uzluga.ru
добавить свой файл
1 2 ... 10 11

Internationale Politik


нЕМЦЫ И МИР


Стр.

Герд Ланггут

Штрихи к портрету Ангелы Меркель, первой женщины –

Федерального канцлера в истории Германии 3


Франк Перганде

Цветущие ландшафты, плохое настроение 10

Сегодня Восточная Германия мало напоминает ГДР, зато все больше - Германию, и это далеко не всем нравится


Констанце Штельценмюллер

Каким видят мир немцы 18

Результаты нового исследования, проведенного German Marshall Fund


Ульрих Картельери

Неизбежность перемен 25

Они больше всех в мире путешествуют, но не хотят учиться у других – немцы перестали понимать, что происходит в мире


Карл-Рудольф Корте

Ретроспективный взгляд на чрезвычайные выборы 32


Франц Вальтер

Лафонтеновский «Appel au peuple» 35


Лоренц Егер

Канетти и Версаль 38


Анализы, Эссе, точки зрения


Томас Риссе

Правление в регионах с ограниченной государственностью 54

Несостоятельные государства становятся главной темой международной

политики


Кристоф Цюрхер

Желательная слабость 64


Трудности в анализе деградирующей государственности


Зигмар Мосдорф

Нами правит «пятая власть»? 78

Об архитектуре влияний государства и частной экономики

в обществе XXI века


Беате Вагнер

Упущенная возможность 85

Реформаторский саммит ООН торпедировали США


документы


Отто Шили

Гражданская активность и ее конституционно-правовые основы 41

Речь на торжестве по случаю вручения премии им. Фридриха Йозефа Хааса, учрежденной Германо-Российским Форумом, профессору Тамаре Морщаковой (15 марта 2005г.)Ральф Дарендорф


Ральф Дарендорф

Господство праведных 47

К 58-й годовщине событий 20 июля 1944 года

Речь 20 июля 2002 года в Мемориале германского Сопротивления в Берлине


Книжная критика


Olga Kryschtanowskaja, Anatomie der russischen Elite. Die Militarisierung Russlands unter Putin. 2005, Lilia Shevtsova, Putin’s Russia. Carnegie Endowment for International Peace. Washington 2005, Dmitri Trenin, Russland. Die gestrandete WeltmachtHamburg 2005, Yitzak M. Brudny, Jonathan Frankel, Stefani Hoffman (Hrsg.), Restructuring Post-Communist Russia. Cambridge University Press, Cambridge 2004, Erich G. Fritz (Hrsg.), Russland unter Putin. Weg ohne Demokratie oder russischer Weg zur Demokratie? Oberhausen 2005 96

Немцы и мир


Герд Ланггут,

политолог,

Боннский университет

Штрихи к портрету Ангелы Меркель,

первой женщины - Федерального канцлера в истории Германии*


Едва ли какая-нибудь другая дата имеет более символический характер для раздела Германии на две части, чем 13 августа 1961 года: ранним утром боевые дружины предприятий, народная полиция и Национальная Народная Армия приступили к строительству Берлинской стены. Именовавшаяся в официальной терминологии Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) «антифашистским защитным валом», Берлинская стена разделила немцев на восточных и западных, разлучила целые семьи. Эта трагедия коснулась и семьи лютеранского священника в Укермарке, а еще точнее: в местечке Темплин, что недалеко от Бранденбурга. В тот день 13 августа, когда Хорст Каснер произносил в своей церкви проповедь, его жена Херлинд, родом из Гамбурга, сидела на скамейке и рыдала. После этого должно было пройти 23 года, пока она снова смогла поехать на Запад - на похороны свой матери. Во всяком случае, именно так рассказывает семейную историю Ангела, дочь Херлинд Каснер, которой в 1961 году было 11 лет, отмечая, что возведение Берлинской стены стало ее «первым воспоминанием о политических событиях».

