uzluga.ru
добавить свой файл
Склеенова В.И.,

заведующая отделом хранения


Реликвии семьи Тенишевых


В Смоленском музее-заповеднике хранятся два игрушечных сервиза, которые с полным правом можно отнести к разряду семейных реликвий княгини Марии Клавдиевны Тенишевой. В музей они попали разными путями.

Но сначала немного истории. Судьба крупнейшего художественного центра в Талашкине и личного имущества М.К.Тенишевой и Е.К.Святополк-Четвертинской сложилась трагически. Глубокие политические потрясения, начавшаяся революция, повлекшие за собой хаос и беспорядки, вынудили княгинь после сентября 1917 года выехать сначала в Крым, а затем эмигрировать в Париж. Последним 8 ноября 1917 года покинул имение В.А.Лидин1. Перед отъездом он вместе с управляющим Д.Вишневским принял решение эвакуировать все личное имущество княгинь в Смоленск. Задача эта оказалась очень сложной. В отсутствии хозяев в имении начались беспорядки, вернувшиеся с фронтов солдаты бросили в крестьянскую среду лозунг «все взять и поделить». Когда управляющий и служащие дома приступили к погрузке вещей на подводы, местные рабочие, подстрекаемые солдатами, стоявшими во Фленове, воспрепятствовали вывозу. Это противостояние вынудило Д.Вишневского приостановить погрузку и обратиться в Смоленск за разрешением. Пока в смоленском Совете большевиков решалась судьба имущества княгинь, «нужно было, – как пишет Д.Вишневский, – видеть весь ужас, происходивший в Талашкине… Бабы-работницы уже делали предположения, как они будут ходить в княгининых платьях и боярских костюмах… Рабочие делали предположения, за сколько можно будет продать полученную от дележки мебель. Холль2 от страха потерял дар слова… Не растерялся только Филипп3: когда толпа привалила к дому, он закрыл двери на ключ и сказал, что никого не пустит»4.

Смоленские власти дали разрешение на вывоз имущества, и с ноября 1917 по январь 1918 года под наблюдением двух членов общественной безопасности управляющий перевез основную часть вещей в Смоленск, разместив их в княжеских домах и подсобных зданиях во дворе музея «Русская старина». Количество вещей было так огромно, что Д.Вишневский сетует: «сделано около сорока подвод и почти не видно, что перевезено».

В Смоленске в домах княгинь на Тенишевской и Костельной улицах сосредоточились их личные вещи, богатейшие библиотеки, картины, предметы искусства, мебельные гарнитуры, в том числе выполненные в талашкинских мастерских, ковры, гобелены, музыкальные инструменты…

После выхода в 1918 году декрета о национализации библиотек и коллекций частных лиц, местные власти по-своему распорядились имуществом М.К.Тенишевой и Е.К.Святополк-Четвертинской. Как практиковалось в это время, часть личных вещей могла быть передана на аукционы, в лотерейные комиссии, книги и художественные альбомы разделены между библиотеками, мебель передана различным учреждениям5; часть художественных полотен, памятных медалей, серебряный топор с дарственной надписью князю В.Н.Тенишеву, несколько книг и альбомов были спасены И.Ф.Барщевским и сейчас находятся в собрании музея. Но сохранившихся вещей буквально единицы по сравнению с тем, что было перевезено из Талашкина и находилось в городских домах княгинь. Поэтому каждый предмет, связанный с именем почетной гражданки г.Смоленска, мецената, художника-эмальера с мировым именем представляет особый интерес. В данной публикации речь пойдет о двух игрушечных сервизах.

Устраивая музей «Русская старина» М.К.Тенишева поместила в экспозицию серебряный игрушечный чайно-кофейный сервиз. Первое упоминание о нем мы находим в каталоге историко-этнографического музея под номером 2724: «Сервиз серебряный детский игрушечный, состоящий из подноса, чайника, кофейника, молочника, сухарницы, двух чашек с блюдечками и полоскательной чашки; предметы имеют года 1836 и 1853 и неодинаковые клейма. Принадлежал к игрушкам княгини М.К.Тенишевой»6. Из этой записи следует, что происхождение сервиза, его мемориальная ценность не подлежит сомнению.

