uzluga.ru
добавить свой файл
1
Оценка царя Давида как государственного деятеля в современной западной историографии древнего Израиля

Горохов Анатолий

Кандидат богословия

Преподаватель

Тобольская Духовная семинария

warlaam_gorochow@mail.ru


Доклад посвящен анализу роли царя древнего Израиля Давида – третьего (после Саула и Иевосфея) царя древнего Израиля, жившего в 10 в. до н.э., – как государственного деятеля, которую отводят ему современные западные исследователи историографии древнего Израиля в период Железного века.

Сразу следует подчеркнуть, что до второй половины XX века время возникновения и существования монархии в древнем Израиле было для западных исследователей неким рубежом, отделяющим подлинно исторический библейский нарратив Самуила и Царей от эпических повествований о патриархах, завоевании Ханаана и судьях, где, наоборот, сохранились лишь небольшие крупицы исторического материала. В связи с этим все зарубежные исследователи считали Давида крупным государственным деятелем, создателем древнеизраильской империи в Палестине.

Начало изменению взглядов на раннеизраильскую монархию среди зарубежных ученых было положено в 1968 г. молодым датским исследователем Н. Фрисом, который высказал мысль о том, что библейская традиция, описывающая становление объединенной монархии при Давиде, является продуктом периода плена. По замечанию другого датского ученого Т.Л. Томпсона, «он был первым, кто указал на необходимость развития независимой от Библии истории Израиля»1. Сам Т.Л. Томпсон поддерживает эту мысль своего коллеги. Так, в зарубежной историографии древнего Израиля во второй половине XX века возникает такое явление, как библейский минимализм. Его поддерживает небольшая, но влиятельная в западном мире группа ученых (Дж. Гарбини (Рим), Н.П. Лемхе (Копенгаген), Ф.Р. Дэвис (Шеффилд), Т.Л. Томпсон (Копенгаген).

Эти исследователи вообще отрицают историчность библейских повествований о Давиде как царе, создавшем государственность в древнем Израиле. Они полагают, что рассказы о Давиде в книгах Самуила, призванные представить героическое прошлое древнего Израиля, были написаны в Иудее в персидский период, а закончены в период эллинизма. Подлинная же государственность в древнем Израиле возникла на Севере при династии Омридов (9 в. до н.э.), о которой упоминают ассирийские источники. Например, Ф. Дэвис полагает, что царь Давид является столь же исторической фигурой, как средневековые европейские литературные персонажи король Артур или Робин Гуд. Другой исследователь-минималист Джованни Гарбини полагает, что «фундаментальное учреждение как монархия, очевидно, испытывает недостаток в мифическом основателе»2. Считая библейский исторический нарратив, рассказывающий о Давиде, идеологическим и теологическим продуктом совершенно других исторических эпох – когда Иудея была включена в персидскую империю и монархии Хасмонеев – минималисты видят основу для его формирования в великих империях древнего Востока, прежде всего в Персидской. Фигура Давида видится им уменьшенной проекцией с Кира Великого, который также в короткое время создал огромную империю и победил соседей-врагов, как Давид Голиафа. Дж. Гарбини и Т.Л. Томпсон утверждают, что нельзя рассматривать библейскую традицию как исторически надежную, если она не была подтверждена другими источниками. Поэтому, согласно их точке зрения, «реальная история Израиля начинается с фрагментов информации, которую мы имеем о династии Омри»3.