Сегодня, 44 года спустя, раздел Германии - это уже история, по крайней мере, официально, но его последствия - даже если лишь в опосредованной форме - все еще ощутимы. Ведь та самая Ангела Доротея Каснер - таково ее полное девичье имя, известная ныне общественности под фамилией ее первого мужа, Ульриха Меркеля, - входит в анналы истории Федеративной Республики Германия как первая женщина - Федеральный канцлер. Будучи Председателем партии Христианско-демократический союз и Председателем фракции христианских демократов в Германском Бундестаге (фракции, образованной ХДС совместно с его баварским «братом» Христианским социальным союзом / ХСС), она бросила вызов действующему главе правительства Герхарду Шредеру (Социал-демократическая партия Германии / СДПГ). Но каковы политические убеждения Ангелы Меркель?

Политика и семья священника

Ее прошлое, на которое наложил отпечаток раздел Германии, ее германо-германская биография и в особенности ее жизнь дочери священника- все это наверняка объясняет целый ряд черт ее личности. Хотя Ангела Доротея Каснер появилась на свет 17 июля 1954 года в Гамбурге, но уже спустя три недели ее в колыбели перевезли в ГДР, в бранденбургское местечко Пригниц, в деревню Квитцов, численность населения которой составляла три сотни душ. Именно там после окончания теологического факультета Гамбурге Хорст Каснер получил свое первое место пастора, а тремя годами позже он вместе с семьей перебрался в Темплин, в Укермарк. На первый взгляд это кажется необычным шагом, поскольку только в первые пять месяцев 1954 года, года рождения Ангелы, свыше 180000 граждан покинули социалистическое «государство рабочих и крестьян». Но в ГДР, где церковь считалась реликтом «реакционного» буржуазного общественного порядка, постоянно увеличивался дефицит священников, так что некоторые пасторы совершенно сознательно переезжали с Запада на Восток. Начиная с 1958 года Каснер руководил так называемым «пасторским колледжем» в Темплине, который представлял собой образовательную структуру для подготовки евангелических священников и одновременно что-то вроде духовного центра его церкви. Правда, позже его стали называть «красным Каснером», поскольку он пытался договариваться с ГДРовским государством и был даже членом т.н. «Рабочего кружка Вайсензее», кружка руководителей «братства» священников, сотрудничавших с государственной верхушкой. «Рабочий кружок Вайсензее» находился в сфере влияния органов госбезопасности. Без сомнения, родительский дом Ангелы Меркель был очень политизированным, поскольку семья священника в ГДР ни при каких условиях не могла быть «вне политики».


Быть лучше остальных, но при этом оставаться незаметной

Как говорит сама Ангела Меркель - и это подтверждают ее одноклассники - у нее была в общем и целом счастливая юность. Но она довольно рано поняла, что в атеистическом государстве и одноклассники, и учителя смотрели на дочь пастора совсем по-другому, нежели на обласканных СЕПГ «детей рабочих». Однако - если оценивать ретроспективно - это положение дел ей никоим образом не навредило. Провожая Ангелу в школу, ее мать Херлинд снова и снова повторяла: дочь священника должна быть на голову лучше всех остальных, иначе в «государстве трудящихся» ей не получить высшее образование. Херлинд, учительнице по профессии, было запрещено работать. Это желание

быть лучше остальных, очевидно, рано двигало Ангелой - и в школе она была, как говорит один из ее бывших учителей, «исключительным явлением», «идеальной школьницей». Почти по всем предметам (за исключением физкультуры) она достигла очень хороших результатов, однако не считалась в негативном смысле «карьеристкой». Например, она давала своим одноклассникам списывать. По типу поведения Ангела была скорее незаметной, что связано со второй основной заповедью, которую ей привили родители: никогда не высовываться, не выходить из роли. И наконец, было еще третье правило, в определенной степени связанное с тем, что ей и сегодня еще идет ей на пользу в политике: следует разделять свой внутренний частный мир, мир своих мыслей и официозный мир политики. Тем самым она научилась тому, что иногда в политике воспринимается как «обманные маневры». Из этого вытекает ее, по всей видимости, и сегодня еще существующее нежелание открывать кому-либо ее собственное «я», свою частную жизнь. Это выражается в красноречивой бессловесности, когда она много рассказывает о себе и тем не менее, кажется, мало что сообщает.