Спутниками детства маленькой Марии были куклы и мелкие игрушки, которым она отдавала предпочтение. «У меня есть друг: кукла Катя, которой поверяются на ухо все тайны. Иногда я бью ее, но тут же со слезами целую, прошу прощения. Все говорят: Катя страшная, волос почти нет, нос подбит. Я не верю, это невозможно. Катя для меня красавица! Кроме Кати у меня много нарядных кукол, тех я не люблю». И далее: «Мелкие игрушки я предпочитала крупным и могла часами, тихо-тихо притаившись, копошиться в своем углу, разбираясь в моих любимых коробочках, или любоваться крошечными художественными бирюльками, которые прятались в особый шкафчик, купленный мною на собственные сбережения… В нем, кроме бирюлек, укладывались в ватку мелкие восковые фигурки – все избранное, любимое <…> Из заветных вещиц моих некоторые уцелели: шкафчик, несколько восковых фигурок, крошечные стаканчики, чашечки до сих пор напоминают мне мое детское коллекционерство, а милые бирюльки пропали в одном из переездов, так как никто не заботился о моих игрушках»7.

В этой пространной цитате нашли непосредственное отражение атрибуты игр маленькой Марии: бирюльки, восковые фигурки, куклы, стаканчики, чашечки. Мы можем предположить, что детская увлеченность собиранием, любованием игрушечными предметами заложило основу ее будущей деятельности как коллекционера, мецената, художника-эмальера.

Упоминая крошечные стаканчики, чашечки Мария Клавдиевна, видимо, имела в виду серебряный набор кукольной посуды, который не затерялся в бурных событиях двух революций и войн и сохранился в том составе, каким он был включен в собрание музея в 1909 году. Однако спокойной жизнь кукольной посуды в музее не назовешь. В 1930-е годы сервиз попал в Антирелигиозный музей, в 1937 году возвратился в собрание музея «Русская старина», в 1941-м Е.В.Буркина вывезла его в составе коллекций сначала в Горький, затем в Новосибирск, в 1945-м музейные ценности вернулись в Смоленск. В 1968 году детские игрушки М.К.Тенишевой были переданы в музей изобразительных и прикладных искусств им. С.Т.Коненкова. В настоящее время они входят в состав коллекций Смоленского государственного музея-заповедника.

Сервиз состоит из 11 предметов. При изучении вещей выяснилось, что состав его неоднороден: в одном наборе соединена кукольная посуда для чая и кофе. По месту и времени создания (на что указывают клейма) предметы также делятся на две группы.

Первая по времени часть – чайник, молочник, сахарница – изготовлены в Москве на фабрике П.Ф.Сазикова8. Но и среди этих предметов молочник имеет более раннее городское клеймо без даты. На нем изображен Георгий Победоносец на коне, поражающий копьем дракона, в повороте вправо. По форме клейма можно определить, что молочник мог быть изготовлен в 1816 году. На дне также пробита проба 84 и именник владельца фабрики. На чайнике и сахарнице имеются четыре одинаковых клейма: городское с датой 1836, проба 84, именник владельца фабрики и клеймо пробирного мастера Н.Дубровина с датой. Предметы миниатюрные по размерам, имеют строгую гладкую форму, благодаря чему выявляется четкий силуэт. Дополняет облик вещей изящно изогнутые, выточенные из кости ручки на чайнике и молочнике, круглые костяные кнопки на крышечках, золочение. Другую часть составляют поднос, кофейник, сухарница, полоскательница, две чашечки, два блюдца – всего восемь предметов. Все они легко умещаются на подносе и составляют единое целое – кофейный сервиз. Он изготовлен в Петербурге, на каждом предмете пробиты три одинаковых клейма: городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба 84, инициалы WS, которые по справочникам можно соотнести с фамилией мастера Зенгбуша Фридриха Вильгельма9. Ряд вещей – кофейник, сахарница, конфетница – имеют дополнительное клеймо пробирного мастера Бранденбурга Э.Ф. с датой 1853.

Кофейный сервиз изготовлен «подобно большому, но малого размера». Прежде всего привлекают формы предметов: лаконичные, цельные, ясные. В детских игрушках мастера избегали мелких, острых деталей: все выступающие части заовалены, закруглены. Носик кофейника имеет щелевидное отверстие, ручки чашечек изящно изогнуты, они выполнены из двух перевитых проволочек. Ручка кофейника и кнопка на его крышечке выточены из кости. Поднос имеет профилированные волнистые борта с двумя изогнутыми ручками, основание которых украшено стилизованными листьями-завитками. Поверхность сосудов тщательно отполирована, внутри покрыта позолотой. Мягкость форм, певучесть линий, технически безупречное исполнение свидетельствуют о высоком мастерстве и тонкости вкуса мастера.