В 1993 г. археолог А. Биран обнаружил в Тель-Дане фрагменты арамейской стелы (9 в. до н.э.), где упоминается выражение Бет Давид (בית דוד), то есть дом Давида. Это выражение широко употребляется в библейских книгах Самуила и Царств, а также в ассирийских надписях. Для всех специалистов, занимающихся историографией древнего Израиля, это было неожиданным открытием. Минималисты сразу заподозрили в этих фрагментах подделку. Дж. Гарбини не согласился признать надпись подлинной, поскольку в ней часто упоминается древний Израиль и Иудея, соседи и враги государства Арам. Ф.Р. Дэвис предположил, что слова Бет Давид относятся не к династии Давида, а к неизвестному пока ближневосточному божеству – Доду (Ф. Дэвис предлагает прочтение Давид (возлюбленный), как Дод - добавлено мной – А.Г.) и группе верующих, которые поклоняются Доду в храме (бет). Однако такая интерпретация оказалась настолько надуманной и фантастичной, что сразу же была отвергнута другими исследователями, о чем мы скажем в докладе чуть ниже. Несмотря на попытки минималистов вытеснить фигуру Давида из реальной истории Израиля в мифологию или художественную литературу, влияние его личности на еврейскую историческую традицию так велико, что даже такой гиперкритик как Дж. Гарбини готов признать, что «мы не можем проигнорировать факт, что даже на предварительный взгляд, Давид был самой важной фигурой в еврейской истории»4. Минималисты в основном опираются на рассмотрение и учет социологических и экономических факторов в истории древнего Израиля. Т.Л. Томпсон считает, что на возникновение монархии повлиял именно хозяйственный фактор: «разнообразие и профессионализация сельского хозяйства, требуемые для развития товарных культур, возможно, продвинули тенденцию централизации политической власти»5.

В современной зарубежной историографии древнего Израиля существует и другая группа ученых, которые полагают, что, несмотря на почти полное отсутствие исторических фактов, подтверждающих существование древнего Израиля как государственного образования в 10 в. до н.э., Давид, тем не менее, – реальная историческая фигура. Однако он был не царем, а в лучшем случае, незначительным племенным вождем, владевшим Иерусалимом и его окрестностями, в то время обыкновенной ближневосточной «деревней», или, может быть, он был только вождем колена Иуды. К этой группе ученых можно отнести И. Финкельштейна (Израиль)6, М. Ливерани (Рим), Я.А. Соджина (Рим) и др. Данную группу можно назвать центристами, как охарактеризовал себя И. Финкельштейн в интервью главному редактору журнала Biblical Archaeological Review Г. Шанксу.

В отличие от библейских минималистов, все эти исследователи считают Давида исторической фигурой. Ян Соджин считает, что «возможно, древний Израиль и Иудея были объединены при двух царях по имени Давид и Соломон. Но мы не можем использовать библейский рассказ о Давиде непосредственно как исторический источник»7. И. Финкельштейн утверждает: «упоминание о «доме Давида» в надписи из Тель-Дана 9 в. до н.э. не оставляет сомнений, что Давид и Соломон были историческими фигурами. И есть серьезное основание признать, что многие из историй Давида в книгах Самуила, главным образом, героических рассказов и описание его жизни как предводителя военного отряда содержит подлинные исторические воспоминания»8.

Однако, признавая историческую реальность Давида, эти исследователи в той или иной степени отвергают возможность существования единого государства при Давиде и его сыне Соломоне. Марио Ливерани считает, что «царство Давида занимало только центральную и южную часть гористой местности и было маленькой политической единицей при господстве филистимлян»9. И. Финкельштейн также полагает, что «библейская история объединенной монархии не подкреплена достаточными археологическими свидетельствами. Позиции царей Давида и Соломона были не значительнее, чем положение главы племени, которое сосредоточилось в Иерусалиме, скромной деревне»10. Финкельштейн полагает, что в Иудее того времени не была распространена письменность, которая необходима для государственного состояния, население было очень малочисленным, а, кроме этого, никакие ближневосточные источники 10 в. до н.э. ничего не говорят о Давиде. Как и минималисты, И. Финкельштейн считает, что государственность в Израиль пришла с Севера (9 в. до н.э.), и создателем государства является Омри (Амврий) – один из царей Северного царства, поскольку «монархи: Салманассар III царь Ассирии, Меша царь Моава и Хазаэль царь Дамаска – все свидетельствуют, что Израиль девятого столетия был сильной державой. Библейская история о царице Аталии из династии Омридов указывает, что Омриды доминировали и в Иудейском царстве». С другой стороны, И. Фикельштейн полагает, что в 7 в. до н.э. рассказы о Давиде были сильно приукрашены, чтобы: 1. послужить идеологическим обоснованием для царя Иосии в восстановлении славы отдаленных предков, 2. в борьбе с Египтом – этим Голиафом, который контролировал бывшие ассирийские территории в Леванте, а также, 3. чтобы захватить бывшие территории Северного Царства и править всей страной и людьми из Иерусалима. Ради этого грандиозного плана иудейского царя Иосии иерусалимское священничество и придворные писцы заново «переписали» древние рассказы книг Самуила.