Годы, связанные с Союзом свободной немецкой молодежи* / ГДРовская юность

Как во время обучения на физическом факультете Лейпцигского университета, так и в период ее работы в Академии Наук в (Восточном) Берлине она всегда казалась прилежным и коллегиальным человеком, о ней отзывались как о девушке скорее сдержанной, почти робкой, но одновременно жизнелюбивой. Ни ее преподаватели в университете, ни сокурсники, ни коллеги по работе никогда не замечали в ней задатков потенциального лидера, однако и в школьное, и в студенческое время, и в период работы в Академии Наук она была - и об этом Ангела Меркель говорит сегодня в высшей степени неохотно - не обычным рядовым членом Союза свободной немецкой молодежи, коммунистического резерва СЕПГ, она относилась к руководящему составу. Утверждение, что в ячейке Союза свободной немецкой молодежи в Академии Наук она якобы даже отвечала за агитацию и пропаганду, Ангела Меркель категорически отвергает, подчеркивая, что просто занималась театральными билетами и организовывала неформальные мероприятия. Членство в Союзе свободной немецкой молодежи, конечно, было предпосылкой для получения высшего образования. И хотя в этом смысле она хорошо адаптировалась в политическом плане, но можно утверждать, что по крайней мере после лишения гражданства ГДР барда Вольфа Бирмана Ангела, любившая слушать его музыку, и ее ближайшее окружение были настроены по отношению к ГДРовской системе скорее критически. Это проявилось, например, в том, кого из профессорско-преподавательского состава Лейпцигского университета она выбрала в качестве экзаменаторов. Но Ангела Меркель не делала ничего, чтобы активно и всерьез бросить хотя бы малый вызов государству, хотя она и утверждает, что на выборах в Народную палату ГДР для заполнения бюллетеня она заходила в кабину, что считалось явным знаком протеста и уже требовало определенного мужества.


Переломный момент в истории Германии и взлет Меркель

Политическую активность она стала проявлять только в конце 1989 года, за несколько дней до Рождества, то есть в тот момент, когда уже не было угрозы репрессий со стороны государственной власти. Оглядевшись сначала в социал-демократической партии (ныне СДПГ), Ангела Меркель вступила в движение «Демократический прорыв», представлявшее собой в политическом плане довольно широкое объединение, которое выступило вместе с ХДС и еще одной, основанной в ГДР партией в рамках «Альянса за Германию» в избирательной компании во время первых свободных и одновременно последних выборов в Народную палату ГДР. Что затем последовало, это широко известная, стремительная политическая карьера: заместитель пресс-секретаря последнего правительства ГДР во главе с Лотаром де Мезьером, в декабре 1990 года - член Бундестага, через несколько недель - министр по делам женщин и молодежи, затем - министр окружающей среды, Генеральный секретарь, а также Председатель партии ХДС и фракции христианских демократов в Бундестаге. В историю Христианско-демократического союза войдет ее статья в газете «Франкфуртер алльгемайне цайтунг» от 22 декабря 1999 года, в которой она призвала собственную партию освободиться от тогдашнего почетного председателя Гельмута Коля. Эта статья окончательно разрушила отношения между бывшим Федеральным канцлером и Вольфгангом Шойбле, с которым Коля прежде связывала мужская дружба, и способствовала тому, что они оба оказались сброшенными в политическую пропасть.

Однако почему стал возможен такой стремительный взлет Меркель? Прежде всего следует назвать одну черту ее характера: она, следуя напутствиям родителей, уже с юных лет упорно прикладывает все силы для того, чтобы самореализоваться и самоутверждаться за счет высших достижений. Безусловная воля к власти роднит ее с такими личностями как Коль и Шредер, и это качество не в последнюю очередь является результатом амбициозной установки быть лучше, чем все остальные. Ангела Меркель, кандидат физических наук, в июле 2004 года в своем интервью газете «Берлинер цайтунг» заявила: «Раньше мне тоже хотелось власти - власти над молекулами. Для меня речь идет о том, в какой форме это воплощать. Сейчас я делаю это совсем в другой области». Ангела Меркель, как и целый ряд политиков, является «политоголиком» и подвержена действию наркотика под названием «власть». Политика семь дней в неделю, 24 часа в сутки - это ее (вероятно, порой одинокая) жизнь.