Здесь возникает вопрос: два перед нами сервиза или один? Однозначного ответа нет. М.К.Тенишева передала набор кукольной посуды как сервиз, что и было зафиксировано в каталоге. Из анализа клейм видно, что временные рамки предметов охватывают период от 1816 до 1853 года. Изделия выполнены разными мастерами в разных городах – Москве и Петербурге. Можно предположить: либо перед нами великолепный пример комплектования чайно-кофейного сервиза из разных предметов (что часто практиковалось в XIX веке и в столовых сервизах), либо два сервиза существовали отдельно и, по мере утрат, их дополняли по имеющимся образцам.

Иная судьба у другого кукольного – фарфорового – сервиза10. Происхождение его никак не документировано и остается пока в области предположений и догадок.

Обратимся к биографии М.К.Тенишевой. Передавая в дар Смоленску музей «Русская старина», она не включила в его состав часть предметов, которые находились в тесной связи с ее научной деятельностью. Это фрагменты античного стекла, керамики, металла, изделия из золота и серебра, украшенные эмалями, цветными глазурями. Они служили основой при подготовке диссертации «Эмаль и инкрустация». Защитив 1 мая 1916 года диссертацию и получив звание «Ученого Археолога», М.К.Тенишева собиралась продолжить работу в области изучения техники выемчатой эмали. Но начались революционные события 1917 года. Учитывая уникальность и материальную ценность коллекции, Мария Клавдиевна положила ее и записные книжки с рецептами эмалей на хранение в один из московских банков. В переписке с управляющим чаще всего упоминается Волжско-Камский банк. И, видимо, перед отъездом в Крым она поручила получить банковский вклад кому-то из семьи Орфановых. С этой семьей М.К.Тенишева поддерживала дружеские отношения. Один из Орфановых помогал Д.Вишневскому в 1917 году сохранять от разграбления дома и имущество княгинь в Смоленске. Когда был получен вклад неизвестно, скорее всего в первые дни революции. Находясь в эмиграции, М.К.Тенишева и ее близкие не знали, что коллекция была спасена: более пятидесяти лет она бережно хранилась в обычной московской квартире.

В 1970 году в жизни Смоленского музея изобразительных и прикладных искусств им. С.Т.Коненкова произошло важное событие. Москвички сестры В.Н.Орфанова и Н.Н.Кострова, находясь в преклонном возрасте и потеряв надежду вернуть банковский вклад владелице, передали его в музей. Однако среди этих предметов не оказалось записных книжек княгини. В чьих руках находятся уникальные рецепты выемчатой эмали неизвестно.

Передача оформлена несколькими документами. В акте № 11 от 25 мая 1970 года перечислены 490 предметов и среди них «фарфоровый детский сервиз». К сожалению, при приеме в музей не была записана биография сервиза, кому он принадлежал, где и когда изготовлен. Далее возникает вопрос, был ли сервиз дорогой игрушкой в семье или Мария Клавдиевна ценила его как редкий коллекционный предмет. Возможно, ответ на эти вопросы мы найдем после того, как будет опубликован архив княгинь, который в настоящее время хранится у С.Бабековой-Кудяновой в Праге.

Но вернемся к сервизу. В него входят восемь предметов: чайник, молочник, сахарница, две чашечки, два блюдца, поднос с фруктами. На подносе с оборота имеется подглазурная марка синего цвета, выполненная ручной росписью. Марка почти не читается, что затрудняет атрибуцию игрушек.

В данном сообщении приводится предположение о месте и времени изготовления сервиза, высказанное при первом его описании11 в инвентарных карточках – Германия, конец XIX - начало ХХ вв. Опираясь на эту датировку, можно предположить, что сервиз был приобретен или заказан для дочери Марии Клавдиевны от первого брака Марии Рафаиловны Николаевой (в замужестве фон дер Остен-Сакен), которая родилась 10 июля 1877 года, или для внучки, родившейся 10 февраля 1903 года Ольги Ивановны фон дер Остен-Сакен.