Третья группа исследователей считает, что Библия – это исторический источник, а Давид является основателем древнего Израиля как государственного образования. Сюда можно отнести А. Мазара (Израиль), У. Девера (США), В. Дитриха (Австрия), К. Китчена (США), А. Лемейра (Франция) и т.д. Данных исследователей можно охарактеризовать как умеренно-консервативное направление.

Выступая на конференции «Новейшие тенденции в реконструкции истории древнего Израиля», которая проходила в марте 2003 г. в г. Риме, Уильям Девер заявил, что «Библия – это исторический источник, и настало время для реального сотрудничества между библеистами и археологами»11. А немецкий исследователь В. Дитрих говорит, что «Историография никогда не является просто нейтральным описанием событий, она будет всегда включать их интерпретацию и оценку»12.

По мнению израильского археолога А. Мазара, Иерусалим не был в 10 в. до н. э. маленькой деревней, а был небольшим городом, располагавшемся при Давиде на 4 гектарах земли, но имевшем крепость, так называемую ступенчатую структуру, обнаруженную еще британским археологом К. Кеньон. Население Иудеи было в 10 в. до н.э. примерно 20 тысяч человек, но если предположительно подсчитать, сколько людей могло проживать на территориях северного Израиля и прибавить их к жителям Иудеи, то получится приблизительно 50 или даже 70 тысяч человек. Как пишет А. Мазар, «такое население можно считать достаточной демографической основой для государства у израильтян в 10-м столетии»13. Незначительное количество надписей 10 столетия до н.э. А. Мазар объясняет быстро портящимися материалами для письма: пергамен и папирус. Некоторые сохранившееся надписи на глиняной посуде и на камнях могут привести к выводу о возможности существования чиновников и профессиональных писцов в древнем Израиле в то время. Также анализируя уменьшение территории филистимского города Экрона в течение 10 в. до н.э. с двадцати до четырех гектаров, А. Мазар объясняет этот факт давлением формирующегося на востоке царства Давида. А. Мазар замечает, что «Довольно скромные и немногочисленные археологические данные, относящиеся ко времени Давида, хотя и не слишком согласуются с его образом строителя империи, тем не менее, не противоречат библейскому тексту, который не приписывает ему никакой сугубо строительной деятельности»14. А. Мазар говорит о противоречиях у исследователей-минималистов, которые, с одной стороны, принимают за историческую реальность библейские повествования книги Царей, где говорится о северной династии Омридов, а с другой – отрицают историческую ценность книг Самуила, в которых описывается время Давида. Надписи Северного царства в 9 в. до н.э. также редки, но это не мешает минималистам и И. Финкельштейну говорить о развитой государственной структуре царства Омридов. Касательно молчания древних ближневосточных источников К. Шефер-Лихтенбергер пишет следующее: «Нехватка письменных документов относительно Израиля в древних ближневосточных источниках в течение Железного века могла иметь, по крайней мере, четыре причины, каждая из которых независима от других. 1. Не было какой-либо значимой политической организации под названием Израиль в этот период. 2. Главные державы, связанные с историей Сиро-Палестины, Египет или Ассирия терпели политическую неудачу в попытке расширить свою власть в этом регионе и, следовательно, не существуют письменные рассказы об этом. 3. Не осталось данных, потому что они были, вероятно, написаны на папирусе. 4. Данные еще не найдены. По моему мнению, аргументы 2-4 достаточное объяснение молчания древнего Ближнего востока»15. Кроме надписи из Тель-Дана, учеными умеренно-консервативного направления были найдены другие ближневосточные надписи с именем Давида. Американский исследователь К. Китчен находит выражение «высоты Давида» в победной надписи египетского фараона Шешонка в храме Амона в Карнаке (Египет). Французский ученый А. Лемейр находит именование «бейт Давид» и в надписи Меши, которая была найдена еще в 1868 г., но там есть неясные места. Минималисты пытаются отрицать интерпретацию данных надписей как указывающих на историчность Давида, но не могут привести веских аргументов против, ограничиваясь идеей Ф. Дэвиса о Давиде как неизвестном ближневосточном божестве. К. Китчен полагает, что у нас нет никаких свидетельств существования подобного божества. К. Шэфер-Лихтенбергер считает, что наличие центральной власти, социальная дифференциация и рост прибавочного продукта характеризует царство Давида как раннее государство.

