uzluga.ru
добавить свой файл
1
Елена Александровна Трофимова

кандидат философских наук, доцент,

ст. научный сотрудник

Института образования взрослых РАО


Жизнетворческий потенциал культурологии


Культурология как наука и как учебная дисциплина, находясь в жестко дисциплинарном мире, нуждается в самоопределении на пути развития теории и методологии междисциплинарности, типологии целостности. Культура, в отличие от цивилизации, нуждающейся в узких профессионалах, может быть понята как вид холистической деятельности. Междисциплинарность не может быть основана лишь на понятии «взаимодействие», но и предполагает выход на более высокий уровень – уровень синтеза.

То, с чем сталкивается студент и преподаватель культурологии как учебной дисциплины – это с забвением идеи культурной целостности. Целое культуры в процессе преподавания распадается на множество независимых друг от друга частей, затемняется целостный характер культуры. А именно эта идея могла бы органически влиться в нравственно – духовный континуум жизни человека, сделать культурологию частью жизнетворчества… Курс культурологии должен быть предназначен, по-видимому, не только для того, чтобы перечислить и раскрыть все богатство культурных форм в их полноте, яркости и наглядности, но и для того, чтобы стать дополнительным импульсом к раскрытию в студенте его жизнетворческих, культуросозидательных и духовных сил. Простые призывы к духовности ни к чему не приведут. Как считал М.К.Мамардашвили: «Я думаю, что со словами «высокая духовность» нужно очень деликатно обращаться. Ведь она может быть весьма «низко» расположена»1. По мнению того же философа, «…рассмотрение культуры как собрания «культурных ценностей», как своего рода предметов потребления для удовлетворения наших «духовных» потребностей, совершенно неадекватно природе этого феномена и не позволяет его описывать»2.

Неокантианский способ ценностного обоснования культуры, глубина разведения понятий ценности и оценки, - заострили ощущение хрупкости, незащищенности, болезненности культуры. Возникает усиленный поиск онтологических обоснований культуры: поиск назначения человека во Вселенной, осуществляемый Максом Шелером, Э.В. Ильенковым, «фундаментальная онтология» М. Хайдеггера, деятельностный подход М.С. Кагана и др. Контекстные поля, в которые погружаются размышления о культуре, наполняются темами «границ» (М.Бахтин), пределов, сдвигов, складок, расколов, размежеваний, потерей устоев и оснований и т.д. Некий зазор, трещина, расколотость и мыслится в качестве инициирующего начала культуры, или культур, как собирания, как целостности, вечного возвращения в Универсум. Это балансирующе-ускользающее, антиномически-парадоксальное положение культуры лишь усиливается социальной и тревожной ситуацией в современном мире, но ни в коем случае ею не порождается. По мнению Ю.Н.Давыдова: «…это положение связано с антиномической ситуацией человека в космосе, с нашей собственной диалектически-противоречивой антропологической ситуацией»3. В этом аспекте важным представляется понимание культуры как способа преодолеть, сгармонизировать раскол между человеком, обществом и природой, между естественным и искусственным, не допустить перехода за ту грань, после которой хищническое уничтожение внешней природы обернется изничтожением внутренней природы самого человека с присущими ему универсально-творческими способностями. Одновременно человеческая культура задает внутри себя вне-человеческую мерность, волнующе-тревожный, провокационный накал: непредсказуемость вторжения в человеческую жизнь виртуальной реальности, чрезмерное доверие людей к инновационным защитным технологиям, агрессивное развитие искусственной среды, вытеснение ею естественности (В.А.Кутырев), и многое другое…

Те риски, в условиях которых живет ныне человечество, постоянно наращивая антропогенные нагрузки на природу, техногенные и гуманитарные катастрофы, - создают объективные предпосылки для понимания культуры как меры соизмеримости человеческой деятельности и природно-космических циклов, как меры овладения человека самим собой, своими собственными отношениями к природе, другим людям. Именно культура, понимаемая в своем высшем, предельном проявлении как «культ Света» (Н.К.Рерих), призвана установить равновесие между материальным и духовным в человеке, между человечеством и космосом. Такую роль культура могла бы выполнять только при наличии определенной дистанции по отношению к необходимости. Культура есть всегда напоминание о человеческой свободе поверх природно-космической и естественно-исторической необходимости.

Величайшие мыслители-гуманисты не случайно полагали творчество ведущим началом жизни. Культурное творчество человечества – попытка сгармонизировать природно-космическую и естественно-историческую необходимость и выявить третью позицию, собственно ее и можно с полным правом будет назвать позицией культуры, – это живое, личностно осознанное, свободное стремление человека к собиранию, восстановлению разорванной целостности универсума как в себе самом, так и во внешнем мире.