Надо отметить, что сосуды в форме фруктов, цветов, плодов пришли в Европу из Китая. Позднее такой формы столовые и кукольные сервизы, а также отдельные предметы изготавливались на русских фарфоровых и фаянсовых фабриках, в частности на заводах Ф.Я.Гарднера.

Смоленский сервиз привлекает своей необычностью. Тонкая фарфоровая миниатюра (высота чашечек – 1 см) полна очарования. Главным пластическим мотивом является природная форма фруктов. Здесь мы видим чайник в виде дыни, кофейник в форме груши, сахарницу-ананас, яблоки-чашечки, виноградные листья – блюдечки. Ручки сосудов выполнены в виде веточек.

Миниатюрные формы моделированы очень уверенно, поражает изящество и тонкость исполнения. Мастер сумел передать фактуру дыни, чешуйки ананаса, округлость яблока, выразительна форма листа винограда с глубоко вырезанными краями и тонкой разделкой прожилок.

В компоновке фруктов на подносе мастер проявил большую изобретательность. Смело и оригинально в легком беспорядке по кругу плотными рядами размещены яблоки, треснувшие гранаты, груши, виноград. Фрукты расположены так, что внутри них образуется сосуд, логическим завершением является крышка в виде удлиненной нежно-зеленой грозди винограда. По сторонам между фруктами образованы ниши для сосудов. По контуру подноса живописно разбросаны рельефные красные ягоды, фиолетово-лиловые сливы, листочки чуть свисающие или с приподнятыми краями. Подглазурная роспись так же выразительна, как и пластическое решение. В росписи использованы желтый, охристо-красный, фиолетовый, различные оттенки зеленого цвета. Если предположить, что сервиз заказной, то, возможно, в подборе фруктов заложен символический смысл. Так или иначе, этот сервиз нуждается в дальнейшем изучении.

Данное сообщение не претендует на исчерпывающее исследование, это лишь краткое изложение биографии двух раритетных экспонатов, основанное на документах. Будем надеяться, что когда смоленские власти восстановят известный всему миру музей «Русская старина», два уникальных детских кукольных сервиза займут достойное место в мемориальном зале.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Чайно-кофейный кукольный сервиз. Из личных вещей М.К.Тенишевой. СОМ 469/1-412.


  1. Поднос. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

23,3х14,7 см

Клейма: WS, Зенгбуш Ф., пробирного мастера Бранденбурга Эдуарда Федоровича – Э.Б. 1853, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Кофейник. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, золочение, кость, точение

В – 7 см

d тулова – 4,8 см

Клейма: WS, пробирного мастера Бранденбурга Эдуарда Федоровича – Э.Б. 1853, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Чайник. 1836г.

Москва

Фирма Павла Сазикова

Серебро, золочение, кость, точение

В – 4,3 см

d тулова – 5,1 см

Клейма: П.С., пробирного мастера Н.Дубровина? – II/1836 (пробито нечетко), городское с датой 183… (пробито нечетко), проба – 84


  1. Сухарница. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

8,3х6,6 см

Клейма: WS, пробирного мастера Бранденбурга Эдуарда Федоровича – Э.Б. 1853, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Полоскательница. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

В – 2,7 см

d по венцу – 4,5 см

Клейма: WS, пробирного мастера Бранденбурга Эдуарда Федоровича – Э.Б. 1853, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Молочник. 1816г.

Москва

Фирма Павла Сазикова

Серебро, штамповка, золочение, кость, точение

В по сливу – 2,6 см

d по тулову – 3,7 см

Клейма: П.С., городское – Георгий Победоносец на коне, поражающий копьем дракона, в повороте вправо, проба – 84


  1. Сахарница. 1836г.

Москва

Фирма Павла Сазикова

Серебро, штамповка, золочение, кость, точение

В с крышкой – 4,3 см

d по тулову – 4,7 см

Клейма: П.С., пробирного мастера Н.Дубровина – Н.Д. 1836, городское – Георгий Победоносец на коне, поражающий копьем дракона, с датой 183… (пробито нечетко), проба – 84


  1. Чашечка. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

В по ручке – 2,4 см

d по венцу – 2,8 см

Клейма: WS, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Блюдечко. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

d – 4,6 см

Клейма: WS, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Чашечка. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

В по ручке – 2,4 см

d по венцу – 2,8 см

Клейма: WS, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


  1. Блюдечко. 1853г.

