия, порождая дезориентацию людей в политических реалиях, служит крупному капиталу. Батлер со всей детской невинностью верит, что все капиталисты мира осознают, что они являются «искорками высшего бытия», перестанут жаждать черного золота и все мировые проблемы решатся. И такую веру Батлер пытается навязать всем остальным, таким образом, не давая им понять, что захватнические войны, мировую нищету и т. п. можно одолеть лишь уничтожением частного капитала. И в этом своем качестве Батлер есть объективный слуга крупной буржуазии в независимости от того, осознает ли он сам это или нет. Это один из множества примеров, как религия служит капитализму.

Жильвинас Буткус