Таким образом, благодаря исследованиям ученых умеренно-консервативного направления, библейский исторический нарратив книг Самуила был реабилитирован после критики минималистов, отодвигающих его в область мифа, и Давид вновь предстает перед нашей мыслью и взором уникальной исторической личностью и политическим лидером с исключительным обаянием и личными способностями, благодаря которым он создал государство с военной властью, быстро растущим аппаратом чиновников и существенной территориальной экспансией.



1 Thompson L.T. Early History of the Israelite People from the Written & Archaeological Sources. Leiden, 1990. P. 89.

2 Garbini G. Myth and History in the Bible. JSOT. Sheffield Academic Press, 2003. P. 130.

3 Thompson L.T. Early History of the Israelite People from the Written & Archaeological Sources. P. 111.

4 Garbini G. Myth and History in the Bible. Sheffield Academic Press, 2003. P. 72.

5 Thompson L.T. Early History of the Israelite People from the Written & Archaeological Sources. P. 148.

6 Самой интересной и произведшей впечатление на ученый мир Запада книгой израильского археолога И. Финкельтейна, безусловно, является «Раскопанная Библия» («The Bible Unearthed. Archeology’s New Vision of Ancient Israel and the Origin of Its Sacred Texts» (2001). Кроме того, И. Финкельштейн участвует в дебатах с другими археологами, в частности, с А. Мазаром, дает интервью, имеет многочисленные публикации, то есть его точка зрения широко известна в зарубежной науке.

7 Soggin J. A. King David // Recent Trends in Reconstructing the History of Ancient Israel (Rome, Accademia Nazionale dei Lincei, March 6-7, 2003). Режим доступа: http://www.orientalisti.net/trends.htm.

8 Finkelstein I., Mazar A. The Quest for the Historical Israel. Debating Archaeology and the History of Early Israel. Edited by Brian B. Schmidt. Leiden, Boston, 2007. P. 115.

9 Liverani M. Israel’s History and the History of Israel. London, 2005. P. 94.

10 Finkelstein I., Mazar A. The Quest for the Historical Israel. P. 115.

11 Dever W.G. Histories and Non-Histories of Ancient Israel: What Archaeology Can Contribute // Recent Trends in Reconstructing the History of Ancient Israel (Rome, Accademia Nazionale dei Lincei, March 6-7, 2003). Режим доступа: http://www.orientalisti.net/trends.htm.

12 Dietrich W. The Early Monarchy in Israel: The Tenth Century B.C.E. Society of Biblical Literature, 2007. P. 109.

13 Finkelstein I., Mazar A. The Quest for the Historical Israel. P. 134.

14 Мазар А. Археология библейской земли. Т.2. Иерусалим, 1996. С. 20.

15 Schafer-Lichtenberger C. Sociological and Biblical Views of the Early State // The Origins of the Ancient Israelite States. Edited by Volkmar Fritz and Philip R. Davies. JSOT. Sheffield Academic Press, 1996. P. 79