uzluga.ru
добавить свой файл
1
z_start

исследование

Крутые повороты истории

В Москве состоялась презентация двухтомника «История Латвии: от Российской империи к СССР»

n021_latvia_victory_wwii.jpgЛатвия встречает освободителей.

Это уже не первое издание, в котором российские ученые дают оценку историческим событиям. Эксперты и издатели говорят о том, что в России зря долгое время не уделяли должного внимания тому факту, что в Латвии постепенно формировалась идеологическая версия, однобоко трактующая события прошлого. Теперь в Москве пытаются наверстать упущенное. Книга «История Латвии: от Российской империи к СССР» издана фондом «Историческая память» при поддержке Российского института стратегических исследований.

Вита ШТЕЙН Москва

Как считает директор фонда Александр Дюков, в России почти не изучалась история соседних стран, бывших советских республик, и изданный труд — фактически первое изложение истории Латвии в панорамном виде, причем сделано это с позиции неравнодушного человека. «Книга довольно полно показывает вклад латышей в формирование исторических процессов, проходивших на территории СССР», — считает он.

«Мы не ставим под сомнение суверенитет Латвии, — говорит автор книги Людмила Воробьева. — Однако хочется подчеркнуть основной вывод нашего исследования: на крутых поворотах истории латыши были сами творцами своей судьбы...»

Больше всего, по ее словам, задевает попытка дать простые ответы на сложные вопросы.

Двухтомник отражает исследование наиболее мифологизированных тем в отношениях России (СССР) и Латвии — начиная со времени вторжения ордена меченосцев в Прибалтику до окончания Второй мировой войны. Автор рассматривает факторы, обусловившие активное участие латышей в революции 1905—1907 гг. А также подтверждает тезис о том, что во время Первой мировой войны, а также Февральской и Октябрьской революции латышские пролетарские слои в городе и в деревне были «большевизированы».

Тогда как современные латвийские историки замалчивают роль левых сил. С началом Первой мировой войны, столкнувшей Германию и Россию, в Прибалтике вспыхнули антинемецкие настроения. Местное население воспринимало это как борьбу с историческим врагом, и результатом стал подъем латышского национализма.

Латышские «верхи» также приветствовали уменьшение влияния прибалтийских немцев — за счет этого можно было усилить свои экономические и политически позиции. Примечательно, что буржуазно-мещанские слои проявляли себя по-разному: с одной стороны, устраивались антигерманские демонстрации, с другой — произносились клятвы верности русскому царю. Депутаты заявляли с трибуны Госдумы, «...что все, чего мы достигли, достигнуто исключительно под эгидой русского орла и что все, чего мы, латыши, еще сумеем достигнуть, сможет быть осуществлено, только если прибалтийские провинции и впредь останутся необъемлемой частью России». Приверженцев этой идеи было много, впрочем, разброс мнений распределялся в следующем диапазоне: автономия в составе Советской России или же буржуазная Латвия вне России с опорой на Германию и Антанту.

При этом, как отмечает автор, возобладание того или иного подхода обуславливалось не сиюминутным соотношением сил внутри страны, а действием целого комплекса факторов таких как немецкая оккупация, гражданская война, иностранная интервенция...

Показана несостоятельность мифа о «золотом веке» Латвии в 1920—1940 гг. Автор излагает факты, которые, по ее мнению, свидетельствуют о том, что июньские события 1940 года и вхождение Латвии в СССР были внутренне мотивированными актами, которые были обусловлены тогдашним соотношением сил в стране.

«Влияние Советского Союза на этот процесс сыграло важную роль, но определяющей она стала лишь благодаря поддержке значительной части населения Латвии при молчаливом согласии слоев, утративших к 1940 годам моральное и политическое лидерство. Без четко выраженной воли левых сил и антифашистского фронта к свержению режима Улманиса и изменению вектора внешней политики события развивались бы по финляндскому сценарию, что бы задним числом ни говорили представители свергнутого режима, — уверена Людмила Воробьева. — Их утверждения о стремлении избежать потерь среди небольшого по численности народа прикрывают лишь их бессилие и отсутствие массовой поддержки среди населения».

Начавшаяся Вторая мировая война повергла Латвию в экономический кризис: прекратилось судоходство на Балтийском море, торговля со многими странами оказалась парализованной, промышленность забуксовала, началась массовая безработица — а тут еще возникла угроза оккупации со стороны немецких войск. «Ввиду нараставшего недовольства масс внешней и внутренней политикой режима, а также перед лицом приближавшейся экономической катастрофы правительство Улманиса не посмело противиться давлению СССР, настаивавшего на заключении пакта о взаимопомощи и дружбе», — говорится в книге.

«Современные политические балтийские элиты пытаются представить дело так, будто пакты с Латвией, Эстонией и Литвой, заключенные осенью 1939 г., были «противоправно» навязаны им и противоречили национальным интересам этих стран. При этом совершенно игнорируются международное право и военно-политическая обстановка того времени, побудившая СССР выступить с такой настоятельной инициативой... Или гибельный путь подчинения гитлеровской Германии, или путь национального развития в союзе с Москвой — другой альтернативы не было...»

Вторая книга завершается главой об участии латышей в Великой Отечественной войне по разные стороны германо-советского фронта. «Встав под нацистские знамена и опершись на мощь гитлеровской военной машины, коллаборационисты из стана Улманиса больше не жалели свой народ, силой загоняя мужское население в легион СС и превращая в пушечное мясо, а также беспощадно уничтожая политических противников, лишивших их власти. Однако военное и политическое поражение коллаборационистских верхов было предрешено не только благодаря растущей в боях силе Красной Армии, но и поддержке ее действий со стороны национальных латышских дивизий, латышских партизан, подпольщиков и ненавидящего германских нацистов населения, которые отстояли свой выбор, сделаный во время июньских событий 1940 года...»

Как отмечает автор, многослойные процессы того времени не могут быть подвергнуты черно-белой трактовке — кстати, для всего мира на СССР не висел ярлык «империи зла», в которую невозможно войти добровольно...

Присутствовавшие на презентации книги эксперты отметили, что с интересом знакомились с исследованием Людмилы Воробьевой.

«Жалею, что эта книга не вышла лет десять назад, — сказал эксперт фонда «Историческая память» из Пскова Юрий Алексеев. — На Псков претендуют и Эстония, и Латвия... Я встречался со многими очевидцами событий, описанных в книге, и, должен сказать, издание дает подтверждение тому, что я слышал от людей».

«Книга интересная, заставляет думать и спорить, — прокомментировал депутат Сейма Николай Кабанов. — Многие латвийские ученые уже наверняка «точат перья», и автору придется столкнуться с различными высказываниями, вплоть до личных выпадов».

По мнению Николая Кабанова, выход книги примечателен еще и тем, что развивает сотрудничество в области источниковедения. Обмен архивной информацией — один из путей для того, чтобы осознать и принять свое прошлое.