Петербург

Мастер Зенгбуш Фридрих Вильгельм

Серебро, штамповка, золочение

d – 4,6 см

Клейма: WS, городское – два скрещенных якоря и скипетр, проба – 84


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Чайный кукольный сервиз. Германия. Конец XIX – начало ХХ вв. СМЗ КП 33571/1-813.


  1. Чайник в виде дыни, с витой ручкой

Фарфор, под- и надглазурная роспись

В – 2,1 см

d – 1,5 см

Носик и крышка утрачены


  1. Молочник в форме груши, ручка в виде веточки с двумя листьями

Крышечка съемная

Фарфор, под- и надглазурная роспись

В – 3 см

d – 1,5 см


  1. Сахарница в форме ананаса со съемной крышкой

Фарфор, под- и надглазурная роспись

В – 2,6 см

d – 1,7 см

Крышка разбита на две части, склеена


  1. Блюдце в виде виноградного листа

Фарфор, под- и надглазурная роспись

Ш – 4,3 см


  1. Блюдце в виде виноградного листа

Фарфор, под- и надглазурная роспись

Ш – 4,3 см


  1. Чашечка в виде яблока со съемной крышечкой, ручка в форме веточки с двумя листьями

Фарфор, под- и надглазурная роспись

В – 1 см

d – 1,5 см


  1. Чашечка в виде яблока со съемной крышечкой, ручка в форме веточки с двумя листьями

Фарфор, под- и надглазурная роспись

В – 1 см

d – 1,5 см


  1. Овальное блюдо с фруктами: яблоками, треснувшими гранатами, грушами, сливами, виноградом, образующими сосуд, со съемной крышкой в виде виноградной грозди

Фарфор, под- и надглазурная роспись

На дне марка синего цвета, выполненная вручную (не читается)

В – 3,5 см

13,7х10,5 см

Небольшие утраты и сколы, фрагмент листа отломан (есть в наличии)


1 Василий Алексеевич Лидин (1868 или 1869 – I.XII.1942; настоящая фамилия Богданов, Лидин – артистический псевдоним), музыкант, организатор балалаечного оркестра в Талашкине, помощник и опора обеих княгинь в эмиграции.

2 Англичанин, кучер.

3 Личный камердинер покойного князя В.Н.Тенишева.

4 Янчаркова Юлия (Прага) «Россия была мне мачехой. Штрихи к портрету княгини Марии Клавдиевны Тенишевой» // Rossika. 1998/1999. № 2. С. 143-149.

5 Автором этого сообщения в 1970-х годах при обследовании железнодорожного вокзала в «Комнате матери и ребенка» был обнаружен небольшой овальный стол, обильно украшенный резьбой. По словам сотрудников – «стол тенишевский».

6 Историко-этнографический музей княгини М.К.Тенишевой в Смоленске. Общий каталог. Смоленск. Электро-типолит. Я.Н.Подземского. 1909. С. 157.

7 Княгиня М.К.Тенишева. Впечатления моей жизни. Искусство: Ленинградское отделение. 1991. С. 21, 25, 26.

8 Сазиков Павел Федорович – купец 3-й гильдии, с 1773 г. хозяин небольшой лавки в Москве, в 1810 г. открыл фабрику в Москве, а с 1846 г. фирма имела звание придворного поставщика.

9 Зенгбуш Фридрих Вильгельм (WS) работал в Петербурге, в 1841 г. золотого дела мастер, в 1849 г. имел мастерскую. Клейма встречаются до 1856 г.

10 В учетных книгах музея сервиз имеет номер: СМЗ КП – 33571/1-8.

11 Выполнено в 1980-е годы Востриковой Натальей Константиновной, научным сотрудником Смоленского музея-заповедника.

12 Сервиз имеет старые учетные номера: СОМ ПN – 5327, МК – 2700, СМИ КП – 1990. Предметы перечислены в приложении под теми дробями, под которыми они числятся в учетных книгах музея.



13 Сервиз имеет старый учетный номер: СМИ КП – 3059/1-8. Предметы перечислены в приложении под теми дробями, под которыми они числятся в учетных книгах музея.