Памятники культуры, аккумулируя энергию жизни ушедших поколений, питают живую ауру планеты, являясь мощнейшим импульсом ноосферы (В.И.Вернадский), а точнее пневматосферы (П.А.Флоренский). Витальная энергетика культуры становится явной даже при изучении надгробных памятников: культура сильна благодаря присутствию в ней темы смерти, ухода, разлуки, расставания, памяти и забвения. Каждый культурный памятник несет животворящую смерть, поданную в своем собственном модусе. Встреча с культурным памятником – это встреча с длящейся-застывшей окаменелой жизнью - т.е. со знаком смерти, ухода, умирания. Встреча с культурным памятником – это встреча с жизнеутверждающей смертью.

Культурный памятник – не только толщина стен, соразмерность, архитектурный изыск, утонченность стиля, - это еще и способность удержать наше внимание одновременно на обоих берегах Харона, - это грандиозная и не сопоставимая ни с чем мифо-реальность. Хорошая архитектура – это всегда мифореальность, это монументальная проявленность отношения ко времени и безвременью, вечности, к началам и концам, к их возможному или невозможному сопряжению.

Отношения человека с природой строятся во многом по принципу подобия, соответствия. Духовное вмещение в себя беспредельного многообразия мира природы обеспечивает человеку ощущение жизненной полноты, прилив энергии. Фундаментальность связей человека и природы удачно характеризует предложенное Ф.И.Гиренком понятие «доопределяющегося мира», мира, в котором свободному выбору и творчеству человека отведено важнейшее место. Космос и мир человеческой культуры наполнен грядущим взрывом новых человеческих возможностей, это «мир еще не состоявшихся новаций и возможностей того, чтобы в нем нечто самим собой начинало новый ряд явлений»4. В этом смысле культурологическое образование как форма накопления и реализации творческого потенциала человека может рассматриваться как образование «доопределяющегося мира», а это означает поиск интеграции классических и неклассических подходов к образованию.

Культурология и является тем буфером, тем мостом, который связывает, интегрирует классические и неклассические подходы к образованию.

Культурология как учебная дисциплина призвана стать одной из форм повышения духовно-творческого потенциала человека, и в этом смысле она предполагает работу с модусами человеческого бытия, эмпатию, вчувствование, вдохновение. Она предполагает сомнение, блуждание, поиски и находки…Культурология как учебная дисциплина – живое путешествие тропами культуры Она призвана преодолеть гносеологическую парадигму образования. Она есть мост к человекоориентированной парадигме образования. Культурологию недостаточно понимать лишь как научный междисциплинарный комплекс, лишь как интегрированное знание. Культурология призвана моделировать пространство общения, обучать диалогу в ситуации множественности языков культуры. Усиливая роль практики и проектного подхода, культурология подводит к идее трансформации познавательных и образовательных стратегий. Постоянно удерживая идею целостности культуры и человека, культурологии важно не стать только генерализующим знанием, а привлечь внимание не только к массовому, но и к частному, приватному, к отдельному имени, букве, звуку, - к формам человеческого мирообустройства. Культурология изучает исторически-конкретные формы человеческой спонтанности, непредсказуемости, стихийности. Именно культурология погружает человека в стихию жизни, в ее живой поток, в опыт повседневности, в поле ее символического универсума (Э.Кассирер). Культурологическое знание своей интегрированностью не должно разрушить человеческую целостность. И в этом ее инновационный жизнетворческий потенциал.

Актуальные вызовы современности заостряют вопрос о человеке будущего, переключают внимание исследователей в поле потенциальных возможностей человека. Разговор о человеке становится разговором о человеческом потенциале вообще и духовно-творческом потенциале в частности. В этом аспекте современную педагогику, андрагогику и философию образования можно позиционировать как источник снятия возрастных ограничений на развитие человека. Тогда само образование понимается как приумножение, усиление человеческого потенциала.

Человеческий потенциал, как объект теоретического конструирования, является интегральным представлением о человеке и в то же время репрезентирует определенные человеческие качества. Философам–космистам свойственно рассматривать человека на вселенском уровне. Понятие человеческого потенциала, рассмотренное с внутренней духовной стороны и перенесенное в аспект креативного поля, преобретает характер духовно-творческого потенциала. Понятие «духовно-творческого потенциала» впитало в себя представления о «возможном человеке» (М.К. Мамардашвили), «человеческом потенциале и человеческом капитале» (О.И. Генисаретский) и модусах существования человека (П.Г. Щедровицкого).

Человеческий и духовно-творческий потенциал, рассмотренный не в социально-мобилизационном ключе, а в континуальном поле возможностей – важнейший фактор развития современного общества, способ построения лучшего будущего. Формирование человеческого потенциала средствами культурологии является одним из способов работы с Будущим.


1 Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. – М., 1992 – С.143

2 Там же. – С.299.

3 Давыдов Ю.Н. Культура-природа-традиция//Традиция в истории культуры (Отв ред. В.А.Карпунин). – М.,1978. – С.44-45

4 Гиренок Ф.И. Экология. Цивилизация. Ноосфера. – М.:Наука, 1987. – С.121.