Генералистка без зацикленности на истории

Еще одна важная пружина ее действий - рациональный подход к вызовам. «Свободная от идеологии» естествоиспытательница является - в отличие от историка Коля - генералисткой без зацикленности на истории. В решающих жизненных ситуациях она всегда умела трезво и рационально взвесить все преимущества. Сама Меркель описывает это следующим образом: «Мне кажется, в решающий момент я поступаю мужественно. Но мне необходимо значительное время для разгона, и я пытаюсь как можно больше продумать заранее». Эта рациональность отличает также ее политический стиль и образ в обществе. Она исходит из необходимости эффективного, почти механического функционирования общества и при этом слегка недооценивает значение традиционного опыта и давно устоявшихся образцов поведения, которые выпадают из логики естественнонаучного рассмотрения. Она посвящает себя не какому-то определенному образу будущего, а решению конкретных вопросов, исходя при этом из критериев эффективности. Тем самым Меркель соответствует скорее типу «современного» политика, который не имеет практически ничего общего с принципиальными, верными традициям, ценностно ориентированными и иногда неторопливыми формами выражения классической политики ХДС. Это приводит к отчуждению между ней и частью классической клиентелы ее собственной партии, создавая ей порой репутацию «холодного» политика. Впрочем, эта черта объединяет ее с бывшим британским премьер-министром и «железной леди» Маргарет Тэтчер, которая тоже получила образование в области естественных наук и с которой Ангелу Меркель часто сравнивают.


Основные политические установки

Убеждения Ангелы Меркель - противоположность тем, которые уходят корнями в опыт реального социализма, дефицитной экономики и выхолощенное до риторики идеологическое превознесение жизни в ГДР марксизмом-ленинизмом. В силу этого она мыслит категориями индивидуальной свободы и ответственности. Она делает ставку не на традиционный для Западной Германии «рейнский капитализм» с его мягкой нагрузкой на граждан, а на модель, которая является четкой противоположностью социализма, и в этом смысле она опирается на ментальное наследство, основанное скорее на экономическом либерализме, чем на социальном учении католицизма. Так, ее кредо в области экономической политики - рыночное хозяйство, руководящим принципом которого является экономическая эффективность. Поэтому она не чинила препятствий и не настаивала на политике принципиальной блокады в отношении реформ социальной политики и политики на рынке труда, в особенности так называемой программы «Харц IV», инициированных «красно-зеленым» федеральным правительством и в высшей степени непопулярных среди населения. Вместе с тем Меркель не чуралась и жесткой критики этих мер, полагая, что принятые соглашения представляют собой лишь первый маленький шаг в правильном направлении, но они не идут настолько далеко, чтобы в долгосрочной перспективе решить структурные проблемы рынка труда в Федеративной Республике. Эти ее требования решительных изменений время от времени приводили к конфликту между ней и членами ее же партии, но прежде всего - к конфликтам с ХСС. Кроме того, образу, противоположному социализму, соответствует позитивный образ Америки. Именно социализация Меркель в ГДР, связанная с этим повседневная практика столкновения с системой и сам опыт жизни в условиях реального социализма выработали позитивное трансатлантическое сознание - феномен, который, кстати, свойственен многим гражданам центрально- и восточноевропейских государств, которые во времена «холодной войны» находились в сфере влияния Советского Союза. Ангела Меркель еще очень хорошо помнит, что без решительной позиции тогдашнего президента США Джорджа Буша-старшего объединение Германии не могло бы осуществиться в такие короткие сроки. Этот принципиальный проамериканизм не в последнюю очередь проявился в 2002 году в ее установках по отношению к американской и иракской политике, в силу чего германские средства массовой информации высмеивали ее как «американку в Германии». Вместе с тем она - вопреки некоторым приписываемым ей утверждениям - никогда не требовала участия германских войск в «коалиции желающих», хотя ее жесткая критика «красно-зеленого» правительства создавала впечатление генеральной поддержки американской политики.



следующая страница >>